Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

В результате недавней авиакатастрофы погибли наши друзья и коллеги.
Для поддержки семей погибших публикуем номера банковских карт.

Банковская карта супруги Алексея Никитченко: 4622 3530 1913 3381
Карта ВТБ-24, Анна Никитченко.

Банковская карта супруги Евгения Ильинова: 4627 2914 7928 2832
Райффайзенбанк, Марьяна Зазулина.

Инспекторы и бизнес. Часть первая

Лет сорок назад на советские экраны вышел забытый ныне болгарский детектив «Инспектор и ночь». Этот вполне проходной фильм отличала одна маленькая особенность: главный герой постоянно рассуждал, выдавая на гора некие глубокомысленные сентенции. Одна из них гласила, что в жизни все явления распределены по неразрывным парам, например, инспектор и ночь (под инспектором имелся в виду сотрудник уголовного розыска). В нашей жизни, судя по всему, такие пары тоже есть, и одна из них, безусловно, - власть и бизнес.
«За державу обидно» - эта статья Сергея Агеева была опубликована в журнале «Эксперт» (№1 17-01):
«Вместо того чтобы способствовать становлению отечественного капитала, российские власти, наоборот, притесняют его, уделяя запретительным мерам гораздо больше внимания, чем мерам, стимулирующим развитие бизнеса. В выигрыше - транснациональные корпорации
В начале 2005 года фонд Heritage Foundation и журнал Wall Street Journal в очередной раз подсчитали индекс экономической свободы в различных странах мира. Согласно обнародованным данным, в списке из 161 страны Россия заняла 124-е место, уступая Китаю и Руанде, и лишь слегка опережая Таджикистан и Белоруссию. По сравнению с прошлым годом наши позиции ухудшились - тогда в списке из 155 стран Россия занимала 114-е место.
...О том, что экономический климат в стране ухудшается, мы знали и без западных специалистов. Естественно, действия властей по сокращению контроля за их деятельностью, силовое влияние на отечественный бизнес не могли не сказаться на восприятии России международными экспертами. Судя по данным рейтинга, для стран с невысоким уровнем накопленного капитала низкий уровень экономических свобод означает в лучшем случае стагнацию, а в худшем - деградацию национального хозяйства.
Сильное государство с широким диапазоном выполняемых им функций может позволить себе лишь богатая страна. Безосновательны надежды на то, что нам удастся построить общество общего благоденствия без формирования сильного национального капитала. Впрочем, когда кто-то проигрывает, кто-то всегда выигрывает.
...Вместо того чтобы способствовать становлению отечественного капитала, российские власти разных уровней, наоборот, притесняют его, уделяя запретительным мерам гораздо больше внимания, чем позитивным, стимулирующим развитие бизнеса. Более того, во многих случаях, как на федеральном уровне, так и на региональном, протекция оказывается не своим, а именно зарубежным компаниям. Решая сиюминутные проблемы, власти готовы задешево сдать иностранцам самые лакомые сегменты отечественной экономики.
...Привлечение иностранных инвестиций в экономику - благо, с этим не спорят даже самые жесткие ортодоксы. ...Привлекать надо. Но все же неплохо бы подумать, что и в каком количестве может отдать страна за эти самые инвестиции.
...То, что центр получения дохода выносится за рубеж, - только один негативный момент, хотя достаточно важный; но, в конце концов, инвестор должен получать прибыль (например, получение на Западе инвестиционного кредита нельзя оценивать как негативный фактор, хотя и в этом случае часть будущей прибыли получают западные кредиторы). Важнее другое: западный инвестор не шибко заинтересован в развитии факторов, определяющих долгосрочные перспективы конкурентоспособности отечественной индустрии.
...Предприятия, контролируемые западными инвесторами, совершенно не волнует развитие сопряженных производств - они, по сути, превращаются в сборочные цеха из западных комплектующих (подобных примеров множество). Соответственно, сужаются и мельчают отечественные кластеры сопутствующих отраслей. В итоге производства с высокой добавленной стоимостью остаются на Западе, а в России организуются или сохраняются предприятия с малой добавленной стоимостью, ориентированные на использование дешевых факторов (в развитии которых инвесторы, впрочем, тоже не слишком заинтересованы).
