Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

В результате недавней авиакатастрофы погибли наши друзья и коллеги.
Для поддержки семей погибших публикуем номера банковских карт.

Банковская карта супруги Алексея Никитченко: 4622 3530 1913 3381
Карта ВТБ-24, Анна Никитченко.

Банковская карта супруги Евгения Ильинова: 4627 2914 7928 2832
Райффайзенбанк, Марьяна Зазулина.

Итоги прошедшего года

Итоги завершившегося 2005-го года российские СМИ начали подводить еще в конце декабря, и, видимо, не окончили до сих пор. Как же видят отечественные журналисты эксперты бывшие в прошлом году экономические достижения неудачи?
26 декабря сайт «Утро.Ru» публикует статью Алексея Гусева «Россияне недовольны уходящим годом»:
«В преддверии самого главного российского праздника принято подводить всевозможные итоги уходящего года. Вот и министр экономического развития и торговли РФ в прошлую пятницу выступил в Высшей школе экономики, где охарактеризовал результаты экономической политики нашей страны в 2005 г. как в целом благоприятные. Его положительная оценка в первую очередь обусловлена ростом ВВП, который, даже, несмотря на сильное торможение коррупцией, составил 6,4%. «При нашей структуре экономики это, на мой взгляд, очень неплохо», - отметил Греф. Причем, по мнению главы Минэкономразвития, национальным приоритетом в этой области является развитие конкурентоспособности. «Конкуренция - это главное, чего не хватает российской экономике, нашим корпорациям, чиновникам и даже людям».
Между тем эта оговорка министра не только вызывает улыбку, но и противоречит мнению рядового россиянина, как и в целом позитивная оценка экономических итогов года, данная Грефом. Согласно результатам опроса, проведенного фондом «Общественное мнение» (ФОМ), многие наши соотечественники кардинального улучшения ситуации в России не видят: …38% респондентов не заметили в 2005 г. никаких сдвигов в лучшую сторону, а для 17% уходящий год стал даже хуже предыдущего.
Примечательно, что почти каждый второй из числа недовольных этим годом винит именно экономическую ситуацию в стране: беспокойство по поводу безработицы и высокого уровня инфляции, составившего, по предварительным оценкам, чуть больше 11%, а также высказывания типа «не построено ни одного предприятия», «нет развития производства, все вывозят за границу» оказались свойственны почти каждому десятому россиянину. При этом 6% респондентов отметили общее снижение материальной обеспеченности граждан нашей страны – даже, несмотря на тот факт, что летом этого года зарплата среднестатистического россиянина достигла своего исторического максимума».
28 декабря другое интернет-издание – «Газета.Ru» публикует статью обозревателя журнала «Русский Newsweek» Михаила Фишмана «2005: Мираж крепчал, из которой мы приведем лишь ряд коротких отрывков:
«…Владимир Путин преодолел полосу тактических провалов. Примирил истеблишмент с делом ЮКОСа и с показательными репрессиями в отношении его владельцев. Ограничил кампанию против бизнеса запугиванием и установлением контроля. У бизнеса отлегло.
…Все внешние проявления кризиса ликвидированы, и он накрепко загнан внутрь.
…Ни одна задача модернизации не решена, и страхи команды Путина никуда не делись.
…Владимир Путин строит вертикаль власти, полагается на нее и не доверяет ей точно так же, как в нее ни на йоту не верит нация.
…Не на мелком оперативном уровне, а чуть шире президент все равно не управляет ситуацией. И вряд ли, приступая к разгрому ЮКОСа, он планировал достигнуть таких итогов. Тут, кажется, дело в путанице. Человек, надо признать, решительный, но без багажа и с фобиями, Владимир Путин, не видя разницы, смешивал проблемы государства и свои личные. Успешный лидер полутоталитарной страны, планомерно продвигающейся к катастрофе».
29 декабря «Ведомости» поместили сразу несколько статей, посвященных итогам уходящего года. Мы отметим две из них. Первая – статья Дмитрия Симакова, Марии Рожковой и Анны Никалаевой «Госкомпаний стало больше»:
«…В нынешнем году государство сохранило за собой роль крупнейшего игрока на рынке слияний и поглощений. В 2004 г., по данным проекта Mergers.ru, с учетом «Юганска» объем рынка составил $36,7 млрд, а по итогам 2005 г. превысит $56 млрд. Среди госкомпаний в 2004 г. отличилась только «Роснефть» и доля рынка M&A, пришедшаяся на государство, составила 25,8%, отмечает управляющий директор Mergers.ru Юрий Игнатишин.
В нынешнем году госструктуры вели себя агрессивнее. Началось все с «разминки» «Газпрома», который купил у «Роснефти» «Севморнефтегаз» за $1,7 млрд. Но самая главная сделка монополии состоялась в октябре, когда «Газпром» купил у Millhouse Capital 72,6% акций «Сибнефти» за $13 млрд. Параллельно структуры ОФГ собрали для монополии еще 3%, так что «Газпром» сразу получил полный контроль над «Сибнефтью». Конец года вообще оказался урожайным для госкомпаний. РАО «ЕЭС России» за $100 млн приобрело у «Интерроса» блокпакет акций «Силовых машин» и взяло в управление еще 30%. 22 декабря представители «Рособоронэкспорта» заняли ключевые посты на «АвтоВАЗе». Полностью контроль над предприятием перейдет к ФГУПу, если госкомпания выкупит контрольный пакет акций автозавода у его «дочек». Вчера ВТБ закрыл сделку по покупке 75% плюс 1 акция «Промстройбанка Санкт-Петербург». По оценкам экспертов, сумма сделки превысила $300 млн. А летом госбанк приобрел за $130 млн «Пермские моторы». Считается, что за покупкой 42% акций ОМЗ примерно за $50-70 млн у основателя компании — грузинского госминистра Кахи Бендукидзе и его партнеров стоят структуры Газпромбанка. В итоге, по данным Mergers.ru, госкомпании потратили в 2005 г. на поглощения $17,4 млрд, или 31% от объема всего рынка.
По словам владельца крупной сырьевой компании, все эти сделки не являются спонтанными — Кремль взял курс на усиление присутствия государства в ключевых секторах экономики. Цель государства — получить контроль над ведущими компаниями, утверждает он.
Собеседник «Ведомостей» утверждает, что крупным предпринимателям фактически запрещено передавать контроль над своими компаниями иностранцам: «В любом случае контроль над компаниями должен оставаться у россиян».
…В Кремле наличие такой тенденции не признают. «Главная цель — не усиление госприсутствия, а концентрация активов, ведь только так мы сможем достойно конкурировать на внешних рынках», — утверждает чиновник со Старой площади. Но бизнесмены этому не верят.
На первый взгляд, крупным компаниям новая тенденция даже на руку, «Они знают, с кем договариваться»... К тому же теперь российским компаниям легче вступать в альянсы с зарубежными партнерами для разработки отечественных недр, добавляет владелец крупной сырьевой компании: «Если раньше они даже обсуждать не хотели возможное партнерство, то теперь согласны на миноритарные доли».
…Сысуев (зампред совета директоров Альфа-банка Олег Сысуев – В.В.) уверен, что усиление позиций государства закладывает под экономику мину замедленного действия. Он указывает, что госкомпании столь активны благодаря высоким ценам на нефть. Не стеснен в средствах и госбюджет. Это дало возможность государству отказаться от проведения структурных реформ. «При отсутствии развитого гражданского общества, среднего и малого бизнеса это чревато серьезной нестабильностью, — отмечает Сысуев. — Сейчас это бьет по бизнесу слабым притоком инвестиций в страну. А падение цен на нефть приведет к новому кризису наподобие августа 1998 г.».
Вторая статья из того же номера «Ведомостей» - «Дорогая нефть и дешевые деньги» Бориса Грозовского:
«…Российская экономика уверенно растет седьмой год подряд, хотя начало года особых поводов для оптимизма не давало: тогда темпы роста промышленности и инвестиций резко упали. Но во второй половине года экономика оживилась, и ВВП, по оценке Минэкономразвития, прибавит за 2005 г. 6,4%. Это лишь немного меньше среднего темпа роста в 1999-2005 гг. (6,7%). При цене на нефть в $50-60/баррель и с доходами от экспорта углеводородов примерно в $150 млрд российская экономика в принципе не может чувствовать себя плохо.
…Однако вклад экспортного сектора в рост нашей экономики в 2005 г. оказался не так уж велик, говорит эксперт Центра развития Максим Петроневич. Производство товаров, ориентированное на внутреннего потребителя, обеспечило в 2000-2003 гг. не больше 20% прироста ВВП, в 2004 г. — 30%, а в 2005 г. — 50%, подсчитал он. Поведение потребителей, которые все чаще выбирают отечественную одежду, бытовую технику и мебель, подтверждает, что многолетние попытки предприятий адаптироваться к рыночной экономике привели к успеху, рассуждает Петроневич: «Заводы становятся конкурентоспособнее, а те, кому это не удается, — умирают».
Благоволила России в 2005 г. не только цена экспортных товаров. Несмотря на постепенное повышение процентной ставки ФРС США, стоимость денег для развивающихся рынков, включая и Россию, была низкой как никогда. Спрэды сузились до минимума, утверждают в годовом обзоре экономисты J. P. Morgan. Если так, то цена заемных денег, активно привлекаемых на иностранных рынках нашими компаниями и банками, может быстро вырасти — за счет одновременного увеличения спрэда и роста процентных ставок в США и Европе. Время дешевых денег заканчивается, предупредил всех недавно зампред Центробанка Константин Корищенко. Последние три года (за исключением лета 2004 г.) банковская система жила в условиях избыточной ликвидности и банки могли спокойно рефинансировать долги даже самым рискованным заемщикам, пишут аналитики инвестбанка «Траст». Если же ситуация изменится, «может взорваться небольшая кредитная бомба».
Когда нефть подешевеет, не предсказывает никто. Зато удорожания денег в 2006 г. не избежать. А оно чревато не только банковским кризисом. Каждый из последних двух циклов повышения ставок ФРС приводил к обвалу фондовых рынков развивающихся стран и к их неспособности выплачивать долги, предупреждают в годовом обзоре аналитики «Ренессанс Капитала». В 1994 г. пострадала Мексика («текиловый кризис»), в 2000 г. объявила дефолт Аргентина.
Электронный «Ежедневный журнал» начал усиленно подводить итоги года во время новогодних каникул. Здесь нам тоже хотелось бы отметить две статьи. Первая – «Эпоха процветания» Евгения Ясина, опубликованная 5 января:
«Минувший год для России – надо это признать – стал довольно успешным. Рост ВВП, по оценке Министерства экономического развития и торговли, составит 6,4%. Это примерно на 1% больше, чем ожидало большинство экспертов. Инфляция, по оценкам того же министерства, составит примерно 10-10,5%, что ниже ожидаемого.
Ощущение, что ситуация будет лучше, чем прогнозируется, возникло в середине года, когда начал расти денежный спрос. Тогда же стало ясно, что бизнес, ошеломленный в какой-то момент ударом по ЮКОСу, «налоговой эпидемией» с серьезными доначислениями, усилиями властей расширить государственный сектор любыми средствами, постепенно начал приходить в себя.
…Бизнес сегодня умерил оценку рисков и начал наращивать активность. Это очень важно, с этим нельзя не считаться.
Как все помнят, год начался с монетизации льгот, после чего в экономику было вброшено огромное количество денег – в общей сложности порядка 500 миллиардов рублей, которые ушли в основном малообеспеченным людям, пенсионерам. Это должно было неминуемо вызвать серьезный инфляционный скачок, однако уже со второй половины года, благодаря жесткой денежной политике властей, темпы инфляции начали серьезно снижаться. А к концу года эта жесткая денежная политика привела даже к дефициту рублевой ликвидности в банковском секторе, что дало повод некоторым специалистам заговорить об очередном надвигающемся банковском кризисе.
…Стабилизационный фонд в прошлом году был предметом постоянных дискуссий, особенно со стороны тех, что хотел что-либо получить из колоссальных доходов, получаемых государством благодаря высоким ценам на нефть. Однако, следуя традиции 90-х годов, Министерство финансов ограждало Стабфонд от чрезмерных аппетитов. Надо отдать должное министру Алексею Кудрину: уступки, на которые он пошел, верстая бюджет 2006 года, оказались не так значительны, как того можно было опасаться.
…Нынешний экономический рост носит не инвестиционный, а потребительский характер, поскольку зиждется на опережающем росте потребительских расходов. Впрочем, не исключено, что наблюдающееся в экономике оживление станет более постоянным и стабильным фактором, и тогда бизнес сможет поглотить и использовать с пользой для экономики большее количество денег, ускорив модернизацию производства и внедрение инноваций. Тогда только и будет иметь смысл думать о снижении налогов или об ограничении роста Стабилизационного фонда, если цены на нефть продолжат оставаться такими же высокими, как сейчас.
