Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Вернемся в СССР?

Одной из самых громких тем последней недели стали прозвучавшие на инвестиционном форуме «Кубань-2005» протесты против воссоздания государственной экономики. Особенно полно раскрывали на своих страницах эту тему газеты «Коммерсантъ» и «Веломости», статьи из которых и составили наш обзор.
3 октября «Коммерсантъ» публикует статью Вадима Вислогузова «Герман Греф выступил против госэкономики»:
«В субботу в Сочи завершился IV международный инвестиционный форум «Кубань-2005». Его участники предложили свои рецепты увеличения притока иностранных инвестиций в страну. Глава МЭРТа Герман Греф призвал к отказу от «неандертальской» политики увеличения государственного присутствия в экономике, полпред президента Дмитрий Козак предложил отдать на места контрольные функции федеральных ведомств, а президент Торгово-промышленной палаты (ТПП) Евгений Примаков – ввести для всех инвесторов семилетний срок гарантированного неухудшения налогового режима.
Кубанский форум проходит в Сочи уже в четвертый раз. На этот раз в черноморский город-курорт приехали представители 1 тыс. российских и 350 зарубежных компаний. Итог – в ходе "Кубани-2005" заключены инвестиционные контракты на сумму более $1 млрд. Ставший главным гостем форума министр экономического развития и торговли Герман Греф признал, что столь удачная работа регионов с инвесторами – редкое исключение: «Большинство предпочитают околачивать пороги Минфина и просить бюджетные деньги».
…Выступая на форуме, Герман Греф дал весьма жесткую (на фоне недавней сделки по приобретению «Сибнефти» «Газпромом») оценку инвестиционной политики государства. «Точка зрения, что государство должно расширять свое присутствие в экономике и взять под опеку какие-то отрасли, является неандертальской,– заявил Герман Греф.– Неандертальцы вымерли, и такая идеология тоже должна умереть». По его словам, «единственное, что может сделать государство, это предоставить бизнесу максимальную экономическую свободу».
Напомним нашим читателям, что именно концепция расширения государством своего присутствия в экономике сегодня очень популярна как в высших эшелонах власти, так и в значительной части политической элиты. Совсем недавно часть депутатов Госдумы и некоторые губернаторы, образовавшие «право-либеральный» «Клуб 4 ноября» выдвинули экономическую программу, предусматривающую усиление государственного вмешательства в экономические процессы, в частности – государственную поддержку признанных перспективными отраслей (надо сказать, что список этих отраслей, приведенный авторами программы, уже вызывает сомнения).
Но вернемся к статье в «Коммерсанте»:
«…Представитель президента в Южном федеральном округе Дмитрий Козак об уходе государства из бизнеса говорить не стал – инвесторам, по его мнению, более всего мешают административные барьеры. Для их понижения господин Козак предложил передать функции многочисленных проверяющих бизнеса (пожарный, санитарный, экологический контроль) от территориальных органов федеральных ведомств на региональный и местный уровни.
Глава Торгово-промышленной палаты Евгений Примаков вспомнил о фактически не действующей в России так называемой «дедушкиной оговорке», которая предполагает сохранение неизменного налогового режима для инвесторов в течение определенного срока после запуска проекта. Такая норма есть в законе «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации», однако касается только приоритетных проектов. «Правительство так и не определило, какие проекты следует считать приоритетными, так что эта льгота не работает»,– отметил Евгений Примаков. По его словам, вскоре ТПП предложит правительству законопроект, гарантирующий неизменность налогового режима для иностранных инвесторов в течение семи лет после старта проекта. При этом «для устранения коррупционных настроений чиновников» распространить эту гарантию будет предложено на все проекты, а не только на приоритетные».
В тот же день газета «Ведомости» откликнулась на эту тему сразу двумя статьями. «Неандертальская эра» - так называется материал Александра Беккера:
«Разом три федеральных министра выступили против засилья государства в экономике. Они предупреждают, что добром такая политика не кончится.
…В минувшую пятницу министр финансов Алексей Кудрин заявил о чрезмерности вмешательства государства в российскую экономику. По его словам, власть наращивает долю в компаниях, держит контроль над тарифами, а попутно выступает главным нарушителем антимонопольного законодательства.
Министр промышленности и энергетики Виктор Христенко засомневался, так ли уж надо было «Газпрому» покупать «Сибнефть». Для акционеров и потребителей, по его мнению, большой вопрос, как скажется сделка «на прозрачности управления и финансовой структуре» газового холдинга. А говоря о скупке «Газпромом» акций РАО ЕЭС и «Мосэнерго», Христенко заметил, что газовый холдинг превращается в «двойную монополию».
Резче всех выразился министр экономики Герман Греф, назвавший политику расширения государственного участия «неандертальской». «Такая идеология должна умереть», — заявил он.
Пресс-секретарь Кудрина Геннадий Ежов относит высказывания министра к «концептуальным»: Кудрин исходит из установки, что государство — не лучший собственник. Сослуживец Грефа объясняет его жесткость не только либеральными взглядами, но и несогласием с нефтяными амбициями «Газпрома»…
…Тенденция огосударствления бизнеса прослеживается все четче. Помимо перехвата «Роснефтью» активов «ЮКОСа» и покупки «Сибнефти» «Газпромом» обращает на себя внимание активность Внешторгбанка. Во время банковского кризиса 2004 г. он купил Гута-банк, а на прошлой неделе утверждена схема покупки им росзагранбанков — за счет казны. РАО «ЕЭС России» обнаружило желание купить «Силовые машины» у «Интерроса», а Газпромбанк — «Объединенные машиностроительные заводы» у Кахи Бендукидзе.
У экспертов нет пока надежных свидетельств, что госкомпании тянут экономику вниз. Специальных расчетов для сравнения их эффективности с частными компаниями в нефтянке не делалось, говорит Дмитрий Лукашов из «Атона». Но если взять объемы бурения, добычи, финансовые показатели, то «Роснефть», по его мнению, в последние два-три года выглядит не хуже «ЛУКОЙЛа» и «Сургутнефтегаза». Акции «Роснефти» не торгуются на бирже, поэтому и по капитализации ее невозможно ни с кем сравнивать, добавляет Валерий Нестеров из «Тройки Диалог». По его словам, в большинстве стран нефтедобыча находится в собственности государства, а в силу меньшей прозрачности госкомпаний разговор об эффективности достаточно условен.
…Михаил Матовников из рейтингового агентства «Интерфакс» говорит, что Сбербанк и ВТБ по рентабельности активов и капитала стоят выше большинства российских банков и, как минимум, не хуже банков первой десятки.
Сергей Суверов из Газпромбанка не видит ничего вредного в желании Газпромбанка и РАО ЕЭС приобрести активы в энергомашиностроении. Во-первых, считает он, не очевидна эффективность управления частным бизнесом «Силовыми машинами» и ОМЗ. Во-вторых, олигархи не решаются на долгосрочные инвестиции, предпочитая пускать прибыль на дивиденды. В руках государства, уверен Суверов, эта проблема станет неактуальна: о госгарантиях, заказах и участии в зарубежных тендерах легче договариваться при политической поддержке правительства.
Член правления РАО ЕЭС Андрей Трапезников говорит, что 80% турбин, используемых холдингом, производится на заводах «Силовых машин». С одной стороны, энергомашоборудование «Силовых машин» находит сбыт у прежних покупателей, например Индии и Вьетнама, и компания в целом рентабельна, но, с другой стороны, она выпускает продукцию 20-30-летней давности. А это не отвечает планам РАО по масштабной модернизации энергетических мощностей и созданию запаса прочности энергии.
Взятый государством курс чреват потерей конкурентоспособности российскими предприятиями, уверен Кудрин. Последствия нынешней политики выявятся позднее, когда государство, консолидировав собственность, станет активным игроком в экономике, убежден Матовников. Банки, полагает он, могут по указке кредитовать «приоритетные» компании, а нефтяные предприятия станут инвестировать во все подряд».
Вторая, редакционная, статья в этом номере «Ведомостей» называется «Эпоха просвещения»:
«Три ключевых министра экономического блока правительства против засилья государства в экономике. Виктор Христенко сомневается, что «Газпрому» следовало покупать «Сибнефть», Алексей Кудрин считает, что государство является главным нарушителем антимонопольного законодательства, а Герман Греф и вовсе называет идеологию расширения госучастия в экономике «неандертальской».
Минпромэнерго, Минэкономразвития и Минфин — это как раз те ведомства, которые формируют в правительстве экономическую политику. В том, что «Газпром» покупает «Сибнефть» вне зависимости от того, что думают об этом ключевые правительственные министры, нет ничего удивительного — такие вопросы не в Белом доме решаются. Удивительно другое. Министры не теряют присутствия духа и продолжают публично рассуждать о вреде проводимой политики — один в Южно-Сахалинске, другой в Сочи, третий в Москве.
Учитывая географию этих высказываний, а также их очевидную практическую бесполезность, можно предположить, что министры преследуют просветительские цели. Если судить по последнему опросу «Левада-центра», россияне, мягко говоря, не либертарианцы. На вопрос о том, какие направления деятельности правительства являются сейчас самыми важными, опрошенные отвечают в последние восемь лет (с 1998 по 2005 г.) примерно одно и то же. На первом месте промышленный рост, на втором — социальная ориентированность реформ, на третьем — возвращение к государственному регулированию экономики. При этом «укрепление позиций частного капитала» занимает в этом «рейтинге» 12-ю строчку, а «продолжение курса приватизации» — 13-ю, т. е. последнюю. Получается, что мечта значительной части граждан — это все-таки улучшение уровня жизни и экономический рост за счет возврата к госрегулированию. И если бы респонденты могли выбирать эпоху для жизни, наверняка проголосовали бы именно за «неандертальский» период — хочет того Герман Греф или не хочет.
Важность просветительской миссии правительственных министров сложно переоценить. Но для того чтобы граждане изменили свои экономические взгляды, одной «политинформации» недостаточно — изменения к лучшему хорошо бы увидеть собственными глазами».
На следующий день, 4 октября, в тех же «Ведомостях», в рубрике «Цитата недели» вновь выступил Александр Беккер:
«Точка зрения, что государство должно расширять свое присутствие в экономике и взять под опеку какие-то отрасли, является неандертальской». Министр экономики Герман Греф
Это чистой воды фронда. Только-только президент Путин рассказал в эфире о достижениях экономики, как три ключевых министра разнесли по кочкам экономическую политику. Кроме Грефа министр финансов Кудрин и министр промышленности Христенко дали понять, что государство как слон подминает под себя частный бизнес. Нефтянка и газовая отрасль без колебаний взяты под контроль, основная промышленная клиентура и контракты заведены в госбанки. Все так. Но достаточный ли это повод для тревоги?
…Похоже, что у резких заявлений министров особый контекст. В марте на заседании правительства Кудрин и Греф не оставили камня на камне от бюджетной политики «Газпрома», указав на сокращение инвестиций в добычу и растущий долг при росте зарплат и затрат на рекламу. А в минувшую среду Греф и Христенко на совете директоров «Газпрома» пытались заблокировать покупку «Сибнефти». Но сделку санкционировал Путин, и тут, что называется, не попрешь. Видимо, неудача в этом споре и спровоцировала заявление о неандертальской политике.
Но сама эта политика появилась не на пустом месте. Десять последних лет крупный бизнес развивался причудливо, не всегда вызывая гордость за сливки предпринимательства. Нефтяные компании чаще потрясали размерами дивидендов, а не капиталоемкими проектами. Коренная проблема экономики — нехватка долгосрочных инвестиций — при таком подходе решения не имеет. Кремль, очевидно, не слишком доверяет крупному бизнесу и потому берет на себя отрасли, в которых у России есть шанс на мировом рынке.
Последовательный либерализм могли позволить себе ученые. Чиновники — никогда. Христенко еще в Минфине отстроил модель бюджетного федерализма, в сущности собес для слабых регионов. Кудрин зарубил создание частного долгового агентства. А Греф, противясь покупке «Сибнефти», в то же время завизировал сделку РАО ЕЭС с «Силовыми машинами». Он, видимо, уверен, что только госзаказом, госгарантиями и политической поддержкой можно вытащить из архаичных технологий наше энергомашиностроение. Либерализм в России всегда заземляется реальностью. Греф призывает государство дать бизнесу максимальную свободу. Альтернатива и впрямь хороша, но придется подождать — пока маятник государственной экспансии не дойдет до конца».
И наконец 6 октября «Ведомости» публикуют мнения экспертов, отвечающий на сакраментальный вопрос Антона Осипова: «Восстанавливаем советскую экономику?» (так материал и называется). Ответы поучены такие:
«В СССР была система тоталитарного коммунизма. Сейчас же речь идет о государственном капитализме. Можно спорить о том, насколько он эффективнее частнопредпринимательского капитализма, но это, несомненно, не советская модель.
Владимир Мау, ректор Академии народного хозяйства
В стратегических отраслях формируется гибрид советской системы с диким капитализмом. Советская бесхозяйственность соединяется с полной закрытостью и бесконтрольностью. Так что у нас создается новый класс — «неэффективных полусобственников». Результат сразу же проявился в замедлении экономического роста и инвестиций. Видимо, новый класс считает, что главное — отдать управление в правильные руки. Мол, это поможет избежать повторения советского опыта. Хотя на самом деле главное — создать правильную систему.
Евсей Гурвич, руководитель Экономической экспертной группы
…Полного возврата к советской модели и вправду нет: присутствие государства еще не 100%-ное. Но происходящее не может не настораживать. Тренд усиления присутствия государства налицо. Госкомпании немалого размера. Сейчас им легче привлекать кредиты, лоббировать свои интересы. Они могут начать вытеснять независимые компании из сугубо рыночных секторов экономики вроде банковского. Надо заметить, в прошлые годы и в России, и во всем мире госкомпании не были пионерами экономического роста. Но сейчас главную роль начали играть политические соображения, а не экономическая эффективность. Деньги — конкурент власти. Так зачем бюрократии крупные назависимые компании?
Евгений Гавриленков, главный экономист «Тройки Диалог».
Думается, что полемика по данному вопросу еще не завершена. С ее продолжением мы постараемся познакомить наших читателей в дальнейших обзорах.

Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет
Семинар «Использование модели стандартных издержек как инструмента сокращения административных издержек».

Поделиться

Подписаться на новости