Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Россия и ВТО: счастливый брак или мезальянс

Подписание российско-американского протокола, открывающего нашей стране путь к членству в ВТО оказалось воспринято отечественными СМИ совсем не празднично. Еще за два дня до встречи Путина и Буша во Вьетнаме, 17 ноября, «Коммерсантъ» публикует редакционную статью с весьма двусмысленным заглавием – «Пассивный член»:
«Послезавтра президенты России и США объявят о завершении двусторонних переговоров по поводу вступления России в ВТО. Это будет означать, что де-факто Россия прошла весь путь к членству в организации. Оставшиеся препятствия (конгресс, возражения Грузии) относятся к области политической конъюнктуры. На этот путь Россия вступила в 1993 году. Впрочем, 13 лет большой, но не запредельный срок. Китай и Саудовская Аравия вступали 12 лет, Вьетнам – 11 лет. Самая длительная и трудоемкая часть процесса – как раз двусторонние переговоры с «четверкой» (ЕС, США, Япония, Канада), отмечают эксперты Всемирного банка.
Впрочем, еще в 2001 году президент Владимир Путин в послании Федеральному собранию заявлял: «Мы должны достичь базовых договоренностей со странами–членами ВТО уже к концу этого года». Тогда эксперты довольно оптимистично оценивали перспективы нашей интеграции в мировую торговлю. После дефолта 1998 года рубль ослабел, а уровень зарплат резко упал, что дало значительное преимущество отечественным производителям. Стоимость рабочей силы была примерно в два раза ниже преддефолтной. И если бы России удалось вступить тогда в ВТО, снятие таможенных барьеров оказало бы поддержку не только металлургам и химпрому, но и российским экспортерам машин и оборудования.
…Однако процесс вступления затянулся еще на пять лет. А тем временем ситуация в российской экономике радикально изменилась. Благодаря притоку нефтедолларов доходы населения выросли и одновременно укрепился рубль. Это ударило по отечественным экспортерам дважды: увеличились расходы на оплату труда, а продукция стала дороже для иностранных потребителей. …К тому же во многих секторах производительность труда росла медленнее, чем зарплаты. По оценкам Центра развития, за 2000-2004 годы производительность труда отстала от зарплат в таких сферах, как агропром, электроэнергетика, продовольственная и строительная промышленность, черная металлургия, химпром и машиностроение. В результате Всемирный экономический форум зафиксировал падение России в рейтинге конкурентоспособности бизнеса на 20 ступенек – с 58-го места в 2001 году до 79-го в 2006 году.
Ситуация выглядит так. Российский экспорт машин, транспорта и оборудования вырос за 2001-2005 годы на 41% в физическом выражении. При этом в денежном выражении он возрос с $10,5 млрд до $13,5 млрд, то есть всего лишь на 19% (с учетом инфляции). Это означает, что в среднем рентабельность экспорта снижается: Россия за пять лет стала продавать больше машиностроительных товаров, но по меньшим ценам.
…Лучше выглядит ситуация с экспортом в СНГ. Его физический объем вырос на 106%, а цены – на 5% (это вызвано, в частности, тем, что рубль относительно валют СНГ укреплялся медленнее, чем относительно валют других стран).
Таким образом, вступление в ВТО, которое, как предполагалось в 2001 году, может облегчить конкуренцию российскому машиностроительному экспорту, в современной ситуации уже не принесет особых дивидендов. Страны СНГ, экспорт в которые успешно наращивается, не состоят в ВТО. Сырьевой экспорт не испытывает проблем с протекционизмом. А машиностроительный экспорт в дальнее зарубежье, судя по данным статистики, наращивается лишь за счет снижения цен.
Проблема в том, что нынешняя модель роста российской экономики ориентирована на рост внутреннего спроса, обеспеченного доходами от сырьевого экспорта. А в такой модели дивиденды России от вступления в ВТО будут минимальны. Пожалуй, отрасли, которые существенно выиграют,– это лишь металлургия и химпром. И наоборот, так или иначе, вступление в ВТО в конце концов облегчит инопроизводителям доступ на наш внутренний рынок. Все это вовсе не значит, что вступать в ВТО не надо. Для страны, рассчитывающей занять мало-мальски заметное место в мировой экономике, так вопрос не стоит. Просто наибольшие выгоды в рамках ВТО получает тот, кому есть с чем пробиваться на чужие рынки, а тот, кто не наращивает номенклатуру и объемы экспорта, выигрывает гораздо меньше».
20 ноября, назавтра после подписания российско-американского протокола, на сайте «NEWSRU.COM» появляется статья «Протокол по ВТО подписан - степень защиты РФ снизится до 7 процентов»:
«Минэкономразвития РФ Герман Греф объявил в воскресенье о завершении Россией всех двусторонних переговоров о вступлении в ВТО.
…По мнению Грефа, подписание документа является «очень существенным событием интеграции России в глобальную экономику». «Это исторический момент, возвращающий Россию на рыночные принципы функционирования экономики и возможность полноправной конкуренции на мировых рынках», - отметил министр.
…Министр финансов РФ Алексей Кудрин не видит опасности для российской финансовой системы в течение ближайших 7 лет в связи со вступлением страны в ВТО. Об этом он заявил на брифинге для российских и иностранных журналистов.
«Семь лет - это тот период, в течение которого наша финансовая система пока будет еще только становиться привлекательной настолько, чтобы вдруг превратиться в предмет соревнования или конкуренции крупнейших мировых банков», - сказал Кудрин.
Он также отметил, что «мировые финансовый учреждения будут входить в нашу финансовую систему постепенно». При этом министр подчеркнул, что в ближайшие годы приток иностранного капитала в эту сферу может только усилить экономику государства, сообщает ИТАР-ТАСС.
Министр также напомнил, что даже по прошествии семи лет после вступления России в ВТО степень защиты экономики России останется на уровне 7%, что примерно в 2 раза выше, чем степень защиты экономик ЕС и США, которые находятся на уровне 3-4%.
…Основными преимуществами вступления России в ВТО министр назвал то, что все товары, производимые в нашей стране, могут быть беспрепятственно экспортированы на мировые рынки. Кроме того, любые товары могут быть ввезены на территорию России без каких-либо ограничений.
«Это сразу открывает новый потенциал производства российского государства и притока иностранного капитала», - сказал министр финансов. При этом Кудрин считает, что в данной ситуации выиграют, в первую очередь, российские потребители, которые получат более качественную продукцию».
«В ВТО и без санкций» называлась статья Анны Николаевой и Екатерины Кудашкиной, опубликованная в тот же день в «Ведомостях»:
«…850-страничный документ дорабатывали до последнего, поэтому время подписания на час перенесли. Торговый представитель США Сьюзен Шваб связала задержку с «логистикой»: две тяжелые коробки с протоколом не успели вовремя доставить. После того как протокол был завизирован, министр экономического развития России Герман Греф сообщил журналистам, что Россия и США договорились в целом по 100 секторам услуг, в частности о снижении тарифов на промышленные товары и сельхозпродукцию в среднем на 3 процентных пункта, а также о постепенном снижении тарифов на американские автомобили и самолеты. Что касается поставок американского мяса на российский рынок, то, по словам Грефа, США пообещали гарантировать качество поставляемой продукции в соответствии с международными стандартами. Россия отстояла право сохранить импортные квоты на поставку американской мясной продукции и после 2009 г., если возникнет такая необходимость. Греф отметил, что Россия допустит на свой рынок иностранные страховые компании через девять лет, филиалы иностранных банков допускаться не будут, а «прямые 100%-ные компании на российском рынке разрешены с 55%-ной квотой в совокупном банковском капитале».
Американцы дали понять, что у них остаются претензии к России по защите прав на интеллектуальную собственность».
В том же номере газеты появилась редакционная статья «ВТО как стимул»:
«Подписанный во Вьетнаме протокол о вступлении России в ВТО — первый по-настоящему значимый прорыв России во внешней политике за последние годы, и речь, конечно, не только о некотором потеплении в отношениях с США.
Это событие, возможно, даже более существенно для России, чем выплата долга Парижскому клубу. Расплата с долгами повысила кредитный рейтинг страны, а будущее вступление в ВТО улучшит позиции России сразу по множеству статей. Дело не столько в прямой финансовой выгоде от торговли, сколько в качественных институциональных изменениях, которые повлекут за собой и экономические преобразования.
…Позитивный процесс уже начался: США сняли экономические санкции с «Сухого», а Россия ускорила процесс принятия закона об иностранном участии в стратегических отраслях, который внесли в правительство в более мягкой версии, чем предполагалось ранее. Конечно, эти действия пока только сигналы доброй воли, но в них уже прочитывается направление дальнейшего развития: позиции США и России по Ирану сближаются, а неприятие российской политической элитой иностранного капитала отступает под давлением здравого смысла.
