Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Российская экономика – взгляд либералов

Слегка отойдя за месяц от итогов парламентских выборов, отечественные СМИ с началом нового года решили взглянуть на экономические проблемы государства. Новая политическая ситуация, брошенный с самой высокой трибуны лозунг об удвоении ВВП (Как писал Игорь Губерман, идея, брошенная в массы, - это девка, брошенная в полк) дали повод для самых разнообразных ответов на вопросы именно об экономическом положении в стране.

Журнал «Коммерсантъ-Власть» во 2-м номере опубликовал статью Евгения Понасенкова «Москва - Третий рейх», в которой проводятся весьма прозрачные исторические параллели. И хотя статья имеет ярко выраженную политическую направленность, ее экономическая часть представляет безусловный интерес уже потому, что сообщаемые здесь сведения не часто встречаются в наших СМИ:

«В 1933 году Гитлер стал рейхсканцлером (аналог премьера), а в 1934-м прибавил себе еще и президентские полномочия, после чего рожденная революцией 1918 года Веймарская республика канула в Лету. Гитлер фактически приостановил действие конституционных гарантий неприкосновенности частной собственности. Многие крупные предприниматели (И. Хольцендорф, В. Дюхеррн, В. фон Зенге, Ш. Миллер, М. Эдельман, Р. Штейн) оказались за решеткой - их обвиняли в "финансовом эгоизме". Корпорации делились и передавались в ведение соратников или "ответственных лиц", зачастую совмещавших работу в бизнесе со службой в компетентных органах. Уже через полтора месяца после прихода НСДАП к власти председателем правления Имперского банка Германии (по форме собственности аналог РАО "ЕЭС России") назначается личный друг Гитлера Р. Шахт. А Герман Геринг, руководитель СА (штурмовых отрядов), создает из бывших частных компаний госконцерн "Герман Геринг верке". Издается закон об обязательном объединении предприятий в картели. В каждый картель посылаются контролеры-кураторы из министерств - члены партии, лично преданные фюреру.

Кадровая экспансия и громкие популистские лозунги соратников Гитлера и его новых спецслужб вызвали тревогу у бизнеса. Магнатов успокаивали речами о том, что случившееся с коллегами их не коснется (вспомним встречу Путина с бизнесменами 14 ноября и 23 декабря прошлого года), ведь "они честно служат Германии". И бизнесмены шли на этот "внутриполитический Мюнхен", надеясь, что это, как сказал Чемберлен, "будет мир для их поколения". Раздавались громкие аплодисменты.

Вот как в одном из официальных успокоительных заявлений 1935 года звучит "мнение президента": "Управлять экономикой будет не государство, а частные предприниматели, действующие свободно и под свою ничем не скованную ответственность. Государство ограничивает себя функцией контроля, который является, конечно, всеохватывающим. Оно также сохраняет за собой право вмешательства для безусловного обеспечения верховенства общественных интересов".

Но вскоре Гитлер уже требовал "ограничивать либо экспроприировать собственность по своему усмотрению в тех случаях, когда такие ограничения или экспроприации отвечают задачам общества". По выражению одного нацистского идеолога, "собственность перестала быть частным делом, существуя теперь как своего рода льгота, предоставляемая государством на условии правильного ее использования".

…В итоге в Германии был создан корпоративный капитализм. А основной принцип, который применялся при переделе собственности, удачнее всех сформулировал генерал Франко: "Друзьям - все, врагам – закон».

Рассматривая тему «государство и собственность» уже на современных российских примерах, профессор Российской экономической школы и ведущий экономист ЦЭФИР Константин Сонин в статье «Проклятие победителя» («Ведомости», 14-01) пишет:

«…Первые годы российских реформ очень сильно напоминали лотерею. Задолго до приватизации разыгрывалось множество призов: и благосклонность партийных органов, и экспортные лицензии, и субсидии Центрального банка. А во время приватизации у призов были собственные имена - "Норильский никель", КамАЗ и т. п. Правда, чтобы получить один из немногих призов, надо было чем-то пожертвовать - академической карьерой, личной жизнью, друзьями, квартирой или дачей - и потом день за днем покупать очень дорогие билетики, в стоимость которых включались все возможные риски.

…Один мой друг - успешный бизнесмен средней руки - как-то объяснил мне по моей просьбе, почему он с товарищами, начав бизнес еще в 80-е, не добился тех результатов, которых добились Ходорковский или, скажем, Мельниченко и др. Причина, сказал он, состоит, возможно, в том, что мы всегда брали на себя меньше риска. Соответственно, получали меньшие деньги с большей надежностью. А будущие нефтяные и алюминиевые олигархи, наоборот, большие деньги с меньшей надежностью.

