Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Чисто советская история

Владимир Шахтин, Генеральный директор и один из основных акционеров шахты "Западная" Печерского угольного бассейна проходит в качестве обвиняемого по делу об "уклонении от уплаты налогов иным способом". Также ему инкриминируются присвоения и растрата. Последние деяния, если верить материалам обвинения, он должен был начать еще в четырехлетнем возрасте (последнее обстоятельство, правда, в обвинительном заключении не указано, но на него вынужден был обратить внимание адвокат Шахтина).
На самой шахте по иску основного конкурента - ОАО "Интауголь" проводится процедура банкротства с назначением временного (за три месяца, прошедших с момента сверхсрочного рассмотрения упомянутого иска в местном арбитражном суде, их сменилось трое), а затем и внешнего управляющего. Более того, был поставлен вопрос об отзыве лицензии на разведку и добычу у ОАО "Марганец Коми", принадлежащем шахте "Западная".
Независимые юристы, проводившие экспертизу выдвинутых обвинений, констатируют, что все дело высосано из пальца. Увы, палец этот в Республике Коми руководящий.


"Неблагодарный" спаситель

Мы не будем рассказывать историю Владимира Шахтина с самого начала, с 73-го года, когда москвич, выпускник Горного института приехал работать в Инту. Скажем только, что за пятнадцать лет он прошел все ступени служебного роста от горного мастера до Генерального директора шахты "Западная", входящей по горнотехническим показателям в первую десятку предприятий по подземной добыче угля в России, и еще девять лет ею руководил. Начнем именно с 97-го, когда на авторитетного, энергичного и делового директора обратило особое внимание руководство Республики Коми.
Именно тогда Шахтину, гендиректору и владельцу блокирующего пакета акций "Западной", было предложено приобрести контрольный пакет дышащего на ладан ОАО "Марганец Коми" (владельцем акций становилась, разумеется, шахта "Западная"). Владимир Ильич согласился. Все сделки по приобретению пакета акций проходили при содействии работников администрации Президента Республики Коми и даже в помещении самой администрации, столь велика была заинтересованность, чтобы деловой и энергичный хозяйственник взял в управление гибнущее предприятие.
Надо сказать, что выбор нового хозяина был абсолютно верен: Шахтин и его команда нашли инвесторов, наладили производство и сбыт. Вскоре стало ясно, что "Марганец Коми" может не просто устоять, но в будущем стать очень прибыльным. Тут-то начались совсем другие игры. Но мы забегаем вперед. Пока что Владимир Ильич Шахтин еще очень нужен руководству республики.
В том же 97-м в Республике Коми должны были пройти выборы Президента. Юрий Спиридонов, бывший секретарь обкома и первый президент, разумеется, хотел сохранить этот пост. Но Коми - республика маленькая, голоса на счету, а в Инте - шахтерские забастовки (Может быть, помните, уважаемый читатель, "горячее" лето 97-го?). В Инте, кроме шахты "Западная", есть еще ОАО "Интауголь", по сути, госпредприятие, включающее три шахты (две из них бесперспективны давно и безнадежно, их можно только закрыть), горно-обогатительные предприятия, заводы по ремонту горнодобывающей техники. Это уже не две тысячи работающих на "Западной", а шесть с половиной. И Шахтину было предложено возглавить ОАО "Интауголь", на что он и согласился.
Понимал ли Владимир Ильич, что это назначение - не просто карьерный рост, но и некий политический договор? Судя по результатам голосования на президентских выборах в Инте, где Юрий Спиридонов получил подавляющее большинство голосов, понимал. Но чего-то, видимо, Шахтин недопонял, или не захотел понимать. Правда, это выяснилось лишь тогда, когда новый руководитель начал наводить порядок в "Интаугле", выдворяя тех, кого считал лишними или не заслуживающими доверия, и сокращая явно непроизводственные расходы. При этом работники, не внушавшие новому руководителю доверия, сразу же оказывались в республиканских структурах, а расходы, казавшиеся ему лишними, были просто необходимы республиканским чиновникам.
Уже в конце 97-го в "Интауголь" нагрянули проверки. Было возбуждено уголовное дело о "рельсовой войне", которую шахтеры вели весной. К Шахтину эти события прямого отношения не имели, но "куда дует ветер" становилось ясно. К лету 98-го Владимир Ильич понял, что из "Интаугля" пора уходить. В июле Совет директоров ОАО одновременно одобрил план дальнейшего развития "Интаугля", предложенный Шахтиным, и принял его заявление об отставке. Бывший гендиректор уехал в отпуск в родную Москву. Казалось бы, все закончилось. Но еще 22 июня 98-го прокуратура Республики Коми возбудила уголовное дело против "Интаугля", и в нашей истории впервые появился следователь по особо важным делам местной прокуратуры Николай Рудольфович Браун. Это имя читателю придется запомнить.


