Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Прозрачность российского бизнеса

Конец года, как правило, знаменуется составлением разнообразных отчетов, рейтингов и индексов. 10 ноября известнейшее рейтинговое агентство Standard & Poor's обнародовало результаты исследования 70-ти российских компаний, на которые приходится 90% капитализации фондового рынка. Используя отчеты за 2005 год, корпоративные сайты и информацию, предоставляемую регулирующим органам, эксперты агентства составили рейтинг прозрачности лидеров отечественного бизнеса.
Средний показатель прозрачности составил 53%. Пи этом в Турции он составляет 66%, в Англии — 71%, во Франции — 68%, наконец, в столь любимой руководством нашей страны Германии — 56%.
«Российские компании остаются полупрозрачными» - такой статьей отреагировало на появление нового рейтинга интернет-издание «Газета.Ru» 8 ноября:
«Транспарентность российского бизнеса практически не повышается. Такой вывод сделало рейтинговое агентство Standart & Poor`s, проверив отчетность 70 крупнейших российских компаний. Наименее охотно раскрывается информация о вознаграждении менеджмента и процедурах работы совета директоров.
Прогресс в раскрытии информации российскими компаниями незначителен. …На первый взгляд такие результаты вызывают удивление. Ведь исследователи отмечают растущую листинговую активность и ликвидность российского фондового рынка: в этом году в обзор попали уже 70 компаний по сравнению с 54 годом ранее.
Эксперты Standart & Poor`s объясняют парадокс тем, что компании в своем стремлении к открытости готовы идти лишь до определенного предела.
После достижения уровня раскрытия информации, отвечающего требованиям регулирующих органов и приемлемого для международных инвесторов, рост их прозрачности прекращается. Дальнейшее раскрытие может затронуть довольно «чувствительную» информацию.
…Наиболее охотно компании раскрывают структуру собственности: доля раскрытых концентрированных частных пакетов в совокупной частной собственности в этом году достигла 34% по сравнению с 28% годом ранее.
Наименьшую открытость компании проявляют в таких вопросах, как политика ротации аудиторов (0%), социальная отчетность (3%), вознаграждение директоров и членов высшего менеджмента (16%), статистика заседаний совета директоров (19%).
…Таким образом, результаты проведенного исследования свидетельствуют о том, что, хотя некоторые улучшения и происходили, общая тенденция в сфере информационной прозрачности в России близка к стагнации, делают выводы в S&P.
Впрочем, изнутри все видится иначе – российские эксперты не согласны с оценкой S&P. «Наши компании исторически скрывали доходы, уводя часть бизнеса в тень. И в этом смысле их инерция влияет на открытость российских компаний, – признает Агван Микаелян, заместитель генерального директора «ФинЭкспертизы». – Но теневая экономика сокращается с каждым часом, в том числе силовыми методами. Это не может не отразиться на ситуации. У нас увеличивается доля государства в экономике. Вы можете представить закрытые госкомпании? А если верить индексу S&P, увеличение доли государства на 15% никак не сказалось на общей открытости российских компаний. Поэтому я считаю оценку не совсем адекватной».
…В двадцатке наиболее открытых компаний 12 мест занимают представители телекоммуникационного сектора. МТС, Golden Telecom, «Ростелеком» заняли в рейтинге 1-е, 3-е и 4-е места. Их показатели информационной прозрачности составляют 79, 77 и 76% соответственно. Последнее место в рейтинге занимает АНК «Башнефть» с показателем 21%. В десятке отстающих также «Татнефть», четыре компании электроэнергетического сектора: ТГК-5, ТГК-6, ТГК-9 и ОАО «Башкирэнерго», ОАО «АвтоВАЗ», ОАО «РИТЭК», ОАО «Михайловский ГОК» и сеть магазинов «Седьмой континент». Лидерами роста стали «Пятерочка», «Рамблер» и «Евраз», они улучшили свои показатели на 51, 47, 31 пункт соответственно».
В пятницу, 10 ноября, в эфире радиостанции «Эхо Москвы» информационную прозрачность российских компаний обсуждали журналист
Алексей Дыховичный и директор службы рейтингов корпоративного управления компании «Standard&Poor’s» Юлия Кочетыгова.
…Ю. КОЧЕТЫГОВА: В среду мы опубликовали пятое по счету исследование информационной прозрачности российских компаний, которое показало, что так называемый индекс транспарентности вырос очень незначительно по сравнению с прошлым годом.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Одну секундочку, индекс транспарентности, т.е. прозрачность, да?
Ю. КОЧЕТЫГОВА: Да, давайте объясню, транспарентность - это прозрачность, совершенно верно, это качество раскрытия информации, это информационная понятность компании для инвесторов, вообще для всего внешнего мира. И это измеряется таким параметром, который, собственно, мы сами и ввели, фактически он уже прижился, это стало довольно общеиспользуемым выражением, индекс транспарентности. Индекс транспарентности в этом году составил 53%, мы измеряем его в процентах от некого оптимального уровня, который был бы желателен для инвесторов в любой стране в отношении информационной прозрачности. Номинально он чуть-чуть увеличился по сравнению с прошлым годом, в прошлом году было 50, но, с другой стороны, каждый год мы производим некоторые изменения в нашей методологии, в технологии расчета, в нашем подходе к оценке этих показателей. И в этом году изменения, которые произошли, повлияли, в основном, компаниям в плюс, т.е. если очистить от этого позитивного роста, вызванного изменениями в методологии, то окажется, что реальный рост этого показателя транспарентности, индекса транспарентности, будет значительно меньше. Всего лишь 0.9%, что говорит о том, что ситуация корпоративной прозрачностью близка к стагнации, немножко развивается, но все-таки успехи далеко не такие заметные, как в прошлые годы.
…Выше ста (процентов - В.В.), конечно, нельзя вырасти, по крайней мере, по той системе критериев, которая существует на сегодняшний день, хотя их можно развивать, что мы и делаем каждый год, поскольку растут требования инвесторов, мы и критерии тоже как-то под них изменяем. Но почему растут, потому что пристальность внимания со стороны инвесторов к вопросам деятельности компаний тоже увеличивается из-за происходящих корпоративных скандалов, из-за того, что неожиданно в недавнее время вдруг стало понятно, что даже результаты аудиторской проверки финансовой отчетности не гарантируют от того, что финансовая отчетность может все-таки быть неправильной.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ: «Энрон», да?
…Ю. КОЧЕТЫГОВА: Да, но это просто самые крупные случаи, но были и менее известные, компания «Адельфия», компания «Тайко», компания «Ревко», компания «South Health», другие. EIG, много компаний, к сожалению, показали такие неприятные сюрпризы, когда инвесторы, ожидавшие одних финансовых результатов, вдруг видели, что финансовые результаты переоцениваются, меняются вниз, фактически компания декларирует одну прибыль, потом получается, что на деле прибыль исчисляется совершенно иными величинами. Поэтому пристальность внимания к этой теме возрастает. И этот индекс транспарентности - это некий такой стандарт, по которому можно сказать о том, что, насколько понятен вообще рынок инвесторам.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ: …Что скрывают, что, наоборот, не считают нужным скрывать, показывают, тоже, кстати, вопрос, а как это называть, прозрачностью? «Энрон» же тоже ничего не скрывал, просто несколько подтасовывал факты.
Ю. КОЧЕТЫГОВА: Да, нет, и скрывал, конечно, тоже.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Что-то скрывал, а что-то показывал. Но то, что показывал, было неправдой, а это как? Да, показываем, но это неправда.
Ю. КОЧЕТЫГОВА: В основном, потому что это была всего лишь часть правды, потому что существовали огромные обязательства, которые были на компании, но которые фактически в ее балансовой отчетности просто не показывались. Это уже вопрос к аудиторам, как проверяется финансовая отчетность.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Так что скрывают, что показывают?
Ю. КОЧЕТЫГОВА: Наши выводы этого года показали две позитивные тенденции. Причем эти тенденции относятся как раз к областям, которые не были традиционно прозрачными в России. Где мы наблюдаем наибольший прогресс, первое - это раскрытие структуры собственности российских компаний. Вы помните, да, совсем недавно, все время говорилось о том, что непонятно, кому вообще принадлежат российские крупные компании, российская промышленность, кто эти владельцы, эти олигархи, там есть несколько имен, который все время звучат, но никто точно не знает, чем они владеют, в каком количестве, через какие компании. Так вот, раскрытие структуры собственности улучшается. И мы в этом году видели довольно заметный рост, я вам могу привести цифру, 34% от совокупной частной собственности, если суммировать все частные пакеты, то 34% из этой совокупной частной собственности в этом году было раскрыто. В прошлом году было раскрыто 28%, но это довольно большой рост, учитывая все-таки вес частной собственности в совокупной собственности вообще. Это порядка 60% - частная собственность. Из этого 38 раскрывается. По количеству компаний это большинство компаний, 58 компаний раскрыли в этом году всех своих крупных частных владельцев, что очень отрадно, потому что все-таки собственность в России чрезвычайно концентрирована. Т.е. имеются крупные владельцы, имеется очень небольшое количество акций в процентном отношении в свободном обращении, обращающиеся на рынке, которые меняют, переходят из рук в руки.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Что заставляет раскрывать, раскрывать хозяевам компаний, владельцам компаний, становиться известными, потому что помнится мне, когда впервые в прессе появилась фамилия Абрамович, то у меня первая мысль была - это Бориса Абрамовича так, что ли, теперь кличут. Оказалось, нет, это совершенно другой человек. И потом стало выясняться, сегодня уже ни у кого не возникает вопросов, кто такой Абрамович. Но ведь еще вспомните, относительно недавно просто никто не знал о существовании такого человека.
Ю. КОЧЕТЫГОВА: Вы понимаете, нам интересует не столько существование такого человека, сколько точные данные о том, чем он владеет, так вот, точные данные…
А. ДЫХОВИЧНЫЙ: А потом стало известно, чем примерно владеет Абрамович, а потом, наверное…
Ю. КОЧЕТЫГОВА: Стало известно, опять же, через какие-то косвенные источники, никто никогда официально не подтверждал, сколько процентов в компании «Сибнефть» принадлежало Роману Абрамовичу. Такого раскрытия так и не было. Но сейчас, когда «Сибнефть», уже став «Газпром Нефтью», находится в собственности государственной компании «Газпром», эти данные раскрыты просто потому, что «Газпром» купил этот пакет.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Т.е. уже, это уже история, да?
Ю. КОЧЕТЫГОВА: Да, но у кого он был куплен, в общем, официально так и не сказано. А возвращаясь к вопросу о том, что заставляет, причин здесь две, во-первых, компании нацелены привлекать инвесторов. Все-таки российская промышленность нуждается в модернизации, высокотехнологичные отрасли нуждаются в обновлении технологий, для этого нужны инвестиции либо в форме долгов, либо в форме привлечения акционерного капитала. Особенно привлечении акционерного капитала стало модно в последнее время, потому что постепенно истощаются возможности привлечения долгового финансирования, за последнее время произошло 18 IPO так называемых, т.е. размещения акций на организованных рынках, на биржах, впервые эти акции были предложены на западные биржи теми компаниями, которые размещались на западных биржах. Общая сумма, которая была привлечена, 20 млрд. долларов. Т.е. рекорды бьются все время с каждым следующим периодом, все больше и больше денег привлекается. Но все это не просто так. Подготовка к такому размещению акций предполагает повышение информационной прозрачности, просто потому, что иначе не купят или купят дешево. При прочих равных можно продать ценные бумаги дороже, если компания понятна. Особенно если понятны ее финансовые результаты, если понятна структура собственности, кто владеет и чем владеет, т.е. новые акционеры должны знать, в чье общество они приходят. Если понятны прогнозы ее деятельности, куда собирается компания направить привлеченные деньги, если деньги поступают в компанию, а не владельцам, то компания должна раскрывать свои инвестиционные планы, потом отчитываться о выполнении этих инвестиционных планов. Это очень важно. И стремление привлечь инвесторов на более выгодных условиях заставляет компании раскрывать все больше и больше информации. Кроме того, компании, которые становятся все более глобальными, все-таки глобализация затрагивает российскую экономику тоже, компании выходят на международные рынки, в том числе, на рынки товаров и услуг, на фондовые рынки, налагает определенные стандарты. Во-первых, есть требования регулирующих органов в тех странах, где компании проходят листинг своих акций, они просто обязаны раскрывать определенную информацию, нравится им это или нет, во-вторых, они к этому привыкают, они понимают, что иначе они не могут считаться равными среди других эмитентов, размещающих свои бумаги на этих биржах, к ним будут относиться, как к второсортным компаниям. Опять же, это скажется на цене их ценных бумаг.
…А. ДЫХОВИЧНЫЙ: …Так все же, что же российские компании скрывают? Что они не очень хотят говорить о себе, а если говорить о банках, которые не публичные, т.е. не размещают свои акции на открытых площадках, но при этом устойчивость, а прозрачность связана ведь с устойчивостью, да, устойчивость банка, это очень важный показатель для человека, который приходит с депозитом. Вы сейчас нам расскажете, что они скрывают, а мы будем требовать от них, расскажите, не расскажете - мы пойдем в другой банк.
Ю. КОЧЕТЫГОВА: По банкам и по компаниям картина, в общем, похожая, хотя есть определенные специфические показатели, на которые мы смотрим в банках, про банковское исследование уже был разговор несколько недель назад, сейчас все-таки, в основном, про корпоративное исследование. Одним из наиболее важных для нас элементов, на которые мы смотрим, когда анализируем раскрытие информации, является раскрытие финансовой информации, в частности, такой важной вещи, как примечание к финансовой отчетности. Во-первых, очень важно вообще, по каким стандартам компании ведут свою финансовую отчетность, потому что международным инвесторам да и вообще, честно говоря, любому инвестору гораздо более понятны международные стандарты финансовой отчетности, чем российские, потому что российские стандарты, в большей степени, приспособлены к удовлетворению потребностей налоговых органов, они составляются, в основном, для налоговых нужд, а международные стандарты финансовой отчетности более точные, более достоверные именно с точки зрения инвесторов. Тогда, когда составляются эти международные стандарты, отчетность по международным стандартам, очень важно понимать, какие допущения использовались при составлении финансовой отчетности, потому что многие цифры строятся на допущениях. Например, учетная политика, которая имеет отношение к тому, как учитываются доходы, в какой степени можно учитывать доходы будущих периодов или нельзя учитывать, как учитываются долги, какие делаются резервы под сомнительные долги, это, кстати, к банкам имеет самое прямое отношение.
…Речь …о том, как все-таки то, что делается в компании, как оно раскрывается, насколько это понятно, какие именно допущения, какие именно оценочные суждения использовались при составлении отчетности. И здесь видно улучшение, компании лучше стали раскрывать эту отчетность. Во-первых, они стали ее производить в более короткие сроки, публиковать быстрее, потому что отчетность, которая выпущена через полгода или больше после окончания финансового года, фактически утрачивает интерес. Полгода прошло, финансовое состояние компании значительно изменилось, т.е. оценивать по этой отчетности состояние компании на сегодняшний день уже сложно. И сейчас средний срок публикации финансовой отчетности по международным стандартам за год составляет 5.5 месяцев, т.е. все-таки в 6-месячный хотя бы период мы уже начали, в основном, укладываться. Из 70 компаний 54 стали производить отчетность по этим понятным международным стандартам. Это всеобщая тенденция во всем мире, не только у нас, переход на общие, единые понятные международные стандарты финансовой отчетности.
…А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Вы расскажите, что плохо, потому что все, что вы рассказываете пока, это все хорошо. Значит, раскрывают собственников, переходят на международные стандарты, а 50 как было, так практически и осталось. Я имею в виду общий индекс транспарентности, т.е. прозрачности.
…Ю. КОЧЕТЫГОВА: Да, 54%, 54 компании публикуют, а остальные-то не публикуют. Из этих 54, опять же, далеко не все приводят эти допущения, делают достаточно детальные и понятные комментарии к своей финансовой отчетности. Не все компании раскрывают прогнозы своей деятельности, инвестиционные планы на год и, собственно, на что идут эти инвестиции, раскрыт, допустим, инвестиционный план "Газпрома" на следующий год, 20 млрд. долларов, а в точности, на что, на какие именно месторождения, на какие именно проекты пойдут эти деньги, не совсем понятно.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ: А инвестору это надо знать? Он что-то в этом понимает?
Ю. КОЧЕТЫГОВА: Безусловно, инвестор - это тот, кто дает эти деньги, в общем-то, не все же деньги расходуются компаниями.
…Кто-то хочет знать точнее, кто-то довольствуется и менее точной информацией, но есть еще и аналитики на рынке, которые советуют инвесторам покупать или не покупать, им-то уж точно обязательно нужно знать всю информацию, для них, в первую очередь, предназначается такое раскрытие. Еще одна очень слабая область раскрытия информации - это система вознаграждений наемного менеджмента в компаниях, когда не только непонятно, сколько именно они получают, в абсолютном выражении, но и непонятно, к каким показателям привязаны выплаты дополнительных вознаграждений, премий и бонусов менеджерам. Т.е. каким образом они мотивированы на то, чтобы работать в интересах компании, в интересах ее акционеров. Мотивированы ли они вообще, и если да, то с помощью каких показателей.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ: А инвестор, он и на это смотрит?
Ю. КОЧЕТЫГОВА: Еще бы.
А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Как мотивирован генеральный директор и прочий топ-менеджмент?
Ю. КОЧЕТЫГОВА: Обязательно, потому что это залог успеха компании. Были ситуации, опять же, в тех же европейских, американских компаниях, которые так печально пострадали, когда акции компании падали, финансовые результаты ухудшались, а директора продолжали получать бонусы. И чтобы этой ситуации не было, ее надо предусмотреть, ее надо заложить изначально, чтобы система стимулирования высшего менеджмента была заточена под то, чтобы менеджмент работал в интересах компании и только в этом случае получал свое вознаграждение.
…Опять же, когда эта система неэффективна, в компании понимают, что система неэффективна, что премии платятся, но просто платятся, потому что это генеральный директор, он должен получать много, а за что именно они платятся, непонятно, и кто принимает решение, может быть, сам генеральный директор это и решает. Это как раз и скрывают.
…Есть еще тема аффилированности сделок с заинтересованными сторонами, структура собственности дочерних компаний, есть еще много разных интересных тем, на которые, о которых хотелось бы поговорить, где раскрытие информации бывает абсолютно разным».
11 октября о рейтинге S&P уже писали практически все российские газеты.
Статья Анны Бараулиной и Гюзели Губейдуллиной «Избирательная открытость» была в этот день опубликована в «Ведомостях»:
«Российские компании считают, что стали достаточно прозрачными. Однако раскрывать структуру собственности, вознаграждения топ-менеджерам и планы на будущее так, как принято в международной практике, они так и не научились, сетуют эксперты Standard & Poor's.
За последний год прозрачность российских компаний практически не изменилась. Этот показатель вырос только на 3% (а с учетом методологических изменений даже снизился), тогда как с 2002 по 2005 г. — на 16%. Самые открытые компании практически не улучшили позиций.
…Самыми прозрачными снова оказались компании, имеющие листинг на NYSE: эта биржа предъявляет наиболее жесткие требования к раскрытию информации. Прозрачность сильно зависит и от сектора: из первой десятки восемь компаний работают в телекоммуникационной отрасли. Самой прозрачной второй год подряд была признана МТС, акции которой торгуются на NYSE с 2000 г. Правда, «Волгателеком2 и «Северо-Западный телеком» (СЗТ) почти столь же открыты, и совершенно добровольно, отмечается в отчете. Средний индекс прозрачности в этом секторе составил 73%. Менее прозрачны нефтегазовый сектор (61%) и металлургия (62%). …Наименее прозрачным сектором S&P назвало машиностроение, его средний балл — 43. «Камаз» (54-е место), ГАЗ (60-е место) и «АвтоВАЗ» (67-е место) ухудшили позиции. Лишь «Северсталь-Авто» добралась до 41-го места.
…У представителя группы «ГАЗ» Владимира Торина выводы S&P вызвали недоумение. «У нас абсолютно прозрачная структура собственности», — уверяет он. Начальник отдела по связям с инвесторами СЗТ Ильдар Исламов говорит, что компания раскрывает информацию о советах директоров. «На Западе принято вывешивать протоколы заседаний, но мы не видим в этом смысла, мы ведь сообщаем всю значимую и интересную информацию инвесторам и прессе», — подчеркивает он. Торин говорит, что информацию о вознаграждениях совета директоров компания раскрывает, а зарплаты топ-менеджмента, по его словам, не должны раскрываться, поскольку эта информация составляет коммерческую тайну».
Статью Сергея Тигая «Эмитенты не рассказывают самого интересного» опубликовал в тот же день «Коммерсантъ»:
«Вчера рейтинговое агентство Standard & Poor`s представило исследование информационной прозрачности российских эмитентов в 2006 году. Индекс транспарентности показал, что большинство ведущих российских эмитентов вышло на уровень раскрытия информации, отвечающий минимальным требованиям регуляторов и международных инвесторов. Информацию сверх этих требований они раскрывать не готовы.
…Анализ учитывал информацию, содержащуюся в трех основных общедоступных источниках: годовых отчетах, веб-сайтах и в отчетности, предоставляемой в регулирующие органы. Информация анализировалась по состоянию на 10 августа 2006 года.
Исследование S&P в отношении информационной прозрачности российских компаний проводится пятый год подряд. В этом году оно проводилось совместно с ФБ ММВБ и Европейским банком реконструкции и развития. Индекс транспарентности, представляющий собой средний балл по исследуемым компаниям, составил 53,5% по сравнению с результатом 50% год назад. У 32 компаний раскрытие информации улучшилось, тогда как у 18 компаний оно стало хуже. «Эти результаты свидетельствуют о том, что, хотя некоторые улучшения и происходили, общая тенденция в сфере информационной прозрачности в России близка к стагнации»,– говорится в исследовании.
По мнению аналитиков S&P, дальнейшее улучшение может потребовать раскрытия довольно «чувствительной» информации, например, подробностей вознаграждения высшего менеджмента и процедур работы совета директоров.
«Уровень раскрытия информации российскими эмитентами соответствует минимальным требованиям, предъявляемым регулятором и торговыми площадками. Что-либо дополнительное о себе раскрывать эмитенты не склонны,– отметил глава консультационной группы по финансовым рынкам и казначейским операциям Ernst & Young Олег Данилин.– Что же касается эмитентов, листингуемых только на российских площадках, то тут раскрытие информации носит чуть ли не рекомендательный характер. Ситуация постепенно улучшается, однако, на наш взгляд, российскому регулятору стоит быть более требовательным к эмитентам и ужесточить нормы прозрачности».
Вместе с тем в исследовании S&P отмечается улучшение раскрытия информации о структуре собственности. Так, доля раскрытых частных пакетов в совокупной частной собственности в этом году достигла 34% по сравнению с 28% годом ранее. Однако 21% частной собственности в этом году остался нераскрытым».
Надо сказать, что тематика, связанная с прозрачностью российских компаний, не ушла со страниц газет. Однако в дальнейшем журналисты обратились уже к таким конкретным вопросам, как бонусы и премии в крупных компаниях, борьба с непрозрачностью фирм и фирмами однодневками и тому подобное. А это – уже тема для другого обзора.

Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет
Семинар «Использование модели стандартных издержек как инструмента сокращения административных издержек».

Поделиться

Подписаться на новости