Вступление в ВТО будет проходить на фоне исчерпания ресурсов легкого роста экономики в России. В 2006 г. российский ВВП вплотную приблизится к уровню 1990 г. и в полную силу проявят себя дефицит мощностей, износ основных фондов, нехватка электроэнергии и газа. Основной двигатель роста последних лет — нефтегазовый экспорт — может подкачать в любой момент: добыча не наращивается, а мировая конъюнктура ухудшается. Россия сильно опаздывает с глубочайшей модернизацией всей экономики и одновременным наращиванием производства в ТЭКе. И то и другое требует беспрецедентных для России объемов инвестиций, а значит, модернизация финансового сектора будет одним из важнейших последствий вступления в ВТО.
Институциональные изменения, которые последуют за вступлением в ВТО, дадут позитивный сигнал инвесторам, и российскому бизнесу будет проще привлекать средства за рубежом, а конкуренция на российском банковском рынке рано или поздно приведет к появлению длинных денег и внутри страны.
…Последствия вступления в ВТО будут позитивными, если они приведут к усилению конкуренции на российском рынке, а соответственно, и конкурентоспособности России, к улучшению имиджа и, что наиболее значимо, к изменению условий на финансовом рынке.
…Сближение с ВТО происходит очень кстати. Не только сторонние эксперты, но и правительственные чиновники говорят о том, что немодернизированную экономику ждет крах уже в ближайшие годы.
…Но все же ВТО — не лекарство от всех бед, и главную болезнь придется лечить самим: доступ к финансированию и соблюдение мировых правил игры мало что будут значить без установки на внутренние преобразования».
В «Независимой Газете» в тот же день появилась куда менее оптимистичная статья Михаила Сергеева и Сергея Склярова «Импортерам понизят барьеры»:
«Вчерашнее подписание российско-американского протокола о завершении дву сторонних дискуссий трактуется российскими переговорщиками как исключительно положительное событие и чуть ли не как окончательное присоединение России к Всемирной торговой организации (ВТО). Между тем у него есть и обратная сторона. Во-первых, предстоит подписать аналогичные протоколы еще с несколькими странами, переговорный процесс с которыми вроде бы завершен, но еще не задокументирован, во-вторых, вступление в ВТО нанесет новый удар по российской обрабатывающей промышленности, так как снизит барьеры для проникновения в страну продукции ее иностранных конкурентов. Рост импорта также грозит и сельскому хозяйству. В выигрыше от присоединения к ВТО однозначно окажутся только торговля и сфера услуг, где появится еще больше иностранных компаний.
…Вступление в ВТО облегчит проникновение импортных товаров на российский рынок, так как средневзвешенная пошлина на них в течение семи лет должна будет снижена с нынешних 11% до 7%. Несмотря на то, что она останется примерно в два раза выше, чем в США и Евросоюзе, российским предприятиям от этого намного легче не будет – из-за роста импорта снижение объемов собственного производства в обрабатывающей промышленности неизбежно.
Пока обнародованы планы снижения импортных пошлин лишь по нескольким отраслям. «На автомобили ставка пошлины в среднем снизится с 25% до 15%, на самолеты – в среднем с 20% до 10% за семь лет», – сообщил вчера заместитель директора департамента торговых переговоров МЭРТ Андрей Кушнеренко после подписания российско-американского протокола. …Согласно обнародованному еще в 2002 году исследованию РАН, «итоговые последствия присоединения страны к ВТО остаются в диапазоне динамики объема ВВП за минусом одного процентного пункта». По оценкам академиков, возможно появление серьезных проблем в пищевой, мебельной, фармацевтической, металлургической, химической, автомобильной, авиационной промышленности.
По мнению руководителя Центра исследований постиндустриального общества Владислава Иноземцева, «наибольший спад возможен на тех предприятиях, где производится высокотехнологическая бытовая техника, а наименьший – в пищевой промышленности». «Объем производства в российском автопроме также сократится, однако этот эффект будет сглажен довольно продолжительным переходным периодом», – считает Иноземцев».
Еще резче в тот же день высказалась «Газета.Ru» в статье «Разорительная победа»:
«Мечта российских политиков практически исполнилась: США и Россия подписали соглашение о вступлении нашей страны во Всемирную торговую организацию. Все согласования заняли у России 16 лет. Однако, несмотря на то, что по многим вопросам Россия так и не уступила, выгод от членства в ВТО она получит очень немного.
…Путь России к членству в организации длился более 16 лет.
…Причем европейцы оказались самим требовательными переговорщиками, настаивая на максимальном открытии рынков. К примеру, России предлагалось снизить пошлины на ввоз автомобилей до уровня европейских, применяемых к производителям не из Европы, аналогичные требования были выдвинуты к авиационному рынку, алкогольному, рынку мебели и минеральных удобрений. Отдельно оговаривалась открытость российских рынков услуг: транспортных, телекоммуникационных, банковских и страховых. Более того, список требований показался России совершенно неприемлемым, и летом 2001 года переговоры с представителями ЕС зашли в тупик.
Однако теракт 11 сентября 2001 года в США сыграл России на руку. Американцы, захваченные идеей объединения международных сил в борьбе с терроризмом, поддержали российских представителей в переговорах с ЕС. Процесс согласования сдвинулся с мертвой точки, но в 2003 году еврокомиссар по торговле Паскаль Лами выдвинул новое условие – либерализация российского газового рынка и разделение «Газпрома» на несколько независимых компаний.
Новое требование ЕС вызвало массу резких высказываний со стороны российских властей: Владимир Путин назвал переговорную политику европейских дипломатов «выкручиванием рук». В итоге Россия пошла Европе навстречу в газовом вопросе, но лишь в вопросе внутренних цен на газ. Российские представители предложили без включения в протокол о вступлении в ВТО зафиксировать желание России пойти навстречу ЕС и взять на себя обязательства добровольно сделать внутренние цены на газ более рыночными. Цена для промышленных потребителей должна постепенно повышаться до $37-42 за тысячу кубометров к 2006 году и до $49-57 к 2010 году. Кроме того, Россия пообещала предоставить доступ к своим магистральным сетям, однако более никаких уступок сделано не было. В итоге весной 2004 года ЕС согласился подписать с Россией протокол о вступлении последней в ВТО.
…Последним серьезным препятствием России на пути в ВТО оставались США.
Американцы настаивали на открытии финансового рынка для иностранных банков, разрешение для иностранных страховых компаний напрямую работать в России, на борьбе с пиратством в области программного обеспечения, музыки и видео и на ужесточении законодательства в области авторских прав.
Кроме того, США потребовали сократить государственное дотирование сельского хозяйства и прекратить поддержку авиапрома.
России удалось найти компромисс. Так, США отказались от требований о прямом допуске иностранных банков на российский рынок, Россия в свою очередь разрешила иностранным страховым компаниям напрямую осуществлять свою деятельность на территории страны и пообещала ужесточить борьбу с медиапиратством. Авиационная промышленность, видимо, получит несколько лет для адаптации. Проблемы государственной поддержки сельского хозяйства и уровня пошлин на импорт продукции перенесены на второй раунд переговоров
…По словам научного руководителя Экономической экспертной группы, присоединение к ВТО повысит открытость российских рынков, что приведет к усилению конкуренции и, следовательно, к стимулам для развития.
По мнению эксперта, открытость не приведет к серьезным потрясениям. «Во-первых, ограничений на импорт продуктов и услуг не так уж много, чтобы это было каким-то глобальным потрясением. Во-вторых, в рамках договоренности о вступлении в ВТО предусмотрены переходные периоды, то есть в большинстве случаев в начальный момент присоединения к ВТО вообще ничего не изменится, а речь пойдет о том, чтобы в течение нескольких лет переходного периода мы постепенно переходили к принятым стандартам, снижали размеры дотаций и т.д.», – цитирует «Страна.Ru» Евсея Гурвича.
…Кто же из российских компаний выиграет от вступления нашей страны в ВТО? В первую очередь это экспортеры сырьевых небиржевых товаров, таких как металлы или минеральные удобрения. По расчетам специалистов журнала «Эксперт», максимальная теоретически возможная выгода отечественных предприятий от присоединения России к ВТО равна $23 млрд в год.
Более широкий доступ иностранцев к потребительскому рынку и слабость сельскохозяйственной и автомобильной отраслей обойдется России куда дороже – в $90 млрд.
Получается, что в финансовом плане иностранные компании получат почти в четыре раза больше, нежели сама Россия. Разговоры о неденежных преимуществах вступления в ВТО отчасти лукавы: занять достойное место на международном рынке может лишь та страна, которая сумеет предложить массу качественных и дешевых товаров. Увы, кроме сырья и оборонной промышленности России предложить практически нечего».
21 ноября в «Коммерсанте» появляется статья Дмитрия Буртина «Показательное вступление»:
«Офис торгового представителя США и Минэкономразвития опубликовали справки об условиях договоренностей с США по вступлению России в ВТО. России пришлось гарантировать почти свободный доступ на большое число рынков – от компьютеров до юридических услуг. «Стандартные условия» вступления в ВТО России удалось выторговать только в обмен на сепаратные уступки и принятие требований дополнительных соглашений ВТО.
…По словам главы Минэкономразвития Германа Грефа, России удалось согласовать вступление в ВТО на общих основаниях, без принятия специальных требований. Обычно до подписания конечных соглашений (сейчас Россия на пути в ВТО находится в стадии многосторонних переговоров) стороны не раскрывают свои позиции.
Однако офис торгового представителя США Джейн Шваб и пресс-служба Минэкономразвития на этот раз предпочли опубликовать специальные справки (в США – trade facts, в России – «информационное сообщение»), в которых сообщили о том, что же зафиксировано в присутствии президентов России и США в Ханое 19 ноября. Как выяснилось, России, в отличие от Китая, удалось отказаться от вхождения в ряд дополнительных соглашений в ВТО – но за счет двусторонних сепаратных договоренностей с США, довольно широкого круга уступок всем членам ВТО и принятия части требований дополнительных соглашений ВТО не формально, а по факту.
Часть разногласий с США снята не в рамках двустороннего договора, а подписанием сторонами так называемых обменных писем – документов, касающихся только США и России и фиксирующих взаимные позиции сторон. По данным Ъ, таких писем подписано шесть. Два документа посвящены режиму санитарного контроля при экспорте мяса из США в Россию. Еще одно «обменное письмо» посвящено режиму интеллектуальной собственности, еще одно касается взаимных обязательств, касающихся генно-модифицированной биопродукции. Содержание остальных писем пока не раскрывается.
До последнего момента России и США не удавалось достичь и окончательного согласия об условиях открытия двух важнейших секторов – автомобильного и финансового. В случае с финансовым рынком помогло согласие России на появление после девятилетнего переходного периода филиалов страховых компаний (кроме страхования жизни), относительно быструю либерализацию банковского рынка и возвращение к вопросу о допуске в Россию банковских филиалов уже в 2007 году (см. текст на этой стр.). В случае с автопромом гарантировано снижение пошлин на ввоз автомобилей с 25% до 15% до 2014 года.
Кроме того, в рамках ВТО России удалось отказаться от принятия необязательного для членов организации «соглашения по торговле гражданской авиатехникой». На полный отказ от открытия рынка Россия не пошла, но действовала вполне в духе соглашения, необязательного для рядовых членов (о сути уступок читайте в тексте на этой же полосе).
Наконец, множество компромиссов России на переговорах с США почти не объявлялось. Это и обнуление пошлин на медь (через четыре года), и снижение в три раза на металлолом (через пять лет), и открытие сферы услуг в торговле, компьютерной и софтверной продукции, дистрибуции товаров, сфере бизнес-услуг – практически везде Россия согласилась на присутствие компаний со 100-процентным иностранным капиталом, которые будут работать в режиме не хуже чем их российские конкуренты. Во многих случаях даже переговорщики России не всегда могли вспомнить в беседах с корреспондентами Ъ, в чем именно заключаются ограничения, которые Россия обещала снять, и когда они введены.
Двустороннее соглашение с США стало последним из документов, о которых требовалось договориться России. Пока Россия не подписала на бумаге двусторонние соглашения лишь с Сальвадором, Коста-Рикой и Гватемалой, но с ними уже парафированы все договоренности. В последний момент желание заключить такой же договор с РФ объявила Шри-Ланка, но Герман Греф, спешно вылетев в Коломбо и обещав снижение импортных пошлин на фасованный чай, снял проблему. Отдельным вопросом остается необходимость двустороннего договора по ВТО РФ и Вьетнама: страна, вступившая в ВТО только что, еще документально не оформила присоединение к организации.
Теперь же России предстоит следующий этап – многосторонние переговоры. Претензии Грузии и Молдавии к России по ВТО будут предъявляться именно на этой стадии. Скорее всего, и ЕС, и Грузия, и Молдавия, и другие стороны попытаются повторить американскую тактику и выторговывать все новые уступки. У небольших стран процесс подготовки соглашения по ВТО занимает после двусторонних соглашений один-два месяца, в делегации же России называют сроки будущего вступления в «семь-восемь месяцев». Возможно, переговоры завершатся к лету 2007 года, а в ВТО Россия вступит в начале будущей осени».

Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет
Семинар «Использование модели стандартных издержек как инструмента сокращения административных издержек».

Поделиться

Подписаться на новости