Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Оштрафуют всех

Дискуссия вокруг поправок в Налоговый кодекс идет достаточно давно, но в последний месяц она стала очень бурной. И неудивительно.
13 сентября «Коммерсантъ» опубликовал статью Галины Ляшенко «Депутаты отменяют судебное взыскание штрафов»:
«…Как сообщил вчера депутатам советник президента Вениамин Яковлев, начиная с 1992 года количество административных дел в арбитражных судах выросло с 1,5% до 60% от общего количества в 2004 году. Причем ежегодно число подобных дел фактически удваивается. «Во многих случаях судам приходится рассматривать дела, в которых вообще нет спора, то есть выполнять несвойственные им функции»,– заявил президентский советник. «У нас суд превращается в придаток административной власти. Поэтому нам необходимо совершенствовать досудебное урегулирование споров при одновременном сохранении судебного контроля в этой сфере»,– пояснил Вениамин Яковлев.
…Суть предлагаемых президентской администрацией новаций такова: вводится внесудебный порядок взыскания штрафных санкций, при котором налоговые органы смогут взимать штрафы самостоятельно в случаях, когда размер такого штрафа по одному налогу не превышает для организаций 50 тыс. руб., а для индивидуальных предпринимателей – 5 тыс. руб. Если же налогоплательщик не согласен заплатить налоговикам эту сумму, то он может обжаловать решение о наложении штрафа либо в вышестоящем налоговом органе, что автоматически приостанавливает процедуру привлечения налогоплательщика к ответственности, либо, как и сейчас, в суде.
На первый взгляд суммы штрафов, разрешенных для бесспорного взыскания, выглядят незначительными. Однако депутаты опасаются, что у налоговых органов появится стимул «дробить» крупные штрафы на мелкие и пытаться их взыскать без суда. Проще говоря, налогов много, налоговые периоды у них разные, по каждому из них можно насчитать штраф. Понятно, что в этом случае речь будет идти уже не о 5 тыс. и даже не о 50 тыс. руб. Как подсчитала глава думского налогового подкомитета Наталья Бурыкина, ежегодные суммы штрафов, которые можно будет накладывать во внесудебном порядке для крупных предприятий, могут превышать 10 млн руб., а для индивидуальных предпринимателей – 500 тыс. руб».
26 сентября в журнале «Эксперт» (№36) появилась статья Марии Тихомировой «Не хочу делиться»:
«Главным вопросом заключительного этапа налоговой реформы в России станет совершенствование налогового администрирования. Об этом на конференции «Налоги и экономический рост в регионах», прошедшей 16 сентября в Перми, сообщил первый замминистра финансов Сергей Шаталов: «Скоро будет обсуждаться закон по улучшению налогового администрирования. Законопроект по этому вопросу сейчас рассматривает Госдума, он может быть переработан. В нем будут четко прописаны все виды налоговых проверок: камеральные, выездные, встречные».
Насчет «четко прописаны» г-н Шаталов явно погорячился и тут же поправился: «Камеральные проверки - это проверки по месту нахождения налогового органа на основании документов, которые предоставляются или запрашиваются. Сегодня в Налоговом кодексе содержится достаточно общее определение того, что такое камеральная проверка и чем она исчерпывается. Камеральная - это только проверка правильности заполнения налоговой декларации, полноты предоставления документов или наличие арифметических ошибок в декларации, либо это что-то большее? Вопрос этот принципиальный, в том числе и с точки зрения расходования государственных средств. Мы решили, что аналитика при камеральных проверках может присутствовать».
Получается, что Сергей Шаталов заявляет буквально следующее: камеральные проверки, конечно, не предназначены для того, чтобы выявлять нарушения налогового законодательства. Для этого проводятся выездные проверки, во время которых мытари изучают отчетность за несколько месяцев или даже лет. Но выездная проверка - мероприятие затратное. Поэтому чиновники решили, что искать нарушения удобнее в ходе камеральной проверки, и ничего, что налогоплательщик вынужден будет возить в инспекцию документы тоннами.
Таким образом, «совершенствование налогового администрирования» не что иное, как законодательное обоснование сегодняшней противоправной практики мытарей.
…Сергей Шаталов постарался успокоить предпринимателей: «Мы постарались минимизировать и организовать тот перечень документов, который налоговые органы могут затребовать у налогоплательщика». Впрочем, полностью решить эту задачу чиновникам не удалось. Подробно рассказал Сергей Шаталов и о новом регламенте проведения выездных проверок. «Сегодня налоговая инспекция хотя и ограничена по срокам выездных проверок, однако эти сроки исчисляются только по времени фактического нахождения налогового органа на территории налогоплательщика, что позволяет налоговикам в любое время прерывать проверку, фактически делая ее неограниченной по времени, - признал первый замминистра финансов. - Мы предложили другие решения, которые устанавливают достаточно ограниченные - два-три месяца - сроки проведения проверки плюс возможность продления их при определенных обстоятельствах по достаточно жесткой процедуре. Решение о продлении должно приниматься руководителем налогового учреждения при чрезвычайных обстоятельствах, таких как сложные экспертизы или запрашивание информации из-за пределов Российской Федерации. В этих случаях допускается продление до 14-15 месяцев».