"Иной способ" и "ЯБЛОКО раздора"

Травля Шахтина началась, видимо, для многих неожиданно. Он не вернулся еще из Москвы, когда следователь Браун в интервью местному радио выдвинул против него обвинения, а затем две местные газеты напечатали одну и ту же статью против бывшего гендиректора "Интаугля". Первым его шагом по возвращении в Инту была подача иска о защите чести, достоинства и деловой репутации.

sovstory2.jpgОбратимся к той самой статье: А. Голосов "Прокурорская бригада выдала на-гора более 40 томов уголовного дела по "Интауглю" - в ней много интересного.
Я не буду ставить под сомнение тот факт, что за полтора месяца (А. Голосов ссылается на выступление Н.Брауна по местному радио 17 августа) следственная бригада сумела скрупулезно провести оперативно-следственные мероприятия в Москве, Марий Эл, Чувашии, Нижегородской, Ивановской, Ярославской и Волгоградской областях. Хотя речь идет о взаимоотношениях "Интаугля" с потребителями, причем через посредников. Более того, если верить статье, в Нижний Новгород, например, "Никто даже не написал, что именно "Интауголь" направил посредника. Тот явился сам по себе, как бы ниоткуда". И, разобравшись по-быстренькому в хитросплетениях марок угля и цен на них, в посредниках, втиснувшихся между производителем и потребителем, в банковских счетах, которых, если верить статье, немало, бригада следователей выдает на-гора более 40 томов уголовного дела, из которых следует, что "главный злодей" - В. И. Шахтин, руководивший "Интауглем" всего год. Но в той же самой статье были обнародованы и сведения, которые будут потом встречаться в доброй половине депутатских запросов (а если бы депутаты Госдумы из фракции ЯБЛОКО не написали бы десятки запросов в различные инстанции, Владимир Шахтин мог уже спокойно сидеть на нарах в какой-либо колонии): "Средства для командировочных и иных расходов группе были выделены Главой РК Ю. Спиридоновым специальным распоряжением". Неплохое признание?
Правда, сам Николай Браун в интервью местному радио был еще более откровенен: "Денег у нас нет в прокуратуре, как вы знаете, все мы бедные. Глава Республики Коми сам практически заинтересован в исходе этого дела. Он очень сильно нам помог, выделил большущие денежные средства для того, чтобы дело было успешно расследовано. Я думаю, что мы оправдаем доверие Главы Республики".
И доверие главы республики (уж извините, уважаемый читатель, но, поскольку живу не в Республике Коми, пишу по правилам русской орфографии и главу, и слово "республика", когда оно не является именем собственным, с маленькой буквы) Николай Браун оправдал в полном объеме.
Уже в статье А. Голосова выражалось сомнение, что дело дойдет до суда. Хотя автор к этому и призывал, но очень сомневался, что в действиях Шахтина найдут состав преступления. Следователь Браун такой состав нашел и достаточно просто. В одном из интервью местному радио он доступно объясняет:
- У нас были статьи 199 и 198 "Уклонение от уплаты налогов, 199 - организаций, 198 - физических лиц. Работника мы не можем обвинить в неуплате налога, у него есть бухгалтер, который обязан с него удерживать налоги в полном размере. Предприятие говорит, что не может выплатить налоги, пока не закрыло полностью зарплату работнику. Госналогинспекция заявляет, что тут нет состава преступления. Его тут и не было до выхода статьи 199 в новой редакции (от 27 июня 1998 года), где указывается: "либо уклонение иным способом". Поэтому Пленум Верховного Суда РФ 4 июля 1997 года фактически продублировал статью 199 в старой редакции до выхода новой статьи и на основании этого сделал заключение, что к ответственности по статье 199 УК могут быть привлечены руководитель и бухгалтер организаций за заведомо ложное искажение данных о доходах и расходах. Бухгалтер и руководитель говорят: мы ничего не исказили - мы должники. Но теперь другое дело... Следователь - главная фигура в этом случае. Вся сложность в том, что следователь единственный, кто отвечает за правильность применения Закона...
Я опять прошу извинения у читателя, на этот раз за столь долгое цитирование столь корявого текста (лично мне пришлось ознакомиться с целым рядом образцов словесных перлов Николая Рудольфовича, включая письмо в суд, где он "извеняется"). Однако без этой длинной цитаты непонятно, что вообще инкриминировалось Владимиру Шахтину. "Иной способ" уклонения от налогов стал поистине универсальной находкой следователя Брауна. И хотя пленум Верховного Суда специально для него и ему подобных дал разъяснение, что значит разъяснение какого-то Верховного Суда по сравнению с заинтересованностью главы республики.
Более того, сначала кроме уклонения от налогов Шахтину вменялись мошенничество и злоупотребления служебным положением, отпавшие в итоге как совсем уж недоказуемые. Вместо этого появилось обвинение в присвоении и растрате. Присвоил и растратил, по мнению следствия, гендиректор в основном средства, уходившие на социальную сферу: на мебель для столовой, на дом культуры и базу отдыха. При этом в сумму присвоенных денег следователь ничтоже сумняшись внес балансовую стоимость объектов, построенных еще в начале 50-х, когда обвиняемый ходил в московский детский сад и не подозревал о существовании города Инта.
Три различных эксперта: зав. кафедрой уголовного права юрфака МГУ, юротдел Центра деловой информации и адвокатское бюро "Добровинский и партнеры" независимо друг от друга изучили дело Шахтина. Все три пришли к одному и тому же выводу: никакого состава преступления в деле нет. Но то юристы, а то следователь Браун:
- ...Как понять, в законе нет такой вещи. Законодатель еще не сообразил, что это такое. А это умышленное уклонение от реального налога...
Это тоже из его интервью. Не сообразил законодатель, какой издать закон, чтобы сажать за решетку всех, неугодных местному начальству. Бывает. Но, поскольку "следователь - главная фигура в этом случае", их посадят все равно.

