Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Бизнес и власть в России - встретились Бука и Бяка. Обзор СМИ. Часть третья

В этой части нашего обзора мы хотели бы обратиться к аналитическим материалам, связанным с нашей темой, к аспектам почти что философским, а потому основным изданием, материалы которого в нее вошли, станет журнал «Эксперт».

В 17-м номере журнала была опубликована статья Яны Галухиной, Татьяны Гуровой и Максима Рубченко «Бремя высокой волатильности»:

«В российской экономике появляются признаки снижения инвестиционной активности. Основная причина нестабильности - повышение давления российских властей на бизнес.

Падение индекса РТС началось 12 апреля - после полугодия устойчивого роста. Первый толчок к падению, по мнению аналитиков, дало поведение российских банков, которые в последнее время заняли заметное место на фондовом рынке. "Падение на рынке акций было связано с кратковременной нехваткой средств в банковской системе, - говорит начальник отдела инвестиционных вложений 'Петрокоммерц' Василий Иванов. - На фоне пика текущих налоговых выплат клиентами кредитных организаций произошло заметное сокращение предложения средств на межбанковском рынке, которое привело к росту ставок межбанковского кредита».

...А тут подоспело заявление премьер-министра Китая о том, что власти страны, обеспокоенные ускорением инфляции и избытком инвестиций, намерены принять решительные меры для охлаждения экономики. Сообщение это вызвало резкое снижение цен на сырье, акции и валюту практически во всем мире, не стала исключением и Россия. Здесь более всего пострадали акции металлургических компаний, и в первую очередь "Норильского никеля".

Однако одни только краткосрочные проблемы с банковской ликвидностью да "китайский фактор" не могли вызвать столь мощную негативную реакцию на фондовом рынке. ..."Поскольку ЦБ активно кредитует банки под залог, - поясняет Василий Иванов, - ликвидность, временно сниженная, восстановится". Что касается "китайского фактора", то он, во-первых, был ожидаем, а во-вторых, может иметь не только негативное, но и позитивное влияние на наш рынок - ведь с мирового финансового рынка на время уходит один из самых крупных и привлекательных заемщиков, что освобождает средства для инвестиций - так почему бы не в Россию? Ответ на это "почему?" найти совсем нетрудно.

Двадцать третьего апреля вице-премьер Александр Жуков направил министру экономразвития Герману Грефу поручение "обеспечить принятие Саяно-Шушенской ГЭС в федеральную собственность в соответствии с постановлением суда". Это неожиданное сообщение, не имеющее непосредственного отношения к финансам, было воспринято участниками фондового рынка именно как обещание начать деприватизацию одной из крупнейших российских ГЭС. Результат - обвал котировок акций РАО "ЕЭС России" на 10% за один день.

...Сегодня, когда критика результатов приватизации у высших российских чиновников стала моднейшей темой, на любые намеки на деприватизацию тех или иных активов рынок в России реагирует, мягко выражаясь, болезненно. Неудивительно, что сразу после заявления Жукова разнесся слух об увольнении Анатолия Чубайса с должности главы РАО "ЕЭС России". И все это вместе существенно усилило давление на фондовый рынок.

Еще больше затрясло рынок от появившегося 29 апреля слуха об аресте Владимира Потанина. Котировки акций "Норникеля", и без того снижавшиеся на фоне сообщений из Китая, за день обрушились более чем на 10%. А за два дня, за 29 и 30 апреля, капитализация компании упала на два с лишним миллиарда долларов - с 14,67 до 12,57 млрд.

"Потанинский фактор" ударил по всему рынку. Индекс РТС за один день - 29 апреля - рухнул более чем на 5%. Ставки по межбанковским кредитам в тот же день подскочили с 10 до 40% (и образ доброго ЦБ, кредитующего банки под залог, никого в этот момент не убеждал в том, что все образуется). ...Опровержения слуха, поступившие и от "Интерроса", и от Генпрокуратуры, ситуацию несколько разрядили, однако по итогам предпраздничной недели капитализация крупнейшего в мире производителя никеля снизилась на 15%.

И в ситуации с Саяно-Шушенской ГЭС, и в случае с вымышленным арестом Владимира Потанина поражает одно - насколько легко рынок поверил в плохие новости. Даже если цель всех этих слухов - лишь манипулирование фондовым рынком, то стоит признать, что их инициаторы нашли беспроигрышный вариант.

...Бесспорно то, что "дело ЮКОСа" существенно увеличило подверженность фондового рынка слухам и повысило возможность манипулировать им. Восприимчивость рынка к слухам, быть может, повышает его спекулятивную привлекательность, но, безусловно, снижает интерес к российским акциям у инвесторов, настроенных на более длинную игру.

Перспектива повышения странового рейтинга жестко связана с исходом судебного разбирательства по "делу ЮКОСа", которое началось 7 мая. К сожалению, неблагоприятный для ЮКОСа исход процесса представляется весьма вероятным. Напомним, что всего за два дня до этого судебного разбирательства Алексей Кудрин в своем интервью газете "Коммерсантъ" заявил, что "прецеденты, когда признавалось, что правильно оформленные сделки являются по определенным условиям ничтожными, в России есть". ...Сразу после этого заявления Алексея Кудрина стоимость акций "ЮКОСа" снизилась почти на 7%. "Инвесторы восприняли высказывания Кудрина как недвусмысленное указание суду, в каком ключе следует выносить решение по делу о налоговых платежах ЮКОСа", - отмечается в аналитическом обзоре Объединенной финансовой группы.

Естественно, что не сама судьба компании ЮКОС так волнует игроков финансовых рынков. Плохо, конечно, что так легко может быть признана банкротом одна из самых крупных и успешных компаний России (напомним, что ЮКОСу удалось обойти по размерам добычи даже "ЛУКойл"). Но еще важнее судебный прецедент. ...Если ЮКОС будет признан виновным в незаконном использовании внутренних офшоров, под угрозой окажутся тысячи российских фирм, занимавшихся тем же самым. А для инвесторов, и внешних, и внутренних, все это - дополнительные риски, которые снижают привлекательность российских активов.

Очевидно, что когда бизнес попадает под политический прессинг, у него снижается мотивация к возврату капитала и реинвестированию прибыли. Это во-первых. Во-вторых, у него возрастает потребность в "наличке", чтобы расплатиться в случае чего с налоговиками. В этом смысле весьма симптоматично выглядит обращение российских совладельцев компании ТНК-BP к руководству British Petroleum с просьбой досрочно выплатить им 3,75 млрд долларов за переданные в совместное предприятие активы. В свое время BP заплатила за акции ТНК 3,95 млрд долларов деньгами, а кроме того, обязалась в течение трех лет передать продавцам еще и свои акции на 3,75 млрд долларов. Теперь россияне потребовали от британского партнера изменить условия сделки и выплатить им 3,75 млрд долларов - единовременно и деньгами, а не акциями. Аналитики объясняют этот поступок российских акционеров ТНК-BP (кстати, невыгодный ни одной из сторон) и желанием вложить средства в телекоммуникации, и разногласиями между российским и британским менеджментом компании. На наш взгляд, уместно предположить, что Михаил Фридман и другие совладельцы ТНК-BP просто аккумулируют деньги, чтобы в случае необходимости удовлетворить требования налоговиков.

...Испытывает ли это беспокойство правительство? Скорее всего - да, и готовит комплекс компенсационных мероприятий. Отодвинув в сторону независимый крупный бизнес и фондовый рынок как структуры, слабоуправляемые сверху, правительство, судя по всему, рассчитывает на крупные инвестиционные и общественно значимые проекты в трех областях - инновационной, транспортной и строительной. ...Для развития инвестиций в высокотехнологичный сектор президент выбил у Минфина разрешение на приватизацию интеллектуальной собственности. Плюс ко всему у правительства есть стабилизационный фонд, который тоже может быть использован для инвестиций.

Все это правильные вещи. Но как это делается? Правительство пока не обсуждает свои стратегические наброски с уже имеющимся в стране бизнесом. Оно только требует - в явной и неявной форме - денег с него. Бизнес огрызается, тогда власть вспоминает про офшоры. Почему власть ведет себя именно так? Возможно, она не умеет и не хочет работать с независимыми предпринимателями. И рассчитывает, что, затеяв новые проекты, она окружит себя новыми надежными партнерами, которые накрепко будут привязаны к государству. Однако не приведет ли такой подход к новому переделу собственности, от предощущения которого и лихорадит финансовые рынки?».

Наиболее взаимоотношения бизнеса и власти, бизнеса и политики разбиралась в 21-м номере «Эксперта», и в первую очередь мы назовем материал Екатерины Шохиной «Быть честным невыгодно»:

«...Третьего и четвертого июня в Москве проходила международная конференция "Корпоративное управление и экономический рост в России". ...На конференции со всех сторон обсуждалось, как улучшить качество корпоративного управления в компаниях, поскольку это важнейшее условие для привлечения инвестиций. Если в России кардинально улучшится корпоративное управление, то увеличится капитализация российских компаний, диверсифицируется экономика страны и наступит устойчивый экономический рост.

...Что же тормозит эффективное управление в России? Все зарубежные финансисты отвечают однозначно - взаимоотношения акционеров в российских компаниях. Так, Джеймс Вулфенсон подчеркнул, что западных инвесторов особенно беспокоит отношение между мажоритарными и миноритарными акционерами, поскольку они хотят быть уверенными в том, что их права собственности будут в России защищены. Международные финансисты призвали российских предпринимателей брать пример с западных компаний, которые уже давно решили проблему соблюдения прав акционеров. На это возразил глава Федеральной службы по финансовым рынкам (ФСФР) Олег Вьюгин - в своем выступлении он отметил, что Россия не может слепо перенимать опыт Америки или Европы. "На эволюцию корпоративного управления в России необходимо смотреть с точки зрения структуры акционерного капитала, - заявил глава ФСФР. - Она характеризуется довольно большой концентрацией собственности в руках маленького количества акционеров, а иногда и у одного владельца. В США принципы корпоративного управления создавались, чтобы обеспечить миноритариям контроль в распыленной структуре собственности компаний. В большинстве же российских предприятий советы директоров и есть собственники. И это один из самых существенных моментов, который различает сущностно применение принципов корпоративного управления в России и в других странах. Поэтому пока вряд ли можно мечтать о широкой представленности интересов миноритариев в советах директоров крупнейших публичных компаний в России". А потому, считает г-н Вьюгин, пока не стоит слишком большое внимание уделять защите миноритариев или создавать, как предлагают американцы, институт независимых директоров, поскольку советы директоров в России итак состоят из акционеров. "Такие идеи носят у нас маргинальный характер", - подчеркнул Олег Вьюгин.

...В чем, по мнению Олега Вьюгина, России действительно стоит брать пример с Запада, так это в широте полномочий госорганов в части раскрытия информации о компаниях. «В США регулятор может уничтожить любого директора, в России контроль регулятора в части раскрытия информации достаточно ограничен», - пожаловался глава ФСФР.

...Что касается участия государства в совершенствовании корпоративного управления в России, то у госчиновников на эту проблему свой, оригинальный взгляд. "Корпоративное управление, как это трактуется в разных странах мира, а сейчас и в России, в значительной степени ориентировано на урегулирование отношений внутри компаний, - заявил, выступая на конференции, премьер-министр Михаил Фрадков. - Но проблема значительно шире. По большому счету, ответственность менеджеров перед акционерами тянет за собой цепочку ответственности бизнеса перед обществом: взаимоотношений крупных компаний с малым предпринимательством, предпринимателей и населения. Эта ответственность в конечном счете определяет гражданскую позицию бизнеса в целом и каждой конкретной компании".

То есть предпринимателям опять навязывается пресловутая социальная ответственность, а проще говоря, государство снова и снова пытается переложить бремя заботы о своих гражданах на бизнес.

...Далеко не у всех бизнесменов предлагаемая чиновниками трактовка социальных обязанностей бизнеса находит поддержку. Так, Владимир Потанин уже успел отметиться как ярый противник социального бремени. И на конференции в Москве он справедливо заметил, что правительству, прежде чем требовать от бизнеса отказаться от серых схем, хорошо было бы несколько изменить внешнюю среду, например, выравнять условия обеления зарплат для всех и обуздать проверяющие органы.

...Завуалированным возражением тезису о низкой социальной ответственности российского бизнеса стало и выступление Жана Лемьера - он заявил, что малый и средний российский бизнес достаточно "прозрачен", в то время как у крупных российских компаний, "в первую очередь в естественных монополиях, прозрачности недостаточно". Это камушек в огород чиновников - ведь все естественные монополии контролируются государством, но тот же "Газпром" все инвесторы считают одной из самых непрозрачных отечественных компанией.

Впрочем, Владимир Потанин не согласился с Жаном Лемьером, заявив, что "это у малого и среднего бизнеса 'рыло в пушку', в частности, там процветают серые зарплатные схемы и уход от налогов, а крупный бизнес уже практически абсолютно транспарентен".

Зато в вопросе о качестве российской судебной системы все участники конференции были единодушны. Джеймс Вулфенсон отметил недостаточную защищенность интересов инвесторов в российском суде, с чем полностью согласился и Владимир Потанин. В современной судебной практике, подчеркнул он, решения в пользу частных компаний принимаются с очень большим трудом, если эти компании судятся против компаний с государственным участием».

Если репортаж Шохиной с международной бизнес-конференции обозначил проблемы, по которым власть и бизнес еще открыто дискутируют, то две следующих статьи из того же номера «Эксперта» посвящены такой проблеме, как осознание российским бизнесом своего места в мире, обществе и политике.

«Портрет одного поколения» так называется статья Татьяны Гуровой, посвященная итогам одного любопытного исследования:

«Происхождение, история развития и краткая мировоззренческая характеристика первого поколения российских предпринимателей, которое возвращает в страну настоящую жизнь

...Чем очевиднее становится реванш бюрократии, тем чаще звучит гипотеза: единственным слоем, который способен на этот подвиг, является новый класс российских предпринимателей. Однако даже те, кто высказывает такие предположения, во-первых, очень плохо представляют себе этот класс: каково его происхождение, его ценности, его политические взгляды. И во-вторых, почти всегда остается принципиальное сомнение: а может ли вообще предпринимательство претендовать на место элиты в такой стране, как Россия?

Начиная с осени 2003 года компания ЦЕССИ по заказу журнала "Эксперт" опросила 40 предпринимателей и топ-менеджеров российских компаний. Параметры выбора респондентов были очень просты.

Возраст. Участникам опроса должно быть от 30 до 40 лет. То есть эти люди должны находиться в политически активном возрасте к следующим выборам, и это должны быть представители поколения, начавшего свою взрослую жизнь в конце 80-х - начале 90-х (уже в период реформ). Иначе говоря, мы хотели изучать представителей того поколения, для которого предпринимательство уже стало массовым явлением.

Статус. Они должны возглавлять средние российские компании или владеть ими. Умеренные размеры бизнеса были продиктованы не тем, что мы подчеркиваем принципиальную разницу между представителями среднего и крупного бизнеса, а тем, что мы хотели представить себе достаточно широкий слой предэлиты, а крупных компаний в России просто мало.

Регион. Это должны быть представители не только московского бизнеса.

Известность. Деятельность этих людей должна быть успешной настолько, что мимо них не смогла пройти деловая пресса. ...Люди, чьи успехи широко известны, в абсолютном большинстве случаев оказались интересными, нестандартно мыслящими собеседниками.

...Как и положено в эпоху перемен, социальное происхождение наших героев принципиального влияния на их судьбы не оказало. Среди них есть и те, кто вырос в типичной семье советских научных сотрудников, и те, чьи родители были рабочими. Стоит, впрочем, обратить внимание на то, что среди наших респондентов лишь один вышел из хорошо обеспеченной московской семьи - из тех, кого в советские времена назвали бы номенклатурой. Более того, даже среди тех, кто имеет бизнес в Москве, подавляющее большинство приехали Москву завоевывать. То есть вечное подозрение - у них были особые стартовые позиции - не работает.

Однако есть момент, объединяющий этих людей в детстве и юности. Практически все наши респонденты с ранних лет проявляли признаки бешеной энергии - половина из них была в числе пионерских и комсомольских активистов, другая почти профессионально занималась спортом.

...В одном из романов Милорада Павича есть блистательный образ - дети поражения. Павич пишет о них так: "У них на душе не было никаких грехов, перед ними не было никаких преград, и на их шее не было отцов, которые бы ими понукали. Зато теперь им дозволено все". Этот образ очень подходит для поколения, стартовавшего на рубеже 80-90-х, и сверхъестественно четко он зафиксирован именно в предпринимательском слое этого поколения. Эти люди должны уметь преодолевать страх неопределенности. Они и умеют.

...- Сколько часов вы работаете?

- В принципе рабочий процесс практически непрерывен. На телефонные звонки приходится порой отвечать и в два часа ночи. Но если говорить о сроке моего пребывания в офисе, то прихожу я, как правило, в восемь тридцать, а ухожу как получится. В среднем выходит по четырнадцать-шестнадцать часов в сутки...

...- Что отличает ваше поколение от других?

- Мы - дети поражения. Наши отцы проиграли холодную войну, и, я думаю, наше поколение понимало, что надо: первое - состояться самим, не быть растоптанными; второе - надо превратить поражение в победу. В прошлом поражении наше поколение себя винить не может. А вот если мы не соберем страну обратно, то мы тоже будем никто - потерянное поколение...

- А чем вы отличаетесь от тех, кто идет за вами?

- Мне кажется, они меньше мотивированы. Им уже нужна не только работа, но и развлечения и хобби. Наверное, это хорошо. Но может оказаться, что из-за этого они меньшего достигнут. Потому что большой успех возможен лишь тогда, когда на алтарь победы положены все время и вся энергия. Я хочу подчеркнуть: не принципы, а время и энергия...

...Трудолюбивые, волевые, энергичные - таковы предприниматели везде. И везде они нуждаются в оправдании. Общество явно или тайно осуждает предпринимателя, не желая признавать его заслуг. Оно полагает, что рациональные и измеряемые результаты деятельности капиталиста - деньги, нажива - и есть само существо его устремлений. А это не возвышает человека.

Неприятие рациональности, как это нам ни странно, присутствовало и на вроде бы рациональном Западе. Причем почти всегда. Едва расправившись со средневековыми догмами, западный мир быстро докатился до марксизма, социализма и в конце концов успокоился на социал-демократии, изрядно ограничившей дух предпринимательства. Однако никакой рациональности и не было. Вопреки всеобщим страхам, предприниматель никогда не был модельным homo economics.

..."Бизнес подобен спорту. Не то чтобы это соревнование с кем-то конкретным. Это бесконечное стремление к лучшему результату. Мы похожи на человека, который, и так прыгая неплохо в высоту, тренируется по восемь-десять часов в день, чтобы прыгнуть еще на два сантиметра выше. В каждый промежуток времени, на каждом этапе развития бизнеса мы ставим новые цели и получаем удовольствие просто от того, что мы их достигаем и можем позволить себе ставить следующие"...

"Я рассуждаю по схеме из 'Алисы в Стране чудес' - чтобы стоять на месте, надо очень быстро двигаться вперед. В голове у тебя может быть очень много мотиваторов, но ты понимаешь, что, если ты не будешь развиваться, ты погибнешь. А когда погибнешь, никто не скажет, что ты просто заработал денег и вовремя ушел. Скажут, что ты слабак, что другие смогли, а ты не смог"...

..."Началось все с желания иметь собственное дело. Я никогда не представляла себя подчиняющейся кому-то. Я хотела иметь свою зону влияния"...

"Для меня в бизнесе важны два момента - деньги и власть. Но власть не политическая, а власть, которая дает возможность что-то сделать так, как ты хочешь"...

"Деньги, но не как деньги, а как капитал, которым ты управляешь, а значит, в его рамках можешь что-то сделать. Кто управляет страной? Владимир Путин. Он и есть самый большой капиталист, так как в его руках колоссальный капитал - как минимум бюджет страны"...

..."Я не занимаюсь бизнесом. Я строю образ России в мире, и на это уйдет тридцать лет».

Может быть, именно в последнем высказывании, приведенном в статье, кроется одна из важнейших причин конфликта власти и бизнеса: предприниматель и чиновник строят каждый свою Россию, и их России не просто разные – они во многом несовместимые.

Политические взгляды сегодняшнего бизнеса постарался исследовать Александр Механик в статье «Как либералы стали консерваторами», опубликованной в том же номере «Эксперта» и опирающейся на результаты того же исследования:

«...Простейший анализ высказанных мнений говорит о том, что это поколение предпринимателей спокойно совмещает в себе и консерватизм, делающий ставку на естественный ход вещей, и либерализм, не мыслящий общественную жизнь без свободы. И то и другое для них очень естественно. Консерватизм в политике - отсутствие стремления навязать общественной жизни какую-нибудь схему, укорененность именно в этой стране, восприятие всего произошедшего в истории как ценности - является органическим продолжением их реализма. В то же время весь опыт их взрослой жизни связан со свободой и частной собственностью, этими главными новациями постсоветской России, и они, естественно, желают их закрепления на нашей почве. Иначе говоря, они по факту ближе всех прочих слоев российского общества к тому, что называется новым консерватизмом, консерватизмом, естественно впитавшем в себя либерализм. Удастся ли реализовать им эту линию в реальной политике, зависит в том числе и от того, захотят ли они политикой всерьез заниматься. Однако благодаря их реализму у них больше шансов и войти во власть, и удержаться в ней, чем было у их предшественников.

...- Давайте вспомним 1991 год, приход Бориса Ельцина, начало экономических реформ. На чьей стороне были тогда ваши симпатии, идеи и надежды?

- На стороне Ельцина, вне всякого сомнения. Хотя симпатии мои были более эмоциональны, нежели осознанны. Я была совершенно асоциальной студенткой. Не ходила на баррикады и не очень-то разбиралась в политических коллизиях. Но меня привлекало в Ельцине многое. Он был энергичен, ярок. В нем было что-то бунтарское и что-то искреннее. Члены же ГКЧП очень сильно напоминали палату маразматиков.

...- Когда путч случился, я был у Белого дома. Нельзя сказать, что я очень хорошо относился к Ельцину. Я до реформ работал в комсомоле и помню его еще руководителем горкома партии. Было видно, что он очень импульсивный, любит эффектные, но неэффективные решения. То есть все его минусы были видны. Но, может быть, только такой человек и мог стать революционером. Другой не залез бы на танк в 1991 году.

...- А как вы относились к распаду СССР?

- Распад СССР - это было ужасно. Этого нельзя было одобрить. Пусть это была империя, но это было реальное разрушение, откат назад. Конечно, эти господа - Шушкевич, Ельцин, Кравчук - что-то не то придумали. Причем придумали они не потому, что переживали за свой народ. Они просто боролись за то, что лучше быть первым президентом, чем первым секретарем.

...- Если говорить о 1996 годе: вторые выборы Ельцина, противостояние с коммунистами. Как тогда вы ощущали себя?

- Я был убежден, что Ельцин - наш президент. Я был абсолютно убежден, что с приходом левых на бизнесе будет поставлен крест, потому что те лозунги, которые они декларировали, были вызовом для таких людей, как я: все отнимем, загоним студентов в армию, инженеров - в НИИ. А в связи с тем, что моей компании на том этапе было уже четыре года, я переживал и за интересы моего личного бизнеса...

- Я понимал, что Ельцин позволил нам мыслить совершенно в других рамках. Он позволил нам работать, зарабатывать деньги, выезжать за границу. Он позволил десяткам тысяч людей начать работу, строить свою жизнь так, как они хотят. Это важно, хотя об этом почему-то люди сейчас не думают. Я полагаю, что через десять-пятнадцать лет это скажется очень сильно. Президент Ельцин создал фундаментальные принципы нашего свободного существования.

...- Как бы вы оценили итоги прошедших реформ?

- Идеи реформаторов были понятны. И на самом деле они не были далеки от того, что происходило в жизни. Ничего принципиально негативного я не видел. Просто был такой период в жизни страны и всех нас, который надо было прожить. Мы уже понимали, как все должно быть устроено, но нужно было, чтобы все люди осознавали себя участниками этого процесса, а не относились к жизни инфантильно, как их воспитала советская власть...

- Знаете, мне всегда казалось и продолжает казаться сейчас, что та плеяда либеральных реформаторов многое делала правильно. Они у меня вызывали гораздо больше симпатии, чем представители советской партийной номенклатуры, которые совершенно точно не понимали, как в новых политических условиях жить и развиваться.

...- Назовите, пожалуйста, положительные и отрицательные стороны прошедших реформ.

- Положительная сторона это то, что принцип "от каждого по способностям, каждому по труду, а не по потребностям" наконец-то начал работать. Поэтому в целом реформы я оцениваю положительно. Но сама организация реформ была во многом неправильной. Страна не понимала, что делается, и никто ничего не объяснял. Ведь раньше никто не осознавал, что такое собственность. Максимум, что у нас было, - это машина, шуба и шесть соток. А тут ваучеры, приватизация, бизнес. Кто помог людям разобраться во всем этом?...

- Не было программы. Было много хаотичности. От этого почти все нынешние беды. Сделано было только одно - произошла либерализация. А после этого не хватило ума, сил, ответственности, любви к стране, чтобы из этого хаоса сделать что-то осмысленное.

...- Как бы вы охарактеризовали нынешнее состояние России?

- В принципе мне нравится то, что сейчас происходит в России. Есть, конечно, некоторые вопросы, но мне нравится сильная и уверенная позиция человека, который сейчас руководит государством. Я думаю, что сейчас стране нужны только время и стабильность...

- Чем мы обязаны Путину? Тем, что он реально вдохновил людей и заставил их работать на благо государства. До 2000 года вся страна жила одним днем. Пришел человек, который встал во главе предприятия, называемого Россия, и сказал: у нас есть будущее, и мы теперь будем заниматься им...

...- А отрицательные моменты в современной политике есть?

- По моему мнению, самое опасное - это новый передел собственности. Купил кто-то завод, а ему говорят: ты неправильно его купил. То есть может возникнуть ситуация, когда придут люди и скажут, что все, что было до нас, делали неправильно...

- Самые страшное, к чему можно прийти, - это скатывание к полицейскому государству, к государству с коррумпированной властью...

...- Я бы сказала, что те изменения, которые происходят сейчас в России, достаточно позитивны, но мне не нравится, как развивается ситуация вокруг Ходорковского. Пусть некорректно была проведена в свое время приватизация, но я считаю, что сегодня неправильно пересматривать решения тех вопросов, которые в свое время были уже решены...

- События вокруг ЮКОСа и его владельцев очень сильно изменили отношение инвесторов к нашей стране. Я это знаю не понаслышке, не из газет, а из совершенно конкретных разговоров с конкретными людьми, представляющими зарубежное общество, которое сегодня сильно взволновано дальнейшей судьбой России как демократической страны. Все, что было сделано за последние десять лет для создания в России демократического общества, для развития сильной и инвестиционно привлекательной экономики, было перечеркнуто в один день. Правосудие должно быть, с этим никто не спорит, но такие "медвежьи" методы, которые используются в отношении Ходорковского, Лебедева и их коллег, далеки от законных и справедливых...

...- А как вы думаете, какая страна будет наиболее сильной державой через десять лет?

- Россия не будет. Россия будет развиваться, но за десять-пятнадцать лет она передовой не станет, то, что было порушено, не позволит нам пройти путь к успеху так быстро. Я думаю, что в течение десяти-пятнадцати лет передовой страной останутся США.

- Почему?

- Потому что американцы четко ориентированы на результат, они оценивают, какой объем усилий нужно прилагать, чтобы достигать определенных результатов. Европейцы слишком вальяжны, у них более консервативный тип, а американцы более гибкие, подвижные и агрессивные, поэтому они и достигают успеха.

- А Россия какое место будет занимать?

- Сначала США, потом Европа, затем Япония. Россия сегодня уступает даже Китаю. Но в первую десятку Россия будет входить...

...Первое поколение предпринимателей уже понимает, что им как классу необходимо политическое представительство, и некоторые из них готовы пойти в политику. Если этот процесс начнет приобретать массовые формы, он, безусловно, окажет огромное влияние на российскую политическую жизнь. В политику придут люди, которые знают, что такое реальная ответственность, так как они уже десять лет развивают собственный бизнес. Соответственно проблемы они будут поднимать не книжные, а реальные. Эти люди владеют современными навыками управления, и внедрение этих навыков в политическую практику тоже будет небесполезно. Наконец, эти люди по-настоящему ценят свободу - зная, чего она стоит, все равно от нее не отказываются».
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет
Семинар «Использование модели стандартных издержек как инструмента сокращения административных издержек».

Поделиться

Подписаться на новости