Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

В результате недавней авиакатастрофы погибли наши друзья и коллеги.
Для поддержки семей погибших публикуем номера банковских карт.

Банковская карта супруги Алексея Никитченко: 4622 3530 1913 3381
Карта ВТБ-24, Анна Никитченко.

Банковская карта супруги Евгения Ильинова: 4627 2914 7928 2832
Райффайзенбанк, Марьяна Зазулина.

«Надежда» умирает в Невьянске

В двенадцатом часу ночи 21 марта правоохранительными органами г. Невьянска (Свердловская область) были арестованы предприниматель Татьяна Антонова и ее муж. Сотрудники милиции, явившись в столь неурочное время, взломали дверь квартиры Антоновой. Ее муж, пытаясь привлечь внимание соседей, выстрелил из охотничьего ружья в потолок и тут же был арестован за "сопротивление властям". Саму Татьяну Николаевну задержали по обвинению в клевете ѕ неплохой повод для ночного штурма.

Правда, осведомленные люди утверждают, что, если предпринимательница выживет в камере ИВС, куда ее поместили, несмотря на тяжелое заболевание: у Антоновой тяжелая форма болезни щитовидной железы, и в камере она задыхается, суда все равно не будет. Неугодную даму просто объявят психически больной и поместят в стационар.

Чем и перед кем так провинилась Татьяна Антонова? А провинилась она перед главой местной администрации, он же председатель Невьянской районной Думы (по закону такое совмещение запрещено, но в Свердловской области, видимо, свои законы) С.Я. Назаровым. И провинилась в том, что не дала обобрать себя без скандала.

Началось все с того, что созданное и возглавляемое Антоновой ИЧП "Надежда" занималось капитальным ремонтом "объектов социальной сферы" города. По этому поводу было даже специальное решение горисполкома. Уже к 1997-му году (сами понимаете, когда все это было) городская администрация задолжала "Надежде" крупную сумму за выполненные работы, и предприятие, считавшееся одним из лучших в городе, оказалось на грани банкротства. Антонова пыталась добиться уплаты долга, но в октябре 97-го "неизвестные злоумышленники" срочно похищают все бухгалтерские документы "Надежды". Возможно, Татьяна Николаевна, действительно, не слишком уравновешенный человек, хотя трудно сохранять спокойствие в подобной ситуации, и 21-го октября 97-го года она предпринимает попытку самосожжения. Трехчасовая беседа со священником и обещание главы города С.Я. Назарова вернуть долги предотвращают трагедию.

Однако никаких денег Антонова так и не получила. Даже в просьбе оказать помощь гибнущему ИЧП в виде годовой беспроцентной ссуды для создания крестьянского хозяйства было отказано. Да и зачем раздавать кому-то ссуды? Их можно получать самому! Именно так и сделал Назаров. 22 апреля 98-го года, как раз в день рождения создателя нашего бюрократического государства, Невьянская Дума приняла решение №75 "Об исполнении ст. 14 областного закона "О статусе глав муниципальных образований и выборных глав администраций поселений, сельсоветов в Свердловской области". На основании этой статьи было решено "предоставить главе администрации МО "Невьянский район" Назарову С.Я…. беспроцентную ссуду в сумме 400 тысяч рублей, за счет перевыполнения бюджета за 1 квартал 1998 г., на индивидуальное жилищное строительство, согласно сметы расходов, с рассрочкой на 20 лет и погашением 70% предоставляемой ссуды за счет средств местного бюджета".

Ну, какие уж тут долги какому-то ИЧП! Местному начальнику нужны деньги на собственные нужды, а бюджет, как известный конь в рассказе О. Генри, "не выдержит двоих".

Татьяна Антонова поняла, что дело ее плохо, и начала процесс ликвидации своего ИЧП. 15 июля 1998 года она фиксирует решение о ликвидации в журнале специальным протоколом. Через два дня в местной газете "Звезда" появляется предусмотренное законом объявление с просьбой предъявлять имеющиеся претензии в течение двух месяцев. Еще в марте Антонова запрашивает государственную налоговую инспекцию по г. Невьянску о наличии у ИЧП задолженности перед бюджетом и получает ответ за подписью начальника этой службы В.К. Бессонова о том, что "на 24.03.98 г. у предприятия нет задолженности по уплате налогов в бюджеты всех уровней". Но, когда в ГНИ подаются все необходимые документы для ликвидации ИЧП "Надежда", и Антонова просит побыстрее провести положенную в таких случаях ревизию (нет ревизии налогового органа ѕ нельзя ликвидироваться), ей отвечают, что все работники заняты и ревизию в ближайшее время провести невозможно. Может быть, в тот момент хозяйка "Надежды" и не поняла, чем грозит такое промедление, а, может быть, поняла, но изменить ничего не могла.

