Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты
 

Буев Владимир Викторович

Мелкорозничная торговля: исторических параллелей не ждите.

В истории Российской и Османской империй было много общего. В обеих империях гвардии (в Блистательной Порте ею являлись янычары), созданные первоначально представителями правящих династий, в отдельные периоды играли ключевую роль в конфигурациях высшей власти (и в распределении бюджетных потоков). В ходе бунтов и дворцовых переворотов гвардии свергали императоров и султанов, подчас убивая их и возводя на престол других представителей этой же династии (сохраняя, так сказать, «преемственность» и «легитимность»).

Однако были и различия. История Российской империи (впрочем, и современной России) не знает случаев, когда бы мелкий бизнес (лавочники) хотя бы одноразово продиктовал власти условия своего хозяйствования или даже трансформировал её (пусть и только внешне) с последующим «переформатированием» групп влияния…

 

Век прежний. Не у нас…

 

Летом 1651 года казна Османской империи оказалась пустой. Платить янычарам, являющимся не только военной опорой, но и социальной базой для власти, оказалось нечем. «Финансовые власти» Стамбула в лице государственного казначея по договоренности с офицерами янычар собрали все какие только можно было отыскать неполновесные деньги, отчеканенные на Белградском монетном дворе, а также все фальшивые монеты, коих в обращении расплодилось множество. Весь собранный «мусор» был выброшен на рынок (своеобразная «денежная реформа»). Лавочников столицы стали под «убедительным» предлогом (расставание с собственностью, а заодно и с жизнью – чем не «аргумент убеждения»?) склонять к обмену неполновесных и фальшивых монет на полноценные золотые «с убытком в 30% по официальному курсу». Некий более мягкий аналог того, что в более поздние времена шутливо звучало как «Товарищи-олимпийцы, если вы не привезете стране золото, я вас отправлю его добывать». Денежная «реформа» за счёт стамбульского сектора МСП прошла вроде бы успешно: с лихвой хватило и на выплаты содержания рядовым «гвардейцам», и на бонусы для их столичных начальников-офицеров. Изменение индекса потребительских цен (да еще в разрезе разных групп товаров) в те времена османскую элиту мало заботило.

Руководство гильдий недовольных лавочников обратилось с жалобами ко второму лицу государства великому визирю Мелек Ахмед-паше (который, конечно же, ничего «не знал» о творящихся в столице безобразиях). В жалобе вспомнили и всю налоговую нагрузку (четырнадцать видов других налогов), которая увеличилась в том же году. Но Мелек Ахмед обозвал просителей «неверными собаками» и отослал восвояси, не проведя даже согласительного совещания или круглого стола для выработки компромиссного и устраивающего всех варианта решения. Глас народа остался гласом вопиющего в пустыне, хотя Стамбул-Константинополь пустыней не был даже в худшие времена угасания Восточно-Римской империи (Византии).

Лавочники возмутились (пассионариев среди них хватало), стамбульский базар забурлил, начались беспорядки. Лавочники прикрыли торговлю, а их полномочные представители двинулись к резиденции самого главного религиозного начальника Османской империи – шейхульислама. Но тот, хоть и симпатизировал «бунтовщикам» из сектора МСП, попытался послать их…нет, не подальше, а снова к великому визирю (мол, не духовное это дело решать светские проблемы). Что называется, предложил пустить «по кругу». Однако аргументы разозленных предпринимателей оказались «весомей» и шейхульисламу пришлось-таки «разорвать порочный круг» и самому написать бумагу в адрес великого визиря (попытка «бегства» от просителей не удалась).

Между тем толпа то ли «бунтовщиков», то ли «смиренных ходатаев» собралась у мечети Айя София числом около 20 тысяч человек и уже не визирю, а султану Мехмеду IV пришлось согласиться принять в качестве «посредника» духовного лидера государства (в итоге принимала шейхульислама бабушка султана – именно она была главой «янычарского клана»). Мехмед отменил дополнительные сборы (налоги), оставив только включенные в более ранний свод законов султана Сулеймана I (Великолепного). Побочные результаты «революции лавочников»: великий визирь был уволен без выходного пособия, шейхульислам тоже на посту долго не задержался, бабушка султана отправлена в мир иной против своей воли, а многие рядовые янычары перешли на сторону лавочников и примкнувшего к ним «народа», часть офицеров разбежалась, другая часть – просто вырезана. Получившая в качестве компенсации за «сдачу с повинной» губернаторские посты верхушка «гвардейцев» тоже вскоре вся была перебита по приказу султана, а их имущество конфисковано (что тоже способствовало смягчению текущего бюджетного дефицита – имущества было хоть отбавляй).

Так, бунт стамбульских лавочников привел к тому, что янычарская гвардия перестала играть ключевую роль в политике Блистательной Порты, верховенство получили уже не «силовики», а другие «лоббистские группы» в лице начальников придворных слуг и бюрократии («лидером» этого клана была мать султана).

 

Век нынешний. У нас…

 

«Фанатизм», с которым несколько предыдущих лет региональные и местные власти при поддержке федерального законодательства, что называется без суда и следствия, сворачивали сектор частной мелкорозничной торговли (и «стационарки», и «нестационарки»), сегодня никого, как это было поначалу, уже не удивляет. Круг первый завершился «умиротворением поневоле»: с кем-то договорились, кого-то снесли (даже выигранные впоследствии суды вернуть бизнес были не в состоянии).

Круг первый меж тем эволюционно «наложился» на второй («пересекающиеся множества»). Сегодня страсти по мелкой торговле в условиях надвинувшегося (но пока не случившегося) финансово-экономического кризиса разгораются с новой силой. 

Даже в регионах, считающихся передовыми с точки зрения создания благоприятного предпринимательского и инвестиционного климата, как и в Датском королевстве во времена былые, тоже не все в порядке. Так, в Калужской области, по оценкам экспертов, сегодня снова идет массовый снос торговых палаток и ларьков - сборных металлических конструкций с пленкой. В 2014-2015 годах уже «выведено из оборота» или еще будет пущено «под нож» более пяти сотен объектов мелкой розницы, в том числе высокорентабельных – это ликвидация более трех тысяч рабочих мест. На суды у мелкого бизнеса или нет средств, или они, в основном, проигрываются. В 2012 году в Калуге был «свернут» так называемый «Белорусский рынок», торговые ряды без всякого предупреждения разрушены, многие недосчитались своего имущества (круг первый). А вместо обещанного ранее сквера на месте рынка чудесным образом «произросла» платная муниципальная парковка. «Белорусский» же рынок переехал на 50 метров через дорогу на территорию колхозного рынка. Впрочем, и этот рынок уже подумывают переносить, но, как говорят, «проект» еще не скорый. Набор штампов в обоснование сносов и демонтажа не оригинален для разных регионов России: не платят аренду, теневая деятельность (сокрытие налогов), криминал, антисанитария, прочие «негативные явления». Забывается при этом одно: бизнес адаптируется к той избыточной регуляторной и правоприменительной среде, которую государство же и создает. Измени среду – изменится и экономическое поведение МСП.

«Положительные практики» вообще заразительны: у калужского правительства в лице свежеиспеченного Агентства по развитию малых форм торговли и бытового обслуживания тоже в неофициальных пока планах по образу и подобию Москвы на бюджетные средства закупить у некой компании 100 торговых павильонов (изготовленных по вкусу чиновников), после чего павильоны будут то ли проданы, то ли сданы в аренду предпринимателям из мелкой розницы. «Административный рынок» в действии, кто-то очень неплохо заработает на этом вопреки реальным рыночным механизмам.

На круге первом (условно – 2011 год) Москва тоже прошла этап сноса старых и установки «ларьков-палаток-киосков» новых образцов («форма» которых была ближе сердцу московских чиновников от торговли). Что удивительно, три года назад, когда «война» с лавочниками только начиналась, предпринимателям, потерявшим прежние «ларьки и лавки», устно обещали, что новая схема размещения надолго, а новый объект, в который бизнес сделал непредвиденные вложения, уже никуда не денется (даже если будет проигран аукцион, объект будет передан следующему победителю). Обещать – не значит жениться, никакими документами эти «обещания» не фиксировались (НАТО в лице его отдельных больших представителей много лет назад, помнится, тоже «обещало» не продвигаться на Восток, но где сейчас Восток, а где НАТО). Придут новые султаны или императоры местного значения (ничто под луной не вечно, хоть и не на час) – все снова может перевернуться с ног на голову и обратно, что уже и разберешь, где верх, а где низ. А представления о прекрасном (форме и месте размещения мелкой розницы) у каждой новой команды чиновников свое собственное. Впрочем, как показывает текущий опыт, измениться все может даже при «султанах» нынешних.

Круг второй – палатки снова сносят, начинаются суды, которые при любом исходе уже мало что изменят для конкретных бизнесов. Между тем сужение каналов продаж в условиях неблагоприятной рыночной конъюнктуры – прямой путь к росту цен, теневых рынков и безработицы (пусть даже официально не зарегистрированной). В московской «нестационарке» заняты несколько десятков тысяч человек – в 2,5 раза больше, чем в 17 веке собрались у мечети Айя София во время «бунта лавочников». Поэтому предпринимательские общественные организации предлагают, устанавливая новые павильоны, хотя бы «ввести мораторий» на снос старых: больше рыночных игроков – выше конкуренция. Но нет ощущения, что глас вопиющего в пустыне будет услышан московскими властями, хотя Москва и до того, как стала Третьим Римом, и уж точно после этого пустыней тоже не была, как, впрочем, и Стамбул-Константинополь даже в худшие времена угасания Восточно-Римской империи (Византии).  