Бурный рост потребления в России сопровождается не менее стремительным ростом на рынке потребительского кредитования. Это дает повод для опасений, что качество кредитных портфелей банков будет ухудшаться и при изменении конъюнктуры большое количество невозвратов вызовет финансовый кризис. Угроза такая действительно существует, хотя, даже если кризис и случится, серьезным он, как я полагаю, не будет. Бум потребительского кредита начался вскоре после ареста Ходорковского, когда резко упала деловая активность, и банки, которые благодаря высоким нефтяным ценам притягивали большие объемы пассивов, столкнулись с тем, что размещать их негде. Инвестиции упали, поэтому надо было найти новую нишу. Ею как раз и стало первым делом потребительское кредитование.
…Если бурный рост этого сектора продолжится, кризис возможен, но практика на сегодняшний день показывает, что население – гораздо более добросовестный и аккуратный плательщик, чем многие компании или даже государство.
Судьба очень избирательно относится к различным правителям. Она сурова к одним – таким, как Ельцин, Чубайс, Гайдар, про которых сегодня говорят, будто они развалили страну и уничтожили экономику, хотя сегодняшние результаты – это в значительной мере их заслуга. Локомотивом роста российской экономики является частный бизнес, который сегодня имеет возможность работать благодаря тому, что в России еще в начале 90-х появились свободное предпринимательство и частная собственность. Улучшений пришлось подождать, и в памяти людей образы «молодых реформаторов» окрашены негативно. Зато к другим – таким, как президент Путин, – судьба благоволит. Сегодня принято ругать правительство и любить президента. Алексея Кудрина критикуют за то, что он не дает потратить Стабилизационный фонд, Германа Грефа – за его либеральные проекты. А ведь никто из них – ни президент, ни правительство – не влияет на текущую ситуацию в той степени, в какой влияют на нее внешние факторы – высокие цены на нефть и либеральные реформы 90-х. Пройдет время, и нынешние годы, наверное, назовут эпохой процветания, подъема и успеха, хотя именно в эту эпоху закладываются основы кризиса, который будут расхлебывать уже другие лидеры».
Статья заместителя генерального директора Центра политических технологий Алексея Макаркина «Проходите мимо» опубликованна в «ЕЖ» 11 января. Мы приведем из нее один отрывок:
«…В экономической сфере продолжалась активная экспансия связанных с государством кланов и групп. Уже в январе стало известно, что «Роснефть» взяла под контроль бывший юкосовский «Юганскнефтегаз». Затем «Сибнефть» была куплена «Газпромом». «Объединенные машиностроительные заводы» также были проданы – по некоторым данным, структурам, связанным с Газпромбанком. Наконец, на АвтоВАЗ пришли менеджеры из «Рособоронэкспорта»: фактически речь идет об этатизации и этого крупнейшего предприятия, даже если структура собственности формально и не изменится. Иногда говорят о национализации, но это не совсем так. Национализация – прозрачный процесс, проходящий под контролем законодательной власти. В данных же случаях процесс, напротив, сугубо келейный, когда новые собственники далеко не всегда даже известны.
По сути дела, в стране проходит перераспределение экономических ресурсов, ползучая реприватизация. Если в 90-е годы предприятия получали частного собственника, то теперь речь идет о контроле со стороны различных, часто конкурирующих друг с другом групп «государственных людей». Есть основания полагать, что в следующем году этот процесс продолжится: как известно, аппетит приходит во время еды».
Такие вот итоги.

Никитченко Алексей Анатольевич
Ильинов Евгений Викторович
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет
Семинар «Использование модели стандартных издержек как инструмента сокращения административных издержек».

Поделиться

Подписаться на новости