...Единственно правильной экономической политикой правительства (то есть той, которая обеспечила бы стабильное развитие страны на стратегическую перспективу) должна быть политика, предусматривающая максимальную либерализацию внутренней бизнес-среды при определенном уровне ее защиты от воздействий со стороны внешних рынков. Однако пока такой продуманной политики мы не наблюдаем».
С автором статьи в «Эксперте» фактически согласен бывший глава экономического управления администрации президента, член генсовета «Деловой России» Антон Данилов-Данильян. Беседу с ним, озаглавленную «Государство должно быть «бронеспинкой для бизнеса», опубликовала «Независимая Газета» (3-02):
«...Самое страшное, что, когда бизнес пытается наладить с властью диалог, он натыкается либо на глухую стену непонимания, либо, что еще хуже, предложения выслушиваются, но потом на среднем и низшем уровне бюрократии идет полное их игнорирование. В результате со стороны бизнеса наблюдается явный кризис доверия к власти. Конструктивного диалога крайне мало – встреч много, но толку от них нет. Это беда. Нет политической воли. Я не имею в виду президента – глохнет где-то ниже. Нужно завершать административную реформу, необходимо переходить на принцип оценки деятельности по результатам, чтобы стало понятно, способствует ли деятельность министерств и ведомств развитию или только поддержанию некоторого сложившегося уровня.
...Чтобы принять решение о том, в какие инфраструктурные или инвестиционные проекты вкладывать средства фонда (имеется в виду стабфонд - В.В.), надо понимать, какой бизнес получит развитие в результате реализации того или иного проекта. Для этого опять же нужно максимально подробно работать с бизнесом. Нужно очень четко оценивать потенциальный спрос. Если государство на свой страх и риск начинает вкладываться в проекты, то может так оказаться, что эти инвестиции просто пропадут. Такие примеры есть. Но у нас нет организационного импульса от государства в сторону бизнеса, чтобы привлечь его в какие-то проекты. Например, возьмем проблему импортозамещения. У нас есть много таких цепочек, когда имеется начальное сырье и конечный спрос, но промежуточной гаммы товаров нет, переработки нет. Можно в таких условиях налаживать импортозамещение? Можно, потому что есть исходное сырье, есть более дешевые факторы производства, есть квалифицированный персонал. Нет конкретного бизнеса, которой готов вложиться в это производство, – раз, и нет более-менее четких показателей наличия спроса. Здесь нужна организационная роль государства.
– Какая?
– Когда возникает вопрос создания нового импортозамещающего производственного предприятия, очень часто оказывается, что его рентабельность несопоставима с рентабельностью экспорта сырья, добычей и первичной переработкой. Кроме того, часто заинтересованные в развитии импортозамещающего предприятия компании не имеют достаточных собственных средств для организации нового производства. Нужно объединять усилия нескольких предприятий. Государство могло бы собрать их за одним столом, предоставить частичные гарантии, помочь привлечь ресурсы банков. Необходимо развивать крупные отечественные торговые сети, куда можно было бы поставлять отечественные товары, поскольку большинство иностранных торговых сетей связаны эксклюзивными договорами с зарубежными поставщиками. Таким образом, можно решить проблему в одной точке, в другой и так далее. Такого рода процедур в правительстве нет. Нужна активизация государства по развитию конкретных бизнесов, причем речь идет об организационных, процедурных моментах, а не финансах.
...Государство должно быть «бронеспинкой для бизнеса». И это не противоречит принципам рыночной экономики. Никто не говорит, что надо формулировать какую-то жесткую промышленную политику. Речь идет о том, что государство должно быть мобильным и гибким и активно изучать, что происходит с бизнесом. Нужны новые задачи для министерств и ведомств, которые действительно сейчас «работают» по слишком общим показателям, погружены в текучку. И здесь возникает еще одна проблема, которую срочно необходимо решать. Это качество принимаемых решений и практически полное отсутствие контроля за их исполнением. Приняли закон, галочку поставили и побежали дальше. Необходимы приоритеты. В один год надо решать одни проблемы, в другой год другие, принимать не сто, а десять законов, но хорошо проработанных. И необходимо жестко отслеживать, как эти решения реализуются, а в случае необходимости оперативно вносить изменения, в том числе постоянно обобщая судебную практику. Это второе, помимо диалога государства с бизнесом, необходимое для обеспечения устойчивого экономического роста условие».
Отношения бизнеса и власти рассматриваются в отечественных СМИ и с совсем иных точек зрения. 11 февраля интернет-газета «РБК-Дейли» опубликовала статью Антона Попова «Олигархическая революция отменяется?»:
«Загнав бизнес в угол, власть сама подставила себя под удар, однако занятые идеей выживания олигархи могут этим и не воспользоваться
Последние недели были отмечены всплеском критики со стороны крупного бизнеса в адрес проводимого федеральными властями курса. Публично критиковать «политику партии» начали даже традиционно считавшиеся лояльными Олег Дерипаска и Алексей Мордашов. Политологи отмечают, что выход конфликта бизнеса и власти в публичную сферу означает, что возможности для «полюбовных» закулисных договоренностей исчерпаны. ...Некоторые даже говорят о возможном «реванше» крупного бизнеса. Однако сами бизнесмены смотрят в будущее пессимистично. По их мнению, коллеги критикуют лишь тех, кого «можно» критиковать, но никак не истинных виновников ухудшения инвестиционного климата.
...«Если даже лояльные бизнесмены выступают подобным образом, это означает, что работать в этих условиях совсем невозможно. Лояльный бизнес был готов приспособиться к любым правилам, но ясных правил нет, – сказала RBC daily эксперт Московского Центра Карнеги Мария Липман. – Тот факт, что бизнесмены выбрали публичные методы, говорит о том, что возможности закулисных договоренностей исчерпаны и не обеспечивают ему необходимой безопасности». По ее мнению, ошибки власти при проведении реформ создали для многих групп интересов – не только для бизнеса – отличную возможность укрепить свои политические позиции. «Оттого, что неприятные тенденции затронули рейтинг Путина, оттого, что падает популярность правительства, и происходит снижение стабильности, – говорит г-жа Липман. – В этой ситуации разные силы чувствуют, что власть не столь прочна, как это казалось, и пытаются воздействовать на нее». С этим мнением согласен и эксперт Фонда эффективной политики Сергей Белановский. По его мнению, власть сама подставила себя под удар, начав немотивированные и непродуманные «военные действия» против бизнеса. «Наезды на бизнес были вызваны консолидацией власти, появлением возможности использовать силовые рычаги и, возможно, некоторыми идейными соображениями. Но на этом первом этапе было твердое решение «бить», не подкрепленное стратегическими разработками, – сказал г-н Белановский RBC daily. – Война против бизнеса была развязана столь же безответственно, как и война в Чечне. И последствия могут быть столь же плачевны – такие «шапкозакидательские» настроения к добру не ведут. Поэтому я не удивлюсь, если бизнес попытается взять реванш».
...Однако другие политологи считают, что после печального урока, преподанного властью на примере Михаила Ходорковского, российский бизнес не отважится на решительные действия и не будет использовать брешь, образовавшуюся в авторитете власти.
...С этим утверждением соглашаются и сами представители крупного бизнеса. Они признают, что взгляды нынешней власти и бизнеса находятся в резком противоречии, и видят теоретические пути разрешения ситуации. Однако когда дело касается практики, их взгляды на будущее довольно пессимистичны. «Мне кажется, что расхождения фундаментальные. Развитие бизнеса предполагает соответствующий климат, когда есть устойчивые, законодательно закрепленные правила игры, когда не используются двойные стандарты, когда власть пропагандирует рынок и либерализм и бьет по рукам всем, кто эти правила нарушает, в том числе по рукам силовых структур, не давая им распоясаться, – сказал RBC daily первый заместитель председателя правления «Альфа-Банка» Олег Сысуев. – Бизнес чувствует, что в этих условиях он развиваться не может. Отток капитала, составивший в прошлом году по консервативным оценкам чиновников 27 млрд долл., – это, бесспорно, лучший индикатор того, как бизнес относится к действиям власти».