Прошел еще почти год мытарств, и в начале 99-го в арбитражный суд Сердловской области по иск Антоновой Т.Н., который удовлетворяется решением этого суда в апреле. Но вместо исполнения этого решения проигравшая сторона перешла в наступление. Об ИЧП "Надежда" вспоминают в налоговой службе Невьянска. Теперь у них оказывается достаточно свободных от дел работников, чтобы провести налоговые проверки, как указано в актах, "с выходом на место". Правда, судя по тем же актам, места нахождения ИЧП оказались разными. Налоговики насчитывают на некое имущество, принадлежащее, по их мнению "мятежному ИЧП" налоги с учетом износа. Но документы, свидетельствующие о стоимости каждого объекта налогообложения к протоколам не прилагаются, Антоновой их почемуѕто не дают. Также не дают ей и списка стройматериалов, якобы обнаруженных на балансовом остатке ИЧП. Татьяна Николаевна просит провести встречную проверку кредиторов "Надежды" ѕ отказ. Просит отразить в актах, что проверка проводится в связи с ликвидацией ИЧП ѕ отказ. Просит исправить в акте пункт, где утверждается, что "Надежда" на момент проверки якобы осуществляет ремонтно-строительные работы (какие работы ѕ ИЧП фактически уже давно нет) - отказ.

27 марта 2000 года ГНИ Невьянска направляет судебным приставам становление на взыскание с ИЧП "Надежда" 66445 рублей 89 копеек. В это время Антонова пытается через суд взыскать с бывшего главы администрации села Конево деньги, перечисленные за дом в деревне Осиновка, поскольку дом этот "почти весь был разобран и растащен". Однако налоги на этот растащенный дом начислены. Начислены налоги и на автомашину "Нива", проданную предприятием еще в 96-м.

Загнанная в угол предпринимательница обращается за помощью и защитой к полномочному представителю Президента РФ по Уральскому федеральному округу П.М. Латышеву, к заместителю Генпрокурора по тому же округу Ю.В. Золотову - ответа нет. 27 июня 2001 года Антонова выступает на заседании Невьянской районной Думы. Татьяна Николаевна обвиняет главу администрации в присвоении общественных средств для личного обогащения (так она расценивает долги администрации перед ИЧП "Надежда"), а также в том, что Назаров дал указание о ее аресте. Письменный текст выступления распространяется среди депутатов.

Дума принимает потрясающее решение: отказать Антоновой в просьбе довести ее жалобы до руководства области и возложить контроль за выполнением этого решения на комиссию по социальной политике. Сей документ подписал лично С.Я. Назаров. А через два дня против "мятежницы" было заведено уголовное дело, которое шло, правда, до поры до времени ни шатко, ни валко.

В феврале 2002 года Антонова обратилась за помощью к Уполномоченному по правам человека Свердловской области и в Уральский правозащитный центр. В марте в Невьянске появились тележурналисты из программы "Уральское времячко" областного телевидения. Стало ясно, что дело выходит за рамки района, чего так не хотел глава администрации. И был сделан ответный ход ѕ арест ночью 21 марта.

Михаил ВАЛЕНТИНОВ

От редакции:

Этот материал был прислан в качестве обращения за помощью к депутату Госдумы Вячеславу Игрунову из Уральского правозащитного центра. Депутат немедленно послал запрос в Генеральную прокуратуру, но ответа пока не последовало. Чем завершится противостояние предпринимателя и местного лидера (трудно подобрать определение для человека, занимающего вопреки закону высшие законодательную и исполнительную должности)?

Нам очень не нравится пущенный слух о возможном помещении Татьяны Антоновой в психиатрическую лечебницу. Такой ход беспроигрышен для Назарова: даже выиграв дело о клевете в районном суде (судя по всему, в районе никто не возьмется ему перечить), он окажется перед необходимостью разбирательства в более высоких судебных инстанциях. Что решат областной и, тем более, Верховный суд? А что может случиться, когда там вскроются истории с совмещением постов и с получением кредита? Куда лучше объявить Антонову сумасшедшей: нет человека (в данном случае дееспособного) - нет проблемы.

Но пока ответов нет.
Никитченко Алексей Анатольевич
Ильинов Евгений Викторович
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет
Семинар «Использование модели стандартных издержек как инструмента сокращения административных издержек».

Поделиться

Подписаться на новости