sovstory6.jpgИ, возможно, Владимир Ильич Шахтин уже пребывал бы сейчас в "местах не столь отдаленных", если бы не обратился за помощью в комиссию по предпринимательству при объединении ЯБЛОКО. Не буду обольщать Вас, уважаемый читатель, несбыточными надеждами: когда я пишу эти строки, в Инте идет суд по делу Шахтина, хотя довести дело до него оказалось куда сложнее, чем предполагали Юрий Спиридонов и Николай Браун. Два года пришлось попотеть, продавливая дело в Коми и отбиваясь от Москвы.
Десятки депутатских запросов отправили в различные инстанции депутаты Госдумы РФ Сергей Вадимович Степашин, Вячеслав Владимирович Игрунов, Валерий Сергеевич Останин и Сергей Сергеевич Митрохин. Они протестовали против незаконных обвинений, сомнительного интереса в этом деле главы республики, наплевательского отношения к ходатайствам обвиняемого и его адвоката и многих других нарушений. Десятки отписок получили они из разных учреждений от разных чиновников, как, например, эту:
- Уважаемый Вячеслав Владимирович!
Ваши заявления... по поручению Руководителя Администрации Главы Республики Коми... рассмотрены.
1.По поводу выступления Главы Республики Коми 28 июля 2000г. В 19.10 в передаче "Панорама Республики" Гостелерадиокомпании "Коми Гор", где прозвучали слова: "жулье", "украли, заворовались" и другие, сообщаю, что подробные разъяснения по этому выступлению Вам даны Руководителем Администрации Главы Республики Коми Коробовым В.И.
2. Дополнительно поясняю, что исходя из анализа экономической ситуации и оперативной обстановки в Республике Коми Глава Республики вправе и обязан давать рекомендации правоохранительным органам об активизации их деятельности по декриминализации отдельных отраслей экономики, но без вмешательства в вопросы оперативно-розыскной и следственной деятельности, что им было и сделано в ходе вышеупомянутого выступления.
Отвлечемся от изысков канцелярского стиля заместителя главы Республики Коми Е.Трофимова. Юрий Спиридонов в показанном по телевидению отрывке из выступления перед прокурорскими работниками заявил, что шахта "Западная" заворовалась, что у республики своровали годовой бюджет, что жулье жирует, а все молчат. Упомянутый в процитированном письме г-н Коробов в своем ответе депутату Госдумы Игрунову уверял, что выступление было "без конкретизации в отношении каких-либо шахт". Депутат еще раз просмотрел видеозапись телепрограммы и г-ну Коробову не поверил.
Правда, чего требовать от чиновников из Сыктывкара, когда Генеральный прокурор Российской Федерации господин Устинов, отвечая на запрос депутата Останина (в прошлом сотрудника РУБОП), уверяет, что материалами следствия неоспоримо доказаны хищения на сумму... Далее следует та самая гигантская сумма, которую смог бы похитить Владимир Ильич Шахтин у родного государства, правительства Республики Коми и всех прочих действующих лиц этой истории, начни он свою преступную деятельность четырехлетним ребенком.
Но бог с ним, с ответом генпрокурора. Ситуация заключалась в том, что сразу после выступления Спиридонова прокуратура стремительно закончила тянувшееся, несмотря на первоначальную прыть, два года расследование и передала дело в суд.
Однако почему, несмотря на депутатские запросы и даже вмешательство аппарата представителя президента в Северо - Западном федеральном округе, руководство Республики Коми так упорно добивалось своего? В чем же был так заинтересован глава республики?


