Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Зам царя по революции. Часть первая

 
«И в ночь, когда из чрева лошади на Трою
Спустилась смерть, как и положено крылата,
Над избиваемой безумною толпою
Кто-то крикнул: «Это ведьма виновата!»
Владимир Высоцкий

Последние месяца полтора имя советника президента Путина по экономическим вопросам Андрея Илларионова не сходит с газетных страниц.

27 сентября он выступил категорически против подписания Киотского протокола. «Для удвоения ВВП нужен парниковый эффект» - озаглавил статью об этом сайт «Газета. Ru» (27-09):
«В долгой борьбе вокруг Киотского протокола наступил решающий поворот. Подписав его, Россия не сможет удвоить ВВП за 10 лет, заявил Андрей Илларионов. Даже если ежегодный рост ВВП составит 6,2% (а чтобы ВВП удвоился к 2010 году, нужно 7,8%), Россия достигнет киотского потолка по выбросам углекислоты всего через 6 лет.
...Главный противник протокола, советник президента по экономическим вопросам Андрей Илларионов всю прошлую неделю отмалчивался, а в понедельник сделал заявление, демонстрирующее, что он так просто своих позиций сдавать не собирается: или Киотский протокол – или удвоение ВВП.
Вечером 16 сентября среди экологов и энергетических компаний поползли слухи, будто из администрации президента в профильные ведомства поступило распоряжение: ускорить подготовку к ратификации протокола.
...21-го утром только на одном из телевизионных каналов сообщили: советник президента Илларионов не сумел убедить правительство, что «Киото» вреден России; эта новость далее нигде не повторилась.
23-го числа влиятельная федеральная газета написала, что Владимир Путин дал указание правительству подготовить все необходимые документы для ратификации Киотского протокола. А вечером того же дня глава пресс-службы Минприроды Ринат Гизатуллин (бывший сотрудник этой газеты) заявил «Интерфаксу», что правительство все-таки направило пакет документов о ратификации протокола в профильные министерства – природы; промышленности и энергетики; экономического развития и торговли; финансов; юстиции.
МПР считает, что ратификация протокола не нанесет вреда экономике России – ни в предложенных рамках выбросов парниковых газов на уровне 1990 года, ни возможности согласовывать новые лимиты выбросов в 2012 году.
...Выходит, что у Киотского протокола во властных структурах остался один противник. В понедельник, 27 сентября, в Москве на конференции «Россия: инвестиции в экономику роста» Андрей Илларионов вновь заявил, что Россия не сможет удвоить ВВП за десять лет в рамках Киотского протокола. По его словам, даже в случае ежегодного роста ВВП на 6,2% не далее чем к 2010 году Россия достигнет по выбросам углекислого газа ограничений, предусмотренных для нее протоколом. А ведь для удвоения ВВП за десять лет России необходим ежегодный рост ВВП на 7,8%. Так что надежды на то, что Россия в рамках, установленных Киотским протоколом, сможет продавать квоты на выброс углекислоты, неоправданны, уверен советник Илларионов.
...Согласно этому протоколу, 38 промышленно развитых государств, к которым отнесены все бывшие социалистические страны Европы, должны сократить к 2008–2012 годам выбросы вредных газов суммарно на 5,2% от уровня 1990 года.
Исходя из этого базового уровня для каждой страны определяются индивидуальные обязательства и, соответственно, выделяются квоты на допустимые выбросы, причем квоты можно перепродавать другим участникам соглашения. В частности, Евросоюз должен сократить выбросы на 8%, а за РФ оставлена квота в 100% от уровня 1990 года – это 17,4% мировых выбросов. К концу 1990-х годов реальная доля России в выбросе парниковых газов резко упала, и можно было бы прилично подзаработать на продаже неиспользуемой части своей квоты. Однако сначала главный в мире загрязнитель воздуха, США (35% всех выбросов), решили не ратифицировать Киотский протокол, а потом в России начался экономический подъем, и президент велел удвоить ВВП за 10 лет, так что в руководстве засомневались: не придется ли стране во имя торговли квотами тормозить экономическое развитие либо вкладывать огромные средства в технологическую перестройку экономики?
...Правительство, по всей видимости, уже готово внести в Думу проект закона о вступлении России в Киотский протокол. Минприроды его одобряет. Минэкономразвития всегда выступало за. Минпромэнерго по крайней мере не возражает».


На этом критика в адрес российского правительства и даже президента не прекратилась, и 7 октября в «Financial Times» Илларионов заявил об «эскалации ошибок» российской власти, которые будут иметь «страшные последствия» для страны. Мы не будем приводить в обзоре отрывков из этого материала, поскольку Андрей Николаевич заявил в беседе с корреспондентом газеты «Коммерсантъ» («Страна, парализованная страхом, обречена», 14-10), что британские журналисты исказили смысл сказанного им. И, поскольку Илларионов прокомментировал материал «Financial Times», остановимся именно на этом комментарии:
«...– Сразу после публикации вашего интервью в Financial Times, вы направили в эту газету письмо с возражениями против интерпретации вашей позиции как противоречащей позиции премьера Михаила Фрадкова.
...– Интервью в Financial Times было посвящено не текущим действиям того или иного чиновника, министра или премьер-министра. Это было аналитическое интервью, посвященное качеству экономической политики, проводившейся в России в 1992-2003 годах. Британские журналисты впервые увидели график, отражающий эволюцию качества этой политики. Главное внимание было уделено долгосрочным структурным особенностям российской экономики, во многом предопределяющим качество экономической политики и оказывающим существенное воздействие на решения официальных лиц независимо от конкретных фамилий. Эти же особенности влияют и на эволюцию политических институтов в нашей стране, а также на усиление определенной идеологии, разделяемой как некоторыми представителями власти, так и частью российского общества. К журналистам была обращена просьба не подменять анализ качества политики обсуждением тех или иных лиц. Однако, похоже, в Financial Times попытались представить серьезный разговор о долгосрочных особенностях нашей экономики в виде поверхностных политических заявлений на злобу дня.
Кроме того, в комментариях к моему интервью журналистами было допущено несколько грубых ошибок. Ряд приписанных мне слов мной вообще не произносились, другие же прямо противоречат тому, что я сказал.
...– Так какова же ваша позиция по отношению к политике Михаила Фрадкова в неискаженном виде?
... – Оценка качества деятельности правительства в наших условиях – дело непростое. Прежде всего, качество деятельности премьер-министра и качество деятельности правительства – не одно и то же. Кроме того, вклад кабинета в экономический рост довольно трудно отделить от вклада в него иных структур власти, в том числе администрации президента, Центрального банка, Генеральной прокуратуры, парламента. А еще есть губернаторы, региональные законодательные собрания. Поэтому более широкий термин "экономическая политика властей" мне представляется более точным. Если в моих комментариях и слышатся критические нотки, то они не в меньшей степени относятся и ко мне лично как к советнику президента.
Наконец, как известно, цыплят по осени считают. Мне вспоминается конец 1998-го – начало 1999 года. Тогда премьер-министром был Евгений Примаков, чьи публичные выступления вряд ли могли сойти за образец либерализма, за что он и получил в свой адрес немало критических стрел. Однако именно тогда у нас начался экономический рост. А чуть позже стало ясно, что экономическая политика, проводившаяся в тот период, по своему качеству оказалась наилучшей за несколько десятилетий. Так что не следует по произносимым словам торопиться выносить приговор.
Что же касается деятельности власти в нынешнем году, то, с моей точки зрения, первые оценки, претендующие на объективность, можно было бы сделать в начале 2005 года, когда станут известны итоги 2004 года.
...– Не хотите оценивать деятельность правительства – ваше право. Но на мой взгляд, кое-что существенное – если не кабинет, то, вы правы, власти – в целом уже сумели изменить. Можно прибегнуть к терминологии НЭПа 20-х годов: государство в экономике возвращается на "командные высоты", во всяком случае на главную командную высоту – ТЭК. С другой стороны, найден ключ к решению большинства проблем, начиная от борьбы с бедностью, кончая строительством трубопроводов,– это государственно-частное партнерство.
...В Financial Times вы говорите о сгущающейся в России атмосфере страха. Не кажется ли вам, что "командные высоты", ГЧП и атмосфера страха – это новое качество экономической, и не только экономической политики?

– Первое. Важно не смешивать оценки слов и дел. Не думаю, что надо закрывать глаза на слова. Но считаю более важным анализировать дела, в том числе и действия власти с точки зрения их влияния на экономический рост.
Второе. На мой взгляд, гораздо более опасным является другое несоответствие слов и дел. Когда произносят либеральные лозунги, а на деле лелеют протекционизм. Когда клянутся либерализмом и демократией, а на деле создают супермонополии и империи. Когда на словах воспевают свободу, а на деле ее предают.
Третье. Что касается ГЧП, то идея эта, как известно, не нова. Государственно-частное партнерство активно пытаются экспортировать в "недоразвитые" страны некоторые международные финансовые организации и сторонники так называемого третьего пути.
...Четвертое. Захват государством "командных высот" в экономике, в частности в ТЭКе, это гарантия стагнации. Стагнации длительной, тяжелой, мучительной. На десятилетия. Смотри опыт деградации стран ОПЕК с середины 70-х годов. Тогда и высокие цены на нефть не спасут. Сегодня риск венесуэлизации России, к сожалению, весьма реален.
...– Мне приходилось слышать в Белом доме фразу о необходимости "нормативного прогноза", это очевидный шаг в сторону народно-хозяйственного планирования. Есть такой риск?
...– Риск возврата к планированию действительно существует, но не думаю, что он слишком высок. Планирование возможно тогда, когда плановый орган контролирует значительную часть собственности в стране. Хотя, как мы понимаем, с "командными высотами" и это не является невозможным. Более серьезным мне представляется риск расширения государственного и квазигосударственного регулирования, риск навязывания экономическим субъектам неэкономических решений от имени государства. Причем такие решения могут не иметь ничего общего с национальными целями, но отражать лишь частные интересы лиц, оказавшихся во власти.
Если же вернуться к приводимому вами набору "новшеств", то самое опасное – это, конечно, атмосфера страха, атмосфера, которой не было еще несколько лет назад. И это самый большой риск для развития, да и для самого выживания нашей страны. Жизнь полна вызовов, проблем, кризисов. Государство в лице чиновников (даже если бы они были образцом мудрости, проницательности и принципиальности) не в состоянии ни предвидеть все сложности развития, ни предложить разнообразные варианты решений, ни выбрать из них наиболее эффективный вариант. Это может сделать только свободное общество, без страха и ограничений обсуждающее все без исключения проблемы и все возможные варианты их решения. Ограничение на обсуждение, основанное либо на государственной цензуре, либо на самоцензуре журналистов, чиновников, политиков, означает такое ослабление общества, такой удар по стране, с которыми не сравнится никакая внешняя угроза. Появление так называемых запретных тем, сам факт затрагивания которых теперь сопровождается болезненными реакциями и интерпретируется не иначе как повод к отставке, свидетельствует о серьезном общественном нездоровье. Главная опасность атмосферы страха – это отказ от обсуждения важнейших национальных проблем. А без обсуждения их не решить.
...– Атмосфера страха – это политическое следствие дела ЮКОСа?
– Это результат многих действий. В том числе и дела ЮКОСа – наиболее эффективной российской нефтяной компании. И увольнения редактора газеты "Известия" Рафа Шакирова, и закрытия "Намедни" с Леонидом Парфеновым. И многих других событий последнего времени. Естественно, люди замыкаются, принимают такие решения, которые в иной обстановке никогда бы не приняли. Или, наоборот, воздерживаются от абсолютно необходимых решений. В результате страна слабеет. Страна, парализованная страхом, обречена.
– Есть другие последствия дела ЮКОСа?
– Они многообразны. Главное – эскалация ошибок. Каждая ошибка влечет за собой новые. Долгосрочные последствия этого дела для страны сейчас плохо осознаются».
Казалось бы, на мятежного советника должны были обрушиться громы и молнии из кремля. Ан нет. Кремль почему-то не обратил внимания на вольнодумные речи Андрея Николаевича. Зато на него неожиданно набросились либеральные издания и либеральные журналисты.


8 октября «Московские Новости» публикуют статью Бориса Вишневского «Либерал в штате»:
«...Говоря о "деле ЮКОСа" в интервью Financial Times, Илларионов назвал его "ящиком Пандоры" и добавил, что "было серьезной ошибкой его открывать". В других странах после таких демаршей советники уходят сами или их отправляют в отставку.
... Публичное несогласие Илларионова с предложением главы государства лишний раз подтвердило: советник президента по экономике - своего рода кремлевский арлекин. С одной стороны, ему одному дарована привилегия шута - высмеивать то, что для всех прочих считается единственно верным мнением. А с другой стороны, от его демаршей практически ничего не зависит.
...Незадолго до "черного августа" Илларионов во время одной из случайных встреч с Путиным, с которым до того был шапочно знаком по Питеру, предсказал наступление дефолта. Точность прогноза поразила Путина, и их контакты стали постоянными. Ну а весной 2000 года, став президентом, Владимир Владимирович пригласил Андрея Николаевича на должность своего советника по экономике.
За четыре с половиной года, проведенные на этом посту, Илларионов более всего запомнился яростным сопротивлением двум планам правительства: реформе электроэнергетики "по Чубайсу" и ратификации Киотского протокола. Однако в обоих случаях он потерпел неудачу.
Критика реформы энергетики была вполне обоснованной, но сколько ни заявлял Илларионов, что главным результатом реформы станет приватизация руководителями РАО "ЕЭС" наиболее прибыльных объектов, что менеджмент РАО, нанятый для управления чужой собственностью, давно уже считает ее своей и что истинной целью действий Чубайса является контроль за регионами путем владения электросетями, - все оказалось тщетно: Владимир Путин предпочел встать на сторону энергетиков.
...Другое направление илларионовских ударов - Киотский протокол. Его сторонники утверждали: ратифицировав протокол, Россия сможет торговать своими квотами на выброс парниковых газов. Однако, по подсчетам президентского советника, выходило, что с 2007 года наша страна превысит установленный ей уровень выбросов углекислого газа и вынуждена будет не продавать, а покупать эмиссионные квоты. Все повторилось: как ни шумел Илларионов, правительство (при очевидном одобрении президента) решило, что протокол надо ратифицировать.
...Среди многочисленных обитателей Кремля Андрей Илларионов слывет белой вороной. Говорят, он достаточно регулярно встречается с президентом и даже участвует в совещаниях Путина с министрами экономического блока. При этом, будучи ярко выраженным одиночкой, Илларионов не принадлежит ни к одной из традиционных ("силовой" и "либеральной") группировок в президентской администрации, не связан ни с одной из политических сил, не участвует в интригах высших чинов администрации по переделу собственности. Да и какого-либо реального воздействия на ход событий смелые высказывания Илларионова не оказывают.
...Главное - он устраивает Владимира Путина, который, имея советника со столь либеральными взглядами (к тому же хорошо образованного и владеющего иностранными языками), получает возможность демонстрировать на Западе свою "приверженность либеральным реформам". Понятно, зачем нужен Путину Илларионов. Менее понятно, зачем Илларионову нужен Путин».
Мы опустим еще ряд выпадов либерала Вишневского в адрес либерала Илларионова – они не делают чести автору, а не герою статьи. Обратимся ее к одному материалу – «Нелицеприятному портрету от Нормана Илумса», как назвал свою статью «Советник при Чингисхане», скрывшийся под псевдонимом поклонник другого либерального экономиста, практически сошедшего ( к счастью, по мнению автора этих строк) с политической арены. Статья опубликована ультралиберальным «Русским Курьером» 15 октября:


«Андрея Илларионова, открывшего через громкое интервью Financial Times свой собственный «ящик Пандоры», теперь не «прессует» только ленивый. Общий смысл: сначала рапорт об отставке из Кремля, а потом – критика его политики.
...Андрей Илларионов - советник при Чингисхане, как назвали в советской тусовке редких профессионалов-«самоубийц», отваживавшихся консультировать, скажем, председателя КГБ СССР.
...Сотрудник Рабочего центра экономических реформ при правительстве РФ, куда Илларионов пришел сразу на должность первого заместителя начальника (своего шефа еще в Питере Сергея Васильева), рассказывает об Андрее Николаевиче как о человеке несистемном, абсолютно не способном к командной работе. Он с головой ушел в написание докладных записок, чья идеология была… абсолютно перпендикулярной курсу кабинета министров Егора Гайдара-Анатолия Чубайса, который тот исправно критиковал за «социалистичность» проводимой ими политики.
...Илларионова как критика Егора Тимуровича «справа» матерый бюрократ ЧВС в пику всем остальным гайдаровцам, пережившим катаклизм со сменой премьера и оставшимся на правительственной службе, выделил из толпы и, нарушив субординацию, сделал своим советником. На правах «буржуазного спеца» при «красном директоре» Андрей Николаевич был вынужден вернуться к преподавательской работе: он учил Виктора Степановича азам капитализма – и вскоре Черномырдин сам заговорил, как убежденный либерал и сторонник линии МВФ.
Заговорил – да, но реализовывать продолжал «левые» схемы типа взаимозачетов и беспроцентных кредитов для избранных. На языке «молодых реформаторов» это означало корпоративные привилегии и поощрение коррупции в управленческом аппарате, однако вскоре и эти романтики-камикадзе научились извлекать коммерческую выгоду из своего положения в пространстве около власти. А Андрей Илларионов по первой пожал горькую славу «советника при Чингисхане» и… неформального предателя своего цеха.
… Если искать компромат на Андрея Илларионова в И-нете, вы его найдете (и то косвенный) на страницах, посвященных скупке 20-процентного (с претензией на блокирующий) пакета акций РАО «ЕЭС России» Анатолия Чубайса … компанией «Русский алюминий» Олега Дерипаски. Не на шутку схлестнувшиеся между собой бывшие совладельцы «олигархического» канала ТВС не жалели пропагандистких патронов в битве за контроль над отечественной энергетикой как раз тогда, когда решалась судьба их общего – светлого или темного – политического будущего в этой стране.
Вы спросите, при чем здесь наш герой? Да при том, что, будучи честным экономистом (и уже три года как советником другого Чингисхана, президента Путина) публично назвал цифры падения капитализации на мировых рынках корпорации во главе с «самым выдающимся менеджером всех времен и народов». Выставленный голым, Чубайс всеми доступными ему средствами массовой информации обвинил Илларионова в игре на стороне алюминиевого концерна.
...Между тем, либерал Илларионов давно известен просто как фанатик опережающего экономического роста и противник любых искусственных барьеров на этом пути – будь то торговля «квотами» с Западом и Китаем или приватизация менеджментом РАО ЕЭС только генерирующих мощностей в энергетике с последующим сбросом нерентабельных сетей распространения электричества на местные бюджеты. Фанатик и противник. Что лучше?
...Почему ЧВС выкинул Андрея Илларионова из своих советников (1994) и почему его на аналогичный пост позвал ВВП (2000), несмотря на разнесенность в шесть лет по времени, одна и та же история. Максималисты нужны во власти ровно тогда, когда правитель со всех сторон обложен чужаками и ему нужна хоть одна душа, говорящая ему правду о происходящем на самом деле. В «Графине де Монсоро» у Александра Дюма-отца при дворе Генриха III Валуа эту роль исполняет королевский шут Шико – и хотя миссия именно этого человека в делах управления государством нарочито карикатурно преувеличена – любому читателю ясно: сторонний взгляд для качества принимаемых решений жизненно необходим.
...ВВП был нужен опытный проводник в «большую восьмерку» лидеров ведущих экономических держав мира, а его – с КГБшным прошлым – в приличное буржуазное общество – могли и не пустить. Ультра-либерал ...решал задачу резкой смены имиджа с «силовика» на «предсказуемого партнера» Запада самым блестящим образом. И, кстати, именно он пролоббировал у главы государства «ночные посиделки», закончившиеся плоской шкалой налогообложения и созданием в бюджете стабилизационного фонда из нефтяных денег, что «расшило» экономику из ступора.
Проблема, однако, в другом – убедив хозяина Кремля заявить амбициозную задачу удвоения ВВП к 2010 году, его советник по экономике так и не стал хотя бы визирем при азиатском по стилю правителе. Все решения в стране по-прежнему принимает сам «Чингисхан», причем, похоже, по-прежнему доверяющий наушничеству своей гвардии конников больше, чем какому-то ученому мужу. Чужаку за царским столом. Дажа смена правительства в марте, пропагандистски обставленная как либеральная и западническая мера по преодолению инерции и отставания в развитии, так и не привела в Белый дом ни одного единомышленника Андрея Илларионова, не говоря уже про него самого. Так пугающая «буржуазного спеца» атмосфера страха, порожденная в деловом сообществе делом ЮКОСа, и впрямь «ящик Пандоры», но открытый сознательно и целеустремленно.
Вольно же ему было связываться в работе с профессионалами из чужого цеха!».
Не будем гадать, почему верные почитатели Григория Алексеевича Явлинского с таким пылом набросились на Андрея Николаевича Илларионова. Может быть, потому, что Явлинский исчез даже без скандала, а Илларионов наскандалил, но не исчез.
Во всяком случае, не обращая внимания на подобную критику, советник президента по экономическим вопросам продолжал писать статьи и давать интервью. Но об этом – во второй части нашего обзора.

Окончание следует

Обзор подготовил Владимир Володин

Никитченко Алексей Анатольевич
Ильинов Евгений Викторович
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет
Семинар «Использование модели стандартных издержек как инструмента сокращения административных издержек».

Поделиться

Подписаться на новости