Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Список Френкеля

19 января в отечественных СМИ взорвалась бомба, каких давно не было. Сайт газеты «Коммерсантъ» опубликовал письмо обвиняемого в деле об убийстве заместителя главы ЦБ Андрея Козлова банкира Алексея Френкеля http://www.kommersant.ru/articles/2007/frenkel.html. Письмо начинается следующим пассажем:
«В последнее время только и слышишь – «Центральный Банк России борется с отмыванием денег», «Центральный Банк России отозвал очередную банковскую лицензию за отмывание денег», «за 2005 год отозвано столько-то лицензий, а за 2006 год - на столько-то процентов больше».
Казалось бы, всё очевидно - Центральный Банк страны стоит на переднем крае борьбы с отмыванием денег, он выявляет банки, которые занимаются этим неблаговидным занятием, и отнимает у них лицензии. На неофициальном рынке банковская лицензия (без активов, имущества, зданий и т.д.) стоит минимум миллион долларов, и, несложно предположить, что отзыв лицензии уже у первого банка (а это был «Содбизнесбанк» в мае 2004 года) должен был остудить горячие головы банкиров и заставить их заниматься реальным сектором экономики. Но сам же Центральный Банк бодро рапортует о росте количества отозванных лицензий. Получается, что чем больше Центральный Банк отнимает лицензий, тем активнее банкиры включаются в процесс отмывания денег. Странно, не правда ли?».
Мы не будем включать само письмо Френкеля в обзор (оно очень велико), обойдясь лишь немногими отрывками, дающими понятие о тех обвинениях, которые он выдвигает в адрес ЦБ РФ:
«…На 100% иностранный «……Банк» получает в Центральном Банке индивидуальные разрешения. На 100% иностранные «…..банк» и «……банк» активно развивают розничную сеть. Крупнейшие отечественные банки ищут способ продаться иностранным банкам. Чуть-чуть не была заключена сделка по приобретению всё тем же «………» банка «…….», входящего в 30 крупнейших банков страны. Львиная доля операций по обналичиванию и выводу денег за рубеж проходит через государственные «Сбербанк» и «Внешторгбанк». В это самое время для мелких и средних банков закручивают гайки, считают отбраковки, высчитывают несвоевременно направленные сообщения в Росфинмониторинг. Два сообщения, и уже имеется состав «неоднократности неисполнения» 115-го закона - и ты потенциальный труп.
…А кто-нибудь знает, что был период, когда на 100% иностранный банк «Дж.П. Морган Банк Интернэшнл» не направил ни одного сообщения в Росфинмониторинг за несколько месяцев, и ему за это ничего не было?
Круг любимчиков Центробанка сужается - это государственный и иностранные банки. Ну, ещё, конечно, группа мелких и средних банков, ведь у многих высокопоставленных чиновников ЦБ имеются свои «любимые» лично ими банки.
…Центральный Банк России заинтересован в открытии для иностранных банков российского рынка. С их помощью он участвует в широкомасштабной схеме по выводу капиталов за рубеж, причем не крохами, а миллиардами долларов в год. Для расчистки пространства для них необходимо создать и постоянно поддерживать иллюзию, что российские банки грязные, они постоянно и повсеместно моют деньги. Тогда и руководство страны, и общественность согласятся с правильностью предпринимаемых Центральным Банком мер, и не будут вмешиваться в его схему. Рождается жупел «борьбы с отмыванием денег». То, что в России нет спроса на отмывание денег, а есть спрос на прямо противоположную по смыслу услугу - никого не волнует.
…Возникает правоприменительная практика. Центральный банк не интересуют преступления на экономической почве. Тем более его не интересует финансирование терроризма. Для этого существуют другие ведомства. Изобретена простая формула: находишь 2 не вовремя направленных сообщения в Росфинмониторинг за год, а это можно найти минимум у 95% банков, у крупных - абсолютно у всех, и вот тебе, пожалуйста, неоднократное неисполнение 115-го закона. Формально-юридический состав для отзыва лицензии. Можно нагибать любой банк по своему усмотрению.
