Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

В результате недавней авиакатастрофы погибли наши друзья и коллеги.
Для поддержки семей погибших публикуем номера банковских карт.

Банковская карта супруги Алексея Никитченко: 4622 3530 1913 3381
Карта ВТБ-24, Анна Никитченко.

Банковская карта супруги Евгения Ильинова: 4627 2914 7928 2832
Райффайзенбанк, Марьяна Зазулина.

Власть и бизнес – кто кого

Не первый раз в своих обзорах обращаемся мы к теме «Бизнес и власть», и, увы, не в первый раз приходится констатировать прискорбный факт: власть и бизнес в нашей стране очень плохо совместимы. Так 5 декабря газета «Ведомости» (она будет наиболее часто встречаться в этом обзоре) опубликовала под рубрикой «Государство и бизнес» статью референта Экспертного управления президента Российской Федерации Станислава Воскресенского «Общественный налоговый договор».
К тексту дано примечание: «В статье изложена личная точка зрения автора, которая не является официальной позицией администрации президента». Что же такого «неофициального» написал господин Воскресенский?
«Была такая фраза у Жванецкого: «Мы делаем вид, что работаем, а они делают вид, что платят нам зарплату». Сатирик точно подметил принцип общественного договора государства и народа на закате СССР. Примерно это же правило действовало в 1990-х гг. в России в сфере уплаты налогов: государство установило такие налоговые ставки, приняв которые можно было только обанкротиться. При этом никакой ответственности за неуплату на практике не возникало. Нужно было лишь подготовить правильно оформленные бумаги (счета, договоры, акты) — пусть даже несуществующих фирм.
…Таких, кто платил все, почти не было. Были те, кто использовал различные схемы со льготами, офшорами, однодневками и проч. и не платил, и были бывшие советские предприятия, где главные бухгалтеры отказывались от схем и налоги начисляли, но все равно не платили — не было денег. Образовалась многомиллиардная налоговая задолженность, которую правительство постоянно реструктурировало.
Почему так получилось? Потому что правительство просто скопировало систему налогообложения из стран с развитой рыночной экономикой. Казалось, раз мы тоже стремимся к такой модели, то и налоговая система этих государств будет априори адекватна российским рыночным преобразованиям. Но за рубежом нет проблем со сбором налогов — их платят все.
…В России же 70 лет налогов (в полном понимании этого слова) не было вообще, потому и смысл их уплаты большинству граждан, воспитанных в СССР, неясен. В таких уникальных условиях появление большого числа налогов с высокими ставками объективно привело к описанным выше отношениям в налоговой сфере.
Следующий этап наступил в конце 1990-х — начале 2000-х гг. Тогда действовали два разных принципа общественного договора: один — для крупного капитала, другой — для всех остальных. Было сокращено количество налогов и отменены оборотные, снижен до 24% налог на прибыль (вместе с отменой инвестиционной льготы), введено возмещение НДС живыми деньгами, установлен плоский 13%-ный налог на доходы, а вместо социальных выплат введен ЕСН с регрессивной ставкой. Взамен крупные предприниматели прекратили использовать совсем уж одиозные схемы, на смену которым пришли «цивилизованное» трансфертное ценообразование и менее цивилизованные, но все же формально законные внутренние офшоры. В то же самое время часть среднего бизнеса жила по прежним правилам — не платили, прикрываясь финансовой дружбой с налоговой инспекцией и органами внутренних дел. А малый бизнес оставался в тени почти поголовно. Обычный режим налогообложения был для него неподъемным, а специально введенные для малого бизнеса пониженные ставки, по сути, распространялись только на торговые компании.
В 2003 г. государство дало новый посыл: использование внутренних офшоров хотя и легально, но все равно недопустимо, а трансфертные цены — зло по определению. Последовало несколько крупных дел со значительными доначислениями, особенно в нефтяном секторе. Усилился налоговый контроль, который зачастую сопровождался злоупотреблениями со стороны налоговых органов. Изменилось отношение к налогоплательщику в судах. После этого правительство и бизнес-сообщество начали дискуссию о том, как упорядочить налоговые проверки и что делать, когда в их ходе начисляются значительные суммы налогов. В результате появились поправки в часть 1 Налогового кодекса. Хотя пока предложенный вариант не удовлетворяет ни представителей бизнеса, ни налоговые органы.
Поправки в Налоговый кодекс, несомненно, нужны, но гораздо важнее сегодня понять новую формулу общественного договора в налоговой сфере, иначе любые самые прогрессивные поправки будут нивелированы их применением на практике. Если поправки поставят налоговые органы в положение, при котором они не смогут эффективно выполнять свои функции, то уже налоговики, а не налогоплательщики станут придумывать, как обойти законодательство. И такое положение дел все равно не приведет к стабильности.
Какой может быть следующая формула общественного договора? В идеале это ситуация, когда большинство платит те налоги, которые установлены государством, а налоговые органы проводят выборочные проверки. Это возможно, когда налоги воспринимаются не как мзда за право ведения бизнеса на определенной территории, а как адекватная плата за услуги государства обществу. Сегодня мы не можем похвастаться, что в России это именно так.
Поэтому промежуточный консенсус может выглядеть как ликвидация агрессивных схем налоговой минимизации при одновременном прекращении сплошного налогового контроля и ослаблении налогового внимания к прошлому. Что это означает?
Со стороны налогоплательщиков: отказаться от методов налоговой минимизации, связанных с использованием мнимых, притворных сделок, единственная цель которых — минимизация налогов.
Со стороны правоохранительных органов: исключить автоматизм при возбуждении уголовных дел.
…Со стороны налоговых органов: определить «зоны риска» в сфере уплаты налогов и сосредоточить усилия на проверках за периоды начиная с 2005 г., когда уже сформировалась практика применения сложнейших глав Налогового кодекса о налоге на прибыль и НДС и была понижена базовая ставка ЕСН. Полезно было бы опубликовать перечень схем, которые вызывают интерес налоговиков и использование которых с высокой вероятностью будет оспорено в суде. И, конечно, ставить акцент не на технических ошибках бухгалтеров, а на выявлении намеренных схем по незаконной минимизации налогов.
…Со стороны нефискальных государственных органов: снизить давление на малый и средний бизнес, исключить поборы и другие обязательные неналоговые платежи. Ведь налоговую оптимизацию во многом стимулирует дополнительное для компаний бремя в виде взяток госслужащим».
9 декабря те же «Ведомости» публикуют редакционную статью «Презумпция врага», посвященную одному из самых злободневных вопросов: отношениям бизнеса и силовых структур государства:
«Вражда между бизнесом и силовиками — в широком смысле, от милиции до налоговиков — разрушительна для институциональной среды и экономики страны. Попытки подтолкнуть обе стороны к примирению предпринимаются, но путь к настоящему мирному договору предстоит еще долгий.
Во втором чтении поправок в Налоговый кодекс (НК), посвященных налоговому администрированию, налоговый подкомитет бюджетного комитета Госдумы рекомендовал ввести в НК понятие «презумпции добросовестности налогоплательщика».
…Минфин уже заявил, что поправка вряд ли изменит правоприменительную практику. Да и бизнес не питает иллюзий, что налоговики в один миг изменят свои взгляды и отношение к своим «клиентам». Однако повод для радости у бизнесменов все же есть: если ранее государство в лице налоговой службы заранее считало их преступниками, то теперь есть хотя бы официальная возможность считать себя честными. Беда же в том, что напряженность характерна не только для отношений между налоговиками и бизнесом.
Есть основания говорить, что силовые службы склонны относиться к своим «подопечным» — т. е. к обществу и бизнесу — враждебно. Не просто же так 80% опрошенных «Левада-центром» заявляют, что боятся стать жертвами противоправных действий милиции, прокуратуры и судов.
К тому же такая «масса врагов» очень выгодна для силовиков. Они одновременно получают коррупционную возможность избирательно бороться с некоторыми из них (ведь сил на «всех» не хватает) и могут требовать увеличения госфинансирования (опять-таки — сил на «всех» не хватает).
В последнем вопросе силовики, надо признать, особенно преуспели — все последние годы расходы бюджета на силовой блок растут в среднем на 25-30% в год и в 2006 г. достигнут 1,2 трлн руб.
…А недавнее коллективное исследование Института национального проекта «Общественный договор», фонда «Либеральная миссия», «Левада-центра», Центра фискальной политики и региональных социологических агентств по проблеме налогового администрирования показало, что из двух первоначальных гипотез усиления «налогового террора» — восстановление законности и порядка и передел собственности — не подтвердилась ни одна. Опросы предпринимателей показали, что налоговый террор усиливается там, где легче всего получить наиболее высокие налоговые доходы — в сырьевых отраслях, промышленности и в розничных торговых сетях. Цель этого, по словам президента ИНП «Общественный договор» Александра Аузана, — «получить экономическую выгоду от создания потока для государства и для себя».
Очевидно, что в этих условиях одна поправка про «презумпцию добросовестности» будет лишь декларацией. Для изменения ментальных установок, к тому же подкрепленных такими выгодами, нужны годы».
14 декабря сайт «Газета. Ru» обращается к этой же теме в статье «Прокуратура поднимает экономику»:
«…Дело ЮКОСа уже завершается, но вопросы экономического развития России продолжают беспокоить заместителя генерального прокурора Владимира Колесникова. Ранее генпрокурор Владимир Устинов пообещал расширить участие своего ведомства в «хозяйственной деятельности». Обещание, по всей видимости, будет выполнено.
На заседании Сенаторского клуба в Москве Владимир Колесников объявил, что, по его данным, около трети всех зарегистрированных в России предприятий вообще не платят налоги. К остальным двум третям при необходимости тоже можно придраться.
…В рейтинге популярности способов уклонения от налогов среди российских предпринимателей, по данным правоохранительных органов, которые озвучил Колесников, первое место занимает оптимизация затрат, «причем в качестве таковых в первую очередь рассматриваются налоги и социальные выплаты». «Часто получалось, что миллионами тонн нефти и миллиардами долларов у нас будто бы ворочала горстка инвалидов, которые их в глаза не видели. В результате в ряде регионов страны вместо 35% прибыли от нефтебизнеса государству доставалось только 5,5% – в шесть раз меньше», – вспоминает заместитель генпрокурора.
Разъяснив ситуацию с собираемостью налогов, Генпрокуратура проанализировала и итоги приватизации.
Итоги представителей правоохранительных органов не устраивают, и прокуратура готова их подкорректировать.
…За последнее время в России был приватизирован только один морской порт на Балтике. Подконтрольный бизнесмену Владимиру Лисину «Новолипецкий металлургический комбинат» (НЛМК) выкупил 48,79% акций «Морского порта «Санкт-Петербург», принадлежавших государству. Порт был продан по стартовой цене в 802,5 млн рублей. А на торгах у Лисина не было конкурентов. Сразу после аукциона официальный представитель Российского фонда федерального имущества, выступавшего организатором торгов, заявил «Газете.Ru», что нарушений не было. …Генпрокуратура рекомендует «взвешенно подходить к приватизации объектов государственной собственности», а не «поголовно и необдуманно».
Общие формулировки Владимир Колесников наполняет конкретным содержанием. По мнению чиновника, решением налоговой и приватизационной проблем должно стать увеличение доли государства в российской экономике.
Сославшись на неназванных экспертов, заместитель генпрокурора заявил, что по объемам нефтедобычи, бурения, финансовым показателям за последние два года госкомпания «Роснефть» выглядит «не хуже «ЛУКойла» и «Сургутнефтегаза». «Сбербанк и Внешторгбанк по рентабельности активов и капитала стоят выше большинства российских коммерческих банков, не хуже банков первой десятки», – добавил аргументов Колесников.
Таким образом, «государство может успешно конкурировать с частным бизнесом», – уверены в Генпрокуратуре».
Однако оказывается, что и бизнес готов к борьбе с властью. 15 декабря «Коммерсантъ» публикует статью Вадима Вислогузова «Бизнес готов к новой борьбе с Минфином»:
«Предпринимательские объединения РСПП, "Деловая Россия" и "Опора России" намерены не допустить принятия обсуждаемого сейчас в Госдуме законопроекта о налоговом администрировании в предложенном правительством виде. Вчера президент РСПП Александр Шохин сообщил о возобновлении заседаний рабочей группы по налоговым вопросам, состоящей из чиновников, депутатов и предпринимателей. По словам господина Шохина, на этот раз бизнес не намерен идти на компромисс с Минфином и будет жестко отстаивать свои интересы.
…Вчера президент РСПП Александр Шохин заявил, что сожалеет об уступчивости, проявленной тогда бизнесом: «Мы ориентировались на поиск компромисса между правительством и бизнес-сообществом, однако в итоге в Думу был представлен куда более жесткий документ, чем мы предполагали». Теперь же, не дождавшись от Минфина ни проанонсированного президентом прекращения «террора налоговых органов», ни обещанного премьером Михаилом Фрадковым снижения НДС, предприниматели намерены вернуться к прерванному этой весной диалогу.
…На этот раз бизнес намерен твердо стоять на своем. «Мы не будем повторять ошибку и идти на компромисс с правительством»,– заявил президент РСПП. По его словам, бизнес поддержит поправки, внесенные ко второму чтению законопроекта депутатами Андреем Макаровым и Натальей Бурыкиной. В них речь прежде всего идет о введении презумпции добросовестности налогоплательщика и об установлении уголовной ответственности налоговых органов за злоупотребление полномочиями. Также бизнес намерен противодействовать желанию Минфина фактически превратить нынешние камеральные проверки (без визита к налогоплательщику) в выездные. Предприниматели настаивают, что, как и сейчас, эти проверки должны сводиться к проверке правильности заполнения налоговых деклараций. Также в РСПП намерены побороться за ограничение продолжительности выездных проверок (согласно принятому в первом чтении проекту, они могут быть продлены на срок до 15 месяцев).
Первое заседание рабочей группы состоится 20 декабря.
…Также входящий в рабочую группу председатель «Деловой России» Борис Титов заявил Ъ, что для его организации предпочтительней обсуждать с чиновниками не проблему налоговых проверок, а давно обещанное бизнесу снижение налогов».
Еще одной теме, связанной с налоговой политикой власти, посвящена статья Светланы Ивановой «Правила вежливого отказа», опубликованная «Ведомостями» 20 декабря:
«…Проект «Методических рекомендаций по рассмотрению дел, связанных с возмещением НДС», разработанный Федеральным арбитражным судом Московского округа (ФАС МО), в конце ноября не на шутку взволновал экспортеров. Дела о возмещении НДС — самая распространенная категория судебных споров с госорганами после споров о штрафах. «Нам приходится до 70% НДС возмещать через суд, хотя мы традиционный крупный экспортер», — сетует юрист металлургического холдинга.
В «методичке» для московских судей приводятся советы, которые налоговые адвокаты оценили как «прямое указание правовыми методами препятствовать возмещению НДС». Например, суд не сможет больше обязывать инспекцию вернуть налог — он может лишь установить, что инспекция нарушила права налогоплательщика. На практике это означает, что налоговики смогут снова отказать экспортеру под новым предлогом и компании придется судиться до бесконечности. Судьям также рекомендуется отказывать экспортеру, если он не сдал в инспекцию хотя бы один нужный документ или оформил его неправильно, даже если потом он представил все документы суду.
…Судьи должны также проверять «реальность экспортной операции», если у налогового органа есть сомнения в «добросовестности налогоплательщика». Если судье покажется, что реальность экспортной операции не доказана, — это еще один повод для отказа.
…Между тем Высший арбитражный суд тоже решил обобщить судебную практику по делам о возмещении НДС и выпустить информационное письмо с собственными рекомендациями. Об этом «Ведомостям» рассказал начальник управления законодательства Высшего арбитражного суда Дмитрий Дедов. Правда, мнения судей, по его словам, резко разделились. С одной стороны, дела о возмещении НДС создают огромную нагрузку на суды — они фактически выполняют работу налоговых инспекторов, проверяя многочисленные документы, рассказывает Дедов. Например, в Московском арбитражном суде слушалось дело о возмещении налога, по которому проходило 1600 томов документов. Запрет на рассмотрение дополнительных бумаг в судах заметно разгрузил бы их. Но, с другой стороны, это лишает налогоплательщиков возможности доказывать свою правоту, отмечает Дедов. Поэтому большинство судей ВАС настаивает на том, чтобы рассматривать дела о возмещении НДС не формально, а по существу и принимать любые доказательства в пользу налогоплательщика.
Тем временем арбитражные суды на местах уже начали применять «вредные советы» ФАС МО на практике, рассказывает руководитель налогового департамента компании “Правовые консультации” Дмитрий Костальгин. На прошлой неделе суд отказался возместить 5 млн руб. НДС одному из его клиентов, поскольку тот принес часть необходимых документов прямо в суд».
В том же номере «Ведомостей» опубликована статья Арины Шариповой «Как обидеть миноритария», посвященная новым законопроектам, регулирующим отношения между акционерами:
«…Депутаты Госдумы не раз пытались защитить крупных акционеров от неудобств, причиняемых миноритариями. «Мы хотим избавить крупные компании от недобросовестных действий, например корпоративного шантажа», — рассказала член комитета по собственности Лиана Пепеляева. Для этого летом 2004 г. депутаты приняли в первом чтении поправки в закон «Об акционерных обществах», внесенные группой депутатов под руководством «единоросса» Виктора Плескачевского. Они позволяли собственнику компании, владеющему более 90% обыкновенных акций, самостоятельно или вместе с аффилированными лицами предложить остальным акционерам продать акции по рыночной цене. А если миноритарии не ответят на предложение, мажоритарий мог потребовать от держателя реестра списать их акции с лицевого счета и зачислить на свой счет. При этом денежные средства в счет оплаты выкупаемых акций вносились на счет нотариуса. Миноритарии категорически возражали против этого предложения. По словам директора фонда Hermitage Capital Management Вадима Клейнера, на российском рынке и без того высока концентрация крупных собственников, а новый законопроект будет стимулировать их к вытеснению миноритариев.
…Документ не понравился и президенту Владимиру Путину. В его заключении говорилось, что «механизмы принудительного выкупа акций сопряжены с ограничением права собственности одних лиц в интересах других». В итоге комитет по собственности рекомендовал нижней палате отклонить поправки, приняв похожий законопроект депутата Лианы Пепеляевой (второе чтение этого документа запланировано на 23 декабря). Любопытно, что с концепцией этого законопроекта президент согласился — он лишь попросил депутатов отсрочить введение в действие нормы о принудительном выкупе.
…Но, по мнению Клейнера, даже с отсрочкой новый законопроект «станет еще одним способом изъятия собственности российских граждан, которые приобрели акции в ходе ваучеризации». Эксперт уверен, что новый закон помешает и планам правительства привлечь сбережения населения на фондовый рынок, ведь большинство потенциальных инвесторов сможет приобрести лишь небольшое количество акций».
Поскольку взаимоотношения власти и бизнеса не заканчиваются ни сегодня, ни завтра, они, скорее всего, станут темой не одного нашего обзора.

Никитченко Алексей Анатольевич
Ильинов Евгений Викторович
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет
Семинар «Использование модели стандартных издержек как инструмента сокращения административных издержек».

Поделиться

Подписаться на новости