Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Экономика под судом. Часть вторая

Едва приговор Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву был произнесен, как его обсуждение в СМИ, причем не только российских, получило новый мощный импульс и стало еще более жестким.
Уже 31 мая радиостанция «Эхо Москвы» пригласила для комментариев к приговору целый ряд известных людей.
Вот что сказал в этот день независимый депутат Госдумы Владимир Рыжков в интервью Алексею Воробьеву (http://www.echo.msk.ru/interview/36751/)
«…То, что сегодня это признано преступлениями и за это впаяли, извините за это выражение 9 лет, это означает только одно: что завтра любого можно хватать на улице, любого, кто когда-то был директором, бухгалтером, частным предпринимателем и сажать на 9 лет. И в этом смысле возникает вопрос, почему такая пустая скамья подсудимых была. Ведь тысячи чиновников принимали векселя, подписывали договора, подписывали приватизационные сделки, оформляли внутренние оффшоры, принимали все эти документы. Я хочу напомнить, что за пару месяцев до ареста Лебедева налоговая служба подписала акт, что у них нет претензий к ЮКОСу. А эти-то ребята ходят на свободе и получают ордена, награды, зарплату, и прекрасно себя чувствуют. Это просто театр абсурда, когда государство, само установившее эти законы, эти правила, чиновники, которые это все сделали и этим пользовались, они сегодня судят людей, которые были частью им же, этим государством созданной системы. Поэтому сигнал, Алексей, для страны, для всего мира однозначный: продавать и драпать, продавать и драпать – вот какая будет реакция бизнеса, общества. То есть еще больше страха, еще меньше уверенности, еще больше уверенности в том, что в стране нет правосудия. И в этом смысле то, что сегодня произошло, это, конечно, еще один удар по России, по ее национальным интересам, по ее будущему.
…Я уверен, что волна такая сейчас прокатится по всей стране. Потому что у нас не только кодифицированное право, у нас и прецедентное право и решение суда такого масштаба по таким сюжетам, причем, которое читалось две недели с подробностями, это, безусловно, прецедент и по векселям и по приватизации, и по взаимозачетам, и по внутренним оффшорам. И, безусловно, найдется немало желающих "заказать" прокуратуре той или иной области, республики аналогичное дело со ссылкой на решение Мещанского суда. Так что я, безусловно, ожидаю, что прокатится волна репрессий по отношению к среднему и малому бизнесу по стране, ее остановить уже практически невозможно после сегодняшнего решения».
В тот же день в эфире «Эха Москвы» беседовал с тем же Алексеем Воробьевым известный экономист Евгений Ясин
(http://www.echo.msk.ru/interview/36732/):
«…В данном случае с точки зрения последствий для российской экономики, то они, можно сказать, наступили. По моим оценкам, Россия, если бы ничего не случилось, могла в 2004-м, 2005-м, 2006-м году иметь темпы роста и 8, и 10, и 12 процентов, потому что для нас были исключительно благоприятные условия, потому что у нас это был послекризисный период, потому что бизнес повышал деловую активность, впитывая в себя как губка любые деньги, которые предлагались на рынке. Именно поэтому нам удавалось одновременно иметь высокие темпы роста и снижающуюся инфляцию. Сейчас мы видим, что ситуация полностью переменилась. Мы имеем падающие темпы экономического роста, мы имеем растущие темпы инфляции.
…Мы могли бы иметь высокие темпы экономического роста еще примерно 3 – 4 года. Вместо этого мы получили снижающиеся. И добиться того, чтобы темпы роста сейчас выросли, а темпы инфляции снова упали, невозможно, потому что в условиях нынешнего положения упала деловая активность. Падение деловой активности, падение спроса на деньги является главным следствием дела «ЮКОСа». Я должен быть справедливым. Я могу сказать, что конечно, не только дело «ЮКОСа», потому что опыт, накопленный налоговой службой на примере дела «ЮКОСа», теперь как степной пожар распространяется на другие компании. Мы каждый раз видим это. Я напомню вам: «Вымпелком», после этого – «ТНК-BP». Там, выражаясь языком, который принят в нашем «истеблишменте», «отъехали». Но на долго ли, невозможно сказать. А кроме того, еще есть такие компании, как «British American Tabacco», как «Japan Tabacco», много таких примеров».
Несколько особняком стоит в этом ряду прозвучавшая в тот же день беседа все того же Алексея Воробьева с известным тележурналистом Станиславом Кучером, посмотревшем на проблему с несколько иной стороны (http://www.echo.msk.ru/programs/personalno/36730/):
«…Знаете, вот когда проводился опрос: довольны Вы, недовольны. Совершенно понятно, что огромное количество людей в нашей стране совершенно довольны приговором или как Жириновский считают, что нужно было бы дать еще больше Ходорковскому. Так вот, эти люди, понимаете, они испытывают изначально ревность ко всем, кто в этом мире, скажем, сделал более успешную судьбу, более успешную карьеру, выступил более удачно, чем они. Они априори завидуют соседу, у которого «Мерседес». Они априори завидуют кому-то еще. И самое страшное наступает тогда, когда эти люди получают власть. Так вот, на мой взгляд, очень много людей появилось в нашей власти за последние годы, повторяюсь. И в силовых структурах, в том числе, которые считают, что мир им должен. Это люди с не очень удачно сложившимися служебными карьерами в ФСБ, в МВД. И вот неожиданно эти люди получают власть. Знаете, у меня есть один хороший знакомый. Так скажем, мы знакомы лет 15, который сейчас служит в органах. И вот у нас с ним часто были разговоры, мы уже достаточно давно не общались, но однажды мы беседовали, и он мне сказал примерно следующее. Т.е. это был крик души. Т.е. он сказал так, что вот я, понимаешь, я закончил военное училище, я всю жизнь служил Родине и я хочу служить Родине, а эти в это время, пока я служил, они воровали, они торговали валютой, они зарабатывали. Я говорю: «Кто эти?» – «Ну, вот эти, евреи» и т.д. Т.е. и финал был такой, что вот это очень важно, на самом деле. Финал нашего разговора был такой, когда я у него спросил: «Слушай, ну, я же тоже знаю, что ты в принципе и взятку можешь взять, и в вашей системе далеко не все чистоплотны». На что у него просто вырвалось: «Ты понимаешь, я 15 лет служу. Мне можно. Нам, кто любит Россию, можно воровать, а вот им, кто не любит Россию, воровать нельзя». И это отношение, оно, я считаю, очень распространено и на бытовом уровне среди наших соотечественников и, повторяюсь, среди тех людей, кто организовывал атаку на Ходорковского.
…Что касается защиты прав собственности в России. Но дело в том, что в России сегодняшнего времени понятно, что не существует как таковой собственности, которая может считаться законно, абсолютно на законных основаниях приобретенной. Ну, если только это небольшой там, дачный участок, автомобиль, квартира и т.д.
…Вот когда говорят: наши недра, обворовали наши недра, то это полный бред. Не надо забывать на самом деле, что в течение 70 лет советской власти эти недра принадлежали государству, т.е. никому на самом деле. И они не принадлежали нам всем. Не знаю, я не был собственником этой нефти. У меня нет претензий на ту нефть, которую, допустим, в итоге качал Ходорковский, предположим, или качал кто-то еще. Хотя у меня естественно… и совершенно понятно, что в последующие 90-е годы процесс приватизации проходил, там, незаконно и т.д. и т.п. Но понятно, что собственности законно полученной, огромной собственности, у нас нет».
1 июня комментарии к приговору по делу ЮКОСа появились в большинстве серьезных отечественных и зарубежных газет. Английская «The Times» в короткой редакционной статье «Советский показательный судебный процесс» заявила: «Исход одинаково пагубен как для российской реформы, так и для доверия инвесторов». Немецкое «ARD» в этот же день в материале Экарта Аретца «Удар по гражданскому обществу» утверждало:
«Кремль с помощью ареста Ходорковского, а также разрушения его концерна, сумасбродных требований о доплате налогов и бесцеремонного трюка с продажей изгнал к неудовольствию Вашингтона американские компании с российских месторождений нефти. Была сильно поколеблена и без того незначительная вера в российское правосудие. Иностранные и, прежде всего, отечественные инвесторы все больше ставят вопрос о безопасности своих денег в России. Растут масштабы бегства капитала. Волна заказных убийств предпринимателей свидетельствует одновременно о том, что дело в стране идет к новому переделу собственности. Российский биржевой индекс после ареста Ходорковского уменьшился в два раза».
Большую подборку материалов поместили в тот же день «Ведомости». Одна из них называется «Это слишком» и имеет подзаголовок «Бизнес напуган приговором»:
«…Деловое сообщество восприняло приговор Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву совсем не так, как хотелось бы организаторам процесса. Чиновники и прокуроры почти два года твердили, что совладельцев “ЮКОСа” судят не за то, что они занимались политикой, финансируя оппозиционные партии, а за экономические преступления и “честным бизнесменам” бояться нечего. Но убедить в этом государство сумело далеко не всех.
Узнать, что думают предприниматели об участи Ходорковского и Лебедева, оказалось непросто. Большинство бизнесменов, к которым “Ведомости” обратились за комментариями, обсуждать приговор категорически отказались. “Я дорожу своими кадрами и своей компанией”, — объяснил свой отказ крупный столичный предприниматель. “Комментировать решение суда — ставить под удар компанию, управление которой мне доверили акционеры”, — говорит руководитель большой страховой компании. …“Адвокатов” сурового приговора удалось обнаружить только среди верхушки столичного стройкомплекса. “Наш президент сказал, что воровать плохо, а посадить всех воров сразу не удастся, с кого-то надо начинать, чтоб другим неповадно было”, — убежден совладелец компании Sibir Energy и гендиректор “СТ Девелопмент” Шалва Чигиринский.
…“За все в жизни надо платить”, — философски заметил председатель совета директоров строительной компании “Техинвест” Павел Фукс.
…Сочувствующих оказалось куда больше. “Даже неделю, месяц в тюрьме — это много, что уж говорить про девять лет”, — говорит совладелец “Вимм-Билль-Данна” Давид Якобашвили. “Девять лет — это слишком много”, — вторит ему глава московского представительства итальянского банка UniCredito Пьер Луиджи Видорно. “Жестокое решение”, — говорит владелец крупной сырьевой компании. “Каким бы ни был срок, Ходорковский пройдет достойно через это испытание”, — говорит крупный промышленник, у которого были совместные проекты с экс-владельцем “ЮКОСа”.
Некоторые готовы к еще более радикальным выводам. “Восторжествовало административно-командное право, — огорчен первый зампред совета директоров Альфа-банка Олег Сысуев. — [После такого приговора] шансы России стать правовым государством стали призрачными”. “У нас нет независимой судебной системы, и это беда страны”, — говорит совладелец Национальной резервной корпорации (НРК) Александр Лебедев.
“Ходорковский — не просто "козел отпущения", который отсидит за всю бизнес-элиту, — говорит один из крупных промышленников. — Практически все мы совершали в бизнесе такие же, скажем так, "ошибки", как и Ходорковский. Теперь все мы будем жить в напряжении, что с каждым может случиться то же, что и с ним”.
…Политическим считает приговор совладелец “Аптечной сети 36,6” Артем Бектемиров. “Теперь всем придется вспомнить старую пословицу: если не будешь заниматься политикой, она займется тобой, — говорит гендиректор поволжского сотового оператора СМАРТС Геннадий Кирюшин. — Придется делать ставку на других политиков”. “То, что мы платим все налоги и не суемся в политику, не дает никакой гарантии, — делает вывод вице-президент телекоммуникационной компании "Корбина Телеком" Александр Малис. — Сегодня мы увидели, что правил не существует».
В редакционной статье «После правосудия», опубликованной в том же номере, говорится:
«…То, что дело “ЮКОСа” шито белыми нитками, далеко не частная проблема Генпрокуратуры и Мещанского суда. Потому что именно по нему и российские, и иностранные инвесторы будут судить о состоянии российской судебной системы. И потому что все знают, что стало с главным добывающим активом “ЮКОСа”, как только Ходорковского посадили в СИЗО, и как проходил аукцион, и где была зарегистрирована “подставная”, выражаясь языком прокуроров, компания “Байкалфинансгрупп”. И все знают, что, как только “Юганскнефтегаз” перешел в нужные руки, все налоговые претензии в нему моментально рассыпались в суде, словно никаких офшоров, льгот и минимизации не было вовсе. И как “Юганскнефтегаз” сразу же продал “Роснефти” всю годовую добычу по тем же трансфертным ценам, за которые преследовали “ЮКОС”, и ничего ему за это не было и не будет.
В любой экономике государство является одним из игроков — хотя бы в том, что касается налогов и нормативного регулирования бизнеса. Естественно, что если в экономике к тому же присутствуют госпредприятия, то вовлеченность государства в “игру” возрастает. Увеличивается и опасность конфликта интересов — имея возможность изменять законы, государство может “подыгрывать” себе в налоговой сфере или создавать преференции госкомпаниям.
Именно поэтому и необходим независимый суд, который следит за исполнением правил игры всеми игроками и не допускает произвольного изменения этих правил в ходе самой игры.
…Отсутствие независимости у суда и избирательность правосудия лишают всех нас надежды на то, что мы можем отстоять свои права в суде. Суды воспринимаются властью как инструмент или, если угодно, дышло. Кремль не установил власть закона, как было обещано, а лишь научился пользоваться дышлом с еще большей сноровкой, чем это умеют делать некоторые бизнесмены. Полезный, но недостойный государства навык».
Поток комментариев не иссякал и дальше. «Ходорковский осужден, Россия виновна» - таков заголовок редакционной статьи, опубликованной американской газетой «The International Herald Tribune» 2 июня:
«Экстраординарная распродажа ресурсов России в 1990-е годы была ужасно плохой идеей, которая так же плохо была осуществлена. Однако Кремль лицемерит, если только не заблуждается, делая вид, что суд над Михаилом Ходорковским был попыткой наказать его за его долю добычи или навести в этом деле порядок. Его "вычистили", если использовать слово из лексикона не столь отдаленного советского прошлого, потому что он представлял угрозу для некоторых из числа власть предержащих, а также потому, что другие просто хотели украсть у него его компанию.

Это большой позор, и причин тому несколько. Одна из них состоит в том, что Ходорковский во многих отношениях был лучшим из своего племени. Он первым из олигархов осознал, что сможет сделать из своего главного приза, нефтяной компании "ЮКОС", глобальный бизнес, если откажется от заговорщицкой и пиратской практики российского бизнеса того времени. Он ввел в "ЮКОСе" беспрецедентную прозрачность и менеджмент в западном стиле, а также обнародовал имена его главных акционеров, раскрыв, кстати, тот факт, что он сам является богатейшим человеком в России.
Из всех компаний, которые мог бы проглотить Кремль, это был самый худший выбор, потому что он уничтожил то, что могло бы стать моделью для других предприятий и успокоительным маяком для иностранных инвестиций.
…Да, Ходорковский слишком быстро стал слишком богатым; да, он оказался достаточно глупым и попытался приобрести политическую власть; и, да, ему есть за что отвечать перед судом. Но это не может служить оправданием для этой пародии на правосудие, в которой реальным проигравшим является Россия.
Статью «Двойственный приговор» опубликовала в тот же день английская «The Guardian»:
«…То, как судили Ходорковского и как в это время разрывали на части его нефтяную империю "ЮКОС", никак не помогло президенту Владимиру Путину найти за новых друзей за пределами страны. Даже из-за решетки своей отдельной камеры миллиардер сумел провести довольно эффективную кампанию в свою защиту, в результате которой его судьбу стали обсуждать на самом высшем уровне.
…Ходорковский заработал столько денег на торговле нефтью потому, что, раскрывая налоговым органам лишь малую долю своих доходов, через подставные фирмы перекачивал за границу миллиарды долларов. Другие олигархи делали то же самое, но им было позволено сохранить свободу и свое неправедно нажитое богатство. Ходорковский же перешел грань дозволенного: начал покупать депутатов Думы, чтобы, согласно собственной программе, перейти из большого бизнеса в большую политику.
…Лидеры европейских стран могут сколько угодно целовать его портрет как икону демократии, но газ они все равно будут покупать у 'Газпрома', которому досталась юкосовская империя».
Рамки обзора заставляют пропустить многие другие статьи, и в заключение мы обратимся лишь к материалу, опубликованному 7 июня журналом «Итоги». Напомним, что журнал издается холдингом «Газпром-медиа» и рассчитан на самый широкий круг читателей. Статья Юлии Панфиловой называется «Девять лет эпохе 90-х»:
«…Вышло так, что, получив девять лет колонии, Ходорковский отдувается за весь неправый российский бизнес. Ведь приговор Мещанского суда подвел черту под целой экономической эпохой и жестко обозначил наступление новой.

По данным, полученным "Итогами" в Судебном департаменте при Верховном суде РФ, только за 2002-2004 годы без громких политических заказов по шести "юкосовским" статьям уголовного кодекса были вынесены обвинительные приговоры почти 94 тысячам человек! И многим из них инкриминировались грехи конца "романтических" 90-х. Тех самых лет, когда и перед властью, и перед нарождающимся российским бизнесом стояла задача срочной приватизации госактивов - дабы не допустить возврата к социалистическому прошлому. И обе стороны выполняли ее с "широко закрытыми глазами": государство принимало плохо применимые законы и не обращало внимания на их неисполнение, бизнес в ответ выполнял деликатные "особые поручения" власти.
В 1995 году этот неформальный договор был подкреплен знаменитыми залоговыми аукционами, на одном из которых Ходорковский и добыл "ЮКОС".
…Параллельно в русле все той же логики проводились и инвестиционные конкурсы. На конкурсах за просто так отдавать ничего не обещали, но новые капиталисты сами справились с задачей, и им при этом никто всерьез не мешал. Двадцать процентов акций мурманского предприятия "Апатит" были приобретены в 1994 году именно на инвестиционном конкурсе (на основании этого эпизода следствие обвинило Ходорковского и Лебедева в мошенничестве). Победители таких "соревнований" в подавляющем большинстве случаев также были известны заранее. В результате акции доставались "тому, кому следует".
…С налоговой темой ситуация аналогичная. Ни один чиновник, законодатель и тем более независимый эксперт не рискнет сказать, что в начале - середине 90-х годов можно было честно платить налоги и при этом не разоряться. Поэтому бизнес придумал множество формально законных способов минимизации налоговых выплат. Это трансфертные цены, страховые, пенсионные и другие замысловатые схемы.
…В деле Ходорковского фигурирует разве что схема более циничная.
…Но кто проверял всех остальных акул российского бизнеса? Жульничали все, формально не преступая закон, в меру своей изобретательности и аппетитов. Однако статистика Судебного департамента ВС показывает, что по таким статьям в сумме, как по корпоративным налогам, так и по налогам физических лиц, за три последних года осуждено немногим более трех тысяч человек, и среди них нет ни одного по-настоящему громкого имени.
…Жестким приговором Ходорковскому государство, по сути, требует от бизнеса исполнения закона не только по букве, но и по духу. Требует по праву сильнейшего, поскольку по итогам такой экономической деятельности при желании можно засудить практически кого угодно. Если трудно подобраться по налоговым статьям, можно инкриминировать мошенничество, благо по российской судебной практике в этих делах для обвинения достаточно показаний потерпевшего и свидетеля.
…Вопрос в том, что будет дальше. На сегодняшний день на этот вопрос ответа нет. Ведь государство демонстративно использует методы бизнеса, которые вроде бы российская Фемида заклеймила как недобросовестные. По крайней мере именно так выглядит с блеском проведенная операция по продаже на аукционе "Юганскнефтегаза", который достался "Роснефти" через подставную компанию "Байкалфинансгруп". Ясно одно: никакого нового договора бизнесу предлагать не будут. Глаза теперь широко открыты и у тех, и у других».

Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет
Семинар «Использование модели стандартных издержек как инструмента сокращения административных издержек».

Поделиться

Подписаться на новости