Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Что день грядущий нам готовит? Часть вторая

Мы возвращаемся к статьям, опубликованным 28 ноября в журнале «Эксперт» (№45) и обращаемся к следующим положениям статьи «Вернуть лидерство», на которой мы остановились в первой части нашего обзора:
«…Политика роста. У этой политики две численные цели - ВВП России должно вырасти до 3,5-4 трлн долларов к 2020-2025 году, а темпы роста инвестиций должны находится на уровне 12-15% в год. Период запуска механизмов роста - два-три года, именно поэтому эта политика краткосрочная. Суть политики роста очень проста. Она должна, используя имеющиеся механизмы косвенного и прямого регулирования хозяйственной деятельности, обеспечить быстрый инвестиционный рост российской экономики, во-первых, и поддержать основные инновационные тренды, во-вторых.
Политика роста будет состоять из нескольких частей.

Налоговая политика.Необходимо, чтобы налоговая система стимулировала инвестиции и инновации в интересующих нас зонах. Это предполагает множество мер, но основной принцип - уход от единообразной системы налогообложения и переход на систему налогообложения, стимулирующую экономику к развитию определенного типа. Например, напрашивается:
• снижение налога на прибыль как основного налога, стимулирующего инвестиции;
• установление налоговых льгот для компаний, внедряющих технические инновации (в первую очередь ресурсосберегающие);
• установление налоговых льгот для новых компаний, работающих в высококачественном секторе потребительского рынка;
• установление налоговых льгот для недоразвитых секторов рынка, например банковского сектора или производства продуктов нефтехимии.

Новая монетарная политика. Эта политика должна быть направлена на существенное расширение рынка длинных денег, доступных российским компаниям, на рост капиталов российских банков и на региональную экспансию банковской системы.

…Инновационная политика. Задание "инновационных коридоров" для отраслей, где возможно использование ресурсосберегающих технологий, - прежде всего добыча и переработка сырья, строительство, транспорт и транспортная инфраструктура, энергетика, жилищно-коммунальный сектор. Эти "инновационные коридоры" задаются как технические параметры (устанавливаемые по согласованию между разработчиками новых технологий и предпринимателями из соответствующих отраслей) и как налоговые льготы при внедрении новых технологий.
Создание условий для развития среды малых и средних инновационных компаний - налоговые льготы, возможно, особые зоны в специально созданных инновационных территориальных центрах.
Решение проблемы интеллектуальной собственности - передача на баланс институтов и приватизация имеющихся научно-технических разработок. Защита интеллектуальной собственности.

Территориальная политика. Целевое формирование территориальных кластеров легкой промышленности с активным импортом капитала, технологий и профессионалов из Европы и Японии. Такие кластеры будут одновременно способствовать созданию будущих центров ремесленничества и решению проблем с сырьем для легкой промышленности.
…Старт целевого строительства на юге и востоке страны городов-миллионников, связывающих пространство (по крайней мере, один из этих "городских проектов" должен быть решен в рамках политики сверхиндустриализации).
Стимулирование субсидиями и налоговыми льготами под контролем "инновационных коридоров" строительства дорог (часть этих транспортных проектов тоже должна быть осуществлена в рамках политики сверхиндустриализации).

Экспортно-импортная политика:
• расширение импорта технологий и профессионалов из Европы и Японии в отрасли потребительского сектора экономики и смежные с ними сырьевые отрасли. (Высокотехнологичные отрасли вроде машиностроения, обслуживающие сырьевые, энергетические, транспортные сектора хозяйства, по-видимому, должны быть защищены таможенными барьерами, так как именно на них делается ставка в инновационном ресурсосберегающем развитии.) Для работы с Европой у нас есть прекрасный аргумент - газ и нефть;
• должна быть принципиально усилена защита нашего рынка от Китая. Причем здесь пока речь идет не столько о возведении таможенных барьеров, сколько об остановке серого импорта из Китая, который дает огромные преимущества китайским производителям;
• должны быть предприняты усилия для расширения доступа на внешний кредитный рынок наших финансовых структур.
…В наших условиях очевидно, что одна политика роста не способна задать по-настоящему прорывные стратегические ориентиры развития российского хозяйства. Это связано и с финансовой слабостью и молодостью российского бизнеса, и с недостатком времени на раскрутку - даже по нашим оценкам, до старта новой волны осталось всего пять-десять лет. Поэтому мы предлагаем вторую политику - политику сверхиндустриализации. Ее горизонт - десять лет».
На этом мы завершим знакомство со статьей «Вернуть лидерство», которая содержит еще ряд проектов. Желающие могут ознакомиться с ее полным текстом, взяв в руки журнал.
Последняя статья в том же номере «Эксперта», относящаяся к нашей теме – «Наша мировая задача»:
«Лидерство» - это слово, которое давно уже не произносилось в отношении России, вновь входит в оборот.
…В нашем обществе все более ощутим запрос на видение будущего. Причем видение не провинциальное, не подражающее, а соответствующее размерам, привычной геополитической роли и потенциалу культуры страны. Это видение нельзя сформировать, опираясь на решение внутренних проблем России. Правило для частной компании: «Вы можете быть успешными только в том случае, если ваша цель будет вовне, а не внутри» - равно значимо и для страны в целом. Нельзя быть успешным, сосредоточиваясь только на решении внутренних проблем. Только поняв свою внешнюю, в случае страны - мировую задачу, можно найти повод для развития.
Определить эту задачу для России сегодня не так сложно. Логика развития мирового хозяйства подталкивает нас к тому, что уже в ближайшие десятилетия мы не только имеем шанс, но почти обязаны стать лидером евразийского пространства; подчеркнем, не азиатского (как обычно воспринимается слово «евразийство»), а пространства, на котором живут и Европа, и Азия.
Дело в том, что именно на территории Евразии будет разворачиваться борьба за то, каким будет ближайшее будущее ныне доминирующей западной цивилизации.
…Три ключевых тренда определяют наличие этого выбора.
Первый - усиление агрессии со стороны мусульманского Юга. У европейского Запада сегодня нет ресурса ни для насильственной, ни для ненасильственной интеграции этого мира в себя.
Второй - быстрое развитие густонаселенных стран Азии. От отношений с ними в значительной степени зависит устойчивость западного мира. Благодаря глобализации прошлых десятилетий эти страны сейчас обладают колоссальным потенциалом развития. Но это развитие на базе сегодняшних технологий требует и колоссальных затрат природных ресурсов. Притормозить насильственно развитие Азии - значит нажить второго врага помимо Юга. Перераспределить ресурсы в пользу Азии в таком объеме - значит обречь себя на скорую экономическую смерть. Решение такой запущенной проблемы можно найти только вне сегодняшней экономической парадигмы. Нужно вовлечь в обращение и новые ресурсы, и новые ресурсосберегающие технологии. И из всех стран Запада у России самая реальная возможность предложить такой «пакет услуг», обеспечив таким образом гармоничное и мирное развитие евразийского континента.
Третий тренд - это стремительная деградация Европы. Слишком стремительная для задачи сохранения цивилизации. Чтобы остановить ее, Европе нужен динамичный партнер. Обладающий большими территориями, культурной совместимостью и творческим потенциалом. Россия, безусловно, может стать таким партнером, вовлекая западный капитал и недостающую часть технологий в освоение собственной территории.
…Иначе говоря, сегодня Россия в силу своего природного, во всех смыслах, могущества не может более оставаться экономической периферией мира. Мы уже сейчас должны встроиться в мировое хозяйство как субъект, который, собственно, и создает новую мировую экономическую игру, дальняя цель которой - хозяйственное обустройство мирного сожительства цивилизаций».
О том, как видит ближайшее будущее российской экономики министр финансов рассказал 7 января «Коммерсантъ» в статье Алексея Шаповалова «Алексей Кудрин наговорил с три года»:
«…Изменить качество макроэкономической политики, по словам Алексея Кудрина, должен трехлетний финансовый план, который Минфин к 15 декабря должен представить в правительство. …По сути, финансовый план – это бюджет и набор основных макроэкономических показателей на ближайшие три года.
