Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

В результате недавней авиакатастрофы погибли наши друзья и коллеги.
Для поддержки семей погибших публикуем номера банковских карт.

Банковская карта супруги Алексея Никитченко: 4622 3530 1913 3381
Карта ВТБ-24, Анна Никитченко.

Банковская карта супруги Евгения Ильинова: 4627 2914 7928 2832
Райффайзенбанк, Марьяна Зазулина.

Один министр, один журнал...

Дни популярности журнала «Итоги» среди читателей, интересующихся политикой и бизнесом, остались позади. Печатный орган медиа-холдинга Владимира Гусинского, попав в руки врагов опального олигарха, изменил свое лицо. Уйдя от чрезмерной злободневности, «Итоги» стали вполне нормальным, если не глянцевым, то близким к этому изданием. Однако и для любителей серьезных политических и экономических материалов в журнале находятся вещи интересные.

Так в течение некоторого времени под рубрикой «О финансах с министром финансов» из номера в номер публиковались беседы журналистки

Натальи Калашниковой с Алексеем Кудриным. В каждой из бесед министр рассказывал о своем видении той или иной проблемы. Поскольку в самое последнее время рубрика перестала выходить, мы можем взглянуть на нее, как на нечто законченное.

Беседа в номере 1-2 была посвящена значению для России Давосского форума:

«…- Я участвую во встречах в Давосе с начала 90-х годов. Тогда был самый пик внимания к России, и Россия старалась подать себя с самой выгодной стороны: приходите, инвестируйте в нашу экономику! Это была общая эйфория. Страну представляли самые разные новые лица - хозяйственник-аппаратчик Черномырдин, влиятельнейший региональный лидер Лужков, либералы Явлинский, Гайдар, Чубайс. Активно участвовал в форумах мэр Санкт-Петербурга Анатолий Собчак: Питер тогда был в зоне особого внимания - начинались демократические преобразования в законодательной и экономической сферах. Приглашали и вице-мэров города, среди них - Владимира Путина. Надо признать, что и мир, и Россия несколько идеализировали роль Давоса. Мы предвкушали какие-то экстраординарные решения, хотя решений на форуме в принципе никаких не принимается. Но именно там в 1996 году собрались олигархи для разговора о судьбе президентских выборов. Помню, Чубайс приехал туда как глава фонда в поддержку приватизации, а уехал, получив от представителей крупного бизнеса полномочия для общения с Кремлем и выработки стратегии избирательной кампании.

Что для нас Давос сегодня? Теперь опять год президентских выборов... Но за последние четыре года наша страна серьезно ушла вперед. Проведено рекордное количество реформ. Мы стали намного стабильнее и теперь спокойно можем принимать участие в обсуждении глобальных проблем, не ощущая на себе пристального внимания.

…Дело в том, что Запад все еще воспринимает Россию в рамках определенных стереотипов: мол, непредсказуемая страна с "силовыми" традициями. И как только появляется повод, на такой образ легко соскочить. Ну не укладываемся мы в привычные для Запада схемы, которые, кстати, везде на Востоке - в Японии, Китае или Корее - совсем иные. Но сейчас появляется и другое представление о России: тут выгодно делать бизнес. Ведь любая инвестиционная компания, которая возьмет показатели самого либерального за последние годы бюджета-2004, уровня золотовалютных резервов, инфляции, госдолга, либерализации движения капиталов, видит реальное улучшение инвестиционного климата в нашей стране.

То есть если мы в 1993 году говорили: приходите, инвестируйте, то сегодня капитал сам развернулся в нашу сторону. Потому что Россия стала абсолютно нормальным субъектом мировой экономики, и в мире нас оценивают по тем же общепринятым критериям, что и любую другую страну. Нам не нужен сверхпиар. И бить себя в грудь и говорить "Все сюда!" не надо. Так что Давос для нас сейчас - просто место для дискуссий.

…К нашему мнению в решении глобальных вопросов - борьба с кризисами, судьба развивающихся рынков - теперь больше прислушиваются с учетом растущей экономики России. Важна для нас и международная оценка нашего политического ландшафта, темпов либерализации бизнеса».

Беседа в номере 4 касалась злободневного для страны вопроса о вступлении в ВТО:

«…- С тех пор как существует торговля, существуют и торговые барьеры как средство защиты своих рынков и товаропроизводителей. Страны, объединившиеся во Всемирную торговую организацию, регулярно проводят консультации, руководствуясь правилами сбалансированных уступок. Это, конечно, теория - в реальности все куда сложнее. И все же ВТО дает возможность разрешать торговые споры цивилизованным путем переговоров, избегая дискриминационных мер. Но и обязанностей ВТО накладывает немало.

Решение о сближении с Генеральным соглашением по тарифам и торговле, предшественником ВТО, было принято еще ЦК КПСС в конце 70-х годов. Но СССР рассматривался в мире как нерыночное государство. Россию поначалу зачислили в ту же категорию. Теперь и ЕС, и США признали наш рыночный статус. Но этого недостаточно. Поскольку Россия остается вне ВТО, наши предприятия по-прежнему подпадают под ограничения. …Против нас в прошлом году действовало более сотни санкций. А это - удар по отечественным авиации, космосу, транспорту, ядерной энергетике... И прямые потери не столь уж маленькие: в расчете на год примерно 2,5-3 миллиарда долларов.

Переговоры о присоединении к ВТО идут трудно. Немало проблем создают наши главные торговые партнеры из Европы. …Европе может быть предложена новая по сути стратегия взаимоотношений. Это создание общеевропейского экономического пространства с участием России. Подобные альянсы не противоречат нормам ВТО. Если государства, уже состоящие в организации, поймут, что от вступления в нее России выигрывает не только наша страна, но и все мировое сообщество, что игра по общим правилам выгодна всем, то это станет той политической поддержкой, которая нам необходима. И мы ее уже чувствуем.

…Со своей стороны мы должны для присоединения к ВТО стать более открытыми. Ведь создание конкурентной среды, свобода торговли являются очень важным фактором повышения эффективности России. Считается, что экономика США закрыта от всего мира, экономика Европы - также. Но при этом средняя эффективная ставка по импортным пошлинам для США и ЕС составляет 3-4 процента. А в российской экономике - 10-11 процентов. Так что мы пока еще больше закрыты от остального мира. Да, импортная продукция "бомбит" наш рынок, и за время, оставшееся до вступления в ВТО, мы должны обеспечить конкурентоспособность нашей продукции. В результате переходного периода пошлины должны понизиться, может быть, до 5-7 процентов.

…Кроме того, обращу внимание на важный аспект. Прямые иностранные инвестиции рассчитаны на создание в России реальных производств. Они не будут достаточными, если производимые товары ориентированы только на внутренний спрос. Товары с надписью Made in Russia должны продаваться по всему миру. А это возможно только в случае открытия мировых рынков для российской продукции "золотым ключиком" ВТО».

Как ни странно, но, несмотря на название рубрики, беседа в номере 5 была посвящена политическим, а не экономическим и не финансовым вопросам:

«…- Вы симпатизировали СПС, а на последних выборах предпочли "Единую Россию". Почему?

- Правые утратили инициативу в проведении реформ, которую перехватили правительство и "Единая Россия". "Яблоко", например, не всегда поддерживало бюджет. СПС тоже не всегда был на нашей стороне. Они, к примеру, не поддержали жесткие решения в налоговой сфере, когда нужно было увеличить налогообложение нефтяных компаний. Некоторые теперь уже бывшие лидеры СПС исходили из того, что из-за поддержки якобы непопулярных решений они потеряют голоса. Но они их и без того потеряли.

- Где же теперь находится "штаб" реформ?

- Он давно перешел в правительство. Например, когда премьер Касьянов утверждался прежней Госдумой, выступил Немцов и заявил, что СПС голосует "за", потому что Касьянов будет проводить реформы Грефа. В тот момент слова Немцова прозвучали вполне адекватно. Сами реформы разрабатывались группой либеральных экономистов, среди них Улюкаев, Дворкович, Набиулина, Вьюгин, Дмитриев, которые в тот момент не входили в правительство. Теперь эти люди работают на руководящих постах в Минфине, Минэкономразвития, в ЦБ. Сейчас группа "обросла" новыми людьми и идеями, некоторые из которых были почерпнуты в ходе дискуссий с экспертами СПС, прежде всего из института Егора Гайдара. Не менее тесное общение происходило и с "Яблоком". К этому списку можно добавить депутатов, таких, как Жуков, Плескачевский, Задорнов, которые существенно повлияли на продвижение реформ в Думе. И все же центр реформ находится у исполнительной власти.

- То есть за судьбу либерального экономического курса можно не беспокоиться?

- Я считаю, что Россия должна проверить себя низкими ценами на нефть. Можно сказать, даже мечтаю об этом. Мы должны показать, что наша экономика устойчива и темпы ее роста выше 5 процентов в год сохранятся и в условиях низких цен на нефть.

- Каким же вам видится будущее правых?

- Теперь уже прежние лидеры СПС захотели поиграть на "поляне" политического либерализма. В чем их ошибка? Усиление госинститутов они восприняли как "удар по демократии".

…Некоторые представители СПС почему-то полагают, что если они будут поддерживать Путина, то потеряют себя. Я думаю, что это неверный посыл. Будучи в оппозиции, они потеряют все, включая даже свой пока еще сильный брэнд, марку. Я знаю, что Путин готов к сотрудничеству, но многие в СПС пока к этому не готовы. Результат может быть для них печальным. Ведь не только нынешние правые являются истинными хранителями демократии и свобод. "Единая Россия", проводя реформы, по факту и окажется защитницей тех либеральных ценностей, за которые на словах ратуют некоторые наши правые. То есть рано или поздно "Единая Россия" врастет в нишу, из которой сейчас правые так активно выпадают, и превратится в традиционную либерально-консервативную партию».

В номере 6 министр отвечал уже на вопросы, относящиеся непосредственно к его ведению – о внешнем и внутреннем долгах государства:

«…- На 1 января 2004 года внешний госдолг составил 119,1 млрд. долларов, к началу 2005 года он прогнозируется на уровне 113,6 млрд. долларов. Сейчас Россия по основным показателям долговой нагрузки относится к государствам с умеренным уровнем долга. Отношение платежей по госдолгу к экспорту товаров и услуг в 2003 году составило 10%, к доходам федерального бюджета - около 17,8% (напомню: золотовалютные резервы ЦБ РФ достигли при этом рекордного уровня в 84 млрд. долларов). В первую очередь этому способствовала последовательная политика правительства, направленная на отказ от новых заимствований в сочетании с эффективным управлением госдолгом. Результатом всего этого и стала "долговая устойчивость". Иными словами, выплаты по внешним долгам перестали быть форсмажором как для нас, так и для наших кредиторов, у которых теперь окончательно отпали все сомнения в нашей платежеспособности.

…Выплачивая долги, мы в первую очередь решаем свои собственные проблемы. Ведь в тех же США, задолженность которых существенно выше российской, долговая нагрузка на бюджет почти в два с половиной раза ниже. Управляя долгом, прогнозируя долговую политику, мы работаем на стабильность нашей экономики.

…Внешняя задолженность - лишь одна сторона дела. На 1 января 2004 года внутренний госдолг составил 681,5 млрд. рублей. Напомню: он образуется в связи с привлечением средств предприятий и населения для выполнения госпрограмм и заказов. В отличие от внешнего, внутренний госдолг не подвержен влиянию курсовых колебаний - он преимущественно "рублевый". Укрепляющаяся стабильность рубля - залог доверия участников рынка, которым уже не страшно вступать в те или иные отношения с государством. В рамках политики управления внутренним долгом правительство приступило к использованию госгарантий как способа стимулирования инвестиционной активности. В 2004-2005 годах объем внутреннего долга будет расти при одновременном сокращении долговой нагрузки на экономику. Будет производиться замещение внешнего госдолга внутренним.

Теперь о наболевшем - о гособязательствах перед населением. Почему и эту проблему нельзя решить "махом"? Законом "О восстановлении и защите сбережений граждан РФ" обесцененные после 1991 года вклады признаны внутренним госдолгом. То есть Россия унаследовала долги СССР не только перед иностранными кредиторами, но и перед своими гражданами. Ведь обесценивание вкладов произошло не в 1991 году, а раньше, когда они превратились в мертвый груз в сберкассах: купить-то на них было нечего. И тем не менее в 2000 и 2001 годах компенсации составили соответственно 6,6 млрд. и 6,8 млрд. рублей, в 2002 году - 16,6 млрд., в 2003-м - 19 млрд. рублей. В бюджете на 2004 год предусмотрено увеличение компенсационных выплат до 25 миллиардов».

В 8-м номере министр разъяснял такую популярную в СМИ тему, как стабилизационный фонд:

«…- Стабилизационный фонд, о необходимости создания которого говорило российское правительство, заработал. Правительство перечислило на его счет первые 106,3 млрд. рублей - остатки бюджетных средств за прошлый год. В феврале копилка пополнится еще 16 миллиардами.

Счета стабфонда ведутся отдельно от бюджетных и находятся в Центробанке. На них будут направляться как остатки бюджетных средств за минувший год, так и налоги с "дополнительных" доходов нефтяников - то есть тех, что получены при цене нефти выше 20 долларов за баррель.

Для чего нужен фонд? Во-первых, для того, чтобы не ослабить нашу экономику избыточным предложением валюты при высоких ценах на нефть. Во-вторых, чтобы создать запас прочности на случай резкого их снижения, что, как показывает мировая практика, случается каждые шесть лет. Так что теперь у российской экономики есть стабилизатор, который не позволит сбить ее с курса колебаниями цен на нефть. Размер стабфонда к концу 2004 года может составить 260-280 млрд. рублей. Таких средств уже достаточно, чтобы при цене на нефть марки Urals даже в 15 долларов за баррель поддерживать текущий уровень расходов бюджета в течение 9-10 месяцев.

Теперь о механизме работы фонда. В случае снижения цены на нефть ниже базовой накопленные средства могут использоваться для покрытия дефицита бюджета. Но это надо будет утвердить законом. В отсутствие же форсмажора стабфонд будет просто работать на бюджет: его средства могут быть вложены в первоклассные ценные бумаги иностранных государств. Доходность рынка надежных инструментов достигает сейчас трех процентов, и прибыль от инвестирования будет направляться в бюджет.

Правда, уже сейчас у правительства возникает проблема: как уберечь стабилизационную копилку и не пустить ее на текущее финансирование непроцентных расходов. Часто приходится слышать, что средства из стабфонда можно было бы направить не только на покрытие дефицита бюджета, но и, к примеру, на выплату внешнего долга. Расходы на оплату госдолга, как и на другие нужды, законом о стабфонде не исключены, но лишь когда объем средств там превысит 500 млрд. рублей.

Сегодня перед правительством стоит другая задача - доказать, что при снижении цен на нефть страна может исполнять все бюджетные показатели, обеспечить макроэкономическую стабильность и снижение инфляции до 10, а в 2006-м - до 5-7 процентов и сохранить высокие темпы экономического роста.

… Надо отдавать себе отчет, что высокие нефтяные цены - это выигрыш в лотерею: сегодня есть, завтра - нет. Серьезные проблемы, например борьба с бедностью, решаются стабильными успехами экономики. Вбросить одномоментные доходы в экономику означает разогнать инфляцию. Развею распространенное мнение, что если нефтяные сверхдоходы вложить в инвестиции, то ее удастся избежать. Сейчас ЦБ печатает в обмен на нефтедоллары огромное количество рублей. Ответ на вопрос, сколько денег необходимо иметь в обращении для эффективного развития экономики, можно найти в любом учебнике. Так вот сейчас традиционных средств, которыми обладают ЦБ и Минфин для связывания потока нефтедолларовых рублей, пока не хватает. Иначе инфляция обложит дополнительным налогом всех. Нужен стабфонд и для того, чтобы заморозить излишки рублевой массы и не допустить чрезмерного укрепления рубля».

И, наконец, в номере 9 отвечал на вопросы уже и.о. министра, и речь шла о реформировании правительства:

«…- Выступая на заседании правительства в среду, Владимир Путин назвал две причины, побудившие его вывести кабинет Касьянова в отставку: одна - политическая, другая - административно-организационная. Политическая состоит в том, что Путин и как действующий президент, и как кандидат в президенты посчитал, что может - и даже обязан - заранее ознакомить общественность с кандидатурой нового председателя правительства и объявить курс на следующий президентский срок.

… Президент говорил о решительных и эффективных реформах. Понятно, что человек, который задает правительству такие ориентиры, не должен оставить без ответа вопрос, как он представляет пути их достижения.

… Сейчас в соответствии с административной реформой должно произойти не просто формирование, но еще и структурное изменение правительства: число министерств будет сокращено.

… В первые же дни после утверждения премьера будет утверждена и новая, та самая давно ожидаемая структура компактного, эффективного и дееспособного правительства - как того и требовала административная реформа. Опираясь на нее, премьер и будет формировать кабинет. С учетом отмены лишних функций министерств и ведомств и прочих наработок, сделанных в ходе подготовки реформы.

… Очевидно, что какие-то министерства и ведомства исчезнут, какие-то начнут реорганизовываться, менять статус, какие-то сольются, сократят свои штаты. … После отмены "лишних" функций большинство органов исполнительной власти выступят уже в новом качестве, то есть фактически будут вновь созданными. В некоторых случаях может поменяться министр, а в некоторых сократится и штат.

…- По каким принципам будет формироваться структура правительства?

- По административной реформе основная работа проведена в Минэкономразвития. В его недрах вызрели принципы формирования правительства, и они одобрены президентом. Первый: разделение на правоустанавливающие, правоприменительные и контрольные органы исполнительной власти. Второй: функциональный подход. Правительство должно строиться по функциональным признакам, а не по отраслевым. Конкретно мое мнение: отраслевых министерств у нас должно остаться не больше двух. Например, Минпром и Минсельхоз, что связано, конечно, с оборонзаказом, обеспечивающим безопасность нашей страны, и вопросами контроля и поддержки такого чувствительного для всех стран "сельского" вопроса. Третий принцип: контрольные органы должны перестать быть министерствами. Словом, если применить эти принципы, мы увидим, что количество министерств сократится.

- Ключевые министерства макроэкономического блока остаются?

- Считайте, что нам повезло. Министерство экономики, Министерство финансов существуют в правительствах - так же, как МИД и Министерство обороны - во всех государствах. Хотя это не означает, что эти ключевые ведомства не должны повышать свою эффективность, в том числе и в целях сокращения численности своих чиновников, а также избавляться от излишних функций, в том числе контрольных.

- Что с чем будет конкурировать: количество квадратиков на бумаге или принципы формирования правительства?

- Если мы утверждаем эти принципы, то число квадратиков становится делом техники. Думаю, что для современного правительства с минимальными бюрократическими звеньями, которое быстро может реагировать на ситуацию, не переписывать бумаги и не дублировать друг друга, не создавать дополнительную аппаратную надстройку над каждым министром, такая структура становится абсолютно понятной и конкурентоспособной. А самое главное - понятно, кто чем занимается, за что отвечает, контролер не будет писать под себя правила, а чиновник, устанавливающий принципы взаимоотношений между гражданином и государством, не будет писать их "под проверяющего". Чиновников станет меньше, а у налогоплательщиков денег останется больше».

Эта беседа с Алексеем Кудриным на страницах «Итогов» на сегодняшний день последняя. Конечно, министр не открывал нам Америки. Разумеется, он понимал, что журнал, в котором будут опубликованы беседы, рассчитан на рядового обывателя. Но в этом и одна из целей нашего обзора: посмотреть, что же хотел сказать рядовым обывателям один из ведущих членов правительства России, еженедельно давая интервью одному и тому же изданию. И второе соображение, побудившее нас к этому обзору: это в определенной степени целостное мнение Алексея Кудрина на разные проблемы, стоящие перед страной.


Обзор подготовил Владимир Володин
Никитченко Алексей Анатольевич
Ильинов Евгений Викторович
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет
Семинар «Использование модели стандартных издержек как инструмента сокращения административных издержек».

Поделиться

Подписаться на новости