Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Это - мы, Господи! (обзор прессы)

Мы долго обозревали отзывы СМИ о состоянии валютного рынка. Очень может быть, что к этой теме придется еще вернуться в самое ближайшее время. Но пока давайте поговорим о других вещах. Вещах, на первый взгляд не имеющих прямого отношения к бизнесу. Как писал когда-то Фазиль Искандер, «поговорим о вещах необязательных, а потому приятных». В наше время слишком многие вещи становятся необязательным, а потому приятность их как-то исчезает. Что поделать.

«Блеск и нищета» назвала свою статью в «Независимой газете» (22-05) Катя Метелица. Нет, это не социальный памфлет в духе непримиримой оппозиции, это - комментарий аналитическому докладу "Богатые и бедные в современной России", подготовленному Институтом комплексных социальных исследований Российской академии наук в сотрудничестве с представительством Фонда имени Фридриха Эберта.

«Социологические опросы, - пишет Метелица, - проводились по всей России (в столице, мегаполисах, областных центрах, малых городах и селах) среди очень бедных людей и среди очень богатых. Критерии для определения этих статусов брались весьма жесткие. Богатыми посчитали тех, у кого доход в семье на человека не менее 1500 долларов в месяц плюс ранее накопленные существенные ресурсы. В начале 90-х таких у нас был 1% населения. Сейчас - 5%, что соответствует среднемировым показателям. Теперь о бедных - бедные это не те, кого принято называть малооплачиваемыми или малоимущими, жестче: бедные - это те, у кого нет практически никаких средств и ресурсов. ...По стране бедных - четверть населения».

И вот, пишет автор статьи, задается вопрос: согласны ли вы с пословицей «Не в деньгах счастье». И оказывается, что 55,9% бедных и 67% богатых с пословицей согласны. Но самые непредвиденные ответы дальше:
«Как вы относитесь к людям, разбогатевшим в последние годы?" - "Не лучше и не хуже, чем ко всем остальным!" - утверждают 35% бедных. "С завистью", - только 6%. "С интересом", - 11,5! "С симпатией", - 3,1! "С уважением", - почти 7%.
А вот самое интересное: "Богачи едят калачи, да не спят ни днем, ни в ночи", - в этом твердо убеждены 70% бедных. При этом половина богатых утверждают, что прекрасно спят и ночью, и даже днем».

Впору удивиться вслед за Катей Метелицей: мы то думали, что яростные сторонники Геннадия Зюганова и Виктора Анпилова, выкрикивающие до хрипоты на каждом коммунистическом митинге проклятия в адрес своих разбогатевших соседей, - это истинные представители народа, злого, агрессивного, завистливого. И тут, на тебе: за их спиною совсем немного народа. А, может быть, вот она - волшебная сила искусства: насмотревшись мексиканских сериалов про плачущих богатых, наши сограждане так и остались в уверенности, что жизнь богатеев нелегка и достойна сочувствия?

Автор статьи развивает ту же идею: «Мне кажется, что бедные жалеют богатых, глядя на их жизнь в телевизоре (шантаж, вымогательство, киднепинг, измены, коварство, нож в спину, похороны, слезы, амнезия). Наблюдать жизнь богатых где-то еще у них, в общем-то, нет возможности: богатые у нас живут в своих гетто, у них с бедными непересекающиеся маршруты. А у бедных из ценного имущества имеется обычно именно телевизор».

Заканчивает Катя Метелица статью вполне риторическим пассажем: «...Как могло получиться, что в такой вот стране произошел коммунистический переворот? Уму непостижимо».

И тут хочется добавить: если и дальше нашему уму будет непостижимо, как в такой стране происходят коммунистические перевороты, мы имеем все шансы дожить до следующего.

А тему «плача богатых» продолжают по-своему журналисты «Известий» Анастасия Нарышкина и Владимир Перекрест («Жизнь или кошелек» 20-05):
«Известия" уже писали о насилии в семье – ежегодно в России от рук своих близких гибнут 14 тысяч женщин Но кроме физического насилия существует экономическое. К такому выводу пришли социологи Ирина Горшкова (МГУ) и Ирина Шурыгина (Институт социологии РАН), которые провели первое в стране масштабное исследование "Домашнее насилие в отношении женщин". Правда, сколько "экономических жертв" в российских семьях не знает никто».
После такого вступления авторы на основе названного исследования рассказывают о вопиющих фактах из жизни наших вполне обеспеченных сограждан. Все эти факты иллюстрируют пословицу «Не в деньгах счастье».

«...Российские женщины ежедневно подвергаются физическому, экономическому и сексуальному насилию. Происходит это у них дома, в семьях... Таким способом российские мужчины утверждают свою власть над женами. Психологи говорят, что виною тут комплекс неполноценности. Как бы то ни было, 54% женщин подвергаются различным формам экономического насилия.

...О том, что над ними совершается "экономическое насилие", многие жертвы даже не подозревают, поскольку такая модель поведения - типична для большинства российских семей.

- Экономическое насилие проявляется в необходимости просить деньги, отчитываться за потраченное. То есть, в семье с деньгами проблем нет, но есть они у кого-то одного. Кроме того, экономическое насилие - это и запрет на работу, - считает один из авторов проведенного исследования Ирина Шурыгина.

Она припоминает случаи, когда женщина получала деньги на хозяйство, а потом писала подробный отчет: сколько потрачено на хлеб, сколько на молоко, а сколько на стиральный порошок.