Вчера же Алексей Кудрин рассказал, каких результатов намерено добиться правительство в рамках трехлетнего плана. Задачей номер один на ближайшие три года (как и предыдущие два), по словам министра, будет борьба с голландской болезнью. «При высокой цене на нефть экономический рост снижается. Это сопровождается укреплением рубля при приросте импорта и снижении конкурентоспособности отечественных предприятий,– описал симптомы болезни господин Кудрин и заявил: – Мы готовы переломить ситуацию, снизить инфляцию и темпы укрепления рубля, а также добиться восстановления темпов экономического роста и комфортных условий для нашей промышленности». Более того, глава Минфина пообещал, что уже к концу трехлетки правительство выведет экономику на «тренд, близкий к удвоению ВВП». Другими словами, уже к 2008 году экономика будет расти значительно больше 6% в год (для удвоения ВВП за десять лет необходим рост больше 7% в год), тогда как в этом году, по прогнозам Минэкономразвития, еле-еле дотягивает до 6%. Но и на этом амбициозные планы правительства не заканчиваются. Еще одной задачей является рост реальных доходов населения до 5-7% в год.
…Правда, окончательного макроэкономического прогноза для бюджетной трехлетки у правительства все еще нет. По данным Ъ, чиновники Минэкономразвития только в начале этой недели внесли его на согласование в Минфин. Главное новшество прогноза МЭРТа – увеличение цены российской нефти Urals.
Так, в 2006 году прогноз будет повышен с $40 до $45 за баррель, в 2007 году увеличен с $35 до $40 за баррель, в 2008 году – с $36 до $40 за баррель. Казалось бы, вслед за пересмотром нефтяных цен должны измениться и параметры бюджета. Впрочем, как подчеркнул министр, закон о федеральном бюджете на 2006 год в связи с увеличением прогноза цены нефти пересмотрен не будет.
…А о том, как будут выполняться планируемые в трехлетнем плане задачи (по крайней мере, в том, что касается роста доходов граждан), министр финансов рассказал на вчерашней конференции в Счетной палате. По его словам, заработная плата в реальном выражении в 2006 году увеличится в полтора раза. Ведь и в этом, и в следующем году по указанию президента Владимира Путина зарплаты бюджетников будут повышаться. Чиновники МЭРТа неоднократно заявляли о том, что повышение зарплат бюджетников является чуть ли не основной причиной превышения запланированной инфляции в этом году: рост ВВП не успевает за ростом доходов населения. Да и заявления Алексея Кудрина кажутся довольно противоречивыми. По его словам, в 2006 году правительству удастся удержать инфляцию на уровне 8,5% (МЭРТ считает, что верхней планкой должно быть 9%). В то же время министр финансов заявил: «В случае высокой инфляции заработная плата в 2006 году будет доиндексирована, чтобы она была сверх инфляции». Получается, что и сам он не уверен в инфляционном прогнозе. Но суть противоречий кроется не в цифрах. Даже если у правительства будет трехлетний план, согласованного плана действий у правительства нет. Чиновники МЭРТа считают, что экономика будет расти только благодаря реформам, в том числе и судебной. Они же настаивают на необходимости увеличения бюджетных инвестиций в экономику. Минфин, напротив, старается всячески ограничить прирост бюджетных расходов, не связанных с выплатой долгов, и увеличивает только по прямому указанию президента, как это получилось с зарплатами в бюджетной сфере. Так что принятие трехлетнего плана вряд ли сможет существенно изменить ситуацию в российской экономике».
В тот же день «Ведомости» публикуют статью независимого обозревателя Игоря Потоцкого «Обещали стратегию»:
«К концу года, как положено, растет интерес к будущему. Первое заседание совета по национальным проектам, обсуждение стратегии социально-экономического развития регионов. Планы, планы, планы… И, наконец, до конца 2005 г. на рассмотрение правительства будет представлена Стратегия социально-экономического развития России.
…В общем, очередная попытка получить то, чего мы не видели как минимум последние 20 лет. Но есть два обстоятельства, которые заставляют отнестись к ней, по крайней мере, с некоторым любопытством.
Обстоятельство № 1. Если вы долго стараетесь не брать в голову ни одну из окружающих вас проблем, они имеют свойство рано или поздно создавать такой букет противоречий, что не то что выход найти трудно — сложно даже признаться в том, что все так запущено.
…Отчего правительство так долго трудится над антиинфляционной программой? Оттого, что никак не может решить, следует ли учитывать долги предприятий с госучастием как часть госдолга, или разбирается с какими-то иными частностями? Нет. Просто никому не понятно, что делать с двумя разными инфляциями, требующими строго противоположных мер воздействия. На потребительском рынке она вызвана избытком денег. А в производстве — их дефицитом. Каким образом творцы экономической политики сумели создать обе проблемы одновременно, понятно: все время решали строго тактические задачи. Помните Сталкера у Тарковского — с гаечками и бинтиками? Идеально точное описание методов управления экономикой в России на протяжении многих лет, которые привели к тому, что на одной территории существуют две экономики с разными потребностями и проблемами.
…Способы решения каждой из проблем понятны, но что делать с обеими одновременно — не известно. Денежное предложение нельзя ни сужать, ни расширять. Потому что одним махом можно только создавать проблемы. И обойти эту дилемму невозможно, потому что за все годы реформ с экономикой так и не сделали ничего такого, чтобы можно было рассчитывать на какие-либо иные механизмы управления ею, кроме курсовой политики. Но именно он сейчас и не срабатывает. Поэтому министр Греф и докладывает президенту о том, что инфляция превысила даже поздние прогнозы правительства и ожидания Всемирного банка.