…Есть такое понятие в экономической теории - "проклятие победителя". Победитель аукциона может переплатить за продаваемый товар, потому что тот факт, что он является победителем, говорит не о его реалистичности, а о его оптимистичности. Лотерея - это частный случай аукциона, где ставка - это количество купленных билетиков. Но это в теории. У нас, в России, это сугубо теоретическое понятие приобрело конкретный смысл: "проклятие победителя" - это когда проигравшие в лотерею голосуют за то, чтобы призы отобрали и разыграли заново.

…Говорят, один крупный российский бизнесмен недавно сказал: "Проблемы сегодня есть у тех, кто участвовал в залоговых аукционах, получая государственную собственность за копейки. А я честно заплатил за свой бизнес 3 млрд - никто не может сказать, что я получил его даром". Что самое неприятное в этом высказывании? Вовсе не принятое по умолчанию предположение, что можно было чистым и честным способом заработать $3 млрд, чтобы заплатить за свой бизнес. …Самое неприятное - в слове "сегодня".

…Жизнь приучила российских бизнесменов к жизни без завтрашнего дня. Однако самих-то себя можно спросить. Представьте на секунду такой фантастический сценарий. Следующий президент России - или даже тот же самый в новой политической инкарнации - говорит: залоговые аукционы - это торжество прозрачности. Известно, кто, что и за сколько получил. Да, заплатили мало, да, из государственных же денег, но заплатили. А вот разные темные сделки с участием судов и прокуратуры - да, забыл упомянуть: в этом фантастическом сценарии именно прокуратура является главным объектом умело разжигаемой народной ненависти - вот что должно быть объектом пересмотра. Угрожали банкротством? Завышали энергетические тарифы? Большинство-то не угрожало и не занижало. А вот эти-то олигархи являются нечестными временными пользователями природных ресурсов. То есть, попросту, здесь нефтяные олигархи - все в белом, а, например, алюминиевые - все в тюрьме.

…Будущее России зависит от способности (а также от неспособности) ее ведущих бизнесменов выработать "правила игры без правил", если заимствовать термин Юлии Латыниной. Или, если угодно, "правила передела собственности". Трудно представить, чтобы крупные российские бизнесмены могли добиться отмены атаки на "ЮКОС" и итоги приватизации - сейчас действия властей, как бы разрушительны они ни были для экономики в долгосрочной перспективе, освящены всенародным одобрением. Однако так же трудно представить, чтобы они не могли добиться освобождения Ходорковского и Лебедева - до суда. То есть в предлагаемых "правилах игры без правил" могло быть написано: можно проводить какую угодно политическую агитацию - например, за пересмотр результатов залоговых аукционов, но нельзя людей сажать в тюрьму без суда. …И причина, по которой крупный российский бизнесмен (возможно, сугубо воображаемый) участвует в выработке "правил игры без правил", состоит как раз в том, что завтра он может оказаться персонажем фантастического сценария.

…Пока суд да дело, начинает проясняться глубинный смысл названия "залоговые аукционы". Что заложили в 1995 г. пять-семь крупных бизнесменов? Самих себя. На всю жизнь без права выкупа».

«Новая Газета» как издание непримиримо оппозиционное власти (причем уже не первой власти) идет еще дальше. Статья Алексея Полухина «Монополия государства на чужие деньги» (19-01) открывает в ней «исследование новой экономической политики президента, основанной на авторитарных методах управления»:

«…Обратившись сначала к народу, затем к бизнесу и, наконец, к правительству, Владимир Путин фактически объявил о новой экономической политике...

…Объявленная сверхзадача — победить бедность и превратить Россию в конкурентоспособное государство. Список тактических целей тоже впечатляет: удвоить ВВП, расширить социальные программы, добиться более справедливого распределения национального богатства и побороть инфляцию. И все это — лет за десять.

…У специалистов президентские тезисы особого энтузиазма почему-то не вызвали: в заявлении Путина содержался легко узнаваемый набор рецептов для приготовления авторитарного государства с «казенно-капиталистической» экономикой.

Судя по программным заявлениям самого президента, методы достижения очередного варианта «светлого завтра» будут преимущественно нерыночными. По сути, для решения каждой из основных президентских задач бизнесу будет отведена роль не равноправного партнера, а рабочей лошадки или дойной коровы.

…Частный бизнес терпят постольку, поскольку он выполняет поставленные властью задачи. И никакой самодеятельности: все основные параметры экономического развития определяются и контролируются правительством. Кроме того, само государство становится крупнейшим игроком на рынке.

…За успешную борьбу с инфляцией Путин похвалил правительство и Центральный банк. Действительно, в этом году финансовые власти впервые в новейшей истории сдержали собственное обещание, удержав, по официальным данным, рост цен на уровне 12%.

Но при этом президент ни словом не обмолвился о том, что этот успех стал возможен во многом благодаря тому, что значительная часть пришедших в страну частных капиталов была преобразована бизнесом в инвестиции, то есть способствовала росту экономики, в отличие от государственных средств, замороженных в виде золотовалютных резервов или бюджетного профицита. То есть предприниматели не просто приняли инфляционный удар на себя, но смогли превратить его из неизбежного зла в реальное благо для страны.

Одним из главных достижений прошлого года Владимир Путин обоснованно назвал неожиданно высокие темпы экономического роста, превысившие 6,5%. Безусловно, такие стахановские показатели отражают действительно бурное развитие обрабатывающей промышленности. Но фундамент экономических успехов — это, по-прежнему, работа крупнейших сырьевых компаний. А к ним у президента, как выяснилось, больше всего претензий. «Во всех развитых экономиках сверхприбыль у нефтяных компаний изымается государством в соотношении 20 к 80, — сказал президент, общаясь с народом. — В России сверхприбыль делится между нефтяниками и государством 50 на 50… В прошлом году правительство вышло с предложением в Государственную Думу изменить это соотношение и увеличить изъятие сверхприбыли… сделать этого правительству не дали...». Правда, с новой Думой проблем по определению не будет, и бюджет получит-таки дополнительные нефтедоллары. По оценкам Путина, три миллиарда.

…С точки зрения власти такое решение нужно считать заботой о справедливом перераспределении национального дохода. С точки зрения экономики — перекачиванием средств из частного сектора в государственный. И проблема не только в том, что государство планирует эти деньги отобрать, но и в том, как оно собирается их использовать.

…«Если направить госинвестиции на решение широко разрекламированной задачи борьбы с бедностью, то мы получим банальное проедание сверхдоходов, которые страна получает во многом благодаря удачному стечению обстоятельств, — утверждает Алексей Воробьев, аналитик инвестиционной компании «Атон». — Если же государство попытается сыграть в инвестора, то ситуация может сложиться и того хуже. Вся мировая практика показывает, что правительственные чиновники, как правило, не лучшие менеджеры».

…«Пока у государства нет четко разработанной стратегии развития каждого из приоритетных секторов экономики, все попытки стимулировать экономический рост через увеличение государственных ассигнований будут тщетными, — считает Евгений Гавриленков, главный экономист компании «Тройка-диалог». — Взять, к примеру, попытку активной инвестиционной политики в секторе гражданской авиации. Во всем мире существует ограниченное количество крупных авиастроительных компаний. Так, США могут позволить себе только один «Боинг», объединенная Европа — только «Аэробус». В России же работают несколько конкурирующих между собой структур, и всем им правительство попыталось оказать финансовую помощь. В результате проект оказался крайне неэффективным даже не из-за недостатка финансирования, а из-за того, что средства оказались распылены».

О талантах менеджеров от государства свидетельствует хотя бы эффективность проводимых ими экономических реформ, позиционируемых как либеральные начинания. Что же на деле? В налоговой сфере отмена налога с продаж не сделала легче жизнь бизнеса и тем более населения, зато пробила серьезную дыру в местных бюджетах. О реформировании налога на добавленную стоимость в этом контексте лучше и не вспоминать. Зато снижение ставки единого социального налога, которое действительно повысило бы эффективность отечественного бизнеса, отодвигается на неопределенный срок.

…С позиции решения первоочередных задач из президентского списка все это, конечно, ошибочные ходы. Но если представить, что речь идет о радикальной смене экономической модели развития страны от либерализма к патернализму, то все встает на свои места.

«Если это так, то это очень плохо, — считает Алексей Воробьев. — Для молодого отечественного бизнеса, в особенности крупного, это прямой сигнал паковать чемоданы. Предприниматели, сформировавшиеся в относительно свободных 90-х годах, воспримут этот поворот как перекрытие кислорода».

Разумеется, можно сделать скидки на сугубую оппозиционность «Новой Газеты», выдающей пристрастный взгляд отдельного журналиста за объективный анализ. Но на сайте Совета по национальной стратегии уже не первый день висит очередной доклад – «Национальная стратегия и повестка дня второго срока президента Владимира Путина». Его экономическая часть, напоминающая одновременно цитировавшиеся выше отрывки из речей Гитлера и соответствующие разделы докладов к очередным съездам КПСС, говорит о том, что Алексей Полухин может оказаться прав. Мы приведем лишь самые краткие выдержки из этого документа, в котором «словам тесно, а мыслям просторно» (если это, конечно, вообще мысли):

«…При активном участии Президента в России сложилась новая (не артикулированная) социально-политическая конвенция. Субъекты этой конвенции - Президент с одной стороны, основные группы влияния (в первую очередь, крупный бизнес), - с другой. В ее основе безусловное признание доминирования Президента в обмен на локальную свободу действий политических, региональных и олигархических элит.

…Это, конечно, большое продвижение по сравнению с олигархически организованным государственным хаосом. Но теперь власть должна следить за каждой деталью политико-социального механизма.

…Крупным достижением стали высокие темпы роста экономики, восстановление додефолтного (август 1998 г.) уровня доходов населения. В их основе расцвет двухсекторной: экспортной и ориентированной на внутренний спрос экономики. В 2000-2003 гг. шла интенсивная модернизация олигархического сырьевого сектора, существенно повысившая его эффективность, поддержавшая его сверхприбыли и некоторый рост налогов.

…Значительную роль сыграли финансовая стабильность, бюджетный профицит, крупные золотовалютные резервы (если в 2000 году резервы ЦБ составляли $11 млрд., то к настоящему времени они превысили $70 млрд.). Финансовая система страны способна выдержать практически любой предвидимый натиск. Велика также роль совершенствования бюджетного процесса, усиления контроля за бюджетными расходами.

…В условиях оживления экономики, повышения роли внутренних источников ее развития острее воспринимаются административное, коррупционное и криминальное давление на бизнес. Снижение номинального налогового бремени не дает полновесного эффекта из-за очень существенной "теневой" нагрузки экономики. Государство стремилось к выводу экономики из "тени", прежде всего, - провело налоговую реформу. Введение "плоской" шкалы подоходного налога и снижение ставок ЕСН, на деле способствовало росту легальных зарплат. Но в обществе растет осознание огромной несправедливости единой ставки подоходного налога, легализующей сверхдоходы богачей.

…Социальным оправданием капитализма являются: инициатива, предприимчивость субъектов бизнеса, обеспечивающие рост эффективности национальной экономики. Без этих качеств российский бизнес неизбежно будет подрывать основы общественного устройства, лишать капитализм в России социальных корней и легитимности. Необходим социальный контракт с российским бизнесом, основанный на его осознании своей особой социальной роли и непреходящей ответственности перед страной и обществом.

…Необходимо побороться за привлечение в Россию технологических центров ведущих мировых корпораций, переводящих их сегодня из стран с большими зарплатами. Разумно привлекать научные проекты наших соотечественников за рубежом. Россия уже может и должна себе позволить поддержать часть отечественного высокотехнологического бизнеса, обладающего успешным коммерческим опытом и готового вкладываться в перспективные проекты.

…Ключевой проблемой экономического развития в России является упрочение институциональной среды. При этом необходим более широкий взгляд на систему институтов, регулирующих экономическую жизнь страны. …Только укоренение экономических институтов, требующее анализа правоприменительной практики, корректировки различных норм, откроет дорогу к росту доверия к ним, к "сжатию" теневого сектора экономики. …Главный ресурс развития в современных условиях - мобилизация социального потенциала страны, социально-экономической активности, предприимчивости и инициативы населения России.

…Для роста эффективности экономики необходима система государственных механизмов, заполняющих "провалы" рынка. Для реализации приоритетов национальной стратегии важны программы научно-технической и промышленной политики, развития национальной инфраструктуры, социально-экономического развития, обеспечивающие координацию деятельности государства и бизнеса. Нужен законодательно оформленный переход к решению приоритетных задач через государственные целевые программы, гарантирующие их участникам финансовое обеспечение или поддержку. В бюджетной области пора переходить к "скользящему" пятилетнему бюджетному планированию.

…Завоевание прочного доверия повлечет за собой частичный возврат "сбежавших капиталов", способный в большой мере удовлетворить инвестиционный спрос. Такая институциональная среда также обеспечит рост инвестиций за счет капитализации предпринимательских доходов. Рост российской экономики, позитивные структурные сдвиги, наращивание отечественных инвестиций, безусловно, привлекут крупные иностранные капиталы».

Если учесть, что вместе с этим говорится о «серпентарии» российских элит, «взяткоемкости» - в своём роде, более важном показателе, чем темпы роста», о том, что «государевы люди, оплот страны отдают дань давней российской традиции лакейски ругать власть за глаза, смаковать любые ее промахи, публично же неумеренно ее славословя», можно достаточно ясно представить, что будет с экономикой России при попытке реализации подобных программных документов. Как будто мы не наслушались в свое время подобного бреда из уст приснопамятного Леонида Ильича Брежнева. Причем, в отличие как от авторов, так и от заказчиков доклада, мы еще помним, чем дело кончилось.

Вот что говорят о нашей экономике зарубежные наблюдатели (Андерс Аслунд «Проклятие» России», «The Moscow Times», США, 16-01)%

«В 1995 году Джеффри Сакс и Эндрю Уорнер выдвинули тезис, что чем больше страна впадает в зависимость от экспорта природных ресурсов, тем ниже становятся темпы ее экономического развития. Очевидным выводом стало то, что дарованные стране богатые природные ресурсы ведут к слабой экономической политике и к так называемой "голландской болезни", когда большие объемы экспорта ресурсов чрезмерно укрепляют национальную валюту, делая остальные отрасли промышленности неконкурентоспособными.

…На экспорте природных ресурсов базируют свою экономику некоторые из наиболее индустриально развитых стран современного мира, такие, как Австралия, Канада, Швеция, Финляндия и Соединенные Штаты. Фундаментального различия между такими природными ресурсами, как золото, другие металлы, лес и нефть, не существует. Вопрос в действительности заключается в том, почему некоторые богатые ресурсами страны проводят хорошую (экономическую) политику и становятся богатыми, в то время как другие остаются бедными.

Соединенные Штаты являются наиболее ярким примером экономического успеха богатой ресурсами страны. Там природные ресурсы сразу же стали частной собственностью. Право собственности стало считаться священным. Монополий американцы не потерпели. Цены и зарплаты остались свободными.

Контраст с членами Организации стран - экспортеров нефти (ОПЕК) не мог бы быть более разительным. Эти страны в период 1950-1970-х годов национализировали свои нефтяные компании, сделав их государственными монополиями. Как хорошо известно, монопольная политика убивает предпринимательский дух. Не удивительно, что в большинстве стран ОПЕК появились экономические системы с сильным регулированием со стороны государства, почти не способные адаптироваться к падению цены на нефть путем снижения зарплат или социальных выплат.

…В последние годы их примеру следует Россия. Две крупные нефтяные компании, "Сургут" и "Лукойл", были приватизированы их руководством. Позже три крупные государственные нефтяные компании, "ЮКОС", "Сибнефть" и "Сиданко", которые стали настоящим экономическим несчастьем, были проданы "чужакам". "ЮКОС" и "Сибнефть" стали величайшими примерами успеха в российской нефтяной индустрии, тогда как "Сиданко" была поглощена компанией ТНК, которая была приватизирована на сравнительно честном аукционе. Во владении государства осталась лишь "Роснефть", относительно крупная и типично плохо управляемая компания.

К 1999 году в России сложилась почти идеальная промышленная структура с десятком крупных частных нефтяных компаний, которые, естественно, стали конкурировать между собой. Добыча нефти начала расти с темпом 10% в год. Возрождение нефтяной отрасли России стало самой положительной новостью в глобальной нефтяной индустрии с момента, когда началась интенсивная эксплуатация нефтяных месторождение Северного моря.

Но что стало с этими достижениями сегодня? Власти по чисто политическим соображениям пытаются умертвить "ЮКОС". "Сибнефть", по-видимому, будет продана.

…Многие утверждают, что в Европе и в Америке частная собственность имеет более солидную основу, чем в России. Ничего подобного; просто на Западе право собственности утвердилось несколько раньше. Сущностью успешного капитализма является согласие на существующее право собственности - и объявление его священным вне зависимости от того, каким путем была приобретена собственность. Общества, которое принимают право собственности, как правило, демонстрируют более быстрый экономический рост и лучше развивают демократию, чем те общества, которые упорно подвергают сомнению доставшееся им наследие.

Мало кто согласится с тем, что новый этап конфискаций в России приведет к более равноправному распределению собственности. Если президент Владимир Путин хочет достичь своей цели удвоения валового внутреннего продукта России в предстоящее десятилетие, ему потребуется крепкая экономика, которая может быть построена только на гарантированном праве собственности».

Безусловно, приведенные здесь статьи не отражают весь спектр мнений о современном состоянии российской экономики: ни один обзор прессы не может быть бесконечным. Этот отражает вполне определенные взгляды ряда вполне серьезных изданий. В самом ближайшем будущем мы обратимся к мнению других авторов и других СМИ по этому же вопросу.


Обзор подготовил Владимир Володин
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет
Семинар «Использование модели стандартных издержек как инструмента сокращения административных издержек».

Поделиться

Подписаться на новости