Дети капитана Флинта

Кроме шахты "Западная" в Республике Коми есть еще шахта "Воргашорская", прославившаяся на всю страну отчаянными забастовками, когда ее коллектив отстаивал свои права, и два ОАО с преобладанием госконтроля: "Воркутауголь" и "Интауголь". С "Воргашорской" ясно все: здесь хозяева - акционеры, и лезть к ним опасно (пока во всяком случае). На "Западной" контрольного пакета акций нет ни у кого. Основной собственник - трудовой коллектив, блокирующий пакет у Владимира Шахтина и всего 19% акций у "Интаугля", представляющего интересы руководства республики.
Когда "дело Шахтина" уже было запущено вовсю, председатель профкома шахты Сергей Ворошилов в статье, опубликованной в интинской газете "Новый Канал", связал происходящее с "разговорами о создании единой компании, с учетом вхождения туда "Западной" и спросил: "Где, в какой компании нас ждут, на каких условиях, и нужен ли им двухтысячный коллектив со всеми его проблемами? А, может, вопрос в том, что кому-то нужен наш уголь?".
Союз "Интаугля" и Владимира Шахтина мог бы решить вопрос о слиянии объединения с шахтой "Западная". Может быть, именно отсутствие взаимопонимания в этом вопросе привело к столь скорым и радикальным действиям прокуратуры? Ведь кроме основного дела было возбуждено еще одно - о незаконности приобретения Шахтиным его пакета акций. Дело слушалось в двух судебных инстанциях и в обеих благополучно провалилось.
Кроме того, нам придется вспомнить о "Марганце Коми". Попав в руки новых хозяев, он начал давать, нет, не прибыль, но надежду на нее. Шахтин нашел инвесторов, которым, правда, еще надо отдавать долги, запустил рудник и начал строить к нему автодорогу (пока вывоз продукции возможен только по зимнику или по воздуху). Сразу выяснилось, что при нормальном руководстве, организации работ и сбыта можно как успешно добывать марганцевые руды, так и успешно их продавать. И тут же республиканские власти начали навязывать "Западной" нового партнера, которому нужно было уступить немалый пакет акций. Некая фирма, зарегистрированная на Урале, предлагала свой план развития ОАО "Марганец Коми", в котором, кстати, никто не нуждался. Именно в качестве оплаты за этот выдающийся документ Шахтин и должен был отдать пакет акций плюс солидную сумму в долларах. Его упорство привело к попытке отзыва лицензии "Марганца Коми" на разработку и добычу. Хотя, говорят, сейчас называется уже другой претендент на лакомый рудник.
Но зачем отбирать один "Марганец Коми", когда можно взять все? Ведь у шахты есть, например, еще и санаторий в Сочи. И вот в августе 2000-го ОАО "Интауголь" подает в арбитражный суд заявление о признании "Западной" банкротом. Суд решает дело с поразительной быстротой, разумеется, в пользу истца. Никакие доводы ответчика во внимание не принимались (прими-ка их во внимание - о каком банкротстве тогда речь).
За три месяца один за другим были назначены три временных управляющих. Лишь последний из них - Михаил Дьяконов, руководитель территориального агентства Федеральной службы финансового оздоровления по Республике Коми (как Вам, уважаемый читатель, - чиновник такого ранга и, по закону, федерального подчинение становится управляющим шахтой - банкротом), стал в итоге внешним управляющим. Но всех троих отличало одно: странно (с точки зрения здравого смысла) пытались они руководить шахтой, в странных условиях оказывались. "Шахта находится в финансовой блокаде. Эта блокада стимулируется из республики (имеется в виду Республика Коми - авт.)", - это слова А.Н.Гладкова, бывшего директора объединения "Интауголь", назначенного внешним управляющим на "Западную", а затем снятого с этой должности. И говорил он это не по секрету доверенному товарищу, а на встрече с руководством "Западной", открыто, под стенограмму. И тут же сообщил, что упраздняет должность коммерческого директора и берет управление активами и сбыт в свои руки. А еще он уверял, что шахту необходимо скорее обанкротить. В результате деятельности этого управляющего шахта пришла в предзабастовочное состояние. После этого Гладков был от должности отстранен, а на его место назначен Дьяконов, который и воплотил в жизнь намерения своего предшественника.

sovstory7.jpgНо разве об этом речь? Речь о том, что из четырех интинских шахт перспективны только две: "Интинская", входящая в ОАО "Интауголь" и. "Западная", на которой республиканские чиновники не могут распоряжаться. И ее хотят прибрать к рукам любой ценой.
Я надеюсь, уважаемый читатель, Вы читали в детстве роман Стивенсона "Остров сокровищ", или хотя бы смотрели один из снятых по нему фильмов. В этом романе у одноногого пирата Джона Сильвера был говорящий попугай, названный в честь бывшего вожака пиратской шайки Капитаном Флинтом. Попугай знал всего одно слово, но зато какое - "Пиастры!".
Именно это слово хорошо знают наши дорогие во всех смыслах чиновники. И, как духовные дети капитана Флинта, не брезгуют ничем для достижения своих целей. Пусть через полгода нового правления "Марганец Коми" рухнет опять, пусть шахта "Западная" будет убыточной, главное - в ноябре этого года в республики вновь будут президентские выборы, Юрий Спиридонов вновь будет бороться за свое кресло, а на это нужны деньги. И то, что удастся получить с "Западной" и "Коми Марганца" в предвыборную копилку, перевешивает в глазах бьющихся за свои места чиновников любые иные последствия. Пиастры, одним словом. Потом - хоть потоп.

Вы помните, уважаемый читатель, недалекие еще советские времена, когда секретарь обкома мог уничтожить руководителя любого предприятия своей области, особенно за то, что тот слишком независим. Десять лет назад номенклатурно - чиновничьи кланы "братских республик" "союза нерушимого" в своих клановых интересах развалили страну, в которой мы родились. И психология дорогих чиновников не изменилась, они, как когда-то Бурбоны, "ничего не забыли и ничему не научились". Более того, ставший ныне основным стимул - те самые "пиастры", зовет их к новым "подвигам". Об этом говорит и чисто советская история с делом Владимира Шахтина. Так что впереди у нас еще много интересного. И не исключено, что жители Московской области и Республики Коми однажды проснутся гражданами разных государств. Если, конечно, наших современных пиратов не остановят.


Post scriptum

Когда этот материал был уже подготовлен к печати, пришло известие из Инты. Судебный процесс по делу Владимира Шахтина, несмотря на неоднократно упоминавшуюся заинтересованность руководителей Республики Коми, закончился оправдательным приговором. Осталось, правда, вернуть отнятую собственность.

Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет
Семинар «Использование модели стандартных издержек как инструмента сокращения административных издержек».

Поделиться

Подписаться на новости