Иными словами, наша специальная экономика с рыночным способом производства и социалистическими принципами бюджетного перераспределения критически близка к той точке, в которой эта технология блуждания наугад обваливается, и для возвращения к понятным перспективам стратегия становится функционально обязательной.
Обстоятельство № 2. Все это совершенно не означает, что мы действительно увидим реальную стратегию. Тем более до конца этого года. И даже потом. Как минимум до тех пор, пока Россия сохраняет самые высокие темпы роста ВВП среди всех стран «большой восьмерки».
Наконец, 13 декабря те же «ведомости» опубликовали статью «Как потратить: Экономика изобилия» управляющего директора аналитического управления «Ренессанс Капитала» Роланда Нэша:
«…Сталкиваясь с госучреждением, понимаешь, сколько же было недоинвестировано в государственную инфраструктуру в последние 15 лет. Между тем большинство макроэкономических показателей страны просто кричат об изобилии. Профицит бюджета в этом году будет порядка 7,5% ВВП, а профицит торгового баланса должен достичь 12,5% ВВП. Учитывая, что ВВП в долларовом выражении вырастет по сравнению с 2004 г. примерно на 25%, профицит бюджета в долларовом выражении за этот же период практически удвоится — c $26 млрд до $54 млрд, а профицит счета текущих операций достигнет $91 млрд. Очевидное противоречие между распадом инфраструктуры госсектора и избыточными доходами бюджета — основной вопрос политической повестки дня на сегодня, подстегивающей споры об «экономике изобилия».
…Изобилие проявляется двояко. Самое очевидное — уровень инфляции остается высоким, и рост денежной массы будет по-прежнему подпитывать ее. Денежная база в России равна 2,03 трлн руб., или $72,5 млрд. Профицит счета текущих операций на уровне $91 млрд в год означает, что либо должен наблюдаться массированный исход капитала из страны, либо ЦБ должен скупать валюту, чтобы не допустить укрепления номинального курса рубля. Резервы ЦБ растут на $1 млрд в неделю, а значит, он печатает много рублей: ожидается, что денежный агрегат М2 вырастет в этом году на 40%.
До недавнего времени эффекты ремонетизации и быстрый экономический рост сдерживали рост инфляции. Но надежда на то, что спрос на деньги будет компенсировать рост их предложения со стороны ЦБ, — это чуть ли не противоположность монетарной политики. …Пока рост предложения денег и ускорение инфляции еще не стали серьезной проблемой для экономики, но совершенно непонятно, что может сделать ЦБ в отсутствие эффективного банковского сектора, если инфляция продолжит расти. Единственная возможная альтернатива — дать укрепиться номинальному курсу рубля, но этот вариант политически неприемлем.
Второе следствие избытка денег — мощное давление на правительство в попытке заставить его начать эти деньги тратить. До сих пор министр финансов Алексей Кудрин прекрасно справлялся с ограничением бюджетных расходов. Досрочное погашение внешнего долга на $32 млрд — отличный путь. Но чем ближе выборы и чем хуже состояние инфраструктуры госсектора, тем вероятнее, что правительство уже с нового года начнет тратить сверхдоходы по-настоящему.
Наиболее вероятны четыре основных способа их потратить. Во-первых, это национальные проекты с бюджетом в 145 млрд руб. на следующий год, реализацию которых курирует первый вице-премьер Дмитрий Медведев. Во-вторых, есть еще 69 млрд руб. в инвестфонде министра экономразвития Германа Грефа, очередь на распределение средств которого еще только формируется. В-третьих, растут расходы самого бюджета — на оборону (дополнительно 142 млрд руб.) и социальную сферу (140 млрд руб.). Наконец, нужно еще учитывать недобор налогов из-за создания особых экономических зон, призванных подстегнуть развитие высокотехнологичного сектора — о цене этого шага пока можно лишь догадываться.
…Между тем планы административной реформы, громко заявленные в начале второго президентского срока Владимира Путина, не были реализованы. Есть некоторый прогресс в деле снижения барьеров для малого и среднего бизнеса, но реструктуризация всей системы госуправления де-факто отложена в долгий ящик.
Без административной реформы рост госрасходов в любой сфере, как бы важна она ни была для будущего экономического развития страны, вряд ли принесет пользу. Неэффективное госуправление скорее всего приведет лишь к тому, что расходы на инфраструктуру будут просто проедены и лишь подстегнут инфляцию. В этом плане показателен опыт «Газпрома», где рост выручки после увеличения внутренних цен на газ сопровождался почти таким же ростом издержек компании. Вот что бывает, когда огромная госструктура получает денежное вливание.
В краткосрочной перспективе рост бюджетных трат может даже подстегнуть экономический рост. Но на более долгом временном горизонте без административной реформы он лишь ускорит инфляцию и снизит средние темпы роста экономики, а вовсе не улучшит государственную инфраструктуру в России.

Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет
Семинар «Использование модели стандартных издержек как инструмента сокращения административных издержек».

Поделиться

Подписаться на новости