…Под конец выступления Сергей Шаталов решил порадовать предпринимателей. «В новом законопроекте уточнен порядок предоставления отсрочек и рассрочек по уплате налогов. На них снимаются бюджетные ограничения, налоговые органы получают полномочия предоставлять их на срок вплоть до года, а правительство получает возможность предоставлять такие отсрочки на срок до трех лет». Правда, первый замминистра финансов забыл пояснить, какой руководитель налоговой инспекции в здравом уме будет предоставлять такие отсрочки и рассрочки, когда на него давит план по сбору налогов. Напомним, что согласно планам Минфина мытари в 2006 году должны обеспечить в ходе налоговых проверок поступление в бюджет страны почти 30 млрд рублей - независимо от того, насколько добросовестно предприятия платят налоги».
10 октября та же Галина Ляшенко в том же «Коммерсанте» публикует статью «Наездная модель» с подзаголовком «Налоговый террор становится законом»:
«Госдума приняла в первом чтении правительственный законопроект о реформе налогового администрирования. Документ, который должен был ограничить произвол налоговиков, в действительности легализует практику их работы, вызывавшую наиболее ожесточенную критику бизнеса.
…Решение многих …проблем в законопроекте предложено весьма неожиданное: практика выставления штрафов по результатам камеральных проверок узаконивается, что фактически приравнивает их к выездным; срок выездной проверки хотя по-прежнему составляет два месяца, но при определенных условиях может продлеваться до 15 месяцев и др.
…Еще один вопрос, который взволновал депутатов,– возможность введения мер ответственности в отношении налоговиков, предъявляющих налогоплательщикам неправомерные претензии. Пока о подобных мерах в законопроекте нет ни строчки.
…Одновременно на Неглинной, 23, где располагается центральный аппарат ФНС, проходила презентация реформы налогового администрирования. Впервые налоговики открыто заявили о том, к чему же они собственно стремятся. «ФНС ставит задачу добиться стопроцентной результативности выездных проверок»,– объявила замруководителя ФНС Татьяна Шевцова. По ее словам, это означает буквально следующее: «Каждая налоговая проверка должна заканчиваться доначислениями налогоплательщику», что «является одним из показателей качества контрольной работы в новых условиях администрирования налогоплательщиков». Исключение предполагается сделать только для крупнейших налогоплательщиков, в случае работы с которыми «стопроцентная результативность выездных проверок не означает, что каждая должна заканчиваться доначислениями». Впрочем, крупнейшим налогоплательщикам также нечему радоваться. За 15 месяцев проверки, которые хочет выделить налоговикам правительство, суммы к доначислению обязательно найдутся и у них.
Как сообщила Татьяна Шевцова, налоговые органы, выходя на проверку, должны иметь представление о суммах налогов, которые налогоплательщик, возможно, недоплатил. «В ходе проверки они должны либо подтвердить, либо опровергнуть свои подозрения. В случае, если у налоговых органов нет таких подозрений, они и не должны выходить на проверку»,– пояснила она.
Понятно, что в ситуации, когда вышестоящее руководство дает прямое указание инспекторам без доначислений с «объекта» не возвращаться, они обязательно найдут повод придраться к налогоплательщику, чтобы выполнить требование руководства. Иными словами, всем налогоплательщикам ФНС автоматически присваивает статус нарушителей».
В качестве приложения к этой статье опубликован материал «У налогоплательщиков вырастут досудебные издержки»:
«Сейчас в Госдуме ко второму чтению готовится президентский законопроект, предусматривающий введение внесудебного порядка штрафных санкций (сейчас оштрафовать налогоплательщика можно только по суду). …Одновременно предполагается серьезно усовершенствовать процедуру досудебного урегулирования налоговых споров, чтобы как можно меньше налоговых дел доходило до суда. В частности, в системе ФНС предполагается создать систему апелляционных комиссий, которые будут рассматривать жалобы налогоплательщиков.
ФНС также планирует развивать досудебное урегулирование налоговых споров. Об этом заявила замруководителя ФНС Татьяна Шевцова. По ее словам, это необходимо «для принятия объективных решений по жалобам налогоплательщиков и созданию для них дополнительных гарантий от ошибок». Однако эксперты сомневаются в том, что налоговики могут предоставить налогоплательщикам какие-то гарантии. По словам советника председателя Счетной палаты Эдуарда Цыганкова, от создания апелляционных инстанций в ФНС «не стоит ожидать справедливого рассмотрения споров». «Как апелляционные органы внутри ФНС могут быть независимыми?» – недоумевает он.
Президентский законопроект содержит еще одно нововведение – примирительные процедуры при разрешении налоговых споров, в частности, заключение соглашения с налоговиками. Но и у этой инициативы эксперты не видят будущего. …В этой ситуации все будет зависеть от налоговиков, которые будут решать, кому и сколько платить. И само внедрение такого механизма приведет лишь к «институализации административной ренты». Проще говоря, легализации взяток».
13 октября «Независимая Газета» публикует статью Евлалии Самедовой «Минфин узаконил налоговый терроризм». Вот лишь один отрывок из нее:
«…Как сказал «НГ» замруководителя комитета РСПП по налоговой политике Сергей Беляков, главное замечание, с которым выступает бизнес, заключается в том, что «законопроект в предложенной редакции не выполняет главной задачи, которая перед ним ставилась, – а именно не способствует борьбе с налоговым терроризмом. Более того, по ряду норм он узаконивает те действия, которые сейчас успешно оспариваются налогоплательщиками в судах. Когда Минфин говорит, что статистика по этим делам – в пользу ФНС, он лукавит, не раскрывая суть этой статистики: ведь ФНС выигрывает в основном дела, в которых она сама выступает истцом». По словам Сергея Белякова, одна из основных претензий РСПП связана с блоком вопросов, связанных с установлением ответственности налоговых органов за ненадлежащее исполнение своих обязанностей. «Сейчас ничего по этому поводу в законопроекте толком не прописано, – замечает Сергей Беляков, – а между тем надо понимать, что есть два участника правовых отношений – государство в лице конкретного налогового органа и налогоплательщик. Если последнему предоставлены какие-то права, то налоговому органу должны быть вменены какие-то обязанности по обеспечению этих прав. Если налоговый орган нарушает права налогоплательщика, должна наступать ответственность, а она у нас не наступает. Система отношений деформируется, плюс к тому что они и так конфликтны по своей природе. В результате же конфликт возводится в степень».
18 октября Галина Ляшенко откликнулась в «Коммерсанте» на рекомендацию бюджетного комитета Госдумы принять во втором чтении поправки в Налоговый кодекс статьей «Штрафной удар»:
«…До сих пор попытки отменить презумпцию невиновности налогоплательщиков, предусмотренную Налоговым кодексом, сопровождались волной протеста как со стороны налогоплательщиков, так и в Госдуме. На сей раз вышло иначе. Отмену презумпции невиновности инициировал президент.
…Так как штрафы непосредственно не направлены на восстановление нарушенного имущественного права государства (в отличие от взыскания налоговых недоимок, которые представляют собой суммы не уплаченных в бюджет налогов) и являются дисциплинирующей мерой воздействия на нарушителей налогового законодательства, наложение штрафа предусматривает наличие вины проштрафившегося. До сих пор в соответствии с Налоговым кодексом установить вину, а также оштрафовать налогоплательщика мог только суд. В случае же взыскания штрафов во внесудебном порядке по решению налогового органа при отсутствии возражений со стороны налогоплательщика, а именно это предложила президентская администрация, ни о какой презумпции невиновности не может быть и речи. Причем не только для организаций и индивидуальных предпринимателей, на которых направлен законопроект, но и для всех без исключения граждан.
…Бюджетный комитет одобрил девять поддержанных президентской администрацией поправок (их подписал и от своего имени внес зампред бюджетного комитета Евгений Федоров). Ни в одной из них не оказалось ничего о процедурных моментах досудебного урегулирования налоговых споров и списании штрафов с налогоплательщика во внесудебном порядке. А поправки зампреда бюджетного комитета Андрея Макарова, устанавливающие такие процедуры, комитет отклонил. По настоянию администрации президента, которая предложила решать все процедурные вопросы в рамках не президентского, а правительственного законопроекта, касающегося совершенствования налогового администрирования и упорядочивания проверочной деятельности налоговиков.
«Вы считаете нормальным, что мы соглашаемся разрешить налоговым органам взыскивать штрафы самостоятельно, не устанавливая при этом никаких процедур?» – поинтересовалась у представителя правительства председатель налогового подкомитета Госдумы Наталья Бурыкина. «Мы считаем, что процедуры – это предмет регулирования нашего законопроекта. Разрыв между вступлением в силу его и президентского (депутаты, скорее всего, не успеют принять правительственный законопроект в окончательной редакции до 1 января 2006 года.– Ъ) будет незначительным. Всего один-два месяца»,– заявил директор департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина Михаил Моторин. "Значит, удваивать ВВП мы теперь будем за счет штрафных санкций?» – не унималась госпожа Бурыкина. Но этот вопрос остался без ответа.
Предпринятая на заседании налогового подкомитета (оно состоялось утром) попытка парламентариев в сложившейся ситуации сохранить в Налоговом кодексе положения, устанавливающие презумпцию невиновности налогоплательщиков, на вечернем заседании бюджетного комитета провалилась после того, как Артур Муравьев сообщил депутатам, что такое предложение разрушит концепцию президентского законопроекта. Для налогоплательщиков это означает то, что впредь определять их вину будет не суд, а налоговые органы. И даже если впоследствии их претензии окажутся необоснованными, на налогоплательщике уже будет висеть клеймо нарушителя закона.
Кроме того, депутаты поддержали поправку о наделении органов Пенсионного фонда правом взыскивать с налогоплательщиков в бесспорном порядке недоимку, пени и штрафы по страховым взносам в фонд. Причем без каких-либо ограничений по срокам. …Кстати, аналогичным правом президентская администрация предлагала наделить таможенные органы. Но не стала настаивать, и это предложение депутаты все-таки отклонили».
Наконец, сайт «Газета. Ru» опубликовал 18 октября статью Натальи Оленич «Не ангелы налоги собирают»:
«…Принятые Госдумой в первом чтении поправки в первую часть Налогового кодекса, мягко говоря, не порадовали предпринимательское сообщество. Вместо того чтобы остановить «налоговый терроризм» – так происходящее названо происходящее в последнем послании президента Федеральному собранию, в котором и рекомендовано поправить закон –-изменения в НК, напротив, наделяют налоговые органы дополнительными возможностями « прессования» налогоплательщиков.
…Надежды на то, что законопроект будет существенно либерализован в результате доработки в Думе - на что пока уповают в РСПП и что обещают отдельные депутаты - утопичны. Главный по налогам в Минфине замминистра Сергей Шаталов заявил, что проект «достаточно взвешен и проработан», является плодом «очень сложных дискуссий и компромиссов», и правительство править его ко второму чтению не планирует. Зная, как чутко прислушивается Дума к мнению исполнительной власти, особенно, в политэкономических вопросах, трудно предположить, что на этот раз депутаты проявят вольнодумие и непослушание.
Скучный для непосвященных вопрос налогового администрирования - на самом деле ключевой для государственной политики не только в области налогов и финансов, но и в сфере контроля за собственностью и собственнниками.
…2002-2003 годы, когда новое налоговое законодательство внедрялось в жизнь, по-прежнему остаются «рисковыми» для налогоплательщиков.
Пока уцелевшему «крупняку», можно считать, повезло. Федеральная налоговая служба недавно открыто сообщила о том, что начинает составлять подробный реестр налогоплательщиков - электронное налоговое досье. Информацию для него предполагается черпать из самых различных источников. Займутся, прежде всего, разумеется, крупными компаниями. Поможет ли бизнесу предупредительное объявление о сборе компромата на него - спорный вопрос. Замглавы ФНС Татьяна Шевцова проанансировала, что теперь каждая выездная налоговая проверка обязательно должна заканчиваться результатом, то есть дополнительными начислениями. Слова налоговой начальницы о том, что «нужно добиться стопроцентной результативности», можно считать руководством к действию для армии рядовых фискалов.
…Как показывает опыт все того же ЮКОСа, ни вынужденные, ни добровольные доплаты, ни даже безвозмездные пожертвования не смогут спасти компанию, во главе которой стоит «не тот» собственник. Крупномасштабные перемены последнего времени - не только дележ наследства ЮКОСа, но и готовящаяся покупка «Сибнефти» Газпромом - говорят о том, что запущен процесс серьезного передела собственности.
И прав Сергей Шаталов, заметивший, что «степень демонизации налоговых органов зачастую преувеличена». В самом деле, устранение конкурентов с помощью налоговиков - все же более щадящий способ, чем отстрел. Хотя на уровне среднего бизнеса в последнее время участились случаи и этого позабытого с середины 90-х годов метода решения спорных имущественных вопросов.
Впрочем, и на нижних этажах российского бизнеса растет правовая культура - и теперь «разобраться» чаще приглашают налоговиков, чем киллеров. Ужесточение налогового администрирования, несомненно, будет способствовать повышению привлекательности фискалов в глазах потенциальных заказчиков - и государственных и частных. И поэтому «крылышки», по прогнозам г-на Шаталова, у них отрастут не скоро: «Чудес не бывает: и нельзя сказать, что с 1 января сотрудники налоговых органов изменятся на 100%: из демонов станут ангелами».
Чудес действительно не бывает, особенно, когда их не заказывают.
Наращивающей экономическую мощь политической бюрократии «ангелы» в налоговых, так же как и в судебных органах, совершенно не нужны».

Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет
Семинар «Использование модели стандартных издержек как инструмента сокращения административных издержек».

Поделиться

Подписаться на новости