Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Рейтинговые агентства о российской экономике

В последнее время западные агентства и фонды высказали ряд критических замечаний в адрес российской экономики. Они стали одной из основных экономических тем в СМИ.
«S&P: Госкомпании РФ подрывают свой рейтинг тёмными играми» - этот материал опубликовал 8 июня сайт «RBC. Ru»:
«Большинство российских компаний, контролируемых государством, часто не раскрывают полную информацию об отдельных существенных событиях, говорится в отчете международного рейтингового агентства Standard&Poor`s, посвященном анализу информационной прозрачности российских государственных предприятий.
Особенно раскрытие информации ограничено в случаях, если имеются указания на то, что российские федеральные или региональные органы власти могут использовать деятельность компаний, преследуя политические цели. В качестве примера эксперты S&P указывают на приобретение «Роснефтью» в декабре 2004г. компании «Юганскнефтегаз» - бывшего подразделения ОАО «НК «ЮКОС», приобретенного, а затем проданного государством.
…Компания, полностью принадлежащая государству, не обнародовала никаких подробностей обсуждения самой сделки и ее финансирования (если такое обсуждение состоялось) советом директоров. Единственным представителем государства, который публично признал, что ему известен механизм сделки и посредник – «Байкалфинансгрупп», был президент РФ Владимир Путин, отмечают в S&P.
…В качестве других примеров непрозрачного принятия решений S&P приводит РАО «ЕЭС России». Компания своевременно не раскрывала информацию о некоторых сделках, а сами сделки были непрозрачными, например, продажа советского долга Чешской Республике в 2001г. или приобретение активов за рубежом. За последние два года РАО ЕЭС приобрело генерирующие активы и электросети в Грузии, Армении и на Украине. Руководство РАО ЕЭС считало, что утверждение советом директоров сделок по приобретению иностранных активов не являлось необходимым, так как основная цель - выход на иностранные рынки - уже была включена в концепцию «5+5», принятую в 2003г., которая определила перспективы развития российской электроэнергетики до 2008г.
В «Татнефти», которая, как показывает данное исследование, по большинству параметров отстает от остальных российских государственных компаний, уровень раскрытия текущей информации и обоснования принятых решений также крайне низок. Сама компания признала, что некоторые займы, полученные в 1997г. и 1998г., привлекались для поддержки правительства Татарстана, что привело к дефолту по обязательствам «Татнефти».
В тот же день статьей трех авторов «Огласка ни к чему» откликнулась на эту тему газета «Ведомости»:
«Российские госкорпорации заботятся об инвесторах куда меньше, чем государственные компании на Западе и частные — в России. По оценке Standard & Poor's, лишь «Газпром» работает «по-западному».
Рейтинговое агентство Standard & Poor's (S&P) оценило информационную политику 11 российских корпораций, контролируемых государством. Агентство интересовало, насколько полно компании раскрывают информацию о структуре собственности, правах акционеров, финансовом состоянии и процедурах принятия решений. «Прозрачность» измерялась по 105 критериям — например, доступен ли обзор последнего собрания акционеров, данные о вознаграждении аудитора или топ-менеджеров компании и т. д. «На эту информацию может опираться частный инвестор, у которого нет доступа к инсайду», — поясняет ведущий аналитик S&P Олег Швырков.
Самой прозрачной госкомпанией оказался «Газпром», который раскрывает 63% информации, интересующей S&P. На 2-м месте — РАО «ЕЭС» (59%), а замыкают список «Роснефть» (34%), РАО «Российские железные дороги» (28%) и «Татнефть» (27%). Средний балл — 47%. У госкомпаний на Западе он составляет 63%, у крупнейших частных корпораций в России в 2004 г. был 52%, «а в этом году был бы на несколько пунктов выше», отмечает S&P.
…Отношение госкорпораций к выводам S&P зависит от их места в списке. «Думаю, они не ошиблись», — уверен представитель «Газпрома» Сергей Куприянов. Он рассчитывает, что вскоре, после либерализации рынка акций монополии, уровень ее открытости станет еще выше. А вице-президент «РЖД» Анна Белова с оценкой не согласна «категорически». «У нас очень высокие прозрачность и стандарты корпоративного управления, — уверена она. — Думаю, S&P рассматривало нашу компанию по стандартным меркам, но у нас лишь один акционер — государство, и некоторые процедуры нашей компании просто не нужны».
«Действует общий принцип — частный сектор эффективнее государственного», — комментирует замдиректора департамента корпоративного управления Минэкономразвития Церен Церенов. А отставание от западных госкомпаний он объясняет общей информационной закрытостью нашего государства: «С чего бы компаниям быть в этом случае открытыми».
Cписок S&P дает верное представление об информационной открытости госкомпаний, отмечает директор Vostok Nafta Алекс Уильямс. А Вадим Клейнер из Hermitage Capital Management добавляет, что практическая ценность списка вырастет с течением времени, когда можно будет проследить «прозрачность» компаний в динамике».
9 июня швейцарская «Le Temps» публикует статью Бенжамена Кенеля «Доклад, обидный для российского госсектора»:
«…Агентство Standard & Poor's только что опубликовало доклад, обидный для путинского Кремля. Американское рейтинговое агентство, являющееся независимым финансовым учреждением, разумеется, воздерживается от высказывания политических оценок. Но в своем подробном анализе степени прозрачности госсектора (информация о собственниках, о правах акционеров, о механизмах менеджмента и пр.) оно приводит целый список нарушений в работе государственный фирм.
В заключительной части доклада агентство осуждает «тенденцию российского правительства и отдельных государственных чиновников использовать свое влияние на такие компании в политических или личных целях, которые зачастую коммерчески не мотивированы и не соответствуют интересам инвесторов».
…«Роснефть» – далеко не единственный пример, приведенный авторами доклада, который дает оценку деятельности еще десяти компаний, более чем на 50% контролируемых государством. В частности, Standard & Poor's критикует «Внешторгбанк» (подозреваемый в оказании помощи «Роснефти») – за недостаток информации о своей политике предоставления кредитов, «Аэрофлот» – за непрозрачность в принятии решения о строительстве нового терминала в Москве, а также электрическую монополию «ЕЭС России» – за отсутствия внятной информации о проводимой ею реформе этого сектора».
В тот же день в «Новых Известиях» появляется статья Евгения Иванова «Открой личико»:
«Вчера международное рейтинговое агентство Standard & Poor’s опубликовало результаты исследования информационной прозрачности российских государственных корпораций. Список из 11 крупнейших компаний возглавили «Газпром» и РАО ЕЭС. Впрочем, финансовые аналитики судят о состоятельности корпораций совсем по другим источникам.
…Традиционно компании начинают делиться информацией и даже становятся публичными, когда им нужны деньги (прежде всего иностранные) на хороших условиях. Способствует открытости и наличие иностранного акционера, не обязательно, кстати, крупного, привыкшего к западным понятиям об информационной гласности и открытости. Еще одним позитивным фактором является жесткий правительственный контроль. По мнению авторов исследования, именно он облегчил «Газпрому» и РАО ЕЭС задачу раскрытия информации: решения по многим аспектам их деятельности (например, по установлению тарифов) принимаются правительством и им же публикуются. Это одна из причин того, что оба монополиста оказались во главе списка.
…По мнению российских экспертов, исследование Standard & Poor’s имеет значение скорее для новичков на российском фондовом рынке. Большинство серьезных отечественных аналитиков хорошо представляют себе, чего можно ожидать от той или иной госкомпании. Более того, по их признанию, значительную часть информации они получают не из открытых источников, а из более-менее неформального общения с представителями менеджмента компаний. «Конечно, подобные беседы – на грани фола, на Западе можно было бы попасть под действие закона об инсайде, запрещающем использование закрытой информации, однако в России такого закона нет», – признался «НИ» аналитик компании «СТМ-Инвест» Михаил Пак.

Поскольку корпорации обязаны предоставлять информацию лишь о головной компании, сообщил «НИ» аналитик ИК «Метрополь» Евгений Сацков, крупные компании имеют возможность сосредоточить прибыль в той своей части, где это выгодно. Если государство заинтересовано в увеличении прибыли, а до сих пор это было так, показатели работы головной фирмы не отличаются от консолидированной работы всего холдинга, однако руководство имеет возможность сосредоточить за счет всевозможных ухищрений львиную долю прибыли в дочерних структурах, считает эксперт».
В качестве приложения к статье газета приводит рейтинг отечественных госкомпаний по степени прозрачности. Первое место в нем занимает «Газпром», далее идут РАО ЕЭС, «Аэрофлот», «АЛРОСА», Внешторгбанк, Группа «Связьинвест», Сбербанк, «Транснефть», «Российские железные дороги», «Роснефть» и «Татнефть».
Не успели СМИ полностью отыграть тему прозрачности, как еще одно западное агентство выступило с заявлением о положении в российской экономике. На этот раз речь зашла об инвестиционном климате и бегстве капитала.
«Бизнес вывез золотой запас России» - назывался комментарий «Газеты.Ru» (14 июня) к этому заявлению:
«…Вслед за Международным валютным фондом (МВФ), Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР) и Всемирным банком международное рейтинговое агентство Fitch заявило о значительном ухудшении инвестиционного климата в России. По подсчетам экономистов этого агентства, общий отток капитала из России в 2004 году составил $33 млрд – это худший показатель с 1997 года. Как написано в отчете Fitch, такой существенный отток «отражает сложный деловой климат и глубокое недоверие к институтам и правам собственности в стране».
Всего с 2001 года из России бизнес вывез $100 млрд, считают в Fitch. «Это является симптомом враждебного инвестиционного климата», – отмечает старший директор группы суверенных рейтингов агентства Эдвард Паркер.
В отчете подчеркивается, что, несмотря на улучшение макроэкономической стабильности и укрепление финансовой системы, произошедшее за последние четыре года, объем утечки не снизился в отношении к ВВП страны или к профициту торгового баланса. Как считают в Fitch, это свидетельствует о недоверии к ее финансовой, политической и законодательной системам. При этом в агентстве отмечают не только необычно большой объем вывоза капиталов, но и продолжающееся увеличение этого показателя.
Так, только за первый квартал этого года из России вывезено более $19 млрд. Несмотря на это, российские монетарные власти, в отличие от зарубежных аналитиков, настроены оптимистично. Это объясняется тем, что ЦБ оперирует в основном данными не общего оттока, а чистого, то есть оттока за вычетом притока. Если ориентироваться на этот показатель, то картина получается не такой страшной: за первый квартал 2005 года чистый отток составил всего $0,9 млрд (в первом квартале прошлого года – $4,2 млрд), а за последние четыре года – около $35 млрд ($15 млрд в 2001 году, $8,8 млрд в 2002-м, $2,1млрд в 2003-м, $9 млрд – в 2004 году). Неделю назад представители ЦБ заявили, что ожидают в этом году чистого оттока на уровне всего $3 млрд. Более того, в правительстве надеются, что через два-три года Россия станет нетто-импортером капитала.
…«Утечка капитала, учитывая профицит платежного баланса и размер валютных резервов, не создает в ближайшей перспективе внешних финансовых рисков», – соглашаются в Fitch. Но там полагают, что показатель чистого оттока не отражает увеличения общих объемов вывоза и ввоза капиталов. За внешне удовлетворительными показателями чистого оттока скрываются довольно опасные процессы. Российские компании массово выводит свои прибыли за рубеж и так же массово занимают на внешнем рынке, чтобы развивать бизнес.
Внешняя задолженность частного сектора выросла за два года к середине 2004 года с $48 млрд до $106 млрд. Российские компании берут кредиты за рубежом и в тех же объемах переводят за рубеж нераспределенную прибыль, чтобы она не досталась государству. Эта тенденция усилилась с началом дела ЮКОСа, отмечают в Fitch.
«Компании не хотят реинвестировать свою прибыль в производство. Зачем? Ведь в любой момент может может случиться так, что придется закрывать дело».
15 июня «Ведомости» посвящают этой теме сразу два материала. «Убежали $100 млрд» - так называется статья Бориса Грозовского:
«…Несмотря на достигнутую макроэкономическую стабильность, в 2001-2004 гг. бегство капитала из России в отношении к ВВП не снизилось, а в долларовом выражении даже выросло, говорится в свежем докладе Fitch Ratings «Россия наращивает отток капитала и внешний долг».
…Компании не просто вывозят капитал, который можно было бы использовать для развития их бизнеса в России. Они замещают его внешним финансированием, говорится в докладе. За 2004 г. внешний долг российских банков и корпораций вырос, по оценке Fitch, с $80 млрд до $106,2 млрд. «Стратегию многих российских компаний, берущих в долг за рубежом и в то же время выплачивающих акционерам солидные дивиденды либо выводящих активы за границу, можно объяснить лишь неверием в долгосрочные перспективы государства и [гарантии] прав собственности», — пишет Fitch. Краткосрочные перспективы России это не ухудшает. Но в случае финансового кризиса для ряда компаний будет закрыт доступ на кредитные рынки и «сомнительно, что иностранные активы будут репатриированы, чтобы расплатиться с долгами», предупреждает Fitch.
Акционеры российских компаний нередко замещают свой капитал заемным, соглашается с коллегами из Fitch Егор Федоров из Банка Москвы. Например, «Северсталь» в 2004 г. выплатила порядка $330 млн дивидендов, выпустив еврооблигации на $700 млн, отмечает аналитик Альфа-банка Максим Матвеев. А «Норильский никель» отдал акционерам в виде дивидендов около $520 млн и потратил на выкуп у них акций еще $750 млн. При этом компания разместила облигации на $500 млн и взяла синдицированный кредит на $300 млн, напоминает Матвеев.
…А эксперт Центра макроэкономического анализа Олег Солнцев в отличие от аналитиков Fitch полагает, что отток капитала не уменьшает количество средств, которые могли бы быть инвестированы в отечественную экономику: «Иностранные займы — это часто замаскированная форма самофинансирования». Выводя средства за границу, а затем скупая собственные акции, размещенные за рубежом, или ссужая деньги самим себе «под видом иностранных кредитов», компании одновременно создают себе кредитную историю и снимают риски, «связанные с российской юрисдикцией», говорит Солнцев. «Заимствование за рубежом — не столько способ пополнения оборотного капитала, сколько средство переложить политические риски с акционеров на кредиторов», — подтверждает финансист металлургического холдинга, который в последние годы не скупится на дивиденды и наращивает внешний долг».
Статья Бориса Сафронова в том же номере «Ведомостей» называется «Цифра недели: $100 млрд. Не в ту сторону»:
«…Выводы Fitch не являются откровением, но названные агентством суммы впечатляют.
Впрочем, это как посмотреть. Например, почему отток капитала должен снижаться, если все макроэкономические показатели России растут? По отношению к ВВП он даже падает: с 6,6% в 2002 г. до 5,9% в 2003 г. и 5,7% в 2004 г. Кроме того, перед угрозой «голландской болезни» отток капитала даже помогает денежным властям бороться с чрезмерным укреплением рубля.
К тому же Fitch посчитало не чистый отток — полученные цифры не уменьшаются на приток иностранного капитала, который последние годы тоже растет. Только внешние займы российских компаний за два года составили почти $60 млрд, в результате чего внешний долг частного сектора вырос с $48 млрд до $106 млрд. Растут и прямые инвестиции. В итоге чистый отток капитала, по данным агентства, в прошлом году составил вполне приемлемые $9 млрд.
Однако убедить себя в том, что все хорошо, не удается.
…Предприятия и граждане переводят свои деньги за рубеж, в то время как иностранные компании, оценив наконец перспективы нашего рынка, начали вкладывать в Россию. А вот наши компании, наоборот, снижают внутренние инвестиции: в прошлом году Росстат зафиксировал замедление роста капвложений. Выходит, Россия сама отдает долю своего рынка.
Займы, пусть и дешевые, — плохая замена инвестициям из собственных средств. Не стоит забывать, что азиатский экономический кризис конца 1990-х гг. был вызван непомерными внешними долгами частного сектора. К тому же займы придется отдавать, увеличивая отток капитала. Не факт, что к тому времени сохранится благоприятная конъюнктура и это придется на руку денежным властям. И не окажутся ли через несколько лет нынешние технологии вывоза капитала столь же сомнительными, как схемы оптимизации налогов начала 2000-х гг.?»

Никитченко Алексей Анатольевич
Ильинов Евгений Викторович
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет
Семинар «Использование модели стандартных издержек как инструмента сокращения административных издержек».

Поделиться

Подписаться на новости