Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Ну, желаю, чтобы все! (Алкогольная тема в отечественных СМИ). Часть вторая

Эту часть нашего обзора, посвященную неожиданно разгоревшейся «винной войне» России с Грузией и Молдавией, мы начинаем статьей Игоря Иванова «Пересмотр винной карты», опубликованной сайтом «Газета.Ru» 12 апреля:
«…Глава Роспотребнадзора Геннадий Онищенко – очень разумный и последовательный человек. Как главный санитарный врач он уже боролся с пивным алкоголизмом. На новом посту он повысил градус и взялся за алкоголизм винный. Запрет на импорт вина и виноматериалов из Грузии и Молдавии – вне зависимости от того, насколько сильна в этом решении политическая составляющая, – для половины потребителей аналогичен запрету на распитие: доля этих вин на российском рынке (по деньгам) составляет порядка 50%, а в низших ценовых сегментах зашкаливает за 80–90%.
…Запрет на импорт вина и виноматериалов из Грузии и Молдавии – решение, безусловно, политическое. В «мятежных» республиках встала достаточно важная для обеих индустрия. И те и другие сейчас отчаянно ищут альтернативные рынки сбыта, однако, по большому счету, никому, кроме русских, их вино не нужно Что, в принципе, и не удивительно: главное их преимущество ценовое (качество вин с территории бывшего Советского Союза драматически хуже, чем у их конкурентов из Нового Света – Чили, Аргентины, – во всяком случае, «советский» вкус сейчас не моден). Но, во-первых, разница в 1–2 евро с бутылки даже в Восточной Европе критична для весьма тонкой маргинальной прослойки (для которой, кстати, во всех странах региона, за исключением разве что Польши, производятся местные дешевые вина сомнительного качества). Во-вторых, эта разница в цене стремительно тает по мере удлинения плеча перевозки.
Заодно с политически неграмотными Грузией и Молдавией пострадали и ни в чем не повинные российские дистрибуторы вин из этих стран. Принятое решение о запрете продажи вин из этих стран для них смерти подобно: как правило, эти партии закупались в кредит, который сейчас возвращать не из чего – закупленный товар превратился в абсолютный неликвид. Для этой группы участников рынка, по мнению экспертов, эффект от запрета на импорт и продажу вин из Грузии и Молдавии будет долгосрочным: те из них, кто сможет пережить шок апреля 2006 года, еще долго будут с опаской относиться к винам из СНГ (точно так же, как после августа 1998 года практически до нуля сократилось количество желающих торговать импортной водкой).
Однако главной целью Геннадия Онищенко на территории России были, полагаю, не дистрибьюторы, а компании, изготовляющие и разливающие вино из импортных виноматериалов.
Добросовестные боттлеры, в принципе, не сильно пострадали от решения Онищенко, относительно легко заместив молдавские и грузинские поставки виноматериалами из Нового Света. Может, последние и дороже, но разница, в принципе, не критична.
…Последствием «зачистки» недобросовестных боттлеров станет исчезновение как класса «вина» за 80 рублей – собственно, люди, которые считают, что за такие деньги может продаваться напиток, сделанный из виноматериалов, на мой взгляд, тешат себя вредными для здоровья иллюзиями.
Выиграют от этого, понятно, добросовестные боттлеры, чье вино в силу виноградного происхождения примерно в 1,5 раза дороже, и мне кажется, что именно для развития их бизнеса и «расчищает поляну» глава Роспотребнадзора.
В том, что у этих компаний есть потенциал занять до 50% рынка – то есть ту его долю, что сейчас делят грузинские и молдавские виноделы, вряд ли стоит сомневаться.
…Немногие знают, но до антиалкогольной кампании Михаила Горбачева Советский Союз был третьим производителем вина в мире, и этих объемов никак не хватало для удовлетворения внутреннего спроса: СССР был еще и одним из крупнейших импортеров вина, скупая его по всему социалистическому блоку.
…Можно не сомневаться, что рано или поздно Геннадий Онищенко займется и водочным алкоголизмом. Не только потому, что пить много водки вредно. Просто на этом рынке тоже появляются крупные игроки».
Несколько иного взгляда на проблему придерживается Эльмар Муртазаев, чью статью «Взгляд на вино» опубликовал 13 апреля «Коммерсантъ». Статья начинается характерным пассажем: «Налет главы Роспотребнадзора Геннадия Онищенко на молдавские и грузинские виноградники вновь доказал, что это ведомство превратилось в политический инструмент убойной силы». И далее:
«Решительное предписание импортерам изъять из оборота алкогольную продукцию соседних стран, на пару обеспечивавших больше 60% российского рынка вина, можно оценить как самое радикальное вмешательство государства на каком-либо товарном рынке.
…Одним махом главный санитарный врач перегородил импортные потоки объемом в полмиллиарда долларов, а заодно убрал с рынка как минимум семь из десяти крупнейших импортеров в средней и нижней ценовой нише. В условиях мирового перепроизводства вина опустевшую нишу могут очень быстро занять конкуренты из Южной Америки, Испании и других стран.
Причины этого решения настолько очевидны, что даже не понятно, зачем глава Роспотребнадзора тратит так много слов и времени на пиар-версии. Господин Онищенко утверждает, что в молдавском и грузинском вине обнаружены следы пестицидов. Но химические средства борьбы с насекомыми весьма недешевы и большинство мелких и нищих молдавских и грузинских хозяйств просто не в состоянии их использовать. Или другой пример: чиновники Роспотребнадзора указывают на повышенное содержание в грузинском вине железа. Между тем именно благодаря повышенному содержанию железа вино (приличное по качеству, конечно) и считается полезным для здоровья продуктом.
…Конечно, риторика про пестициды прикрывает политическую акцию, направленную на усмирение Молдавии и Грузии.
…Демонстрация силы, однако, кроме удовлетворения державного самолюбия может иметь еще несколько последствий. Радикальная запретительная мера не согласуется с принятыми нормами международной торговли, о чем не преминут напомнить России страны–члены ВТО. Собственниками некоторых крупных производителей алкоголя в Молдавии и в Грузии являются европейские компании, которые вряд ли будут спокойно смотреть на проблемы своих дочерних предприятий. На фоне недовольства Владимира Путина, пенявшего США за неконструктивную позицию на переговорах по ВТО, этот торговый конфликт выглядит особенно своевременным.
Зато для российских предпринимателей история может оказаться весьма поучительной.
…Последняя история отлично иллюстрирует известную мудрость о том, что если не интересоваться политикой, она заинтересуется вами. Так что на месте импортеров украинского сахара я бы серьезно занервничал».
Гораздо менее политически острой и аналитически серьезной была статья «Провинившееся вино» Натальи Литвиновой и Ольги Шулаковой в журнале «Эксперт» (№16 от 24 апреля):
«…Решение Роспотребнадзора о запрете на ввоз и продажу молдавского и грузинского вина вызвало шок. Парализовано более трети рынка: по данным Союза участников алкогольного рынка (СУАР), более половины всего вина, продающегося в России, импортируется, при этом почти 52% импорта приходится на долю Молдавии и около 9% — на Грузию. Таким образом, около трети рынка составляют как раз те вина, которые сегодня запрещены к продаже. И это еще не все. Вино, которое разливается в России, на 70% производится из привозного виноматериала, большая часть которого — также молдавская (а, например, шампанское и вовсе на 95% из молдавского виноматериала). Объем снятого с реализации вина эксперты оценивают в 200 млн бутылок общей стоимостью 700 млн долларов. Оборотные средства компаний-импортеров оказались замороженными на неопределенное время.
…Винный кризис грянул 27 марта, когда главный санитарный врач РФ и руководитель Роспотребнадзора Геннадий Онищенко отозвал санитарно-эпидемиологические заключения на винодельческую продукцию и виноматериалы, ввозимые из Республики Молдова и Республики Грузия, аргументируя это наличием в них пестицидов и других опасных веществ. Фактически был запрещен как импорт, так и продажа молдавских и грузинских вин.
К этому времени в страну уже был ввезен значительный объем продукции. Причем вина завезли втрое больше, чем обычно, — компании-импортеры спешили, так как 1 апреля истекал срок импорта со старыми акцизными марками, а новых марок, введенных в начале этого года, на рынке пока не хватает. Впрочем, марки в конце концов напечатают, а вот конфликт с импортерами пока только усугубляется. 5 апреля под запретом оказались молдавские и грузинские коньяки и шампанское. А 9?го Роспотребнадзор принял решение о полном изъятии молдавского и грузинского алкоголя из оборота.
…Грузия и Молдавия пытаются использовать все возможные меры для разрешения ситуации, но пока безрезультатно. На прошлой неделе Роспотребнадзор предъявил претензии к грузинской минеральной воде марок «Боржоми» и «Набеглави», а также к сельхозпродукции из Грузии. 19 апреля Госдума России поддержала меры по ужесточению контроля за ввозом в страну молдавских и грузинских вин, коньяков, виноматериалов и минеральной воды.
Косвенным подтверждением того, что в основе конфликта — политика, участники рынка считают тот факт, что еще ни разу не была названа конкретная компания, поставляющая или производящая некачественную продукцию.
…Удастся ли властям решить с помощью эмбарго свои политические задачи — неизвестно, а вот экономические последствия уже очевидны. Потребители пока вряд ли сильно озабочены нехваткой вина. Хотя полки магазинов несколько опустели, место молдавских вин заняла продукция из Болгарии, Венгрии, Румынии, Украины, а также стран Нового Света — Чили, Аргентины и т. д. Управляющий компанией «Пятерочка» Олег Высоцкий рассказывает: «Вина Молдавии и Грузии занимали около семи процентов продаж, мы уже начали восполнять ассортимент данной ценовой группы винами как из Европы (Испании, Италии, Аргентины, Болгарии и так далее), так и из России». Игроки считают, что на этой волне болгарские вина, занимавшие около 15% рынка, смогут увеличить свою долю до 25?30%. Также большие шансы завоевать хорошие позиции при переделе рынка у румынских и венгерских вин, которые по органолептическим показателям наиболее близки к привычному для россиян молдавскому вину. Аналогов грузинских вин в мировом производстве нет, они очень специфичны, и те, кто привык именно к ним, не смогут найти адекватной замены.
Впрочем, большинство потребителей, особенно на региональном рынке, выбирают вино, ориентируясь прежде всего на цену. Основные продажи (по разным оценкам, до 75%) идут в сегменте 80?120 рублей за бутылку — и большую часть этого сегмента составляли как раз молдавские вина. Заменить весь объем исчезнувшей с прилавков продукции аналогичной по цене и в соответствующем объеме практически невозможно. Такого дешевого труда, как в Молдавии, нет ни в одной винодельческой стране, да и по расстоянию все альтернативные поставщики дальше, а значит, транспортные расходы поднимут цены.
…По мнению игроков, средняя цена на вино в итоге вырастет на 30?50 рублей, а значит, огромный пласт потребителей, чувствительных к цене, забудет про вино. Часть из них, возможно, перейдет на слабоалкогольные напитки — коктейли, пиво, а часть вернется к водке.
…Для импортеров же, обслуживающих половину винного рынка, ситуация и вовсе грозит катастрофой. Если до 1 июля, когда вступает в силу запрет торговать алкоголем со старыми акцизными марками, эта ситуация не будет разрешена, снятое с продажи вино останется только уничтожить, что приведет к банкротству сотни компаний. Импортом вина из Молдавии и Грузии в Россию занимались около 600 компаний-дистрибуторов, из них около 30 — крупных с оборотами в десятки миллионов долларов, контролирующих около 80% всего импортируемого потока, остальные — небольшие компании с оборотом 1?5 млн долларов, работающие в основном на заемные средства. Для этих компаний, типичных представителей среднего и малого бизнеса, внезапное изъятие из оборота основной массы продукции практически равнозначно краху. Не все выживут и из тридцатки крупнейших.
…Если вино вернут в оборот, то тогда контролирующим органам надо будет разработать процедуру повторной сертификации провинившегося вина. В этом случае, пожалуй, следует ожидать двух-трех громких заявлений о компаниях, продававших некачественную продукцию, — но пока ни одно из названий не прозвучало. Представитель одного из крупных импортеров высказал опасение, что в конце концов найдут пару фирм, на которых навешают всех собак: «При желании государственная экспертиза найдет в вине все что угодно, даже цианистый калий, и нам уже намекнули, что козлами отпущения могут стать компании, чаще всего мелькающие в прессе».
...Если же запретные бутылки из оборота изымут окончательно, то рынок ждут большие потрясения. Выживут лишь те немногие, кто начал расширять каналы поставок заблаговременно. Кстати, один из импортеров подтвердил, что его компания еще с осени озаботилась поставками из других стран, помимо Молдавии и Грузии, поскольку в сентябре появились первые тревожные сигналы — на таможне возникли проблемы с получением акцизных марок на молдавские вина. По словам источника, его компании не хватило всего двух-трех месяцев, чтобы завершить диверсификацию».
Через два дня, 26 апреля, «Коммерсантъ» публикует статью Дмитрия Буртина «О запретном»:
«…Одно дело, когда вино хулит тот, кто знает в нем толк. Другое – когда о нем рассуждает главный санитарный врач РФ Геннадий Онищенко. Его имя и в многовинной Аргентине произносят с ужасом, и слава богу, что Онищенко до сих пор не занялся влиянием на здоровье граждан белорусского женского белья – а то бы пал и тиран Лукашенко.
Так или иначе, с вином настолько серьезные проблемы, что президент Грузии Михаил Саакашвили поручил решать задачу поддержания объема продаж министру обороны Ираклию Окруашвили.
…В цифрах проблема грузинского вина выглядит так. В Россию в 2005 году виноделы Грузии продали 50 млн бутылок, не считая продажи грузинских виноматериалов,– они, впрочем, достаточно незначительны. В России при этом выпито, по самым скромным оценкам, не менее 200 млн бутылок вина под торговыми марками, имеющими отношение к грузинскому языку. Некоторая логика в том, что господин Онищенко одновременно с грузинским вином запретил импорт молдавского вина, присутствует: значительная часть околовинного фальсификата имеет в основе некачественный виноград и виноматериалы из Молдавии, хотя немалое участие в производстве этой жидкости аграриев Украины, Магриба и куда более близкого Краснодара.
Разумеется, проблема фальсификации грузинских и молдавских вин в России очень далека от собственно Грузии и Молдавии: просто прикинув транспортные «плечи», можно констатировать, что разливать «паленку» в Подмосковье для бутлегера выгоднее, чем делать это в Гори или Кишиневе и потом тащить бутылки за тридевять земель через все наличествующие кордоны. Запрет на продажу в России вин Молдавии и Грузии – удар для легально экспортирующих в Россию свою продукцию виноделов по цене от $10 бутылка (Грузия) и от $3 (Молдавия). Нелегалам не фокус гонять транзитом цистерны с вином через Украину, выдавать виноматериалы за дружественные венгерские или там узбекские за небольшую мзду, а вместо аляповатых наклеек «Напареули» печатать в тот же цвет этикетки «Хрип монаха», «Храп монаха» или даже «Хобот монаха».
…А вот легально работающим компаниям, платящим налоги антироссийски настроенным правительствам стран бывшего СССР, такой возможности не предоставляется: думается, в этом и есть вся российская санитарно-геополитическая хитрость.
Понятно, почему Грузия не подает на Россию в суд за хулу ее вина. Напомню, вина Грузии и Молдавии обвиняют в наличии в них незарегистрированных в России пестицидов, которые в России не могут распознать. Невозможно распознать, значит, невозможно доказать, что их там нет, ровно в той же степени, что и невозможно доказать отсутствие в бутылке «Телави» зеленых чертей или компьютерных вирусов.
Первые шаги военного виноторговца Ираклия Окруашвили уже известны, но вряд ли будут плодотворны в краткосрочной перспективе. В ходе визита на Украину министр обороны предложил увеличить поставки именно туда, где своего фальсификата популярных грузинских марок не меньше.
Вторая идея господина Окруашвили – провести в странах Восточной Европы и США кампанию «Пейте грузинское вино, запрещенное в России!» – более интересна, но также зависит от России.
…Вряд ли Грузия может рассчитывать на то, что Россия будет воевать на санитарном фронте годами: такие истории длятся у нас месяцами, затем о них забывают. К тому же господин Онищенко может легко сломать всю кампанию в момент, разрешив ввоз грузинского вина в Россию,– из вредности».
Однако в тот момент, когда Буртин писал свою статью, Окруашвили делал свое убойное заявление о том, что в Россию поставлялось некачественное вино. «Большинство грузинских виноделов способом так называемого «мухлежа» старались завоевать российский рынок и везти то вино, которое не реализовывалось в Европе, так как в России продались бы даже, прошу прощения за это выражение, фекальные массы», - вещал бравый министр в эфире грузинского ТВ.
Что ж, как выясняется, чиновники разных государств отличаются умом и сообразительностью, почти как птица Говорун.
Скажем честно: в последние дни тема «винной войны» ушла в тень.
И, слава Богу.

Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет
Семинар «Использование модели стандартных издержек как инструмента сокращения административных издержек».

Поделиться

Подписаться на новости