...По мнению г-на Сысуева, бизнес не сумеет воспользоваться «форой», которую ему предоставляют ошибки властей. «Безусловно, это свойственно политике вообще – использовать подобного рода ошибки в свою пользу. Но мне кажется, что бизнес не будет этого делать, поскольку он не участвует в политике, смотрит на вещи очень рационально и озабочен самосохранением, – говорит Олег Сысуев. – Я не вижу готовности бизнеса заниматься политикой. Это очень плохо, так как лишает надежды на здоровую альтернативу нынешней власти. А альтернатива устрашающая – русский национализм, социал-национализм – становится все более ощутимой».
Однако пока одни журналисты рассуждают, как крупный бизнес может повлиять на власть, другие рассказывают о том, как власть влияет на малый бизнес. 21 февраля «Новая Газета» опубликовала статью Александры Мироновой «Меньше бизнес – меньше прав»:
«В государственных приоритетах малому бизнесу места не находится и не найдется. В любом классическом учебнике обязательно написано: «Малый бизнес — основа рыночной экономики». И в странах, которые Россия традиционно пытается догнать, развитие малого бизнеса — приоритет экономической политики государства.
...У нас, в России, все с точностью до наоборот — действуют в основном крупные компании, им достаются в монопольное владение самые привлекательные сегменты рынка, они и диктуют условия. Именно потому зарплаты — смешные, а цены — выше, чем в Европе. Однако исправлять ситуацию у чиновников нет никакого желания — малый бизнес для них «убыточен» с точки зрения откатов и взяток.
Но дело не только в коррупции, существует и политический аспект проблемы. Повышение независимости и удельного веса малого и среднего бизнеса прямо пропорционально росту числа людей, не зависящих от власти и бюджетных подачек. Малому бизнесу не нужна вертикаль, ему вообще желательно: чем меньше государства — тем лучше.
Потому и «заботится» чиновничество о предпринимателях беспрестанно, не покладая натруженных рук. Очередные и внеочередные перерегистрации, проверки (от сантехников до прокуроров), получение лицензий и тут же — их переоформление. Архитектурная планировка — и тут же перепланировка со сносом на последнее построенных ларьков. И даже борьба с терроризмом ударила по тем, кто продает нам товары повседневного спроса.
За доказательствами далеко ходить не надо — просто прогуляться у метро. Что мы и сделали — с целью выяснить: как поживает малый бизнес после введения «25-метровой» зоны у метро? Выяснилось: одни палатки как торговали, так и торгуют. Другие, по соседству, продают из спиртного лишь пиво. Третьи — вообще превратились в место ночлега бомжей.
...На сегодняшний день в российском законодательстве — как в региональном, так и в федеральном — существует достаточное количество нормативных и подзаконных актов, прямо или косвенно ограничивающих свободу малого предпринимательства.
По данным общероссийской общественной организации «Опора России», самые «неприятные» законы для бизнесменов — это ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц» и закон «О милиции», который предоставляет правоохранительным органам «неоправданные полномочия».
Забавно, но мешает бизнесменам и федеральный закон № 134 «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)». Казалось бы, разрабатывался он как раз ради защиты малого бизнеса, однако именно он предоставляет возможность чиновникам состригать с бизнесменов последнее путем многочисленных согласований.
В одной только Москве за последние полгода было принято как минимум десяток постановлений и распоряжений, которые могут негативно сказаться на положении малого бизнеса».
О других статьях на эту тему мы расскажем во второй части обзора.

(Окончание следует)

Никитченко Алексей Анатольевич
Ильинов Евгений Викторович
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет
Семинар «Использование модели стандартных издержек как инструмента сокращения административных издержек».

Поделиться

Подписаться на новости