В отличие от большинства южных и восточных стран, Россия - страна работающих женщин. Зачастую кормят семью именно жены. Но даже женщины которые зарабатывают значительно больше мужей, вынуждены отчитываться».

В завершение статьи авторы предоставляют слово специалисту, постоянно занимающемуся описываемыми проблемами:

«Альбина ПАШИНА, руководитель центра психологической помощи женщинам "Ярославна":
- К нам приходят женщины в бриллиантах и чернобурках, которые говорят, что их семейные отношения терпят крах... Вот история: у нее двое детей, она не работала, потому что муж запретил. Выделял ей 500 рублей в месяц (это было до кризиса), но при этом требовал еды, которую он заслуживает по статусу. А когда она не могла дать ему чего-то эдакого, говорил: ты не умеешь вести хозяйство.

- Но при этом она была в мехах и бриллиантах?

- Ему было важно, чтобы она так выглядела. А когда муж ушел к другой женщине, бывшей жене он давал деньги, но только на детей. И она должна была письменно отчитываться за каждую копейку. При этом он говорил: нет, я чувствую, что ты столько-то потратила на себя, а не на детей. И бил ее за это.

- Это исключительный случай?

- Ну что вы! Это мифы, что такие вещи происходят только в семьях алкоголиков. Нам звонят доктора наук, балерины, журналистки, экономисты высокого ранга. Это женщины со средним специальным или высшим образованием, жены высокостатусных и богатых».

И последняя статья, к содержанию которой хотелось бы обратиться. Давно ждала она своего часа - все не подходила к обзорам на экономические темы, хотя и была опубликована во вполне предпринимательском журнале «Эксперт» (№8). Статья Юлии Вишневецкой называется «Красные дьяволята» и посвящена одному из феноменов современной российской словесности:
«В отечественную литературу пришло новое поколение. Двадцатилетние писатели сбрасывают с парохода современности недавних кумиров - Пелевина и Сорокина. Объявив своим главным врагом постмодернизм, они рядятся в красноармейскую шинель и декларируют возвращение к реализму».

На примере ряда очень молодых, но достаточно известных авторов: Сергея Сакина, Павла Тетерского, Ирины Денежкиной, Сергея Шаргунова, Ксении Букши и других автор статьи показывает, как развивается в творчестве нового поколения литераторов протест против существующей действительности, характерный, например, для русской предреволюционной литературы.

«Повесть "Аленка-Партизанка" (она только что вышла в "Амфоре") наполнена все тем же общим революционным настроением, однако в ней нет ни нравоучительного пафоса, ни подросткового радикализма. Букша создает до предела условную и абсурдную модель общественного переворота в несуществующем государстве со столицей в Константинополе. Граждане этой гротескной страны больше всего похожи на глуповцев Салтыкова-Щедрина: "Каждую пятницу Прокурор должен был подниматься на балкончик и держать краткую речь к народу. Если речь народу не нравилась, народ мог приказать Прокурору сию же минуту прыгнуть с балкончика вниз, на булыжную площадь. В течение пяти веков существования Вольного Города только два прокурора умерли своей смертью: один был великий дипломат и всеобщий любимец, а другой выжил после падения". Пародийно изображая традиционный конфликт между гражданским долгом и человеческим чувством, автор не строит иллюзий по поводу возможности переустройства мира: "Они - палачи, а мы с ними боремся. Больше, увы, различий не нахожу. Возьмем власть - поменяемся с ними ролями", - весело говорит главная героиня. Революция для нее - прежде всего процесс, происходящий сам собой и противоположный унылой и безнадежной стагнации. В этом процессе Аленка непременно должна принимать участие, как сама Ксения Букша участвует в процессе литературном - неважно, в какой компании и под какими лозунгами, в одиночку или в общем пассионарном потоке - лишь бы двигаться, не останавливаться, не застыть на одном месте.

...«Изверг молодого рабочего, горячий и огромный, разобьет все папенькины окна, опрокинет маменькино канапе, огреет по уху братца, напугает до ужаса сестру, которая - Ах! - запомнит его на всю жизнь, раздавит кота-евнуха, найдет меня в моей комнате, толкнет в живот, порвет кружево, подденет, насадит на гайку и унесет отсюда - боже, боже, приведи! Он бешеный, красный молот. Да, да - я социалистка. Да здравствует пролетариат. А папенька сволочь. Ненавижу буржуя'. Так думала Валя, дочь главного инженера, в своей комнате в 11 часов утра" (цитируется «собрание миниатюр» «Ангелы и революция» Дениса Осокина - В.В.).
Осокину удалось и уловить главную тенденцию молодежной культуры, и посмеяться над ней. О горячем и бешеном молоте думает не только Валя. Нынешним молодым писателям в мечтах тоже является некий абстрактный пролетарий, который избавит их от постылого постмодернистского быта папеньки с маменькой, то бишь Сорокина с Татьяной Толстой, и отведет к сверкающим высотам новой, искренней и чистой прозы. Туда, где живут сексуально озабоченные пэтэушницы, магазинные воришки и бросившие курить национал-большевики.

Сергей Шаргунов: Сгинет наваждение алкоголя, наркотиков, распад остановится. Я ведь наступательная железная личность, буду качать мышцы. Курить уже бросил».

На этом Юлия Вишневецкая заканчивает, вернее обрывает, свою статью. Правда, если сопоставить ее с двумя другими материалами, вошедшими в наш обзор, картина жизни получается достаточно разносторонняя и, надеюсь, заставляющая задуматься. Задумаемся же.


Обзор подготовил Владимир Володин
Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости