Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты
 

Симачев Юрий Вячеславович

Юрий Симачев, директор по экономической политике НИУ ВШЭ. Что год грядущий нам готовит. Часть первая.

Конец года – традиционное время для подведения итогов и прогнозов на ближайшее будущее. Поделиться своим мнением о том, чего мы достигли, что нас ожидает и что необходимо сделать, чтобы дела в российской экономике улучшались, мы попросили Юрия Вячеславовича Симачёва.

 

- Юрий Вячеславович, у нас в разгаре декабрь месяц. Активно началось подведение итогов года завершающегося и прогнозирование на год, который скоро начнётся. Так 5 декабря Центр развития НИУ ВШЭ опубликовал консенсус-прогноз, составленный на основе опроса как российских, так и зарубежных экспертов. Это прогноз того, что будет с российской экономикой до 2025 года.

Прогноз, по-моему, малоутешительный: ВВП будет расти на 1,7 – 1,8 процента, только в 2025 году он может достигнуть 2,1% (но что ещё там будет в 2025 году). Индекс потребительских цен будет расти на 3,8 – 3,9%. Ключевая ставка Банка России будет где-то 6%. Курс доллара 66,5 рубля, цена нефти Urals – порядка 62 – 63 долларов за баррель.

И этот прогноз практически совпал не только с прогнозами Минэкономразвития и ЦБ, но и с прогнозом МВФ.

Мне кажется, что прирост 1,7 – 1,8% для страны, находящейся в нашем положении – это стагнация. К чему мы тогда идём? Как Вы считаете?

- Во-первых, я согласен с тем, что в ближайший год нам сложно надеяться на более высокие темпы роста. При этом я должен сказать (и это говорю не только я, но и многие эксперты), что России нужны темпы роста в районе минимум 3% в год. Даже 2% в год – это уже не то.

- Что значит «не то»?

- Когда нет нормальных темпов роста, то мы, во-первых, начинаем проигрывать геополитически и пропускаем вперёд другие страны. Во-вторых, у нас просто нет ресурсов для того, чтобы тратить их на некоторые стратегические задачи. Это – известная проблема: в принципе средства есть, но многие направления не очень эффективны, а политически сложно эти ресурсы перераспределить. Поэтому на какие-то новые задачи средства всё время приходится брать от приростов, связанных с экономическим ростом.

Конечно, 1,7% роста – это не стагнация (для стагнации есть своё определение), это – нормальный умеренный рост. Просто для решения стратегических задач, которые стоят перед нами, он действительно нас совершенно не устраивает. В этом смысле прогнозируемый показатель очень низкий. И принципиальная проблема – это, конечно же, создание среды, благоприятной для притока инвестиций, поскольку без инвестиций в экономике не может быть нормального устойчивого роста.

А инвестиции сейчас в существенной мере бизнесом отложены: бизнес ждёт, когда государство, наконец , определиться, что оно будет делать, а что не будет. Как будет выстроено регулирование в инвестиционной сфере. И достаточно крупные ресурсы большого бизнеса связаны этой неопределённостью государственной политики. А ресурсы небольшого бизнеса, предпринимательства всегда были и сейчас остаются связанными неблагоприятным предпринимательским климатом.

Вот такая схема. Кроме того, на неё накладывается серьёзная проблема, связанная с тем, что мы должны не просто расти, но расти одновременно с приростом производительности труда. Ведь не секрет: у нас сложилось некоторое состояние, при котором почти уже негде брать то, что называется «человеческий капитал», проще говоря, людей. И в этом смысле людей надо использовать более результативно, более эффективно, особенно – высококвалифицированных. И с производительностью труда тоже нет каких-то особых позитивных изменений, поскольку они, как показывают наши исследования, напрямую связаны с инвестициями, с повышением квалификации персонала, а это – опять же инвестиции в человеческий капитал.

То есть мы всюду натыкаемся на проблему инвестиций: в человеческий ли капитал, или в оборудование. Плюс к этому использование цифровых технологий, плюс гораздо производительнее всегда экспортёры, поскольку они работают в среде со значительной конкуренцией с зарубежными компаниями, где, помимо этого, есть множество каналов для обучения, для передачи лучших практик и разнообразных технологических знаний. Вот такая получается история.

- Юрий Вячеславович, вот Вы заговорили о человеческом капитале. Скажем прямо, это сейчас очень модная тема. Я, например, постоянно слышу и читаю о том, что необходимо вкладываться в человеческий капитал.

- Совершенно верно. Вопрос только в том, как вкладываться.

- Вот именно!

- Простое механистичное наращивание вложений может, на самом деле, приводить и к размножению неэффективности. Вы ведь сами знаете, что уровень образования у нас разный, и результативность деятельности университетов, мягко говоря, разная. Поэтому, с одной стороны, если всем давать много денег, то там, где эта деятельность неэффективна, она будет неэффективной в ещё больших масштабах. Причем сказываться это более всего будет на людях, которых эти университеты готовят, и проявляться в их профессиональных качествах.

С другой стороны, брать и стягивать эти ресурсы на несколько центральных университетов, это тоже принципиально неверно, Университет является базовым институтом для развития территории, для развития региона. Это – очень важная среда и для развития предпринимательства, и для развития отношений с бизнесом, как образовательных, так и научно-инновационных связей. Нельзя в регионах без университетов обойтись – это неправильно.

- Это понятно.

- Разумеется. И отсутствие университета ведь сразу резко ухудшает и социальную среду. Вот и возникает очень непростой вопрос: как, с одной стороны, расширять инвестиции в образовательную среду, но при этом повышать эффективность и результативность этих инвестиций.

Понятно, что здесь всегда есть определённая задержка, определённое торможение, поскольку даже на уровне лучших университетов всегда возникает общая проблема. Ведь сейчас ускоряется процесс технологических изменений, а это значит, что и бизнес, и университеты оказываются перед вызовом, чему и как учить, чтобы человек не оказывался в ситуации, когда, только выйдя из университетских стен, он должен немедленно и срочно переучиваться. А это означает, что надо искать какие-то другие модели, другие акценты в образовании, другие схемы взаимодействия с бизнесом в рамках образовательных дисциплин.

Вопрос очень непростой. Деньги, безусловно, нужны, но не менее важен аспект, как их использовать.

 

Продолжение следует.

 

Беседовал Владимир Володин.

 
Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости