Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Черная река. Обзор СМИ. Часть первая

О проблемах нефтяной отрасли и цен на нефть у нас пишут всегда: слишком важны эти проблемы для страны, прочно сидящей на нефтяной игле. Если же учесть сегодняшнее состояние мирового нефтяного рынка и наши внутренние проблемы, связанные с нефтяными пошлинами, природной рентой и делом ЮКОСа, то стоит удивляться, не тому, что о нефтяных проблемах пишут много, а тому, что умудряются писать и о чем-то другом. Кстати сказать, о наших нефтяных проблемах пишут не только российские, но и зарубежные СМИ, о чем тоже будет сказано.

Постоянный автор газеты «Ведомости», старший экономист компании Kafan FX Information Services (Нью-Йорк) Алексей Байер опубликовал в номере от 20 мая статью «Опасная нефть»:

«По идее, цены на нефть не должны сильно колебаться и предсказывать их должно быть просто. Рынок нефти обширен, а потребление и добыча меняются лишь постепенно. Просчитывай себе спрос-предложение, делай поправку на политические и погодные сюрпризы - и все дела.

Все это, конечно, совсем не так. Цены прыгают, и здорово, за последние пять лет нефть подорожала в четыре раза. А прогнозам цен обычно грош цена. Накануне войны Судного дня 1973 г. специалисты утверждали, что нефть скоро будет продаваться по себестоимости добычи в Саудовской Аравии, т. е. за пару долларов за баррель.

На рынке бытует мода на снижение. Всемирный банк, который всегда отражает общее мнение, считает, что средняя цена на нефть в этом году будет $26 за баррель, на 10% ниже, чем в 2003 г. А недавние рекорды аналитики объявили временным явлением.

Конечно, тут важную роль играет фактор Буша. Даже американский обыватель уверен, что к ноябрьским выборам нефть подешевеет.

...Увы, эта уверенность упускает из виду тот неоспоримый факт, что администрация Буша-сына показала полное неумение взаимодействовать как с союзниками, так и с врагами, а способность Саудовской Аравии двигать цены сильно преувеличена.

А, правда, кому выгодны высокие цены на нефть?

Ответ не так прост. Взвинтив цены в 1970-е гг., члены ОПЕК быстро поняли, что дорогая нефть для них погибель. Страны-потребители начали экономить, увеличивать эффективность двигателей и вкладывать в альтернативные источники энергии. Начали эксплуатироваться новые месторождения, и влияние картеля на рынке упало.

Да и нефтедоллары никому особого счастья не принесли. Они были быстро и бездарно разбазарены, и вскоре даже Саудовская Аравия оказалась на грани кризиса. СССР тоже погорел на дорогой нефти, ввязавшись в международные авантюры во второй половине 1970-х гг.

Таким образом, дорогая нефть выгодна богатым странам, ее потребляющим. Так, несомненно, считают в Европе, где нефтяной импорт облагается высокими налогами. Зато в Америке бензин еще недавно стоил 40 - 45 центов за литр. Поэтому каждый второй автомобиль в США - это внедорожник-SUV, а потребление бензина на машину выросло до уровня 1981 г. США занимают четвертое место в мире после Сингапура, Эмиратов и Катара по потреблению нефти на душу населения, а нефтяная емкость ВВП на 22% превышает Японию, на 40% - Британию.

...Скачок цен должен несколько отрезвить американцев. Зато для производителей нефти он может через год-другой вновь обернуться проблемой».

Видимо, логические построения близки многим экономистам, в том числе из стран – экспортеров нефти. «ОПЕК за снижение цен» - так называется статья

Анны Скорняковой («Независимая Газета», 20-05):

«...Несмотря на то что рекордные цены на нефть являются прямым следствием политики Организации стран – экспортеров нефти, снизившей в апреле квоты на добычу черного золота, сложившаяся ситуация уже не устраивает и ОПЕК. Возможно, квоты на добычу нефти будут увеличены на 1,5 млн. баррелей в сутки уже на этой неделе, а не на конференции ОПЕК 3 июня.

Впрочем, эксперты Международного валютного фонда пока не считают, что уровень цен на нефть угрожает мировой экономике. По словам управляющего директора МВФ Энн Крюгер, нефтяные котировки «являются скорее одним из факторов, за которыми нужно следить, нежели чем-то, что представляет безусловную опасность».

До сих пор страны ОПЕК старались выжать из сложившейся ситуации максимум прибыли.

...Однако долго такая ситуация продолжаться не могла, и на днях организации пришлось пересмотреть прогноз – теперь ОПЕК ожидает увеличение спроса в третьем квартале по сравнению со вторым на 1,9 млн. баррелей в сутки до 80,18 млн. баррелей. По мнению картеля, в четвертом квартале спрос продолжит расти и составит 82,44 млн. баррелей в сутки.

Впрочем, у идеи повышения квот, в ОПЕК есть противники. В частности, президент Венесуэлы Уго Чавес считает, что причины роста цен на нефть нужно искать не в уменьшении квот. ...Чавес призывает к проведению переговоров между ОПЕК и потребителями нефти для выяснения резкого скачка цен. Министр нефтяной промышленности Объединенных Арабских Эмиратов Обида бен Шеиф аль-Нассери также считает, что увеличение квот может подождать до 3 июня.

...При растущем потреблении нефти ОПЕК по-прежнему не имеет возможностей для резкого увеличения объемов добычи, остальные нефтедобывающие страны, включая Россию, также не готовы к росту поставок соответствующими темпами.

Российское правительство поспешило воспользоваться благоприятной конъюнктурой – с 1 июня экспортная пошлина на нефть будет повышена с 35,2 до 41,6 долл. за тонну, а пошлина на нефтепродукты вырастет с 31,7 до 37,5 долл. за тонну».

Целый ряд материалов, разумеется, был посвящен борьбе вокруг и внутри ОПЕК. «Дайте больше нефти» назвали свою статью Игорь Федюкин и Олег Митяев («Ведомости», 24-05):

«Состоявшаяся в выходные встреча министров стран - членов ОПЕК не принесла результатов. С инициативой повысить добычу сырья выступила лишь Саудовская Аравия. Об этом же просит ОПЕК и "большая семерка". Но эксперты сомневаются, что в мире есть резервы для быстрого увеличения добычи нефти.

Еще две недели назад Саудовская Аравия предлагала увеличить добычу ОПЕК с нынешних 23,5 млн баррелей в день на 1,5 млн баррелей. А в вышедшем в воскресенье интервью газете al-Hyatt министр нефтяной промышленности Саудовской Аравии Али Наими высказался за увеличение добычи уже на 2,3 - 2,5 млн баррелей. "Рынок примет цену $35 за баррель, - сказал Наими. - Он боится цены в $50, и мы тоже ее боимся". В пятницу он пообещал, что Саудовская Аравия уже к 1 июня увеличит добычу почти на 5% - до 9 млн баррелей в день.

Но инициатива Саудовской Аравии не встретила поддержки со стороны большинства представителей ОПЕК, собравшихся в прошедший уик-энд в Амстердаме. Решение об объемах добычи нефти картель примет лишь 3 июня на очередном саммите в Бейруте. Более того, Венесуэла и Иран усомнились в необходимости повышать добычу. "Не исключено, что эпоха дешевой нефти подошла к концу, - заявил венесуэльский министр энергетики и горной промышленности Рафаэль Рамирес. - Цена сейчас определяется многими факторами, а не только позицией ОПЕК".

...Оказать давление на ОПЕК намерены и страны "большой семерки". По итогам проходившей в выходные встречи, министры финансов G7 и России собирались призвать ОПЕК увеличить добычу нефти. Министры G7 обеспокоены тем, что цены на нефть, выросшие за год почти на 40% и достигшие в прошлый понедельник в Нью-Йорке рекордного максимума в $41,85 за баррель, повредят начавшемуся росту мировой экономики.

Но эксперты не уверены, что вмешательство "большой семерки" поможет снизить цены на нефть. "Сейчас G7 даже еще более бессильна в своих попытках сдержать рост цен, чем ОПЕК, - цитирует Reuters Ноймана Бараката из нью-йоркской брокерской конторы Refco. - Определяющим фактором в долгосрочной перспективе сейчас является существенный рост спроса и очень нестабильная геополитическая обстановка".

...Саудовская Аравия - единственная в мире страна, способная существенно повысить добычу, и они не станут оглядываться на тех, кто все равно не способен добывать больше". По словам Наими, в случае необходимости Саудовская Аравия может довести добычу до 10,5 млн баррелей в день».

Несколько более иронично обрисовал в тот же день ту же тему сайт «Газета.Ru» («Восьмерка просит ОПЕК стать шестеркой»):

«...Министры финансов стран «большой восьмерки», собравшиеся в воскресенье в Нью-Йорке, обратились с заявлением к ОПЕК, в котором просят увеличить добычу нефти, «чтобы вернуть цены к уровню, обеспечивающему длительный рост мировой экономики». С 2000 года это первый случай, когда G8 пытается давить на ОПЕК.

...В ОПЕК единого мнения по поводу дальнейшей стратегии не сложилось. Крупнейший производитель нефти – Саудовская Аравия – выразила готовность увеличить добычу. В минувшую пятницу министр нефти Саудовской Аравии аль Найми призвал ОПЕК повысить ежедневные поставки на 2 млн баррелей в день. Министр также заявил, что его страна уже пересмотрела планы добычи нефти на июнь и существенно их увеличит. «Чувствуя озабоченность в отношении стабильности рынка, непрерывности поставок нефти и роста мировой экономики, особенно в близких нам по статусу развивающихся странах, для которых внезапный и чрезмерный рост цен на нефть представляет сильную угрозу, Саудовская Аравия предлагает увеличить квоту ОПЕК более чем на 2 млн баррелей в день и уже взяла обязательства поставлять в июне на рынок около 9 млн баррелей нефти в день», – говорится в заявлении аль Найми.

Это означает фактический выход Саудовской Аравии из картельного соглашения о квотах 10 стран – членов ОПЕК на своих регулярных конференциях определяют квоты для каждого. Все должны неукоснительно соблюдать взятые на себя договоренности. Правда, небольшим перевыполнением плана некоторые грешили и раньше, но никогда не говорили об этом на официальном уровне и так прямо.

По действующим договоренностям, Саудовская Аравия должна добывать 7,638 млн. баррелей нефти в сутки. Но, согласно данным майского доклада ОПЕК, основанным на информации от независимых источников, уже в апреле добыча была на уровне 8,24 млн баррелей. А по данным Reuters, полученным полученным от независимых источников, в мае Саудовская Аравия добудет всего 8,6 млн баррелей. Сам же аль Найми в интервью, опубликованном в воскресенье в газете «Аль Хайят», заявил, что сейчас его страна добывает 9,1 млн. Так что, скорректировав планы на июнь, саудовский министр просто легализовал существующее положение дел. Хотя ежедневная квота 10 стран – участников ОПЕК равна 23,5 млн баррелей, консалтинговая компания Petrologistics определяет реальную добычу на 2,88 млн больше – 26,38 млн баррелей.

...До конференции ОПЕК, которая запланирована на 3 июня в Бейруте, картель не намерен пересматривать существующие квоты.

Такова официальная позиция экспортеров. Однако весьма вероятно, что и конференция не принесет так ожидаемого Западом повышения добычи, а предложение Саудовской Аравии не найдет поддержки. «Так нельзя. Это ошибка, – заявил о действиях Саудовской Аравии министр нефти Ливии Фетхи бен Четван. – Саудовская Аравия не имеет права одна увеличивать производство». В мае Саудовская Аравия уже предлагала повысить добычу на 1,5 млн баррелей в день, но тогда против этого выступила Венесуэла. По словам высокопоставленного представителя одной из стран, несогласных с Саудовской Аравией, «в Бейруте саудовское предложение вызовет большое сопротивление». Оппоненты Саудовской Аравии боятся, что если цены на нефть начнут снижаться в ответ на увеличение добычи, то они упадут не на $1–2, а сразу на $10. Но даже в этом случае они не уложатся в «справедливый коридор», которые сами арабские страны когда-то определили в $22–28 за баррель».

31 мая «Ведомости» публикуют статью «ОПЕК готовит революцию».

Картель может отменить квоты на добычу нефти» Бхушана Бахри. Честно говоря, многое в ней вызывает вопросы:

«ОПЕК может временно отменить квоты на добычу нефти с целью снизить цены, достигшие рекордных отметок. Одновременно ряд членов картеля хочет зафиксировать более высокий ценовой коридор на сырье. Но эксперты отмечают, что даже максимального использования мощностей ОПЕК может не хватить для удовлетворения мирового спроса.

Предложения об отмене квот на добычу нефти сейчас дискутируются членами картеля в преддверии саммита ОПЕК 3 июня в Бейруте, сообщают источники, близкие к картелю. Но представители ОПЕК предупреждают, что переговоры продолжаются. Отмену квот, равно как и официальное повышение ценового коридора, нельзя считать делом решенным.

Идея временно снять квоты на добычу возникла в условиях, когда крупнейший мировой потребитель нефти — США и главный мировой экспортер топлива — Саудовская Аравия прилагают все усилия, чтобы сбить цены на черное золото. Однако даже эта мера вряд ли приведет к крупному увеличению поставок энергоресурсов на мировые рынки. Большинство членов ОПЕК сейчас выкачивают максимально возможные объемы нефти. ...В то же время отмена квоты ОПЕК может оказать психологическое воздействие на нефтяные рынки, дав им сигнал, что производители нефти намерены удержать цены ниже отметки $40.

Но некоторые члены ОПЕК опасаются, что снятие лимитов на добычу может привести к обрушению цен на нефть. Поэтому они предлагают повысить официальный ценовой коридор на нефть, который сейчас составляет $22-28 за баррель. Министр нефтяной промышленности Катара Абдулла бен Хамад аль-Аттия предложил на прошлой неделе повысить нижнюю границу коридора с $22 до $28 за баррель. А Иран, по словам катарского министра, предлагает повысить ее на $8 до $30 за баррель. Венесуэла настаивает на коридоре в $30-35 за баррель.

...Однако, даже если страны ОПЕК будут использовать свои мощности по максимуму, не ясно, смогут ли они удовлетворить мировой спрос. По оценке Международного энергетического агентства, мировой спрос на нефть к концу года возрастет до 82,5 млн баррелей в сутки по сравнению с нынешними 78,7 млн баррелей в день. Из стран ОПЕК только Саудовская Аравия способна существенно увеличить добычу нефти.

...Министр энергетики США Спенсер Абрахам на прошлой неделе заявил, что получил целый ряд обещаний от Мексики, Нигерии и России об увеличении добычи. Однако, по мнению экспертов, ни одна из этих стран не способна в ближайшее время существенно увеличить добычу».

И здесь от проблем общемировых мы переходим к своим, отечественным. «Из России выдавливают нефть» - написал 28 мая сайт «Газета.Ru», комментируя визит в Москву министра энергетики США Спенсера Абрахама:

«Добившись увеличения квот на добычу нефти у ОПЕК, США решили надавить на Россию и разрешить проблему экспорта нефти из нашей страны. Цена вопроса, заявляют американские власти,– доброе имя и инвестиционная привлекательность России.

...Заручившись честным словом арабских шейхов, Спенсер Абрахам прибыл в четверг с визитом в Москву.

...Американский министр встречался со своим российским коллегой – министром промышленности и энергетики Виктором Христенко. Как сообщили в Минпромэнерго, министры обсудили ситуацию на мировом нефтяном рынке, а также «весь комплекс вопросов, связанных с российско-американским сотрудничеством в топливно-энергетической сфере».

Основной темой разговора стали вопросы, касающиеся объема экспорта российской нефти и разногласия, возникшие вокруг лицензий на разработку месторождения «Сахалин-3».

...Желание США перестраховаться и пообщаться с независимыми экспортерами вполне понятно. Непонятно другое. Возвращаясь к проблеме месторождения «Сахалин-3» перед вылетом в Москву, Спенсер Абрахам довольно четко обозначил цель своего визита в Россию: «За развитием ситуации с проектом «Сахалин-3» очень внимательно следят все заинтересованные лица. Окончательное решение (со стороны России.– «Газета.Ru») окажет огромное влияние на то, какое мнение сложится у инвесторов в отношении вопроса вложения денег в Россию в будущем».

Он подчеркнул, что своенравие российских политиков может влететь стране в копеечку. Ведь если американская лицензия будет аннулирована и объявлены новые торги, это окажет негативное влияние на инвестиционный климат в России, предостерег американский чиновник.

Сказанное слабо вписывается в рамки дипломатических намеков и больше напоминает политический шантаж. Два года назад Абрахам заявлял прямо противоположное. Тогда министр энергетики США говорил о том, что начало реализации проекта «Сахалин-1» «дает сигнал другим компаниям и странам о том, что в России есть положительный климат для инвестиций». Похоже, что мнение чиновников Соединенных Штатов об инвестиционной привлекательности напрямую зависит от того, насколько страна готова делиться с США своими сырьевыми богатствами.

...Спенсер Абрахам оценивает результаты своего визита положительно. Он высказал мнение, что ему удалось договориться об активизации энергетического диалога между странами».

Свою оценку визита г-на Абрахама дал в тот же день «Коммерсантъ» в статье «Россия отольет американцам немного своей нефти»:

«...С Виктором Христенко господин Абрахам обсуждал в основном возможность расширения рынков сбыта российских углеводородов, а также перспективы экспортных поставок сжиженного природного газа (СПГ). "К 2025 году потребление СПГ в США увеличится в 2,5 раза и составит порядка 25% от объемов потребления рынка. В этой связи особое значение приобретает развитие шельфовых месторождений газа в России",– заявил по итогам встречи с американским коллегой господин Христенко. Правда, несмотря на потенциальную заинтересованность США в российском СПГ, ни о каких будущих инвестициях США пока не упоминалось.

Обсуждение экспорта российской нефти продолжилось у премьера Михаила Фрадкова. Как заявил журналистам его пресс-секретарь Александр Жаров, "российский премьер подчеркнул позитивные сдвиги в практике поставок российской нефти в США в рамках контрактов российских компаний по сбыту сырой нефти и нефтепродуктов". Причем, по мнению Михаила Фрадкова, доля этих поставок в ближайшие годы должна вырасти до 10-12% к общему импорту нефти США».

Но закончить эту часть нашего обзора хотелось бы статьей «Что нам нефть?», опубликованной в «Ведомостях» еще 21 мая. Научный руководитель Экономической экспертной группы, профессор Российской экономической школы Евсей Гурвич попытался в ней ответить на вопрос о зависимости России от нефтяной иглы:

«Сегодня, когда цены на нефть покоряют все новые высоты, зададимся вопросом: насколько зависима наша экономика от внешней конъюнктуры? Может ли, например, правительство считать послекризисный рост своей заслугой, или же (как считают многие эксперты) он объяснялся исключительно подорожанием углеводородов? Другой аспект той же проблемы: растет или ослабляется уязвимость нашей экономики по отношению к непредсказуемым колебаниям цен мирового рынка - ведь именно резкое падение мировых цен на нефть запустило механизм финансового кризиса в 1998 г.

...Построенные нами интегральные оценки показывают, что полная доля этого сектора (включая добычу нефти и газа, нефтепереработку и транспортировку по трубопроводам, а также ту прибыль, которая через механизм трансфертных цен передается в торгово-посреднический сектор) лежала в последние годы в диапазоне от одной пятой до четверти от общего ВВП страны, составляя в 2003 г. 21% суммарного ВВП. Это близко к доле нефтегазового сектора в Норвегии и примерно вдвое меньше, чем в классических нефтяных державах - Саудовской Аравии и Кувейте. Важный вывод состоит в том, что без колебаний мировых цен расчетная доля нефтегазового сектора последовательно сокращалась бы, составив в прошлом году лишь 17% ВВП. Это говорит о постепенном снижении роли нефтегазового сектора.

Вопреки распространенному мнению, не столь велика зависимость бюджета от добычи и переработки углеводородов. Доля доходов в расширенном бюджете, источником которых служит нефтегазовый сектор, примерно соответствует его доле в ВВП. Серьезную проблему, однако, представляет то, что основная часть нефтегазовых доходов концентрируется в федеральном бюджете, где в результате их доля оказывается действительно высокой (39% в 2003 г. ).

С точки зрения устойчивости бюджета важен не только вклад нефтегазового комплекса в бюджетные доходы, но и их чувствительность к колебаниям цен мирового рынка. Известно, что восстановление после кризиса экспортных пошлин и привязка их размеров и ресурсных платежей к мировым ценам на нефть усилили прямую зависимость бюджетных доходов от внешней конъюнктуры. Скажем, если бы в прошлом году цена нефти была бы "стандартной" (на уровне $20 за баррель) , то доходы на федеральном уровне оказались бы на 2,5% ВВП меньше. Однако это само по себе не означает, что система государственных финансов стала более уязвимой, поскольку на самом деле устойчивость определяется не только стабильностью доходов, но и тем, как они используются, т. е. проводимой бюджетной политикой в целом. ...Будущая устойчивость бюджета по отношению к возможному ухудшению конъюнктуры обеспечивается созданием стабилизационного фонда, механизм которого преобразует переменчивую внешнюю конъюнктуру в постоянные для государства условия. Посадить себя на "нефтяную иглу" можем только мы сами, если начнем жить не по средствам, забыв, что высокие цены на углеводороды даны нам не навсегда.

...Наконец, самый непростой вопрос: какой вклад в послекризисный рост внесла (с учетом всех прямых и косвенных эффектов) благоприятная конъюнктура? При прочих равных она действительно существенно ускоряет экономический рост, однако механизмы такого воздействия могут блокироваться мерами правительства и Центрального банка, защищающими экономику от колебаний внешней конъюнктуры. Препятствуя чрезмерному укреплению рубля, ЦБ нарастил за последние четыре года золотовалютные резервы на $64 млрд. С экономической точки зрения это, как и сокращение внешнего долга, свидетельствует, что сверхдоходы превращались не в дополнительный инвестиционный и потребительский спрос, а в создаваемый государством отток капитала. Суммарные конъюнктурные доходы за четыре последних года, по моим оценкам, составили $68 млрд (в том числе по углеводородам - $56 млрд). За это же время отток капитала за счет накопления резервов и погашения внешнего долга был равен $99 млрд. Таким образом, фактически наша экономика не пользовалась преимуществами высоких цен: расчеты показывают, что с макроэкономической точки зрения она жила как бы при ценах 19 $/барр.

...Построенные в Экономической экспертной группе модели говорят, что в последние годы "стандартный" темп роста составлял примерно 5% , отклонения от этого уровня определялись изменением мировых цен. Поскольку в среднем в 2000 - 2003 гг. экономика росла на 6,8% в год, можно сделать вывод, что в целом конъюнктурный фактор определил лишь четверть фактического роста, т. е. был далеко не главной его причиной. Отметим, что в целом за последнее четырехлетие рост добавленной стоимости в нефтегазовом комплексе был примерно таким же, как в остальной экономике (хотя в последние два года нефтяная промышленность стала настоящим локомотивом роста). Большой рост в нефтяной промышленности был компенсирован спадом в газовом секторе.

Во всех переходных экономиках за периодом спада следовало оживление, поскольку формирование собственника и завершение начального накопления приводили в действие рыночные силы. Однако, если мы хотим, чтобы рост продолжился (или тем более ускорился), чтобы экономика стала по-настоящему конкурентоспособной, предстоит сделать гораздо больше, чем уже достигнуто. Наладить нормальные отношения между бизнесом и властью, заставить бюрократию работать на страну, а не на себя, создать независимую и неподкупную судебную систему, развить финансовый сектор. Без решения этих проблем нам не помогут даже очень высокие цены на нефть».


Обзор подготовил Владимир Володин
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет
Семинар «Использование модели стандартных издержек как инструмента сокращения административных издержек».

Поделиться

Подписаться на новости