Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Эксперты Национального института системных исследований проблем предпринимательства ответили на вопрос: «Насколько целесообразно освобождение от налогов (или от их части, например, от налога на прибыль)...

В начале 2010 года из уст первого вице-премьера Игоря Шувалова прозвучала мысль о возможности освобождения "от большинства налогов" тех видов деятельности, которые связаны с образованием и обеспечением здоровья человека. Подобного рода мера, по представлениям, призвана содействовать развитию частного бизнеса в этих отраслях экономики.
Эксперты Национального института системных исследований проблем предпринимательства ответили на вопрос: «Насколько, на Ваш взгляд, целесообразно освобождение от налогов (или от их части, например, от налога на прибыль) данных видов деятельности и к чему реально может привести реализация этих идей?»

Максим Вячеславович Буев, эксперт сайта НИСИПП

bouev-m.jpg21 января 2010г. на конференции Академии Народного Хозяйства РФ «Россия и мир: вызовы нового десятилетия» первый вице-премьер Игорь Шувалов заявил, что Правительство могло бы пойти на полное освобождение частного бизнеса, связанного с формированием человеческого капитала, образования и здравоохранения, от налога на прибыль. Однако, согласно словам г-на И.Шувалова, окончательное решение по данному вопросу пока не принято.

Последствия подобного шага, на мой взгляд, могут быть далеко неоднозначными. Из некоторых комментариев в прессе следует, что одним из аргументов в поддержку потенциальной инициативы Правительства является тот, что в настоящий момент в России нет качественных услуг в области здравоохранения и образования. Поэтому ради их будущего скачка в развитии и стоит освободить эти отрасли от налога.

Подобный подход, однако, совсем не означает, что снижение налогового бремени приведет к росту качества предлагаемых услуг. Напротив, принимая во внимание находчивость отечественных предпринимателей, скорее, на мой взгляд, следует ожидать, что эти отрасли станут наводнять компании, использующие налоговые поблажки для обналичивания или даже "отмывания" доходов (в т.ч. теневых), полученных в результате какой-либо иной деятельности этих же компаний. Вероятность подобного исхода высока еще и потому, что нередко сам факт оказания услуги, как в области образования, так и в области здравоохранения, трудно проверить, а результат трудно однозначно оценить или измерить.

Однако качество предлагаемых услуг становится выше, если есть, в том числе, давление со стороны потребителей этих услуг. Об этом, например, говорит теория международной конкурентноспособности Майкла Портера, известного американского экономиста, консультировавшего Правительство РФ в 2006г. С этой точки зрения следует не освобождать работодателя от налогов на прибыль, а освобождать от подоходного налога расходы на образование и здравоохранение. Стимулирование подобных расходов, их рост, должны привести к общему увеличению спроса на данные услуги, а следовательно, к появлению новых рынков. С формированием рынков, ростом числа компаний, предлагающих свои услуги в данных отраслях, у потребителя становится шире выбор, что, в конечном итоге, ведет к улучшению качества услуг на рынке. Так, в определенном пределе, от налогообложения должны быть освобождены расходы на членство в спорт-клубах, бассейнах, добровольное страхование здоровья, прохождение обязательных регулярных медицинских осмотров, посещение языковых курсов и т.п. Соответственно, расходы на данные цели вычитаются из гросс-заработной платы конкретного наемного работника. В этом случае, предприятия могут заключать договора с частными компаниями, где подобные услуги будут оказываться, и, таким образом, стимулировать рост предложения в отрасли. В то же время, при нежелании работника тратить деньги на эти цели, те же суммы могут быть выплачены ему работодателем как часть обычной заработной платы. Однако, при этом они уже будут облагаться подоходным налогом по полной ставке. Подобная стимуляция расходов на образование и, в большей степени, здравоохранение существует во многих странах Европы, в частности, в Великобритании. Другое дело, если от налогов на прибыль будет освобожден не любой род деятельности в сфере, например, образования, а только, скажем, ведущий к использованию в бизнесе и промышленности инновационных знаний, "know-how", разработанных в университетах и конструкторских бюро. Иными словами, налоговые льготы должны стимулировать сближение бизнеса и образовательного и исследовательского секторов. Именно в этом аспекте Россия все еще существенно отстает не только от стран с развитой экономикой, но и от большинства стран-членов так называемого блока BRIC. Так, по данным Global Competitiveness Report 2009/10 (ежегодного сборника статистики по конкурентноспособности экономик, выпускаемого Всемирным Экономическим Форумом в Давосе) Россия находится, соответственно, на 46-м и 48-м местах в мире (из 133 стран, для которых составлялась статистика) по расходам компаний на НИОКР и уровню сотрудничества промышленности/бизнеса с университетами/академическими исследовательскими центрами в области НИОКР. Для сравнения: Бразилия находится на 29-м и 34-м местах, Китай - на 23-м месте по обоим показателям, Индия - на 36-м и 46-м местах, соответственно. В этой связи разработка налоговых льгот, стимулирующих привлечение ресурсов исследовательского сектора (будь то университеты, академические институты или конструкторские бюро) для проведения исследований на нужды бизнеса, представляется жизненно важным и необходимым для современной России.

Смирнов Николай Валериевич, руководитель направления НИСИПП:

smirnov(2).jpgТот факт, что сферы образования и здравоохранения являются общественно значимыми, то есть сопровождаются позитивными внешними эффектами в потреблении, в настоящее время является общепризнанным. Если эти внешние эффекты не учитывать и не принимать дополнительные меры стимулирования, которые могут носить самый разный характер, то указанные блага будут производиться в недостаточном количестве. Но в нем ли счастье?

Если применить механизм налоговых льгот, то предложение образования и здравоохранения, конечно, может увеличиться (зависит от эластичности), но не обязательно. Известно из российской практики изменения налоговых ставок: эластичность предложения при повышении налогов высокая, то есть часть предприятий вынуждены уйти с рынка, а вот при понижении налогов – низкая (помним случай с НДС), то есть роста не происходит. Даже если предположить, что рост в силу повышения конкуренции произойдет, то количество может не перейти в качество, а быть обеспечено за его счет.

Кроме того, что здравоохранение и образование обладают общественной значимостью, эти блага относятся к группе так называемых «доверительных», то есть определение их реальной полезности для потребителей осложнено не только до потребления, но и после. Если снизить налоги, сопровождающие их производство, то большее количество производителей захочет и сможет войти на этот рынок. Но что это будут за производители? Часть из них, безусловно, окажется недобросовестными, так как снижение налогов никак не влияет на улучшение ситуации. А потребители не смогут эффективно различать качественные услуги от некачественных в силу их доверительных свойств. Кроме этого, указанные сферы могут привлечь теневой капитал, обеспечивающий отмывание доходов и уход от налогообложения. В результате качество здравоохранения и образования может еще больше снизиться, а это для граждан хуже всего.

Реформы образования и здравоохранения не сводятся к мерам фискальной политики, а институциональные преобразования часто дают отрицательный эффект, ярким свидетельством чего стала система ЕГЭ. И без значительного повышения ответственности лиц, принимающих эти решения, без публичности их принятия улучшение ситуации маловероятно.

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости