Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

В результате недавней авиакатастрофы погибли наши друзья и коллеги.
Для поддержки семей погибших публикуем номера банковских карт.

Банковская карта супруги Алексея Никитченко: 4622 3530 1913 3381
Карта ВТБ-24, Анна Никитченко.

Банковская карта супруги Евгения Ильинова: 4627 2914 7928 2832
Райффайзенбанк, Марьяна Зазулина.

Российские банки в убийственном свете

Вечером 13 сентября возле дворца спортивных игр «Спартак» был смертельно ранен первый заместитель председателя Центробанка РФ Андрей Козлов. Это преступление вызвало многочисленные комментарии, касающиеся не только самого убийства и личности погибшего, но и целого ряда особенностей отечественной банковской (и не только банковской) системы.
15 сентября «Известия» публикуют подборку материалов под общим заголовком «За что убили Андрея Козлова», где мы отметим статью «Банкир погиб за деньги Содбизнесбанка и «Кредиттраста»:
«Последний крупный скандал с криминальной развязкой - смертью банкира - связан с отзывом лицензий у Содбизнесбанка и «Кредиттраста»: Андрей Козлов имел к этому процессу непосредственное отношение. Около года назад владельца этих банков Александра Слесарева убили. Не исключено, что выстрелы в Андрея Козлова - звенья той же цепи.
Проблемы у Содбизнесбанка начались в мае 2004 года. Руководство банка обвинили в обналичивании денег, предназначенных для выкупа похищенных гендиректора ОАО «КамАЗ-Металлургия» Виктора Фабера и замдиректора этой компании по экономике Натальи Стародубцевой (они были убиты, хотя похитители получили выкуп). У банка была отозвана лицензия, но руководство банка в течение двух недель не допускало правоохранительные органы на «свою территорию». Для этого потребовалась спецоперация с участием ОМОНа. В ходе проверки выяснилось, что многие активы банка были выведены, в том числе в аффилированный банк «Кредиттраст».
У «Кредиттраста» также отозвали лицензию. Его ликвидация проходила со скандалами. По некоторым данным, из банка были выведены активы на 5,78 млрд рублей (около $200 млн). $20 млн были выведены в банк «Национальный капитал». В начале октября 2005 года было опубликовано письмо, датированное декабрем 2004 года. Его подписал владелец НК-Банка Дмитрий Плытник, который признал факт вывода активов «Кредиттраста» и высказывал опасения за свою жизнь. Плытник до сих пор находится в бегах, банк «Национальный капитал» был объявлен банкротом (полномочия его временной администрации были прекращены 1 февраля 2006 года). Любопытно, что банкротство банка проходило под управлением государственного Агентства по страхованию вкладов.
- В Содбизнесбанке и по сей день зависло более 700 миллионов рублей (более $26 миллионов), - заявил в четверг «Известиям» замгендиректора Агентства по страхованию вкладов Валерий Мирошников, - это несмотря на то, что 70% вкладов вернули физлицам. Деньги из Содбизнесбанка выводились не только в «Кредиттраст», но и в другие банки. Сейчас этим занимается Следственное управление МВД. Что касается НК-банка, то основное количество денег была выведено оттуда путем кредитования предприятий. То есть банк давал хорошие суммы под «плохие» векселя.
Рискнем предположить, что с потерей денег в Содбизнесбанке и «Кредиттрасте» готовы были смириться не все. Неофициальным владельцем этих финансово-кредитных учреждений (и это признавали даже руководители Ассоциации российских банков) был бизнесмен Александр Слесарев. 16 октября прошлого года, через несколько дней после публикации письма Плытника, Слесарев вместе с семьей ехал в Подмосковье по Каширскому шоссе. Его нагнала Audi без номеров, из которой раздались автоматные очереди и пистолетные выстрелы. Александр Слесарев, его жена Наталья и 15-летняя дочь Елизавета погибли, семилетняя племянница получила серьезные ранения. Любопытно, что, как выяснили «Известия», в начале этого года расследование убийства было приостановлено ввиду невозможности найти убийцу, но буквально месяц назад возобновлено.
Убийство Слесарева стало первой криминальной разборкой в банковском сообществе за весьма продолжительное время. Не исключено, что покушение на Андрея Козлова организовали те же люди. Дело в том, что Андрей Козлов принимал непосредственное участие в ликвидации этих банков и поиске их активов. Кроме того, упомянутое Агентство по страхованию вкладов - его детище. Не исключено, что после банкротств Содбизнесбанка и «Кредиттраста» некие люди, у которых в банке «зависли» серьезные деньги, попытались получить их непосредственно у Александра Слесарева. Переговоры не увенчались успехом - Слесарев ссылался на Центробанк и лично Андрея Козлова, предлагая выяснить судьбу денег у него. Не исключено, что после убийства Слесарева эти люди так и сделали».
Сразу несколько статей на интересующую нас тему опубликовали в тот же день «Ведомости». Так в статье Бориса Сафонова «Остались без надзора» в частности говорится:
«…Большинство полагает, что причиной убийства стали не уже совершенные действия Козлова, а его планы. «Версия мести обиженных банкиров слишком тривиальна… Андрей обязательно почувствовал бы опасность, если она исходила от тех, кого он мог обидеть», — уверен Андрей Черепанов, учившийся вместе с Козловым и работавший с ним в ЦБ. Банкир и депутат Госдумы Александр Лебедев напоминает, что совсем недавно «шли проверки по каким-то крупным банкам». «Это покушение не может иметь бытовых и случайных причин, их надо искать именно в банковском надзоре», — уверен он. «Он вышел на что-то системное, связанное с отмывание грязных денег, скорее всего, увидел всю цепь отмывания целиком», — рассуждает руководитель банковского комитета Совета Федерации Сергей Васильев. Сысуев советует «обратить внимание на «обналичку», схемы с невозвратом НДС и т. д.», не исключая, что заказчиком преступления мог быть и тот, кого санкции ЦБ еще только могли настичь. Заказчиками таких убийств чаще выступают не те, кто уже пострадали от деятельности чиновника, а те, кто мог пострадать в недалеком будущем, говорит следователь, специализирующийся на расследовании заказных убийств. «Среди владельцев банков, занимающихся обналичкой и отмыванием средств, в том числе и связанных с «серым импортом», могут найтись отморозки, которые могли бы заказать такое преступление. Причем то, что на его раскрытие будут брошены все силы государства, этих людей могло и не волновать — доказать такие преступления очень трудно», — считает он».
А вот что говорится в опубликованной в том же номере газеты редакционной статье «Убийственный аргумент»:
«…Убийство первого заместителя председателя Банка России, к тому же занимающегося реформированием банковской системы, — это знаковое убийство. Не в том смысле, что это «черная метка» руководству ЦБ или кому-то еще. Просто рассуждения на тему наступившей стабильности в обществе, цивилизованности в бизнесе, инвестиционной привлекательности экономики повисают в воздухе: вот, смотрите, убивают, как в 1990-е. Ничего не изменилось, киллер остается эффективным финансовым и политическим инструментом.
Для этого есть все условия. Банковская система, успешно противодействующая открытию филиалов зарубежных лидеров рынка, не может похвастать самостоятельным бурным развитием. Согласно июльскому докладу Standard & Poor's уровень кредитных рисков в российской банковской системе один из самых высоких в мире. По уровню страновых рисков банковского сектора (Bank Industry Country Risks — BICRA) Россия относится к девятой группе риска из 10 (в первую группу входят банковские системы с наименьшим уровнем риска, в 10-ю — с наибольшим). Причины — слабость системы банковского регулирования и надзора, нестабильная экономическая среда, непрозрачная структура собственности, высокая концентрация кредитных портфелей, ресурсной базы и источников доходов. Для регулятора этой системы (Андрей Козлов занимался банковской реформой, борьбой с отмыванием денег, отзывом лицензий у банков) уровень рисков самой разной природы и конфигурации тоже был велик.
…Система госуправления после всех попыток (а вернее, несмотря на все попытки) реформирования так и не стала безличной. Для того чтобы убийство как метод разрешения конфликтов потеряло свою эффективность, его должны заменить цивилизованные методы: как минимум — действующие суды, как максимум — жесткие правила. Но пока не появилось ни того ни другого — правила для всех разные, как и решения судей. Власть, которая в такой ситуации хочет обезопасить себя, может, конечно, ходить с охраной — что не является гарантией от убийства. Система госуправления должна быть такой, при которой должность определяет чиновника, а не чиновник — должность: тогда от смерти конкретного человека никак не изменится ситуация, а его убийство будет бессмысленно.
…Риторическим уже стал вопрос «куда смотрят правоохранительные органы?». Символично, что на этой неделе опубликована информация об отстранении от должностей 19 крупных чинов из ФСБ, таможни, Генпрокуратуры в связи со старым делом о контрабанде мебели фирмой «Три кита». Дело даже не в том, что правоохранительным органам некогда (очень заняты хозяйственными вопросами). Дело в том, что они сами — часть современной российской модели экономики, включающей в себя «откаты», взятки, «крыши» и разборки «по понятиям». Какая там легализация теневого бизнеса? Укрупнение и встраивание во властную вертикаль теневого бизнеса — вот как это называется. Методы по сравнению с 1990-ми изменились ровно настолько, насколько новые возможности дает это встраивание: необязательно каждый раз стрелять, ведь можно посадить, можно обанкротить, отозвать лицензию, запретить ввоз продукции и т. д».
«Независимая Газета» публикует 15 сентября статью трех авторов «Козлов стал жертвой банковского кризиса»:
«…Последней инициативой Андрея Козлова стало предложение бороться с отмыванием с помощью введения пожизненного запрета на профессию для банкиров, замешанных в экономических преступлениях. Первый зампред ЦБ заявил об этих намерениях, выступая на форуме Ассоциации региональных банков в Сочи за пять дней до убийства. Он утверждал, что Центробанк считает нужным ввести подобные меры, поскольку необходимо искоренить сегодняшнюю тенденцию, когда после отзыва лицензии у одного банка команда менеджеров переходит в другой и продолжает реализовывать те же преступные схемы отмывания. На том же форуме замдиректора департамента банковского регулирования и надзора Банка России Ирина Седова рассказала о планах ЦБ внести в соответствующие законы поправки, ограничивающие понятия банковской и аудиторской тайны, чтобы обязать аудиторов сообщать о нарушениях, выявленных в ходе проверок банков.
Новые инициативы Андрея Козлова вызвали довольно острую реакцию у банкиров, и в СМИ появились предположения, что именно они послужили причиной покушения. Но, по мнению Валерия Зубова, «последняя инициатива не получила размаха, а такие заказные убийства готовятся заранее». «Последние инициативы как повод к убийству – версия очень слабая, – говорит депутат. – А вот вхождение в ССВ и отзыв лицензий – любой из них достаточно, чтобы кто-то попробовал применить бандитские методы. Все это очень похоже на акт мести, поскольку все уже состоялось, все решения приняты».
18 сентября в журнале «Эксперт» (№34) появляется редакционная статья «Спрут наносит удар», основная идея которой вынесена в подзаголовок: «Убийство Андрея Козлова может быть выгодно и банкирам, и коррумпированным сотрудникам силовых структур, «крышующим» отмывочные банки». В самой статье среди прочего говорится:
«…Мотив убийства Андрея Козлова из мести за недопущение какого-то банка в систему страхования вкладов (ССВ) всерьез не рассматривается ни правоохранительными органами, ни банковским сообществом. Многие банки прекрасно обходятся без частных вкладов, а те, кто всерьез намерен работать с деньгами населения, но по каким-то причинам не смог войти в систему страхования, успешно решает эту проблему через покупку мелких коллег, допущенных в ССВ.
…А вот версия мести одного из банков, у которых лицензия была отозвана за незаконные операции, сегодня, похоже, одна из основных. Основания для этого есть: в последний год Центробанк отзывал по этой причине по четыре-пять банковских лицензий ежемесячно. Хотя, на самом деле, здесь не все сходится. Во-первых, непонятно: зачем кого-то убивать, если владельцы банка, лишившиеся лицензии, сегодня совершенно свободно могут купить другой банк и спокойно продолжать свой бизнес? Во-вторых, для банка, у которого деньги вкладчиков один из основных источников фондирования, отзыв лицензии действительно катастрофа — вкладчики сразу заберут деньги и банк рухнет. Но «прачечная» по отмыванию денег может и после аннулирования лицензии спокойно проработать столь долго, сколько необходимо для сведения потерь к нулю.
…Превентивная мера — еще одна версия, относящаяся сегодня к разряду основных, — предполагает, что убийцы пытались воспрепятствовать воплощению в жизнь каких-то планов Андрея Козлова. В частности, запрета на работу по специальности для банкиров, уличенных в отмывании денег. О подготовке соответствующего законопроекта первый зампред Центробанка сообщил 8 сентября на банковском форуме в Сочи.
Однако, во-первых, раз об этой инициативе было объявлено во всеуслышание, значит, бюрократическая машина по внедрению этого решения в жизнь уже запущена и устранение Козлова ее не остановит, разве что несколько задержит. Во-вторых, зная медлительность этой бюрократической машины, можно не сомневаться, что такая задержка окажется непринципиальной. Так что и здесь нет реальной причины для убийства.
Но она возникает, если сложить вместе все высказанные версии. Например, был отмывочный банк, у которого недавно аннулирована лицензия. Теперь его бывшие владельцы основали новый банк и обратились в Центробанк с просьбой о выдаче новой. Козлов им, естественно, отказывает и, кроме того, выступает с призывом навсегда изгнать из банковского сектора таких лжебанкиров. Здесь оказывается вполне мотивированным убийство в надежде, что место Козлова займет более сговорчивый чиновник.
Высказывалось и предположение, что Андрея Козлова убили за намерение отнять лицензию у какого-то отмывочного банка. Однако еще раз отметим — отзыв лицензии смертельно опасен только для банков, работающих с деньгами вкладчиков. Для отмывочных банков само по себе аннулирование лицензии — не проблема и не повод для убийства.
Дело в другом: если сегодня Центробанк лишает банк лицензии из-за подозрений в отмывании денег, то это с высокой вероятностью означает, что завтра к лжебанкирам заявятся представители Федеральной службы по финансовому мониторингу, или милиции, или ФСБ, или прокуратуры. Вот тогда точно конец бизнесу, а возможно — и свободе. Но и в этой ситуации превентивное убийство Козлова не имеет смысла: сведения о выявленных фактах отмывания денег Центробанк передает в правоохранительные органы до того, как выносится решение об отзыве лицензии у виновного банка. Такое убийство «осмысленно» только в том случае, если ЦБ вышел на отмывочный банк, который «крышуется» самими силовиками. И когда перед коррумпированными правоохранителями замаячила угроза разоблачения, они вполне могли пойти на предельно жесткие меры.
…И, наконец, последняя на данный момент версия: убийство Андрея Козлова стало следствием антикоррупционной чистки, развернувшейся сегодня на таможне. Дело в том, что основной объем денег, отмываемых через банки, связан с серым импортом: в таможенных и налоговых декларациях указывается заниженная стоимость товаров, но продавец-то требует оплаты по реальной, а не по таможенной стоимости. Вот эта дельта и погашается с помощью отмывочных банков. Очевидно, что Андрей Козлов в силу своего служебного положения мог владеть важной информацией о том, с какими банками взаимодействовали коррумпированные чиновники из таможенной службы и других силовых ведомств, замешанных в этих махинациях. Что могло бы стать причиной убийства».
Очень большую подборку материалов «Дело Козлова», которые за недостатком места мы не будем рассматривать, опубликовала 18 сентября «Новая газета».
В тот же день в ряде изданий появились статьи о реакции на громкое убийство президента России. Так «Коммерсантъ» поместил статью Юлии Чайкиной и Игоря Моисеева «Убийственные меры»:
«В пятницу Владимир Путин в связи с убийством первого зампреда ЦБ Андрея Козлова потребовал уточнить нормативно-правовую базу работы банков с клиентами, выработав в том числе «объективные критерии» чистоплотности этих клиентов, а также создать оперативную рабочую группу из представителей силовых ведомств и Центробанка. Банкиры и эксперты отмечают, что, несмотря на обилие законодательных предложений на этот счет, сформулировать всеобъемлющие критерии нечистоплотности банковских клиентов пока не удалось никому, и опасаются нового витка отзывов лицензий, который может привести к повторению кризиса 2004 года.
«Считаю необходимым при соблюдении действующего банковского законодательства и интересов участников рынка уточнить нормативно-правовую базу работы банковских учреждений со своими клиентами, которые по ряду объективных критериев – их надо выработать – вызывают подозрение в их нечистоплотности»,– заявил в пятницу Владимир Путин на своей встрече с руководителями силовых ведомств и Банка России. При этом президент подчеркнул, что борьба с отмыванием и обналичиванием преступных средств должна не только продолжаться, но и вестись «более эффективно».
Между тем специалисты в области банковского законодательства оказались не готовы предложить формулировки, позволяющие отделить хороших клиентов банков от плохих. По словам заместителя председателя банковского комитета Госдумы Павла Медведева, за день до убийства Андрея Козлова они как раз обсуждали возможность внесения подобных поправок. «Если бы правоохранительные органы создали базу данных по «плохим» паспортам, это на 90% сняло бы проблемы, с которыми боролся Козлов»,– уверен депутат, отметив, что фирмы-однодневки создаются именно с использованием таких паспортов. По словам господина Медведева, «Андрей Андреевич признавал, что само по себе обналичивание не является незаконной операцией, но тот, кто занимался обналичиванием преступных средств, допускал юридически неправильные действия, на чем и ловился Банком России. Вместе с тем, как сделать юридически недопустимой преступную операцию, не запретив допустимое обналичивание, мы не решили».
…Среди мер, которые уже предложены к рассмотрению, по мнению экспертов, большая часть носит репрессивный или недостаточный характер. Так, недавно руководитель Росфинмониторинга Виктор Зубков предложил принять закон, позволяющий накладывать арест на счета по подозрению в отмывании преступных доходов.
…А вчера в комментарии Ъ депутат предложил ввести запрет на обналичивание крупных сумм – «например, более $10 тыс., как это есть в развитых странах» – и серьезно снизить единый социальный налог, чтобы сделать невыгодной выдачу «серых» зарплат. Но наиболее радикальную меру предложил глава ФСФР Олег Вьюгин. Выступая вчера в Сингапуре, он заявил о необходимости деперсонифицировать банковский надзор (чтобы решения о применяемых мерах к банкам утверждались коллегиально) и сделать его более «силовым».
…Банкиры между тем опасаются, что возможные изменения в нормативно-правовой базе могут серьезно осложнить работу банковского сектора.
…Как заявил Ъ руководитель одного из крупных банков, «надежды на то, что новые меры воздействия будут адекватны и обоснованны, почти нет». При этом, как заявил Ъ управляющий фондом УК «Рост капитала» Владимир Мартыненко, «если ответные меры регулятора будут слишком жесткими (появится очередной «черный» список неблагонадежных банков, начнется массовый отзыв лицензий), это может спровоцировать повтор кризиса 2004 года».
Последний материал нашего обзора – статья Анны Бараулиной «Обналичная правда» («Ведомости» 19 сентября):
«Борьба с обналичиванием, которую ведут российские власти, пока привела только к одному результату: стоимость этой услуги выросла в полтора-два раза. Центробанк пачками отзывает лицензии у банков, но их место сразу занимают другие — рынок продолжает работать. Главная причина очевидна — это слишком доходный бизнес.
…ЦБ считает риск обналичивания денег выше среднего, если отношение выдачи наличных к валюте баланса выше двух. Поэтому резкий рост оборотов по кассе в сочетании с небольшой валютой баланса — главный повод заподозрить банк в обналичивании. У многих банков, которые в последнее время лишились лицензии, объем выдачи наличных превышал активы в несколько десятков раз.
…Всего за этот и прошлый год ЦБ отозвал лицензии у 79 банков. Для расчетов «Ведомости» использовали информацию о 25 из них. В нашу выборку банки попадали в двух случаях. Либо отчетность банка, изученная по базе балансов MarmozSoft, свидетельствовала о том, что оборот по кассе у него значительно превышал валюту баланса, — в этом случае мы просто суммировали оборот по кассе за весь «неблагополучный» период. Либо ЦБ в пресс-релизе прямо обвинял банк в «сомнительных» операциях с наличностью, приводя сумму, которую он обналичил за такой-то период (для тех банков, отчетность которых нам была недоступна).
…Банки из нашей выборки обналичивали в среднем 7,75 млрд руб. в месяц. Опрос участников рынка показал, что в 2004 г. банки продавали наличные за 1%, в прошлом году — за 2,5-3%, а в этом — за 4,5-5%. В каждом конкретном случае ставка может быть выше (например, после сообщений о банковских проверках) или ниже. …Запрос котировок по Интернету в трех местах принес в конце прошлой недели следующие результаты: 3-5%, 4,5-5,5% и 4,7-6% в зависимости от суммы и аппетитов посредника.
Взяв для расчета нижний предел указанного нами диапазона, получаем, что в 2004 г. банки могли зарабатывать на обналичивании 77,5 млн руб. в месяц ($2,69 млн по среднегодовому курсу), в 2005 г. — 194 млн руб. ($6,86 млн), а в 2006 г. — 349 млн руб. ($12,7 млн).
…Ни один из банков, попавших в выборку, не создавался специально под обналичку — многие были основаны еще в середине 90-х. Одни, перед тем как заняться обналичиванием, меняли хозяев — как, например, банк «Неман» (Калининградская область), который с прошлыми хозяевами даже отчитывался по МСФО, а с июля 2006 г. до момента отзыва лицензии в начале сентября успел выдать наличными более 20 млрд руб. Хозяева других, по выражению одного из банкиров, «вставали под чей-то бизнес» и переключались на обналичивание.
В результате активной деятельности ЦБ в России появился класс «банков-смертников», делится своими наблюдениями юрист, специализирующийся на корпоративном праве. «Раньше, когда лицензии отзывали не так часто, все старались удержаться на рынке подольше и использовали всякие хитрые схемы, — продолжает он. — А сейчас все понимают, что, какие бы схемы ни использовались, это не спасет. Поэтому обналичивают в открытую — кто сколько успеет».
…Средний срок существования банка, который занялся обналичиванием, составил в выборке «Ведомостей» 6,2 месяца. Этот срок может быть и сильно меньше. Например, банк «Трансрегиональная финансовая компания» (ТФК) был образован в 2001 г., а Объединенный транспортный банк (ОТБ) — аж в 1994 г.
…Попробуем оценить затраты этого бизнеса. По словам нескольких участников рынка, банк, не прошедший в систему страхования вкладов (таких 270), с минимальным набором лицензий стоит до $1 млн.
…Сотрудник банка говорит, что для работы «банков второго эшелона» вполне достаточно офиса в 200 кв. м. …Стоимость аренды квадратного метра офиса в центре Москвы составляет не меньше $500 в год. То есть месячная аренда обойдется в $8300.
…По словам управляющего партнера хедхантинговой компании Rushunt Елены Полевой, зарплата предправления банка составляет $6000-10 000 в месяц, главного бухгалтера — $5000-7000 в месяц. …С учетом остального персонала (внутренний контролер, кассиры, охранники) на зарплаты вряд ли уйдет больше $30 000 в месяц.
На инкассацию, оргтехнику, телефон, коммунальные услуги, канцтовары и т. д. накинем еще $20 000.
Итого без учета лицензии меньше $60 000 в месяц. На фоне среднего заработка в $12,7 млн эти затраты можно назвать копеечными.
Конечно, за такую рентабельность приходится платить. Оценить размер заноса в правоохранительные и прочие органы «Ведомостям» не удалось: чем ближе человек стоит к этому бизнесу, тем меньше он склонен делать какие-либо обобщения — «как договоришься». Очевидно, что здесь есть две крайности. С одной стороны, есть банки, обналичный бизнес которых находится под такой надежной охраной, что в нашу выборку они просто не попадают (потому что лицензий у них никто не отзывает). С другой стороны, опрошенные банкиры не исключают, что несколько месяцев банк может заниматься обналичиванием и вовсе без крыши».

Никитченко Алексей Анатольевич
Ильинов Евгений Викторович
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет
Семинар «Использование модели стандартных издержек как инструмента сокращения административных издержек».

Поделиться

Подписаться на новости