Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты
 

Чепуренко Александр Юльевич

Как сформировать принципы политики в отношении малого бизнеса

Ситуация в российской экономике сильно напоминает рецессию — если не является таковой. Приходится ожидать мер кризисной экономии в крупном бизнесе и, возможно, в бюджетном секторе — вроде сокращения прироста зарплат, а затем не исключено, и сокращения занятости.


В этой ситуации государство не может не вспомнить о малом бизнесе, включая микро- и индивидуальное предпринимательство. В последние годы власти фактически загнали малый бизнес под плинтус чередой плохо продуманных фискальных мер. Но сейчас о нем, похоже, опять вспомнили: принято решение о создании Агентства кредитных гарантий для малого и среднего предпринимательства (МСП), ограничено число документов для получения разрешения на строительство, создается единый реестр плановых и внеплановых проверок предпринимателей — и это только из новостей только последнего месяца.


Наряду с этим наблюдается некоторый всплеск интереса к зарубежному опыту. В частности, по инициативе «Опоры России» проанализирован опыт ряда стран в области содействия МСП, на основании чего председатель попечительского совета «Опоры России» Сергей Борисов высказал свое мнение о том, какие лучшие практики необходимо развивать в России. Но являются ли озвученные им 10 принципов, в самом деле «лучшими» и насколько подходят они для наших специфических условий? По порядку.

  • Финансовая поддержка приоритетным видам бизнеса. Дьявол, как известно, коренится в деталях. Кто станет определять эти приоритетные виды? Госчиновники? Но это мы уже проходили в начале 1990-х гг. и знаем: если рынок не востребует какого-либо приоритетного бизнеса, то вливание в него госсубсидий ничего не даст.
  • Безработный — потенциальный предприниматель. Конечно, в отношении некоторых (а в слаборазвитых странах в отношении многих) это утверждение справедливо. Но жизнеспособность бизнеса, создаваемого вынужденно, крайне низка. А потому для развитых экономик справедливость данного принципа, как минимум, весьма дискуссионна.
  • Приоритет бизнес-инкубаторам. Там, где есть сильные в технологическом отношении вузы, где сформировалась экосистема, включающая в себя бизнес-ангелов, венчурную индустрию, спрос со стороны крупных компаний на новые продукты и услуги со стороны стартапов, развитие бизнес-инкубаторов может дать результаты. Но много ли в России таких регионов?
  • Краудфандинг доказал свою эффективность. Краудфандинг — весьма эффективное средство, но для своего развития он требует высокого уровня доверия в обществе. Полагаю, после разных МММ и прочих финансовых пирамид в России оно не так высоко, да и доля зажиточного среднего класса — в разы ниже, чем в тех странах, где модель краудфандинга может работать.
  • Венчурное финансирование развивается там, где не жалеют денег на НИОКР. Верно, но в России их как раз жалеют — как крупный бизнес, так и государство. Во всяком случае, об этом говорят данные доступной статистики (как по доле финансирования исследований в ВВП, так и по размерам исследовательских бюджетов «крупняка»).
  • Механизм «одного окна» реально работает. Эффективное функционирование одного окна предполагает готовность структур исполнительной власти к сотрудничеству, которое может существовать при формировании состава правительства на основе победившей партии/партий, у нас же — правительство технократов-специалистов, что предполагает постоянные споры и разборки между ними. «Одно окно» постараются законопатить.
  • Нишевые программы стимулирования предпринимательства. Имеется в виду создание специальных программ поддержки бизнеса в удаленных районах и т. п. С важностью учета особенностей развития предпринимательства и поддерживающей его инфраструктуры нельзя не согласиться. Иначе региональные программы содействия бизнесу по-прежнему будут похожи, как близнецы-братья — при совершенно разных условиях для их реализации.
  • Бизнес-омбудсмен не только защищает, но и стимулирует. Вообще говоря, в большинстве стран (помимо США и Австралии) защищают интересы предпринимателей профильные госструктуры и ассоциации бизнеса, а не бизнес-омбудсмен. Передача полномочий в области стимулирования малого бизнеса омбудсмену в условиях разделения властей — весьма сомнительная новация. Пусть уж исполнительная власть стимулирует, а бизнес-омбудсмен – контролирует и выступает в роли прокурора!
  • Доступные кредиты. Можно сколь угодно долго повторять эту мантру, но кредиты могут быть доступными только в растущей экономике с низкими рисками и достаточными объемами ликвидности. Для всякого, кто знаком с реалиями, очевидно, что это не про нас. Пока — во всяком случае.
  • Поддержка исследовательской инфраструктуры. Это вопрос о состыковке научной политики и политики в области поддержки предпринимательства. Все 20 с лишним лет в России они существуют в параллельном пространстве. И понятно, почему: нет сильного субъекта, заинтересованного в их синхронизации — настоящей венчурной индустрии. И до тех пор, пока такой субъект не возникнет, данный принцип так и будет оставаться лозунгом.


А какие же принципы, зарекомендовавшие себя за рубежом и учитывающие наши реалии, могли бы быть положены в основу новой модели политики в отношении предпринимательства? В нашем понимании, принципы «умной» политики в отношении МСП заключаются в следующем:

  1.  
  1. Всем — равные недискриминационные условия доступа на рынок и сокращение административных барьеров, группам потенциального роста — содействие в решении их специфических проблем (инновационные стартапы, растущий средний бизнес).
  2. Разным типам территорий — разные «наборы» мер поддержки МСП, исходя из потенциала, наличия институтов и готовности администраций и бизнеса на местах к сотрудничеству.
  3. Поддерживать МСП не создавая все новые госструктуры, а опираясь на бизнес-ассоциации, СРО и потенциальных инвесторов (бизнес-ангелов, венчурных капиталистов).
  4. Лучшая политика по созданию квалифицированных рабочих мест — содействие формированию кластеров МСП вокруг «газелей»*.
  5. Уйти от конфликта интересов: один и тот же государственный орган не может заниматься разработкой принципов, отвечать за выполнение и проводить мониторинг и оценку эффективности политики, — ни на федеральном, ни на региональном уровнях.
  6. Учитывать чужой опыт, но жить своим умом: институциональные условия, традиции и возможности всегда индивидуальны.


*Газели — МСП, которые развиваются быстро (не менее 30% роста в год) и устойчиво (не менее 5 лет подряд).



Источник: http://hbr-russia.ru/biznes-i-obshchestvo/obshchestvennye-instituty/p13800/#ixzz32REg3mOg
 
Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости