Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Опасная затея. Часть вторая

Еще один материал на тему нашего обзора появился 20 сентября в новом интернет-издании «Эксперт Online». Статья Екатерины Шохиной называлась «Экологическая хитрость»:
«Признание незаконным заключение экологической экспертизы по проекту «Сахалин-2» лишь предлог для того, чтобы изменить условия действия договора в рамках СРП. Государство недовольно тем, что иностранный оператор проекта Sakhalin Energy затягивает получение прибыли российской стороной и не пускает в компанию «Газпром». Похоже, иностранцев удалось испугать.
…В понедельник Генпрокуратура признала незаконным заключение Государственной экологической экспертизы по второму этапу развития проекта «Сахалин-2». Во вторник появилась информация, что глава Минприроды Юрий Трутнев подписал приказ, отменяющий положительное заключение государственной экологической экспертизы проекта «Сахалин-2». На самом деле пока такого приказа нет, но он будет. «Сейчас заключение Генпрокуратуры находится в Министерстве природных ресурсов и мы дадим на него положительное заключение, — сообщил «Эксперту-online» заместитель директора департамента государственной политики в области охраны окружающей среды Минприроды РФ Амирхан Амирханов.
…«По различным параметрам исследования отсутствует полная исходная документация. Например, в проекте, нет решения по оценке риска изотермических резервуаров, данных по качественному и количественному прогнозу опасных геологических явлений, взаимодействие проектируемых объектов с геологической средой. Минприроды должно было запросить дополнительную документацию, доработать проект, но этого сделано не было».
Помимо этих документов Министерству есть к чему придраться к Sakhalin Energy – они проложили трубопровод не в том месте, прорубили лесную просеку там, где это не оговаривалось. «Отмена нами приказа остановит реализацию проекта. Чтобы ее восстановить компании потребуется не менее полугода, а то и более, — считает Амирханов – Ведь придется все документы утверждать заново».
…Похоже, истинные причины разгоревшегося скандала в отношении Сахалина-2 гораздо глубже, нежели это декларируется. Дело не в экологии, а в экономике проекта и его все больше очевидную невыгодность для российской стороны.
Проекты СРП инициировались в середине 90−х, когда у России была слабая экономика, у государства и компаний не было собственных ресурсов, чтобы их реализовывать– нужны были иностранные инвестиции. Но поскольку инвестиционный климат был очень рискованным, то иностранцам нужны были существенные дивиденды.
Так, по условиям соглашения «Сахалин-2», который был подписан в 1994 году, почти вся продукция на начальном этапе (до его полной окупаемости) — 90% прибыльной нефти — идет инвестору и лишь 10% — государству. И лишь по достижении определенного уровня рентабельности, а именно 17,5%, да еще с учетом инфляции в США (совершенно немыслимые условия!) соотношение меняется: 50 на 50.
Сейчас ситуация изменилась – экономика укрепилась, Россия больше не зависит от иностранных инвестиций напрямую, компании имеют собственные ресурсы, чтобы реализовывать подобные проекты.
…При заключении СРП в 1994 году необходимые инвестиции оценивались в объеме 9,8 млрд. долларов. Но в 2003 году затраты на осуществление проекта увеличились до 12 млрд. А в сентябре 2005 года компания уведомила Минпромэнерго и администрацию Сахалинской области об увеличении этих затрат до 20 млрд. В итоге раздел продукции должен производиться не в 2006 году, как это планировалось ранее, а к 2014 году.
…И, наконец, последняя, может быть, самая главная причина возникшего конфликта, — нежелание иностранных инвесторов включить в проект «Газпром». «Если ты не можешь остановить процесс, то надо хотя бы возглавить его, — говорит аналитик «Атланты-Капитал» Александр Блохин. – Четверть проекта «Сахалин— 1» еще принадлежит «Роснефти», к ним и претензий меньше, а «Сахалин-2» полностью иностранный». Переговоры с «Газпромом» о размене активов, по которой он получит 20% капитала Sakhalin Energy, принадлежащих Shell, в обмен на 50−процентный пакет акций в проекте по разработке глубинных залежей заполярного месторождения, безрезультатно длятся уже больше года. «Это и будет предметом начинающегося торга, — считает Блохин.— И у России есть уже некий перевес – наша сторона дождалась, когда иностранная компания заключила договор на поставку 80% газа в Японию. Теперь можно этим манипулировать – или вы включаете «Газпром», или проект останавливается – и вам грозят большие штрафы». Похоже, японцы это поняли и уже готовы пойти на уступки».
21 сентября газета «Время Новостей» помещает статью Анны Горшковой «Инвесторам предлагают добровольно отказаться от режима СРП»
«Скандальное решение «Росприроднадзора» о фактической приостановке работ на проекте «Сахалин-2», разрабатываемом на условиях СРП, вызывает все более громкий международный резонанс. Власти Великобритании и Голландии выразили обеспокоенность ситуацией вокруг проекта, контрольный пакет в котором принадлежит англо-голландской корпорации Royal Dutch Shell. Министр иностранных дел Голландии Бен Бот вчера потребовал разъяснений от России о решении Минприроды аннулировать заключение на ТЭО проекта «Сахалин-2». «Действия российских властей в отношении Shell беспокоят и подрывают доверие к России», - сказал министр, выступая на голландском радио NOS.

В МИДе Соединенного Королевства также недовольны решением Минприроды. «Мы озабочены сообщениями о том, что министерство природных ресурсов (России) объявило недействительным ранее выданное разрешение», - сказал РИА Новости в среду представитель МИД. «Мы на разных уровнях выражаем наши озабоченности в адрес российского правительства и продолжаем находиться в контакте с вовлеченными в дело компаниями и официальными органами», - добавил он.
Ранее с резкой критикой действий российской стороны выступили комиссар Еврокомиссии по энергетике Андрис Пиебалгс, который призвал РФ «четко обозначить» проблемы, которые лежат в основе отзыва разрешения на разработку «Сахалин-2», и генеральный секретарь кабинета министров Японии Синдзо Абэ, заявивший, что решение российских властей может повредить развитию двусторонних связей.
…Российская сторона пытается развеять опасения иностранцев о том, что в конце концов СРП по «Сахалину-2» может быть разорвано, но делает это анонимно. Вчера «источник в одном из профильных ведомств» заявил Интерфаксу, что режиму СРП «ничего не угрожает» в случае соблюдения российских интересов при реализации соглашения по «Сахалину-2». Как известно, Sakhalin Energy после решения Минприроды в очередной раз заявила о росте возмещаемых затрат по проекту с 12 млрд долл до 20 млрд долл. Министр природных ресурсов Юрий Трутнев в ответ заявил, что вследствие этого российская сторона может потерять около 10 млрд долл, так как дополнительные затраты могут отодвинуть точку раздела продукции.
…Между тем, Минприроды все-таки готовится внести в парламент другой закон, определяющий порядок доступа к российским ресурсам. Речь идет о новой версии закона «О недрах».
…Последняя редакция нового законопроекта «О недрах» предлагает наравне с переходом на гражданско-правовые договоры государства с компаниями на разработку недр сохранение лицензионных соглашений. Главное отличие договора от лицензии состоит в том, что первый можно расторгнуть через суд, а второе - по решению комиссии «Роснедр». Заключить лицензионное соглашение или договор на пользование компания может только после победы на аукционе. Правда, по новому законопроекту конкурсы сохраняются, но проводить их можно будет в исключительных случаях по решению правительства (при этом в первую очередь имеются в виду шельфовые месторождения). В новом варианте, также как и в старом законопроекте, предусмотрен принцип «одного ключа», который предполагает передачу в ведение федерального центра контроля за распределением участков с ценными полезными ископаемыми, таких как нефть, газ, золото, цветные металлы и др. Более детально проработаны механизмы создания вторичного рынка месторождений, позволяющие компаниям фактически смогут продавать находящиеся в их распоряжении участки друг другу. Сейчас компании для оформления сделок по купле-продаже вынуждены продавать своих «дочек», занимающихся разработкой месторождений.
Наконец, в последнем варианте законопроекта значительно ужесточены критерии отнесения месторождений к стратегическим, доступ к которым закрыт для иностранных компаний. Теперь стратегическими месторождениями являются участки с запасами свыше 70 млн тонн нефти (раньше - 150 млн тонн), 50 млрд кубометров газа (1 трлн кубометров), 50 тонн золота (700 тонн золота) и 500 тыс тонн меди (10 млн тонн). В результате, согласно последнему варианту, список стратегических месторождений помимо Сухого лога, Удокана, Чаядинского и месторождений им. Титова и им. Требса пополнился еще 65 участками».
В тот же день «Газета.Ru» публикует статью «Пять процентов для «Газпрома» не откат»:
«Участники проекта «Сахалин-2» – японские компании Mitsui и Mitsubishi, испугавшись, что российские власти отзовут у проекта лицензию, стали срочно звать в него «Газпром». Компании намерены отдать газовой монополии 5%. Однако «Газпром» не спешит входить в проект, явно ожидая лучших условий.
Японские компании, участвующие в проекте «Сахалин-2», планируют ускорить вхождение в проект российского «Газпрома». По данным газеты Yomiuri, компании Mitsui и Mitsubishi намерены предложить газовой монополии 5% акций в операторе проекта Sakhalin Energy. Ссылаясь на неназванные источники, издание сообщает, что Mitsui, доля которой в проекте составляет 25%, может продать 3% акций, а Mitsubishi – 2% из принадлежащих ей 20%.
Сейчас «Газпром» не владеет акциями проекта, но рассчитывает получить блокирующий пакет в «Сахалине-2», однако англо-голландская Royal Dutch/Shell, которой принадлежит 55% акций в проекте, готова предложить только 20% в обмен на 50-процентную долю в Заполярном месторождении. Выход из сложившейся ситуации предложили японцы: в начале 2006 года финансовый директор Mitsubishi Итиро Мидзуно заявил, что Mitsubishi и Mitsui готовы продать часть своей доли Royal Dutch/Shell, если это позволит «Газпрому» стать участником проекта.
Фактически предложение японских компаний позволит увеличить долю «Газпрома» до блокпакета – если, конечно, Royal Dutch/Shell согласятся продать 20%.
Однако недавние претензии Министерства природных ресурсов России к оператору «Сахалина-2» приостановили переговоры Royal Dutch/Shell и «Газпрома». Как заявил официальный представитель российской компании Сергей Куприянов, до разрешения проблем с российскими чиновниками.
…Несмотря на заверения замглавы МЭРТа Кирилла Андросова о том, что освоение месторождения не будет остановлено, представители японского государства выступили с резкой критикой действий российских властей. По их мнению, проблемы на «Сахалине-2» могут спровоцировать не только падение инвестиций японских компаний в экономику России, но и ухудшение российско-японских политических отношений.
Япония прежде всего беспокоится о поставках газа с Сахалина, считают эксперты. «Страна в первую очередь заинтересована в стабильных поставках. В свете последних событий японцам было бы удобнее работать с «Газпромом», – говорит аналитик Ray, Man & Gor Securities Константин Черепанов. – К тому же предложение японских компаний гарантирует получение «Газпромом» блокирующего пакета в проекте».
Не исключено, что Mitsubishi и Mitsui путем продажи пакета рассчитывают на поддержку «Газпрома» в диалоге с российскими властями.
…Но даже заручившись поддержкой «Газпрома», японцы могут не рассчитывать на его скорое вхождение в проект, предупреждают аналитики. «Не думаю, что покупка акций японских компаний будет быстрым процессом. Скорее всего, «Газпром» войдет в проект примерно через год», – предполагает Андрей Громадин. «Я думаю, сделка будет заключена в первой половине 2007 года, вряд ли раньше», – согласен Константин Черепанов».
Разумеется, наиболее резкие отклики на ситуацию вокруг проекта «Сахалин-2» продолжали появляться в западной прессе. 22 сентября «The Times» публикует редакционную статью «Уговор есть уговор»:
«Более чем в 3 тыс. миль к востоку от Москвы лежит далекий остров Сахалин и его прибрежные воды, однако его природу нельзя назвать нетронутой человеком. Именно там Кремль ведет последнюю битву за контроль над колоссальными природными богатствами России. В этот раз задача не в том, чтобы подчинить доморощенных, но дерзких олигархов. Задача – переписать условия, на которых западные нефтяные компании разрабатывают огромные нефтяные и газовые запасы Сибири и Дальнего Востока: именно эти запасы являются наиболее приемлемой альтернативой для развитых стран, которая позволит не зависеть от энергоносителей Ближнего Востока.
…Согласно трем подписанным контрактам, инвесторы вкладывали деньги в развитие добывающих проектов на условиях возмещения своих затрат, прежде чем станут делиться прибылью с Кремлем. Самый крупный договор о разделе продукции – и крупнейший частный энергетический проект в мире – «Сахалин-2», по которому с 2008 года должны начаться поставки сжиженного газа в Японию. Это должно принести Shell и партнерам первую прибыль по вложенным инвестициям, которые оцениваются в 20 млрд долларов.
Однако эта прибыль внезапно оказалась под вопросом. Трижды за последнюю неделю российские министерства и прокуратура постарались подорвать основные договоры.
…Западные нефтяные гиганты не ангелы в вопросах экологии, но то же можно сказать и о российских компаниях. Спонсируемая государством суматоха по поводу экологических вопросов призвана скрыть грязную правду: эти договоры были подписаны, когда инфляция, политический хаос и слабое здоровье президента Ельцина поставили Россию на колени. С тех пор взлет цен на нефть позволил выплатить иностранные займы, профинансировать модернизацию собственной энергетической отрасли и добиваться, с некоторыми оговорками, членства во Всемирной торговой организации (ВТО). Кремль, нуждающийся в профессионализме западных фирм, но в настоящий момент не нуждающийся в их капиталах, требует от своих инвесторов все больше.
Москва приводит два аргумента. Во-первых, поскольку договоры не принесут в российский бюджет ничего кроме незначительных компенсаций до тех пор, пока инвесторы не возместят вложенные средства, они прямо заинтересованы в завышении издержек; Shell и Exxon утверждают, что вложили в проект в общей сложности около 18 млрд долларов. Во-вторых, эти соглашения выводят зарубежные фирмы из-под юрисдикции российского налогового законодательства, которое до неузнаваемости изменилось за последние десять лет.
Но большая часть затрат по этим договорам возросла именно из-за необходимости соблюдать природоохранное законодательство. И что более важно – агрессия против наиболее ценных инвесторов не будет способствовать притоку новых инвестиций. Цены на нефть могут упасть, но даже если этого не случится, России еще долгое время будут нужны западные инвестиции и технологии. Россия достаточно изменилась, чтобы участвовать в переговорах ВТО. Но ее не станут принимать всерьез, если она не будет серьезно подходить к соблюдению взятых на себя обязательств».
25 сентября «Коммерсантъ» обращается к нашей теме в статье «Нераздел продукции»:
«…Соглашения о разделе продукции, выводящие иностранцев из-под действия российского налогового режима, не вписываются в стройную концепцию нефтегазового суверенитета и евразийского энергомогущества, пленившую обитателей Кремля. Впрочем, справедливости ради надо сказать, что конфликты вокруг СРП характерны не только для России.
В первой половине XX века большинство нефтяных месторождений разрабатывалось в рамках концессионных соглашений. Концессия предполагает передачу права собственности на месторождение на определенный срок частной компании. Слабые и не имевшие собственных ресурсов и технологий для развития нефтедобычи страны вынуждены были идти на такую форму сотрудничества. Поначалу условия были просты – разовое вознаграждение и арендная плата за право добычи. Затем стал применяться принцип «50 на 50» – компании не только платили за аренду, но и делили прибыли поровну. На рубеже 60-70-х паритет был нарушен – сначала в Ливии (55 на 45), а затем в прочих странах.
Вообще на волне «деколонизации» в 60-70-е годы ситуация стала меняться. В 1965 году в Индонезии коммунисты национализировали нефтедобычу, а свергнувшие их через год военные не стали отменять национализацию отрасли. Западные компании, ранее работавшие на правах концессии, вернулись на месторождения, но уже на новых условиях – право собственности на недра оставалось за государством. Так и родился режим СРП. Впоследствии СРП стали стандартной практикой во многих добывающих странах, национализировавших в 60х-70-х годах нефтяную промышленность.
СРП появляется там, где присутствует принципиальная невозможность частной собственности на землю и недра. Кроме того, этот механизм оказался очень удобным для работы в политически и экономически нестабильных странах. Режим СРП подразумевает особый налоговый режим, что позволяло страховать проекты от непредсказуемых шагов местных властей и перемен в налоговом законодательстве. Нестабильность налоговой системы, национальной валюты, отсутствие средств и технологий для увеличения добычи нефти, невозможность предоставить недра в собственность иностранцам, политическая нестабильность делали СРП единственно возможным механизмом привлечения иностранцев в долгосрочные проекты.
…Однако повышение нефтяных цен всякий раз дестабилизировало ситуацию вокруг заключенных соглашений. Власти искали способы увеличить свои доходы и изымать большую долю нефтяной ренты. Так, в Анголе в конце 70-х – начале 80-х иностранные компании обязались платить налог на сверхприбыль, равнявшийся разнице между рыночной стоимостью барреля и определенной индексируемой базовой ставкой. В Перу с 1985 года на смену СРП пришла новая схема: иностранные компании стали «подрядчиками» и получают плату, выраженную в долларах США, за каждый произведенный баррель нефти.
Новый виток роста нефтяных цен привел и к массовому пересмотру соглашений о разделе продукции. Самым громким событием такого рода стала объявленная 1 мая этого года национализация газовой промышленности Боливии.
…Очевидно, что к подобному пересмотру условий СРП идет дело и в России. Аналитик «Атона» Артем Кончин полагает, что иностранные инвесторы проявят сговорчивость и после вхождения «Газпрома» в проект кампания против СРП затихнет. «В Боливии все работавшие там до 1 мая компании согласились остаться на существенно менее выгодных условиях»,– напоминает Кончин. Во всяком случае очевидно, что в долгосрочной перспективе механизм СРП оказался ненадежным. При определенном уровне цен вопрос о соблюдении контрактов оказывается нерелевантным не только для правительств развивающихся стран, но и для международных нефтяных гигантов».
Такая логика не устраивает западных журналистов. В тот же день, 25 сентября, Оливер Морган и Ник Матиасон публикуют в «The Observer» статью «Москва действует силой»:
«На прошлой неделе Россия выступила с угрозами отобрать выданные западным компаниям лицензии с целью вернуть себе контроль над энергоресурсами. Что может противопоставить этому Запад?
…Хотя западные компании не делали публичных заявлений, намерения России вызвали осуждение в мире. Наиболее жестко выступила Япония, которая должна получать газ по проекту «Сахалин-2». Кроме того, две ведущие японские компании, Mitsui и Mitsubishi, владеют 45% акций проекта. Синдзо Абэ, которого прочат в премьер-министры страны, заявил, что данные события могут затормозить выполнение проекта «Сахалин-2», что окажет «негативное влияние на японо-российские отношения в целом».
В ответ российский посол в Японии Александр Лосюков заявил, что государственная компания может ускорить выполнение проекта. Он имел в виду «Газпром», уже несколько лет обсуждающий свое участие в разработке сахалинских месторождений.
На прошлой неделе «Газпром» заявил, что переговоры с Shell об обмене активами – по нему «Газпром» получил бы 25% акций проекта «Сахалин-2» и доплату в обмен на 50% акций крупного материкового газового месторождения «Заполярное-Неоком» – также приостановлены.
Источники в "Газпроме" сообщают, что проблема заключается в перерасходе средств. Спустя неделю после того, как было объявлено об обмене активами, Shell заявила, что цена разработки по проекту «Сахалин-2» удвоилась с 10 до 20 млрд долларов (к тому же упорно ходят слухи, что она может достичь 25 млрд). Для правительства это плохая новость из-за условий договора десятилетней давности, подписанного на разработку «Сахалина-2» с Shell и японскими компаниями, известного как соглашение о разделе продукции.
По условиям этого соглашения государство сохранят за собой право собственности, но предоставляет партнерам право на разработку проектов (по первому проекту добыча нефти началась в 1999 году; самая крупная, вторая фаза, с которой теперь и возникли трудности, завершена на 80%) и получение в первые годы прибыли, которая позволит вернуть вложенные средства. После этого правительство увеличивает свою долю в доходах вплоть до 70%. Перерасход по смете и задержки означают, что правительство получит меньше денег и позже, чем рассчитывало.
В то же время увеличение сметы означает, что «Газпром» может потребовать снижения цены на 25% получаемых акций проекта, из-за чего условия обмена активами могут быть изменены. Поэтому компания заявила о приостановке переговоров.
…Один из московских аналитиков сказал: «Соглашения обеспечиваются на международном уровне. Кажется, будто Россия не имеет над ними власти, и это унизительно». Другие считают, что правительство хочет пересмотреть условия соглашений и поддержать «Газпром», который намерен улучшить условия своего участия в проектах.
…Если не касаться частностей, то понятно, что «Газпром» и правительство осуществляют тщательно спланированные действия с целью оказать давление на иностранные компании. Всеобщие протесты показывают, как рискованна это стратегия.
Исполнительный директор Уильям Браудер, активный акционер «Газпрома», которому в прошлом году был запрещен въезд в Россию, говорит: «Для инвесторов «Газпрома» это игра с нулевым исходом. Если акционеры Shell проиграют, они победят. Но если победа будет достигнута такими средствами, это скажется на инвестиционном климате в России не лучшим образом. Я бы предпочел, чтобы Россия проявляла уважение к правам собственности, поскольку от этого зависит безопасность моих инвестиций в целом».
Если эти слова отражают общий настрой международного бизнеса, получается, что своей мощной рукой Россия двинула по лицу себя же».

Окончание следует

Учебник "Национальная экономика"

Поделиться

Подписаться на новости