…И совершенно неважно, чем занимается опальный банк. Он опальный потому, что на него указали пальцем. Он может быть идеально чист, но если он не захочет пойти на панель, то есть «поджечься», его закроют в считанные дни. А захочет «поджечься» - его всё равно закроют, но позже, когда Центробанк наработает фактуру по объёму «выявленного» «отмывания».
…Никто не задумался, что будет, если за несколько дней до выборов главы государства Центральный Банк вдруг вспомнит, что Сберегательный Банк России не создает адекватные резервы по кредитам и несвоевременно направляет в Федеральную службу по финансовому мониторингу сообщения, и отзовет у него лицензию? Миллионы безумных вкладчиков сметут на своем пути всё живое, а в это время в Кремль въедет на белом коне некто, в чьих интересах Центробанк откачивал миллиарды.
Я задумался».
Итак, письмо, в большей своей части касавшееся вопросов банковской деятельности, закончилось политическими обвинениями. И, разумеется российские СМИ тотчас отреагировали на сенсацию, правда, далеко не все.
В тот же день, 19 января, интернет-издание «Газета.Ru» откликается двумя статьями. Первая называется «Френкель затянул письмо у ЦБ на шее»:
«Алексей Френкель обвинил ЦБ РФ в теневом бизнесе по обналичиванию средств и выводе миллиардов долларов за рубеж. В письме Френкеля, опубликованном на интернет-сайте газеты «Коммерсантъ», раскрывается схема «поджигания банков». Якобы именно под эту схему попал и ВИП-банк Френкеля.
…Письмо содержит обвинения в адрес чиновников Центробанка в выводе миллиардов долларов за рубеж и критику политики ЦБ при отзыве банковских лицензий.
Документ в редакцию Ъ передал президент Московской международной валютной ассоциации (ММВА) Алексей Мамонтов по просьбе отца банкира Ефима Френкеля.
…В письме Френкель обсуждает применение Центробанком «115-го закона», то есть закона о борьбе с отмыванием денег. Он пишет, что отмывания денег в России не существует, поскольку присутствующая на Западе необходимость легализации доходов в России отсутствует: это не препятствует их вложению или трате. Френкель также утверждает, что выбор банков для включения в систему страхования произволен и зависит не от качества отчетности банка, а от симпатий чиновников ЦБ, принимающих эти решения. Далее он демонстрирует ту же схему принятия решений по вопросу об отзыве лицензий. Френкель описывает случай своего ВИП-банка, оспорившего в суде отказ в приеме в систему страхования, настаивая, что в случае решения не в пользу ЦБ последний принимает немедленные меры, закрывая банк по формальному поводу (что и случилось с ВИП-банком, сообщает Френкель).
В послании Френкель утверждает, что при банкротстве Роскомветеранбанка, Панэмстройбанка, банков «Би Си Ди» и «Региональная перспектива» ЦБ осуществил через них проводки крупных сумм с помощью так называемой технологии «поджигания банка».
На жаргоне «поджечь банк» означает прокрутить через него миллиарды рублей наличности за очень короткий срок, поясняет Френкель. По его данным, предложения «поджечь» от чиновников ЦБ получали многие проблемные банки, которым грозил отзыв лицензии. Те, что соглашались, могли проработать еще несколько месяцев, а отказавшиеся уничтожались за несколько дней.
Как считает Френкель, отзыв лицензии у контролировавшегося им ВИП-банка объясняется отказом «поджечь» его.
…Френкель приходит к выводу, что ЦБ «регулирует очень прибыльный рынок обналички», шантажируя банки, находящиеся под угрозой скорого закрытия: им предлагается провести ряд нелегальных операций в обмен на отсрочку закрытия на несколько месяцев.
В случае отказа банк закрывается немедленно, за несколько дней. Френкель также анализирует отчетность Центробанка, обнаруживая в ней признаки скрытых доходов, выводимых за рубеж».
«Переход на обналичности» - таково название второй статьи:
«Факты злоупотреблений со стороны Центробанка, приведенные в письме банкира Алексея Френкеля, не стали новостью для банковского сообщества. Вопросы по поводу объективности и прозрачности банковского надзора возникают каждый день, признались опрошенные «Газетой.Ru» эксперты.
…Обвинения, брошенные в адрес Центробанка действительно серьезны. Экс-банкир пишет о непоследовательности и субъективности ЦБ в применении 115-го закона («О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма»). Если одни банки закрывали в считанные дни, то в отношении других ЦБ ждал месяцами. Многие проблемные банки получали от чиновников ЦБ предложения «поджечь» их, то есть обналичить через банк миллиардные суммы, пишет Френкель. При этом «сам Центральный Банк заключил безо всяких там клиентов сомнительных сделок за два года на 6,1 триллиона рублей! Всем банкам страны учиться и учиться…», говорит бывший банкир.
…Но факты, приведенные в письме, не шокировали банковское сообщество. Опрошенные «Газетой.Ru» эксперты не отрицают наличия проблем в банковском надзоре, о которых пишет Френкель.
При этом они явно предпочитают не высказываться резко в адрес ЦБ.
… «Я думаю, ничего нового, кроме абзацев о выводе денег Центробанком, никто для себя в этом письме не обнаружил. В стране во многом бизнес построен так, что надо иметь «кураторов» наверху,
– рассказал «Газете.Ru» представитель одного из банков. – Часть вещей просто очевидна. Например, что банки занимаются преимущественно не отмыванием, а обналичкой, и ЦБ об этом, как минимум, прекрасно осведомлен».
Единственный пункт, вызывавший возражения экспертов – тема вывода средств самим ЦБ. Это требует дополнительного анализа, констатируют эксперты».
Сайт «Ньюсру.Ком» в этот же день помещает статью «Френкель обвинил ЦБ в организации преступной схемы по отмыванию денег»:
«…Френкель намеревался разоблачить схемы, при помощи которых сотрудники ЦБ отмывали деньги через банки, которым грозил отзыв лицензии. Френкель пишет, что отзыв лицензии у подконтрольного ему ВИП-банка как раз и объясняется тем, что он отказался обналичивать деньги для чиновников из Центробанка. При этом никаких конкретных фамилий в тексте не указано, а названия банков, отмывавших деньги, по большинству заменены на «.........» при публикации.
…Письмо банкира состоит из нескольких разделов. Сначала он анализирует российское законодательство по отмыванию денег, и приходит к выводу, что как раз с отмыванием оно не борется.
Затем разбирается, на основе каких критериев принимали или не принимали банки в систему страхования вкладов, которая дает возможность работать с вкладами физических лиц. Указывает, что чиновники ЦБ «интуитивно» отказывали многим банкам с безупречными отчетами. В то же время, утверждает Френкель, «в систему страхования вступили банки, находящиеся на квартирах, полуподвальных помещениях, численностью работников в 15 человек. На что жили и живут эти банки? Осмелюсь сказать, что сотни банков, принятых в систему страхования, как занимались обналичкой, так и занимаются, многие ничего другого не умеют, а некоторые даже не хотят уметь».
…Главный вывод Френкеля таков: «Центральный Банк России заинтересован в открытии для иностранных банков российского рынка. С их помощью он участвует в широкомасштабной схеме по выводу капиталов за рубеж, причем не крохами, а миллиардами долларов в год. Для расчистки пространства для них необходимо создать и постоянно поддерживать иллюзию, что российские банки грязные, они постоянно и повсеместно моют деньги».
22 января в «Ведомостях» появляется статья Кирилла Харатьяна «Письмо несчастья»:
«Нельзя считать мою крошечную выборку репрезентативной, но ни один из опрошенных пяти банкиров не верит, что Алексей Френкель заказал убийство первого зампреда ЦБ России Андрея Козлова. В этом Френкеля подозревает Генпрокуратура, по этому подозрению он арестован, и прокуроры уверяют, что письмо Френкеля, опубликованное на сайте «Коммерсанта», — лишь способ защиты.
…Но послужной список Френкеля позволяет предположить, что защитное, как его называет Генпрокуратура, письмо — отнюдь не поток сознания отчаявшегося, но умозаключения знатока. Оно вызвало у группы знакомых банкиров не только живой интерес, но и понимание, поддержку и желание рассказать об аналогичных фактах и выводах.
Банкиры сходятся в оценке антиотмывочного закона: он, как и пишет Френкель, позволяет ЦБ творить с банками что ему вздумается. Одному из опрошенных письмо подтвердило, что ЦБ сам предлагал «зажигать» безнадежные банки, т. е. проводить через них массовое обналичивание; двое выразили уверенность, что покойный Андрей Козлов был человек бескорыстный, потому и стал мешать другим «регуляторам» управлять рынком в свою пользу, и не здесь ли кроется причина его убийства…
Еще один банкир, вздохнув, сказал: «Как же мы всего боимся! Только будучи поставлен в отчаянное положение, на последнем дыхании, банкир отваживается рассказать, как устроена его профессиональная жизнь. Ему вряд ли поможет, но хоть вы поймете, дилетанты, на каком вулкане мы сидим!».
Интересные моенты раскрываются в статье Татьяны Гуровой, Максима Рубченко и Марины Тальской «Ангелы здесь не летают» опубликованной 22 января в журнале «Эксперт»:
«…«Обнальный» бизнес не является сегодня важнейшим элементом банковского бизнеса, но он присутствует, и не только в каких-то «плохих» банках.
Первый важный тренд в этом бизнесе заключается в следующем. Благодаря усилиям погибшего Андрея Козлова за последние годы рынок обналички сузился, о чем можно судить по стоимости обналички, которая, по свидетельству банкиров, выросла. Более того, совместная работа ЦБ и налоговиков привела к тому, что большинство компаний из частного сектора за последние пару лет радикально обелились и их участие в рынке обналички серьезно уменьшилось. Однако за это время существенно выросла коррупция в госструктурах. Как заметил в интервью «Эксперт» топ-менеджер одной из крупных российских компаний «сегодня для ведения бизнеса даже с учетом взяток и зарплат в конвертах, столько наличных сколько обналичивается просто не требуется», поэтому можно предположить, что большую часть рынка составляют потоки, связанные с бюджетными деньгами. Об этом же, как мы уже и писали, свидетельствует и то, что около 90% объема обналичных операций приходится на Москву. Иначе говоря, обналичка сегодня необходима, прежде всего, для обеспечения нелегальных доходов чиновников.
…Весной нынешнего года Алексей Френкель и Алексей Мамонтов направили в адрес администрации президента пакет предложений по совершенствованию «антиотмывочного» законодательства. «Сейчас основные проблемы у банков возникают и еще будут возникать в связи с реализацией закона № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», — говорит Алексей Мамонтов. — Этот закон просто разоружает банкиров перед любым произволом. Потому что он ничего не регламентирует в полной мере и не устанавливает количественных параметров нарушений. Речь там идет о параметрах, которые по усмотрению чиновника могут быть признаны достаточными для наложения тяжелейших санкций вплоть до отзыва лицензии. Поправки, которые мы подготовили, нацелены на то, чтобы хоть как-то нормализовать отношения между надзирающими органами и надзираемыми организациями».
Даже краткое изложение предложений Френкеля—Мамонтова показывает, что их реализация благодаря более жесткой регламентации «антиотмывочных» процедур смогла бы провести раздел между обналичиванием и отмыванием криминальных денег. Это, с одной стороны, резко сокращает возможности чиновников брать взятки за содействие и попустительство обналичке, а с другой — резко ослабляет позиции сегодняшних лидеров обналичивания, поскольку эксклюзивность их положения на рынке будет ликвидирована.
Возникает вопрос: а почему не вводится такая или подобная регламентация? …Ответ напрашивается такой: эта регламентация лишила бы доходов слишком многих, причем не только в банковском сообществе, но и в регулирующих органах. И здесь мы подходим к пункту «в-третьих».
Чтобы разобраться в нем, необходимо понять, как устроен «обнальный» бизнес сегодня. Вот как это выглядит в рассказах российских банкиров.
«Обналичкой занимаются два типа банков — «сливные» и «нормальные». «Сливные» — это камикадзе, владельцы сознательно обрекают их на закрытие. С ними все просто: «заносишь» миллион долларов в регулирующие органы и получаешь налички столько, сколько нужно. Но недолго — примерно полгода, потом тебя закрывают. И тогда хочешь — поезжай на Багамы, а хочешь — бери следующий банк, заноси следующий «лимон» и повторяй цикл по-новой».