Итак, сегодня объектов мелкой розницы в Москве немногим меньше 8 тысяч. К концу апреля можно будет сносить уже 5475 киосков в связи с окончанием сроков договоров на размещение, продлять договоры желанием власти категорически не горят. Уже с 1 апреля у значительной части нестационарки «подвешенное состояние».

Взамен планируется за счет бюджета в 1,5 млрд рублей построить новые (оставив их в собственности города и затем сдавать арендаторам через механизм торгов, первую сотню которых планируется провести до начала лета, с остальными пока неясность). Чем не «вспухание» коррупциогенного рынка в учетом того, что в последнее время заговорили не просто об аукционах, а и о льготах по «арендной плате»?

Интересный московский кейс возник в сегменте киосков прессы, где «город принял единственно правильное решение» - создать собственную структуру со 100%-ным участием региона (купить в собственность новые киоски и поставить их на баланс нового «гособразования», чтобы «избавиться от изживших себя форм нестационарной торговли»), а потом – сдавать предпринимателям. По планам – это около 3 тысяч «объектов торговли прессой», сегодня идет согласование схемы размещения. И чем не «Госкорпорация по палаткам и ларькам», только не на федеральном, а на региональном уровне? Сущность – ровно та же самая. «Положительная практика» своего интересанта всегда найдет в городах и весях по всей Руси Великой, ибо лиха беда – начало.

Госсовет при президенте, куда планировалось вынести проблему с павильонами, палатками, ларьками и «прочими разными шведами» переносился несколько раз. Сначала его проведение планировалось на конец марта, потом был перенос на начало марта, затем – снова на конец. В итоге прошел 7 апреля. Но болезненная тема мелкой розницы на нем не прозвучала. Думали, как объединить МСП банк и Агентство кредитных гарантий, что малый бизнес вообще не заботит. Если в «поручениях» по итогам Госсовета темы мелкой розницы тоже «случайно» не окажется – можно будет продолжать сносить нестационарку уже без разговоров.

Впрочем, есть «соломинка» Минпромторга, который в последнее время стал выступать неким медиатором между региональной властью и предпринимателями из мелкорозничной торговли. Так, в споре с московской властью Минпромторг во многом даже поддержал московских предпринимателей.  Пусть слабой, но надеждой мелкорозничному сектору всей России могут стать «Правила организации развозной торговли», проект которых министерство недавно подготовило. Наверняка там есть какие-то подводные камни, но, на первый взгляд, документ может стать первой по-настоящему антикризисной мерой, способной простимулировать развитие каналов продаж и развития конкурентной среды в сфере торговли в новых экономических условиях (уведомительный порядок для торговли с использованием «мобильных торговых объектов»: автомобилей, автолавок, автомагазинов, тонаров, автоприцепов и т.д.). Основное в документе – либерализация мест торговли, ограничений немного, а «возможности» для местных властей для введения своих «улучшений» сведены к минимуму. Сигнал для бизнеса – надо быть расторопным и «оправдывать» известное из науки основное свойство МСП (большую в сравнении с крупным мобильность): если снесут «недвижимый объект» – купи движимый на колесах, станешь мобильней, и торгуй. Своеобразная «компенсация» за «снятую голову»[1]?

Впрочем, региональная власть может «отыграть» ситуацию для этого сегмента МСП по-другому: механизмов много – налоговый, например. Не так давно законодательное собрание Амурской области внесло в Госдуму законопроект, который предлагает вообще исключить для торговли (юрлица, ИП) возможность применения упрощенки. Между тем в структуре сектора МСП торговля занимает ключевое место. Возможные последствия понятны: помимо усложнения учета и отчетности, это возникновение НДС, налога на прибыль, налога на имущества для всех без исключения владельцев коммерческой движимости и недвижимости. Бюджеты хотят больше денег.

7 апреля в день проведения Госсовета по МСП в Москве прошел митинг представителей малого и среднего бизнеса, торгующих «под землей» (в вестибюлях метро и переходах). Акция, в которой по разным оценкам приняло участие от нескольких сотен до полутора тысяч человек, была организована Московским городским комитетом Российского профсоюза работников малого и среднего бизнеса. Заявленная цель привлечь внимание власти к «критической ситуации в сфере нестационарной торговли в подуличных переходах Московского метрополитена, связанной с планомерным уничтожением тысяч рабочих мест». Помитинговали, приняли резолюцию – разошлись.

… Никаких параллелей между лавочниками разных эпох и стран проводить не стоит. Впрочем, никто делать этого тоже не запрещает, все равно параллели бессмысленны.



[1] Снявши голову, по волосам не плачут…

 
Честная конвертация участникам ВЭД
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости