Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

В результате недавней авиакатастрофы погибли наши друзья и коллеги.
Для поддержки семей погибших публикуем номера банковских карт.

Банковская карта супруги Алексея Никитченко: 4622 3530 1913 3381
Карта ВТБ-24, Анна Никитченко.

Банковская карта супруги Евгения Ильинова: 4627 2914 7928 2832
Райффайзенбанк, Марьяна Зазулина.

Русский бизнес

Где-то века полтора назад великий русский поэт Федор Иванович Тютчев оглянулся вокруг и печально заметил: «Умом Россию не понять». Даже поверхностный взгляд на отечественный бизнес заставляет поверить в его правоту. И об этом с удовольствием пишут самые разные СМИ.

«Новая Газета» в номере от 2 августа публикует статью начальника электронного почтамта России Михаила Завилейского «Умей делиться» - заповедь бизнеса».
Начинается статья с замечательной сентенции: «Самая вредная книжка для тех, кто стремится наверх, это «Мастер и Маргарита» с ее «никогда ничего не просите у сильных». После этого выпускник физфака пединститута, считающий себя прирожденным менеджером и сотворенным программистом, мечтающий «когда-нибудь, лет через двадцать, покинуть страшно успешную компанию, стать консультантом, ездить по миру и повсюду рассказывать, каким классным бизнесменом был в молодости», рассказывает о своем понимании бизнеса:
«...Теперь я понимаю, что и в восхождении на вершины власти, и в восхождении на вершины бизнеса нет никакой мистики. Просто надо предлагаться правильным людям, понимать их интересы, обладать хорошей исполнительской культурой и нигде себя не компрометировать. Быть не слишком хорошим, не слишком плохим. Идеальный образец в этом смысле — наш президент.
...Барьеры, которые удерживают внизу, они внутри людей. Есть храбрость — иди наверх, и ты там окажешься. Недавно во мне отшумел коммуникационный конфликт между мифом и реальностью.
...Мифологизация — процесс естественный. Если бы евангелисты не превратили историю Христа в миф, она бы не имела такого влияния. В этом мифе правильный мессидж, что надо не мыслить в категориях — «дали бы мне денег — я бы развернулся!», а надо делать то, что не делать не можешь. И деньги принесут на блюдечке с голубой каемочкой. Потому что мир полон инвесторов, которые ищут, кому бы дать денег, и не могут найти. Ходят с набитыми мешками, суют их в результате в мегакорпорации — и все скучно.
Но чтобы с ними встретиться и подружиться, сначала надо научиться говорить на языке тех, с кем хочешь встретиться и подружиться. И здесь не придумано никаких новых способов, кроме личного контакта. Все, что мы получаем, мы получаем от людей.
...В одной из фирм, где я трудился прежде, были два сотрудника. Оба мечтали о новой квартире. Один начал, как только зарплата превысила обычную норму, каждый доллар откладывать в кубышку, радоваться мизерному прибавлению, вложил, пытаясь обогнать инфляцию, сбережения в какие-то фонды и потерял их на очередном кризисе. Он залип на то, что называется нижний средний класс, и прочно там окопался. А другой тратил прибавку на кабак с начальством, проставлялся на работе, в результате его зарплата удвоилась, утроилась, и он купил себе квартиру, когда первый был еще на одной десятой пути к ней.
Я встречаю много обиженных ребят из соседних компаний, которые выполнили львиную долю работы, надеясь, что после этого их назначат директорами. Ан нет, в кресла сажают людей со стороны, а они остаются на том же уровне, где пожинать плоды не приходится, а работать приходится очень много. Но они ничего не делают, чтобы сломать ситуацию, которая ломается простым способом: напрашивайся — и получишь!».
И тут-то, наконец, объясняет автор, как надо, вопреки вредным советам Михаила Булгакова, общаться с сильными:
«...Надо просто им рассказать. И на понятном им языке. Кому-то предложить сделку, кого-то просто попросить и присягнуть на верность. Напрашивайся — и получишь. Самое худшее, что может произойти, — все останется по-прежнему: будешь на хорошем счету, будешь в корпорации, что называется, звезда, то есть делать работу за всех, получать чуть больше, и начальство тебя будет не по-детски любить. И все. Маленькое преодоление барьера в себе, и потом выясняется, что там все проще, что, чем больше у людей миллионов и миллиардов, тем они приятней, и ничего ужасного нет, и все белые и пушистые. Пихаются локтями, стреляют там, где ловят ручейки, которые не разобраны наверху богатства.
Крупные бизнесмены бывают скучными, бывают излишними финансистами, они немножко коррупционеры, немножко сумасброды, но они не сидят на своих капиталах, они их инвестируют, они ими делятся. «Умей делиться» — одна из главных заповедей успешного бизнеса. Я стараюсь ее не нарушать. Последний жест доброй воли — проект, по которому сотрудники получают право на определенных условиях выкупать акции компании. В результате в недалеком будущем половина акций перейдет в их руки. Многие бизнесмены этого никогда не допустят: ни фига себе, выпустить из рук контрольный пакет!
Но тот, кто думает о контроле, думает о власти, а не о деньгах, и по большому счету он не финансист. Контролировать бизнес — это не круто. Круто поделиться бизнесом и испытывать восторг от того, что ребята продают, а я получаю деньги, и, подумаешь, даже если они имеют больше, чем я. ...Отказ от контроля сразу меняет ситуацию с минуса на плюс. Из отношений исчезает нерв».
Но есть у бизнеса в России проблемы и поважнее. 12 августа в той же «Новой Газете» опубликована статья известного экономиста Евгения Сабурова «Условно-частная собственность»:
«Глядя в телевизор и сводки Госкомстата, поневоле теряешь ощущение времени. Неужели сбылась мечта большинства нашего населения, и мы снова оказались в 1974 году? Неужели мы все стали на тридцать лет моложе? А что...
...Большая перемена закончилась. Пора в класс. Приватизация воспринималась как освобождение от гнета чиновников, управлявших промышленностью и загнавших нашу экономику в глубокую яму. В этой яме-тюрьме томились не только заводы и фабрики, но прежде всего — инициатива наших людей. За что нас туда посадили и насколько? За то, что сделали революцию в 1917 году. И навечно, потому что светлое будущее человечества — коммунизм — вечен. И вдруг досрочно освободили.
А сейчас вот выясняется, что освобождение-то было условно-досрочное. В 1974 году это называлось «перевели ребят на химию». В стране, оказывается, образовалась не частная собственность, а условно-частная собственность.
Россия всегда отличается тем, что выдумывает нечто, остальному миру не снившееся. Я утверждаю, что условно-частная собственность — новый экономический феномен. Он нуждается в тщательном анализе специалистов. Население России должно опять гордиться передовой ролью своей страны.
...Не стану на газетной странице анализировать его во всем обширном безобразии. Не стану разбирать деятельность басманного правосудия, добросовестно обслуживающего этот феномен. Не стану рассуждать о воле народа, который радостно одобряет новые веяния в юридической науке и практике.
...Тем не менее некоторые последствия торжества формации условно-частной собственности можно наблюдать невооруженным глазом. ...Цифра снова стала «лукавой». Съежился фондовый рынок. Наша экономика потеряла капитализацию. Вложение денег в условно-частную собственность значительно более рискованная штука, чем в просто частную. Ведь в любую минуту условно-досрочно освобожденного могут вернуть с поселения в камеру, если, например, он поссорился с наблюдающими за ним. И плакали тогда денежки.
...Феномен условно-частной собственности вызвал к жизни феномен условно-иностранного капитала. Это что такое? Дело житейское. Если ты — условный владелец, то и заработанные деньги условно твои. Однако, выведя их за границу, ты можешь приклеить к ним иностранные опознавательные знаки. ...Условно-иностранные деньги кое-как защищены. Вот их-то уж выводят осторожно, но неукоснительно.
Почему же осторожно? Казалось бы, «наши» должны лучше иностранцев понимать, что происходит. Проблема в том, что «наши» хуже иностранцев знают, куда эти деньги девать, чтобы они работали. Ну «Челси», ну TVR, ну еще что. Но, погодите, «наши» учатся быстро. Все выведут.
Условно-частная собственность — это феномен, не способствующий инвестированию. По всем экономическим прикидкам, 2003 год должен был стать звездным годом России. Действительно, широчайший рынок, ошеломляющая конъюнктура нефтяных цен, скачок пищевой промышленности и т.д. Просто инвестиционный рай. А вместо этого — возвращение в милый сердцу 1974 год. Даже цены на бензин подняли не для того, чтобы инвестировать вырученные средства, а для того, чтобы хоть что-нибудь скопить перед бегством.
...Капитал бежит и повторяет стихи нашего любимого московского поэта М.Ю. Лермонтова:

«Прощай, немытая Россия,
Страна рабов, страна господ,
И вы, мундиры голубые,
И ты, им преданный народ».


Но, может быть, не все так плохо? Может быть, во всяком случае, не одно лишь «басманное правосудие» во всем виновато? Разумеется: у российского бизнеса тоже рыльце в пушку. Именно об этом рассказывает руководитель управления московского правительства по экономической безопасности Москвы Александр Корсак в беседе с корреспондентом сайта «Утро. Ru», опубликованной в тот же день, 12 августа, под заголовком « Московские власти пытаются дать отпор захватчикам»:
«На одном из последних заседаний московского правительства Юрий Лужков заявил о том, что столичные власти намерены бороться с "недружественными поглощениями" городских предприятий. По данным градоначальника, ряд крупных коммерческих структур скупает акции промышленных производств, чтобы закрыть их и на освободившихся участках построить элитные жилые дома, офисы или организовать другой, более доходный, бизнес. Так, например, за последние 3 года в результате смены собственника прекратили свое существование 20 из 37 столичных предприятий легкой промышленности.
…Александр Борисович, в чем именно заключается опасность этих явлений?
Александр Корсак: Опасность представляет не смена собственника, а неконтролируемое закрытие или перепрофилирование предприятий.
…В марте прошлого года в результате смены собственника под угрозой закрытия оказалась фабрика им. Петра Алексеева. 1100 человек могли оказаться на улице. Такие действия собственника противоречат интересам города.
…Конечно, экономика города складывалась на протяжении длительного времени, и понятно, что многие предприятия, которые исторически оказались в центре Москвы, уже не должны здесь оставаться. Тем более что это связано с проблемами экологии и транспорта, а проблема транспорта, особенно в центре, – архисложная. Так что передислокация и перепрофилирование, безусловно, необходимы. И когда это согласуется с социально-экономическим развитием города, это нормальный процесс. Мы же сейчас говорим о другом: когда новый собственник проявляет себя недружеским образом по отношению к интересам города и коллективам предприятий. То есть когда он преследует только свои интересы, забывая о том, что находится в мегаполисе, очень сложном образовании, где все взаимосвязано.
"Y": Однако возникает ощущение, что камнем преткновения в данном вопросе является не столько сокращение рабочих мест, сколько дорогостоящая земля под предприятиями.
А.К.: Если говорить об интересах захватчиков, то, несомненно, их в первую очередь интересует земля, занимаемая предприятием, особенно в центральной части. Второе – это недвижимость. И третье – новое явление, которого не было раньше – это уже интерес захвата бизнеса.
Безусловно, для города важно, как используется городская земля.
…Например, существует немало предприятий, работающих на грани убыточности, которые имеют при этом еще и льготы, а город от этого земельного участка почти ничего не получает. И поэтому, конечно, целесообразнее использовать его под другое назначение, а имеющееся производство передислоцировать.
"Y": Другими словами, если предприятие не закрывается совсем, а переносится в другое место, а земля используется иным образом, это город не волнует?
А.К.: Не совсем; город заинтересован в приходе нового, более эффективного собственника. Вот, например, Московский кожевенный комбинат – предприятие, занимающее 5,5 га в районе Яузы. Ему больше 100 лет. Из 5,5 га непосредственно под производством было только 0,5 га, все остальное использовалось под какие-то склады, общежитие, где проживали 350 вьетнамцев. И при этом комбинат еще имел льготы. Новый собственник, скупивший акции предприятия, взял обязательства трудоустроить всех работников, а территорию по согласованию с городом использовать под другое назначение. От такого сотрудничества будет выгода и городу и инвестору.
…Нельзя, действуя на территории города, решать только свои частные задачи, преследовать только свои частные экономические интересы, забывая о том, что есть еще и интересы города. Рынок – это же, все-таки, не анархия.
"Y": То есть получается госконтроль, в том числе и за собственностью?
А.К.: Нет, это не контроль, это нормальное регулирование, которое особенно важно на этапе формирования рыночных отношений. Речь идет не о давлении государства на бизнес, а о необходимости ввести в современное цивилизованное и правовое русло всех участников рыночных отношений. Мы – за рынок, но за рынок открытый и прозрачный. А у нас он во многом в полутонах, полусерый. И регулировать происходящие процессы должно государство.
…Сегодня надо определить перечень предприятий, которые должны остаться в городе. Совершенно понятно, что должна оставаться пищевая промышленность, промышленность, обеспечивающая сферу городского хозяйства, фармацевтическая промышленность, электроника. Несомненно, необходимо развивать высокие технологии. А дальше нужно идти по пути инновационного процесса. Вот, например, прорабатывается идея создания 23 промышленных зон, в основном на периферии, где должны развернуться новые современные производства, куда можно передислоцировать, в том числе, и предприятия из центральной части. Но не должно быть хаоса, когда каждый хозяин что хочет, то и делает.
…"Y": Вернемся к началу нашей беседы. Какими именно методами предполагается ставить заслон на пути "недружественных поглощений"?
А.К.: Здесь должны работать правовые механизмы. Нужны соответствующие поправки в законы, потому что сегодня в законодательстве есть серьезные пробелы, которые создают предпосылки к тому, что эти поглощения, захваты, в том числе и недружественные, продолжаются.
Вот, например, есть такая форма как ЗАО – скупка акций возможна только внутри общества. Но есть маленькая лазейка – дарение. Я – участник ЗАО, дарю вам одну акцию, вы тоже становитесь полноправным участником и скупаете все остальное. Сейчас город вышел с законодательной инициативой в ГД, чтобы эту норму немного подкорректировать и усложнить этот процесс хотя бы тем, что предоставить право дарения только близким родственникам. Подготовлены и другие предложения, регулирующие вопросы смены собственников предприятий. Особенно отмечу неотложность принятия мер по недопущению использования так называемых "серых технологий" и применения силовых захватов в корпоративных спорах.
"Y": В связи с "делом "ЮКОСа" может возникнуть подозрение, что об ужесточении отношения к "недружественным поглощениям" не случайно заговорили именно сейчас. Что это также находится в русле усиления давления власти на бизнес.
А.К.: Нет. Здесь не было никакого умысла. Это был плановый вопрос в работе правительства. Сейчас, на самом деле, есть тенденция к сокращению количества поглощений, о чем свидетельствует статистика обращений, поступающих в управление. Мы считаем, что тот стихийный процесс, который был более года назад, во время событий на фабрике им. Петра Алексеева, городу удалось взять под контроль. Серьезные барьеры для захватчиков создал целый ряд принятых в городе нормативных документов. Особенно отмечу закон №35 от 26.05.2004 "Об особенностях использования земельных участков в целях сохранения научно-промышленного потенциала города Москвы". Но регулирование данного вопроса не может осуществляться только на уровне субъекта федерации. Это федеральный уровень. И государство должно регулировать правила игры, потому что когда они не регулируются, начинается игра без правил».
Не знаю, как понравится читателям интервью господина Корсака, но должен заметить, что 30 августа на сайте «Compromat.Ru» была опубликована статья Андрея Крючкова «Те же лица, те же инструменты» («Роль А.Б. Корсака, ЧОП «РОДОН», АФК «Система» в истории очередного московского захвата»), где говорится:
«…Между прочим, именно Евтушенкову и АФК «Система» приписывают деятельное участие в захватах московских предприятий и недвижимости. К этому заявлению тоже можно относится как угодно. Но то, что вся документация по крайней мере двух предприятий, подвергающихся сейчас попыткам захвата, оказалась хранящейся в фирме, принадлежащей АФК «Система» выглядит более чем интригующе. Так же интригующе, как то, что в очередном деле о захвате в который раз «встречаются» эти знакомые имена и лица: ЧОП «Родон», АФК «Система», А.Б.Корсак…».
Так что состояние российского бизнеса сегодня полностью оправдывают слова великого поэта.

Обзор подготовил Владимир Володин
Никитченко Алексей Анатольевич
Ильинов Евгений Викторович
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет
Семинар «Использование модели стандартных издержек как инструмента сокращения административных издержек».

Поделиться

Подписаться на новости