Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты
 

Володин Владимир Борисович

Город Вильнюс. Малый бизнес. Окончание.

Вильнюсский общепит в границах старого города поражает воображение количеством кафе, пивных и винных баров, столовых под разнообразными названиями. По некоторым узким улочкам, где не ходит никакой транспорт, сложно пройти: два, а то и три небольших кафе, расположенных рядом, перегораживают своими столиками и тротуар, и мостовую. Два – три столика в маленьком помещении и столько же на улице – самое обычное явление. В одном месте я видел даже один придвинутый вплотную к стене заведения уличный столик с двумя стульями, на которых сидели две пожилые женщины. Третий стул уже явно не уместился бы на тротуаре, а по Вильнюсской улице в этом месте автотранспорт как раз ходит.

Хозяин нашей квартиры посоветовал, если мы хотим обедать в недорогом месте, столовую (официально – кафе-чебуречную) в трёхстах метрах от вокзала и пяти минутах ходьбы от нашего дома.

Расположившееся в помещении, где в советские времена были кассы предварительной продажи билетов, заведение было действительно недорогим. Мы, как ни старались, не смогли ни разу вдвоём наесть на 10 евро. При этом готовили здесь очень прилично, а объем порций поражал воображение.

Народ в кафе был всегда. Побольше, поменьше, но мы не видели, чтобы оно пустовало.

Кафе содержит супружеская пара, лет девять назад перебравшаяся в Вильнюс из Калининграда, где содержала примерно такое же кафе. Официально хозяйкой считается жена, но работают они с мужем посменно, сменяя друг друга за стойкой и, соответственно, выполняя по очереди необходимые обязанности за стенами кафе.

Калининградские дни супруг вспоминает с сожалением: налоги были маленькие, работалось хорошо. Но потом всё испортилось: налоги начали потихоньку расти, замучили проверки и придирки: однажды их проверили 15 раз в месяц (видимо, результат конкуренции по-российски). И они перебрались в Литву.

«Налоги здесь, конечно, выше, чем в Калининграде десять лет назад, - говорит супруг. – Платим процент с суммы чеков кассового аппарата». Какой именно процент, он не сказал: подошли новые посетители, надо было их обслуживать.

Здесь надо сделать небольшое отступление. Понятно, что предприниматели не горели желанием называть неизвестно откуда взявшемуся человеку без каких-либо пресс-карточек, начинавшему разговор с признания, что он из Москвы, цифры, рассказывающие об их бизнесе. К тому же, будем честными, своими вопросами я мешал им работать.  

Но вопрос о проверках, переждав наплыв клиентов, я всё же задал, тем более, что уже слышал замечание по поводу проверок в Калининграде. В Вильнюсе им живётся куда спокойнее. Раз в два года (если нет жалоб) кафе проверяет Ветеринарная служба (местный аналог нашей СЭС). Ежегодно приходят пожарные, предупреждающие о своём визите минимум за три дня. Им, оказывается нужно, чтобы всё было в порядке, а если есть мелкие недочёты, чтобы владельцы кафе могли их устранить.

Но самой потрясающей оказалась история отношений кафе с налоговой службой. За восемь лет налоговики приезжали сюда один раз, где-то в начале деятельности заведения. Дело в том, что через интернет налоговая служба контролирует счета хозяев кафе. Если к ним нет вопросов, никто не приезжает с проверками. Появятся вопросы – проверят немедленно.

О том, что налоговая служба может в конце установленного срока сама списать налог со счета фирмы, я узнал позже и вопрос об этом, разумеется, не задал.

Зато я, конечно, спросил о неофициальных выплатах. Меня сначала не поняли, но, видимо вспомнили старый калининградский опыт. «Нет, здесь такого нет: мы ведь общепит, а не игорный бизнес. Это там крутятся большие деньги, и о них разное рассказывают. Нас не трогают, лишь бы всё было в порядке».

Последним моим собеседником был хозяин сданной нам квартиры. Вообще-то он, как говорят у нас, государственный служащий, работающий в сфере социального обслуживания населения. Но относится к тем самым 52% граждан, которые по данным социальных исследований занимаются подработкой. Он – владелец двух сдаваемых квартир, однокомнатной, которую снимали мы, и двухкомнатной где-то неподалёку. Разумеется, работает совершенно официально. Именно от него я узнал, что личный кабинет предпринимателя на сайте налоговой службы подключается к его банковскому счету, и налоговики сами списывают сумму налога.

Это ему даже нравится: раньше нужно было самому ходить и оформлять всё в налоговой службе, теперь он со своего компьютера заполняет в личном кабинете форму, с какого по какое число у него снимают квартиру.  Остальное происходит автоматически. 

Надо сказать, что конкуренция на рынке сдаваемого жилья в Вильнюсе очень серьёзная. В 250-ти метрах от вокзала, у входа в полуподвал вы видите вывеску, причём на русском языке, что здесь редкость: хостел, койка на ночь за 350 рублей. Видимо, хозяева хостела хорошо знают, на какой контингент гостей им надо рассчитывать.

Збигнев (так зовут нашего хозяина) сдаёт однокомнатную квартиру-студию (так помещение обозначено на сайте  Аirbnb) где-то за 30 евро в сутки (я не знаю, какую сумму берет с него за свои услуги Аirbnb). Дом старый (век, наверное, XVIII), квартира явно переделана из большой комнаты. Дом находится прекрасном тихом месте – в 50 метрах за крепостной стеной XVI века, окружавшей старый город. Тем не менее, постояльцы приезжают не всё время, бывают и перерывы. По словам хозяина, в основном у него останавливаются поляки и россияне. Значительную часть гостей составляют люди, приехавшие по рекомендации прошлых постояльцев.

Оформить свой бизнес, по словам Збигнева, было очень просто, хотя ему и пришлось пройти для этого курсы оказания первой медицинской помощи. Теперь, по его словам, такого условия уже нет. Проверок тоже практически нет, хотя их обещают ввести.

Конкуренты – не только крупные фирмы, сдающие апартаменты в старом городе, гостиницы и хостелы, но, как я понял, в первую очередь, люди, занимающиеся этим бизнесом нелегально. Збигнев уверяет, что таких много. Хотя сумма, которую снимает у него со счёта налоговая служба, в среднем 50 евро в месяц.

Ситуацию с малым бизнесом в Вильнюсе, разумеется, нельзя оценивать по кратким беседам с несколькими людьми. Но можно отметить, что в той же Москве никогда ещё пять предпринимателей подряд не говорили мне (а я взял за последние 15 лет сотни интервью), что они могут спокойно работать полностью законно, не платя никаких неофициальных поборов. И о том, чтобы налоговая инспекция не трогала самую обычную фирмочку несколько лет, поскольку нет претензий к её счетам и отчётам, я почему-то тоже не слышал. Хотя и в Вильнюсе те же самые люди, утверждающие, что с ними ничего подобного не случалось, не готовы гарантировать, что это не случается с кем-нибудь вообще.

Между прочим, здесь нет ни такого количества чиновников, занимающихся поддержкой малого бизнеса, ни такого количества программ, посвящённых этой поддержке. 

 
Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости