Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Возмутитель спокойствия

Руководитель отдела специальных программ Института социальных систем Дмитрий Бадовский в статье «Политика в силе МТV», опубликованной в «Независимой Газете» 22 ноября, пишет, что у российской власти сегодня «клиповая политическая стилистика», которая «сама по себе порождает множество примеров «удивительности» политического процесса». И в качестве такой «удивительности», он приводит «существование в современной России Андрея Илларионова в должности экономического советника президента».
В этом высказывании, безусловно, есть смысл – никто в последнее время не критикует так экономическую политику президента и правительства, как Андрей Илларионов. И в последние две недели он неоднократно это подтвердил.
10 ноября «Новая Газета» опубликовала беседу с господином Илларионовым Юлии Мартовалиевой: «На целинных землях вырос ВВП». И, хотя беседа была посвящена экономическому развитию Казахстана, Андрей Николаевич с удовольствием высказался в ней и об экономике России:
«…— Андрей Николаевич, в последнее время все чаще говорят о казахском «экономическом чуде». Что это — пиар или реальность?
— Давайте посмотрим на чисто статистические данные. Если мы возьмем период с 1998 по 2005 год — а это семь лет, — среднегодовые темпы прироста ВВП в Казахстане составили 10,4%. В России — 6,5%. Соответственно среднегодовые темпы экономического роста в России на 60% ниже, чем в Казахстане. Семь лет — это уже достаточно приличный срок для того, чтобы делать выводы. Далее. Если мы посмотрим на абсолютный прирост ВВП, то за один и тот же период в России он составил 55%, а в Казахстане — 85%. Неудивительно, что, если темпы экономического роста в Казахстане сохранятся на существующем уровне, казахстанский ВВП удвоится за восемь лет. А мы все являемся свидетелями дискуссии о том, возможно ли удвоение ВВП в России за десять лет. В Казахстане дискуссии по этому поводу не происходит — они это делают. За восемь лет.
…Сегодня, в 2005 году, средний уровень дохода жителя города Астаны — столицы Республики Казахстан — по паритету покупательной способности выше, чем средние фактические денежные доходы населения города Москвы — столицы Российской Федерации.
Представить себе еще десять лет тому назад, что жители города Целинограда будут иметь более высокие доходы, чем жители города Москвы, было невозможно. Сегодня это произошло. Понятно, что Астана сегодня — это город с населением полмиллиона жителей, а Москва — двенадцать миллионов. Понятно, что удельный вес государственных чиновников в городе Астане гораздо выше, чем удельный вес государственных чиновников в городе Москве.
Тем не менее сам по себе это факт, свидетельствующий о том, что сегодня по крайней мере одна территориальная единица Республики Казахстан имеет уровень доходов выше, чем соответствующая или аналогичная территориальная единица на территории России. Сегодня это одна, завтра их будет больше, послезавтра, если темпы будут сохраняться, это будет касаться двух стран в целом.
…— Может, казахстанский рост имеет все же чисто нефтяную природу?
— Как раз наоборот. Наиболее высокие темпы экономического роста в Казахстане наблюдались в конце 90-х — начале 2000-х, когда конъюнктура была менее благоприятной, чем нынешняя. Тогда темпы экономического роста были и 12, и 14%; сейчас они 9% при более высоких ценах на нефть.
— Что же явилось основой, причиной, мотором таких высоких темпов экономического и социального развития Казахстана?
— Ответ прост: были проведены те реформы, которые в России не проведены до сих пор. Например, банковская реформа. Качество казахстанских банков таково, что они сегодня являются наиболее сильными на всем пространстве СНГ и, кроме того, осуществляют массированную экспансию на российский рынок, чего со стороны российских банков в отношении казахстанского рынка не происходит.
Или вот жилищно-коммунальная реформа. В Казахстане она проведена. У нас ее нет. Повышение тарифов на жилищно-коммунальные услуги не является реформой, как мы понимаем.
Пенсионной реформе в Казахстане восемь лет, это так. Но российской реформе тоже не год и не полтора, а ее нет. Потому что та реформа, которая проведена в Казахстане, в России даже не запланирована. То, что проводится в России, — это лишь новые варианты распределительной системы с некоторыми изменениями, не имеющими отношения к накопительной системе, которая создана в Казахстане.
— А что происходит в финансовой сфере?
— В течение последних шести лет у нас реальный эффективный курс рубля повысился на 70%. В Казахстане за этот период реальной курс тенге снизился на 30%. В условиях, очень похожих на российские, удельный вес нефти и других энергоносителей в казахстанской экономике даже выше, чем в России.
— Когда, на ваш взгляд, разошлись российские и казахстанские реформы?
— Еще в 92-м году в Казахстане практически все копировали с России. Факсы дымились, пересылались соответствующие решения в Алма-Ату; их там чуть-чуть адаптировали, иногда ограничиваясь исключительно заменой слова «Россия» на «Казахстан».
Вот это копирование российского опыта привело к тяжелейшему экономическому кризису в Казахстане, и за два года казахстанцы убедились, что это не тот путь, по которому нужно идти, и нужно посмотреть немножко дальше, за пределы России. И вот дальше начался процесс изучения мирового опыта, который затем уже в своем уникальном преломлении был внедрен в Казахстане. И получилось».
Прошло всего четыре дня, и имя Илларионова уже просто замелькало на станицах газет и интеренет-сайтов. 14 ноября «Ведомости» публикуют под рубрикой «Человек недели» статью Кирилла Харатьяна «Правдоруб»:
«Экономический советник президента России Андрей Илларионов опять укусил руку, с которой кормится. Или, точнее говоря, всем снова показалось, будто яркие и отважные заявления Илларионова, что в России снова наступил великий перелом, как в 1929 г., когда Сталин взялся раскулачивать частный бизнес, не могут не возмутить президента и его окружение.
…Советник Илларионов многажды демонстрировал самостоятельность и бескомпромиссность, комментируя самые важные экономические материи современного российского государства — от таких общих, как деятельность правительства по обузданию инфляции, до таких условно частных, как дело «Юкоса». Весьма возможно, эта бескомпромиссность и послужила поводом к тому, что президент отстранил его от работы представителя по связям со странами «восьмерки», заменив на более адекватного Игоря Шувалова. Но советником Путина Илларионов все-таки остался, как ни сулили ему комментаторы отставку и с этого поста.
…У Андрея Илларионова резко либеральные взгляды; если предположить, что его внутренние рекомендации совпадают с его публичными заявлениями, то значит, кремлевские обитатели с определенной периодичностью могут — для общего развития как минимум — знакомиться с либеральным рафинадом, причем этот рафинад нисколько не мешает качеству исходных материалов. Если, ознакомившись с ним, они продолжают гнуть собственную линию на большее участие государства в экономике, значит, это их сознательный выбор, а уж продиктован он личной выгодой или столь же истовыми экономическими взглядами, как у Илларионова, но с противоположным знаком, — нам знать не важно, результат-то один».
«Независимая Газета» в тот же день откликнулась на выступление Илларионова статьей тех авторов «Хуже Сталина только Гитлер»:
«Советник президента по экономическим вопросам Андрей Илларионов на днях сделал ряд резких заявлений, которые даже на фоне его обычной эпатажности выглядели крайне жестко. Говоря об инфляции, Илларионов отметил, что по итогам года она может достичь 11,5%. «В последние месяцы наметилась тенденция ежемесячного снижения инфляции, однако базовая инфляция остается на уровне 0,7–0,8% в месяц», – сказал он. Рост ВВП к январю составит, по его прогнозу, 6%, однако продолжает смущать «рваный темп роста экономики», добавил Илларионов.
Кульминационным моментом в его речи стало сравнение, которое позволил себе сделать советник. По словам Илларионова, нынешняя экономическая политика все больше напоминает ему советскую – 1929 года, когда Иосиф Сталин провозгласил «год великого перелома» и когда в СССР был положен конец экспериментам со свободным предпринимательством (НЭПу). …Безусловно, не всегда следует буквально воспринимать образные сравнения, которые так любит Андрей Илларионов. С некоторой натяжкой им сделано и сравнение с советской экономической политикой. Очевидно, что нынешняя экономика страны обладает рядом системных отличий. Для нее характерна частная собственность, хоть и с некоторыми оговорками, и универсальная роль рубля, которых не было в советские времена. В этом смысле большинство опрошенных «НГ» экспертов приходят к парадоксальному выводу: не исключено, что, сказав «А», Илларионов не сказал «Б», продолжая свою аналогию, ему следовало бы прийти к выводу о том, что среди авторитарных режимов больше всего нынешний экономический режим в России напоминает фашистский, ведь именно ему был присущ упомянутый контроль над «командными высотами» и в то же время – частная собственность (пусть и без гарантий, как у нас) и универсальная роль рубля».
Эксперты, опрошенные «НГ», действительно оказались еще более радикальными. Так Евгений Ясин заявил:
«В своей недавно изданной книжке я упоминаю о том, что 2003 год Путина мне напоминает 1928-й – Сталина, когда он пришел к выводу, что система, основанная на НЭПе, не позволяет решать задачи индустриализации и т.д. и перешел к авторитарной модели. Путин сделал примерно тоже самое.
…Хотя я бы сказал, что нынешнюю модель российской экономики можно в большей степени сравнивать с экономикой нацистской Германии, чем с советской плановой. В недавно вышедшей книге Стивена Роусфельда, которая посвящена России XXI века, есть сравнение современной российской экономической модели с нацистской экономикой Гельмара Шахта. И он привел следующие обстоятельства, что есть частная собственность, есть рынок, свободные цены, но еще нацистская партия, которая оказывает давление на бизнес и говорит каждой компании, что она должна делать. Так вот Роусфельд увидел в нынешней российской экономике те же самые тенденции».
Не менее категоричен был и Александр Аузан:
«Авторитаризм в нынешней системе есть, это факт.
…Некоторые детали в сегодняшней экономике перекликаются с экономикой фашистской Германии, хотя полной аналогии тут нет.
…В экономических системах фашизма также был курс на монополизацию рынка крупными компаниями и установление контроля над этими крупными компаниями, даже если они носят частный характер в структуре собственности. Но все же решающий признак фашистской экономики – установление контроля над человеком, а не над промышленным ресурсом – у нас отсутствует».
18 ноября немецкая «Die Welt» под заголовком «Илларионов: «Государство должн меньше вмешиваться» опубликовала большую беседу Андрея Илларионова с Йенсом Хартманном:
«…- Что происходит в России?
- Снизилось качество экономической политики.
- Это критика в адрес вашего шефа, президента России?
- Речь идет об экономической политике, которую проводит государственная власть. Нужно различать понятия государственная власть и правительство. Правительство – это только часть власти, конечно, это ее важная, центральная составляющая, но она не единственная. Если взять Россию, то к государственной власти здесь относится также Центробанк, администрация президента, Госдума, Совет федерации, руководители регионов, юстиция, Генеральная прокуратура.
- То есть несостоятельными оказались все?
- Все вместе несут ответственность за политику, качество которой сейчас значительно хуже, чем, например, пять, шесть лет назад.
…- Президент прислушивается к вашим советам?
- Советы принимаются, однако до их осуществления на практике иногда проходит слишком много времени. Многое из того, что предприняла государственная власть, основывалось на советах, которые были даны несколько лет назад.
- Из-за чего наблюдается такое промедление?
- Приведу пример: в 2000 году я предложил создать стабилизационный фонд, средства из которого должны были идти на погашение внешних долгов, даже на их досрочное погашение. Тогда реакция правительства и государственной власти в целом была негативной и раздраженной, последовало даже обвинение в предательстве родины. Сегодня стабилизационный фонд создан и внешние долги выплачиваются заблаговременно. Сегодня это стало государственной политикой. Предупреждая ваш следующий вопрос, сразу скажу: предложения советников осуществляются. Но с некоторыми проволочками. И эти проволочки становятся все длиннее.
- У нас складывается такое впечатление, что Россия прилагает все усилия для того, чтобы национализировать запасы нефти.
- И не только нефти. После того как «Юганскнефтегаз» отошел государственному концерну «Роснефть», «Сибнефть» – «Газпрому», «Силовые машины» – РАО ЕС, иностранные банки – «Внешторгбанку».
- То есть государство поглотило частные предприятия?
- Ответ ясен. Год назад еще считали, что случай с ЮКОСом единичный, повторений не будет. Однако теперь мы видим, что это планомерная, продуманная политика.
- Это государство такое жадное или небольшая группа людей, которые хотят обогатиться?
- Разве можно отделить одно от другого?
- Российская экономика очень сильно монополизирована. Как можно в будущем сделать ее более эффективной?
- Государство должно меньше вмешиваться в экономику. Государственные монополии должны быть ликвидированы. Они занимают в России господствующее положение, чего в других странах мира не наблюдается. Ограничения, которые препятствуют конкуренции, должны быть сняты. Российский рынок нужно открыть для иностранных предприятий. Сегодня происходит прямо противоположное. Количество государственных монополий в России не уменьшается, а растет, госконтроль становится все сильнее. Он ужесточается, иностранным предприятиям ограничивается доступ на российский рынок.
- Это означает, что все реформы заморожены и имеет место стагнация?
- Возьмем классическое определение реформы. Под реформой понимается проводимое государством изменение норм поведения экономических субъектов, которое приводит к изменению финансовых потоков. Смена владельцев в нефтяных концернах «Юганскнефтегаз» и «Сибнефть» с частных на государственные – это тоже реформы. Однако цель этих реформ – деградация российской экономики. Так что реформирование не стоит на месте. Государственная власть как раз очень энергично двигает вперед свои реформы. Однако эти реформы являются интервенционистскими и популистскими.
…- Не лучше ли, когда государство контролирует все активы, а не маленькая группа олигархов держит в руках всю экономику страны?
- Мировая практика показывает, к каким экономическим результатам приходит страна, когда природные ресурсы находятся в частных руках, и к чему, когда они находятся в собственности государства. В каких странах энергоресурсы находятся преимущественно в частных руках? В США, Канаде, Великобритании, Норвегии, Австралии, Нидерландах. А где в собственности государства? В Венесуэле, Саудовской Аравии, Ираке, Иране, Ливии, Сирии. Выбор формы собственности определяет там и выбор друзей, партнеров и союзников, и направление, в котором двигается страна.
- А Россия уже относится ко второй группе?
- Лучше бы я ошибался, но мне кажется, что да.
…- Таким образом, государство наблюдает за деятельностью частных предпринимателей и решает: если они хорошо работают и зарабатывают деньги, почему бы мне не прибрать их дело к рукам?
- Именно это частично и происходит с компанией East Line и аэропортом «Домодедово». Государство вмешивается в сырьевой сектор, в инфраструктуру, в машиностроение, в деятельность банков – фактически во всю экономику».
22 ноября сайт «Газета. Ru» под заголовком «Удвоение проели» рассказал о новых высказываниях советника президента:
«…Последние кадровые назначения в правительстве и Администрации президента свидетельствуют о смене акцентов в экономической политики. Такое мнение высказал Андрей Илларионов во вторник на II инвестиционном форуме «Московский бизнес-диалог».
Удвоения ВВП России к 2010 году теперь точно не будет. Хотя у Кремля были возможности добиться этой цели, следует из слов советника президента.
…Для удвоения ВВП необходимо было принять ряд «адекватных» мер, но эти меры, по словам Илларионова, противоположны тем, которые сейчас принимают власти.
Удвоению ВВП России могли бы поспособствовать снижение цены отсечения в стабфонд и отказ от повышения реального курса рубля. Центробанк проводит противоположную политику, отмечает советник президента.
…Также, по мнению Илларионова, задаче удвоения ВВП противоречат формирование инвестиционного фонда, создание свободных экономических зон, квотирование импорта мяса, интервенции на зерновом рынке и «квазинационализация частных компаний в энергетической отрасли».
«Распределение и использование инвестфонда будет таким же лоббистским, как и его создание», – сказал «Газете.Ru» Андрей Илларионов.
«Произошло существенное изменение акцентов в проведении экономической политики. Во главу угла ставятся национальные проекты, которые сводятся к распределению и потреблению средств», – подчеркнул Илларионов.
По мнению российских политэкономистов, критика Илларионова вполне справедлива, но в то же время носит поверхностный характер. Цель удвоения ВВП была сформулирована Путиным в самых общих чертах. Никаких конкретных планов по реализации поставленных задач не было. Это стало основной проблемой экономический политики властей».
Наконец, 23 ноября «Коммерсантъ» публикует статью «Герман Греф и Андрей Илларионов не договорились об инвестициях», где, в частности, рассказывается о выступлении Андрея Илларионова на уже упоминавшейся конференции «Инвестиции в Россию: проблемы и решения», проходившей при участии представителей иностранных инвесторов:
«…Как бы ни пытался Герман Греф делать вид, что правительство заинтересовано в привлечении новых инвесторов, теперь у экономических властей другие приоритеты – предвыборные социальные проекты. Сразу после Германа Грефа именно это и объяснил инвесторам советник президента Андрей Илларионов. По его словам, в экономической политике теперь «сделан акцент на национальных проектах, которые ставятся во главу угла». Эти проекты, утверждал советник, не приведут к созданию более благоприятных условий для ведения бизнеса. Этих условий, по его мнению, надо было добиваться снижением цены отсечения стабфонда до $17 за баррель, отказом от повышения реального эффективного курса рубля. Также он потребовал отказаться от формирования инвестиционного фонда, от создания свободных экономических зон, от квотирования импорта мяса и интервенций на зерновом рынке. По подсчетам Андрея Илларионова, за последние семь лет реальный эффективный курс национальной валюты повысился более чем на 50%. При этом он отметил, что доля прямых иностранных инвестиций по отношению к ВВП снизилась втрое. По его словам, этот показатель находится на уровне 0,65% ВВП. Вывод господина Илларионова такой: приоритетные национальные проекты «сводятся к потреблению и распределению», а власти уже отказались от целей удвоения экономического роста, а значит, и от активного привлечения инвесторов».
На этом заканчивается наш обзор, н мы уверены: Андрей Николаевич Илларионов еще расскажет и всем нам, и представителям зарубежного капитала еще много интересного.

Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет
Семинар «Использование модели стандартных издержек как инструмента сокращения административных издержек».

Поделиться

Подписаться на новости