Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

В результате недавней авиакатастрофы погибли наши друзья и коллеги.
Для поддержки семей погибших публикуем номера банковских карт.

Банковская карта супруги Алексея Никитченко: 4622 3530 1913 3381
Карта ВТБ-24, Анна Никитченко.

Банковская карта супруги Евгения Ильинова: 4627 2914 7928 2832
Райффайзенбанк, Марьяна Зазулина.

Экономика должна быть... экономикой

В последнее время журналисты и эксперты, пишущие на экономические темы высказывают все более пессимистичную точку зрения на состояние и проповедуемые государственной властью пути развития отечественной экономики. За примерами не надо далеко ходить.
Статья Татьяны Сарафановой «Соломинки на спину», опубликована 3 сентября на сайте «Газета. Ru». «Экономическая политика, проводимая сегодня в России, не может быть предметом серьезного обсуждения», утверждает автор и объясняет, почему:
«...На фоне ежедневно происходящих терактов проблемы, скажем, денежно-кредитной политики отходят далеко на задний план. Однако чтение ленты новостей на тему экономической политики выводит на некое общее впечатление о начале деградации системы государственного управления в стране. Резкая эскалация насилия и банковский кризис, который не кризис, – явления разного порядка и между собой как будто не связанные. Но только как будто. И то и другое вызвано на самом деле, мягко говоря, странностями проводимой политики. В одном случае эти странности исходят из средневековой крепости с красноватого цвета стенами в центре Москвы, в другом – с Неглинной, 12, но смысл один и тот же.
...Сейчас наблюдается уже чистая клиника. Экономическая политика, строящаяся на "пощупать" и "уколоть себя в одно место", не может быть предметом серьезного обсуждения, да, собственно, и политикой не может быть названа. "Дело ЮКОСа" и банковский кризис – они у всех на виду, им много уделялось внимания, но ведь этим дело не исчерпывается. Каждый день на новостной ленте, в пресс-релизах правительства или Банка России мы имеем возможность наблюдать какую-нибудь очередную глупость, которая с трудом поддается рациональному обоснованию.
...Вот, например, идея Минфина передать ответственность за прямые дотации сельскому хозяйству в регионы. Мало кто поймет, о чем речь и как это его касается. Действительно, что нам за дело до проблем аграрного лобби. А вот один из лучших спецов по селу, президент аналитического центра "Агропродовольственная экономика" д. э. н. Евгения Серова, характеризует это как "беспрецедентную глупость мирового масштаба, потому что это можно показывать в учебнике как пример непонимания людьми того, что такое дотация".
...Или вот Банк России. Принял очередной пустой документ, описывающий денежную политику на следующий год. Вернее сказать, демонстрирующий отсутствие и политики, и понимания происходящего. Ну, на способности ЦБ управлять ситуацией в денежном обращении мы насмотрелись в мае – июле. Инфляция также, несмотря на оптимистические заявления правительства и Банка России, не очень стремится снизиться до намеченных партией ориентиров.
...Свидетельств неадекватности в действиях органов государственной власти в последнее время вполне хватает. Другое дело, что вся организация банковской реформы, сопровождаемая кризисами-некризисами и такими мелкими частностями, говорит о том, что и это важное начинание с большой долей вероятности обернется позорным безобразием, как и многие другие амбициозные проекты, начиная от пенсионных дел и образования и кончая укреплением единства страны.
...Многие еще застали в процессе обучения такой предмет, как диалектический материализм, и, может, помнят диалектический закон перехода количества в качество. Более популярно его можно перевести таким образом, что найдется соломинка, которая переломит спину верблюду. А таких соломинок на спину нашей экономики ложится все больше и больше, а иногда даже не соломинок, а целых бревен».
Конечно, можно отнести резкую критику госпожи Сарафановой в адрес наших властных экономистов на счет женской нервозности (у нас ведь любят относить самую разнообразную критику на счет чего-нибудь эдакого). Но за день до появления статьи Татьяны Сарафановой на сайте «Газета. Ru», 2 сентября, вполне авторитетная Интернет-газета «РБК-Дейли» опубликовала беседу с человеком, которого трудно упрекнуть в женской нервозности. Однако руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич, со всей мужской твердостью заявляет: «Наша главная проблема – «хищное» государство». Так и звучит заголовок беседы:
«... – Евсей Томович, задам вопрос, может быть, несколько наивный: по Вашему мнению, насколько реально рассчитывать на удвоение ВВП к 2012 году?
– Я считаю это крайне маловероятным, не вижу оснований для столь высоких ожиданий.
– Откуда такой пессимизм?
– У нас слишком много фундаментальных слабостей, а прогресса в решении основных проблем пока не видно. И причина здесь глобальная: неэффективно действующее государство. В ежегодно разрабатываемых индексах конкурентоспособности наша страна неизменно получает очень низкие оценки, и они почти не улучшаются, т. е. мы топчемся на месте. Происходит это, прежде всего, из-за того что работа государственного аппарата признается сильно подверженной коррупции, абсолютно непрозрачной и лежащей вне общественного контроля. Сейчас у нас проводится административная реформа, но вряд ли она способна радикально улучшить деятельность бюрократической машины – для этого требуются более сильные средства. Главная наша проблема, повторюсь – «хищное» государство, которое подминает под себя бизнес и начатки гражданского общества. Международный же опыт однозначно свидетельствует: без налаженных государственных структур добиться быстрого устойчивого роста невозможно.
... – Последнее время стало модно сравнивать по темпам экономического роста Россию со странами Европы и странами СНГ. Как Вы считаете, насколько уместны подобные сравнения?
– Сравнивать Россию и страны ЕС абсолютно неправильно, поскольку закономерности и возможности роста переходных экономик и развитых стран несопоставимы. Если уж есть желание непременно с кем-то из Европы соревноваться, то выгоднее всего для России это делать с другими бывшими социалистическими странами, темпы экономического роста которых значительно ниже, чем наши. Можно сравнить Россию, конечно, и с развивающимися азиатскими экономиками, например, с Китаем, но Поднебесной мы пока здорово проигрываем. Впрочем, как и некоторым странам СНГ – Казахстану и, в последние годы, даже Украине.
...– ВВП и общее благосостояние страны и населения – как они соотносятся?
– Растет ВВП и, соответственно, увеличивается общий пирог, который можно делить. Но связь все же не пропорциональная. Скажем, если рост сопровождается увеличением оттока капитала, то благосостояние будет расти медленнее, чем ВВП. Другая сторона проблемы: как распределяется выигрыш от роста? У нас сейчас рост сопровождается повышением дифференциации доходов – т. е. выигрывают все, но богатые в большей степени.
... – Развитие каких еще отраслей, кроме нефтяной, определит наращивание ВВП? Из чего он состоит «качественно»?
– Сейчас в России очень активно растет строительство, и, судя по всему, этот рост будет продолжаться. Причина подъема строительного сектора в том, что это «неторгуемая» отрасль, не испытывающая трудностей в связи с укреплением рубля. Другая быстро развивающаяся отрасль – это машиностроение. После существенного спада в период экономического кризиса в стране идет быстрый рост, и, соответственно, возникает потребность в инвестициях. Хотя, конечно, возможности машиностроения сильно ограничены укреплением рубля. Последствия укрепления национальной валюты иллюстрирует ситуация с автомобильной промышленностью: после посткризисного расцвета «АвтоВАЗ», например, вновь столкнулся с серьезными трудностями.
– Нет ли у Вас ощущения, что мы идем, так сказать, по экстенсивному пути увеличения объемов производства? Не может ли возникнуть ситуация, когда, планомерно увеличивая производство нефти, металлов, другого сырья, мы столкнемся с безнадежным отставанием несырьевых отраслей?
– В принципе, всем известно, что Россия больна «голландской болезнью», симптомы которой заключаются в хорошем развитии экспортно ориентированного сырьевого сегмента и больших проблемах с конкурентоспособностью в обрабатывающей промышленности. Сейчас, когда цены на нефть особенно высоки и ничто не предвещает их резкого снижения в ближайшие два года, развивать высокотехнологичные производства – необыкновенно сложная задача. По моему мнению, самый реалистичный способ для нас излечиться от «голландской болезни» – это путь, по которому пошли Австралия, Канада, Финляндия. Они тоже начинали с сырьевой ориентации, но впоследствии выстроили вокруг сырьевых отраслей кластеры, включающие и высокотехнологичные производства. Финляндия, например, начав с экспорта древесины, постепенно стала мировым лидером в производстве бумаги, оборудования для деревообрабатывающей и бумажной промышленности. В России такой отраслевой комплекс можно создать на основе той же лесной промышленности, металлургии, химической промышленности. Мы экспортируем в основном химические удобрения, но импортируем лекарства, хотя у нас достаточно инженеров химической промышленности.
– Есть ли перспектива уменьшить импорт потребительских товаров и, соответственно, увеличить их производство в России?
– Включение в международное разделение труда означает, что многие товары мы будем импортировать всегда (думаю, что это относится к бытовой электронике). В то же время хочется верить, что конкурентоспособные товары появятся не только в пищевой промышленности, поскольку иначе мы не сможем войти в круг развитых стран.
... – Постоянно звучат заявления о том, что для удвоения ВВП в течение десяти лет необходимо провести ряд реформ. На Ваш взгляд, реализация каких реформ нужнее всего для достижения поставленной цели?
– Я считаю, что первоочередная необходимость – это реформирование газовой отрасли. Газовый сектор – это наш главный долгосрочный козырь. Потенциально он гораздо перспективней, чем нефтяной: ведь запасов газа у нас гораздо больше, чем «черного золота». Да и на нефтяном мировом рынке Россия хоть и крупный игрок, но далеко не самый главный, между тем как на мировом рынке газа Россия – лидер. Но пока, увы, газовый сектор демонстрирует худшие среди всех отраслей показатели. За последние четыре года экономика в целом выросла на 30%, нефтяная промышленность – на 40%, а газовая отрасль оказалась в минусе. Без глубокой реформы газового сектора я не вижу вообще никаких перспектив серьезного экономического роста. И бездействие здесь вызвано, скорее всего, политическими причинами: государство боится потерять контроль над ключевой для него отраслью. Второй сектор, в котором необходимы серьезные изменения, финансовый. Правда, здесь уже какое-то движение происходит, начинается отзыв лицензий, однако проявилась очень тревожная тенденция – кризис доверия населения. О нем свидетельствует мощный отток депозитов из «Альфа-Банка» на фоне ничем не подтвержденных слухов.
– Как влияет мировая конъюнктура на рост российского ВВП?
– Здесь, конечно, главную роль играют все те же цены на сырьевые товары. Но эффект здесь не прямолинеен: удорожание нефти может затормозить ход реформ: у нас и так все хорошо, значит, можно не особенно суетиться. С другой стороны, дорогая нефть обостряет «борьбу за ренту», т. е. вместо развития производства все силы и внимание переносятся на борьбу за контроль над активами нефтяных компаний. Усугубляется и «голландская болезнь».
Не отстали от своих коллег из Интернет-изданий и авторы одного из самых компетентных в вопросах экономики издания – журнала «Эксперт» так в номере 31 от 23 августа опубликована статья «Административная экономика». Ее автор – человек, знающий тему, - референт президента РФ, кандидат экономических наук Ольга Анчишкина. Вот как она видит экономическую ситуацию в стране:
«Административные барьеры - это отнюдь не пережиток социалистического способа производства. Они давно уже вышли за границы административной системы и стали полноценным сектором экономики, живущим по своим законам
Традиционно считается, что органы государственной власти и местного самоуправления выстраивают перед бизнесом административные барьеры - чтобы через выдачу разрешений, согласований и лицензий или путем надзора и проверок получать взятки. Есть классический рецепт дебюрократизации - сократить объем обязательных требований, перейти к техническому регулированию, организационно обособить контрольно-надзорные органы.
Но к настоящему времени сформировалась и укрепилась административная экономика, она сама по себе является фундаментом для воспроизводства тех деформаций рынка, с которыми и ассоциируется административное давление.
Основа административной экономики - требования государственных и местных властей. Они всегда натурализуются в товарах и услугах. Противопожарные предписания обязывают приобретать пожарную сигнализацию и средства пожаротушения. Технические и энергетические - проверять метрологическое оборудование, обучать сотрудников, разрабатывать технические условия по нагрузкам сетей и внутренней электропроводки. Санитарно-гигиенические - проводить дезинфекцию и дезинсекцию помещений, следить за предельно допустимыми выбросами, проводить экспертизы, получать санитарные паспорта. Архитектурные - оформлять фасады к праздникам, озеленять газоны, ремонтировать подъезды. И так до бесконечности. Но нет ни одного обязательного требования, которое к сегодняшнему дню не обросло бы коммерческой деятельностью.
Такая активность кажется похожей на обычную экономическую деятельность, но это территория экономического Зазеркалья. Поставщик, как правило, жестко определен. Конкуренция минимальна, а монополизация чрезвычайно высока.
...Попытаемся оценить примерные масштабы административной экономики. По расчетам фонда "Индем", в 2002 году объем внебюджетных финансовых ресурсов, привлекаемых в органы госконтроля, определялся в 33,5 млрд долларов. Свое независимое натурное обследование емкости рынка контрольно-надзорных услуг провело Экспертное управление президента Российской Федерации, по его данным она составляла в том же году 10 млрд долларов. Суммы в любом случае - более чем внушительные, значительно превышающие накопленные в Стабилизационном фонде РФ средства.
За последние годы сегмент административной экономики расширялся. При сокращении бюджетных расходов и реструктуризации сети учреждений здравоохранения и образования количество государственных учреждений (структур, наиболее часто задействованных в хозяйственном обороте обязательных требований) не то что не сократилось, а, наоборот, увеличилось и к 1 января 2004 года достигло 60536 единиц. За 1999-2003 годы численность государственных учреждений выросла на 65% при общем увеличении количества организаций и предприятий за тот же период на 45%.
...Общественная организация малого бизнеса "Опора России" составила рейтинговую карту нарушений прав предпринимателей в регионах страны. И получилось, что чем выше уровень деловой активности в регионе, тем выше и непроизводственные издержки ведения бизнеса - потери, связанные с преодолением избыточного административного давления.
Наивно надеяться, что побочным результатом административной реформы станет самопроизвольное снижение непроизводственных издержек ведения бизнеса. Административные барьеры перестали быть лишь пережитком социалистического способа производства. И вышли за границы административной системы. Они стали полноценным, живущим по своим законам сектором экономики.
Дебюрократизация не сможет изменить статус этого сектора экономики - поскольку не видит самого объекта административной экономики. Перевод функций, признанных избыточными для федеральных органов исполнительной власти, на рынок не представляется абсолютным и исчерпывающим выходом из ситуации. Рынок предрасположен к тому, чтобы трансформировать высвобождающиеся функции в доходное дело. И те же саморегулируемые организации - потенциальные регуляторы, и субъекты рынка, точно так же, как и органы государственной власти, могут и, думается, будут выставлять своим членам избыточные внеэкономические требования».
Можно было бы привести еще целый ряд статей, авторы которых высказывают те же мысли. Только стоит ли? Думается, что материалы, приведенные в нашем обзоре, дают достаточно точный ответ на вопрос: «то происходит в экономике России?».

Обзор подготовил Владимир Володин
Никитченко Алексей Анатольевич
Ильинов Евгений Викторович
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет
Семинар «Использование модели стандартных издержек как инструмента сокращения административных издержек».

Поделиться

Подписаться на новости