С «нормальными» банками, то есть теми, которые кроме обналички занимаются еще и обычными банковскими операциями, все немножко сложнее. «Если банк крупный и доля обналички в общей массе не очень заметна, его могут и не трогать, — рассказывает представитель одного из таких «нормальных» банков. — Совсем хорошо, если есть мощная «крыша» — обналичивай сколько хочешь, никто тебе слова не скажет. Хотя все эти операции в отчетности сразу видны невооруженным глазом у любого банка. А вот если ты банк не очень большой и «крыши» у тебя нет, то однажды тебе из Центробанка приходит предупреждение. И тут перед тобой открывается широкий выбор вариантов. Ты можешь завязать с обналичкой и начать жить по-честному. Или ты можешь занести «лимон» и стать «сливным» банком — полгода заниматься только обналичкой, а потом закрыться. Наконец, ты можешь делать вид, что ничего не случилось, и продолжать делать все то, что делал раньше. Тогда в один прекрасный день тебе из ЦБ приходит телеграмма о приостановке операций по счетам, например за неправильную оценку залогов — а как правильно, никто ведь не знает. Через несколько часов эта приостановка подтверждается еще и официальным письмом. Тут у тебя тоже три варианта действий.
Первый — ты можешь оспорить это решение Центробанка в суде. Выиграешь в первой инстанции, выиграешь во второй, но до третьей тебе дойти не дадут — просто отнимут лицензию, и останешься ты один на один со своими клиентами.
Второй — ты даешь «лимон», и тебе предоставляют два-три месяца на расчеты с кредиторами. Третий — ты не даешь «лимон», на твоих заблокированных счетах зависают деньги кредиторов, и те в конце концов отрывают тебе голову».
Довольно интересную статью «Кто «крышует» обналичку в России?», которая никак не умещается в рамках нашего обзора, можно прочитать на сайте http://www.vokruginfo.ru/news/news19471.html/. Мы же обратим внимание на две статьи, появившиеся 23 января.
Статью Дмитрия Буртина «Банкиры не верят Алексею Френкелю» (подзаголовок – «Но готовы следовать его рекомендациям») опубликовал в этот день «Коммерсантъ»:
«…После публикации статьи арестованного в январе по обвинению в организации убийства зампреда ЦБ Андрея Козлова банкира Алексея Френкеля официальные представители ЦБ воздержались от комментариев к ее содержанию. Напомним, господин Френкель, находящийся в СИЗО, в тексте, написанном до ареста, описал якобы действующую в ЦБ коррупционную схему, использующую банкротства проблемных банков для обналичивания крупных сумм. Вчера же представители ЦБ, НБС и банковского сообщества в лице АРБ прокомментировали заявление Алексея Френкеля.
Глава ЦБ Сергей Игнатьев занял самую жесткую позицию. В интервью «Интерфаксу» он заявил, что информация, изложенная в статье, «исходит от тех, кому работа Банка России мешает заниматься фиктивными банковскими операциями», констатировал отсутствие в ней персональных обвинений и точной информации о конкретных фактах коррупции среди своих подчиненных.
Поддержали позицию главы ЦБ и исполнительный вице-президент АРБ по правовым вопросам Андрей Емелин, и член НБС Павел Медведев, назвав обвинения господина Френкеля «бездоказательными» и «голословными». Однако в отличие от Сергея Игнатьева, Павел Медведев признал некоторые проблемы с надзором у региональных банков. А господин Емелин заявил, что «несовершенство банковского законодательства», определяющего правила банковского надзора, привело «к появлению таких фактов, которые позволили кому-то сделать выводы о нечистоплотности ЦБ».
Таким образом, АРБ признала существование проблем, о которых говорили Алексей Френкель в обсуждаемой статье и Московская международная валютная ассоциация (ММВА) в письме президенту Владимиру Путину от 8 декабря (Ъ писал о нем 19 января). Более того, Андрей Емелин заявил о том, что АРБ в ближайшее время инициирует внесение в законодательство «ряда поправок», которые должны разрешить проблемы с банковским надзором. Суть поправок он раскрывать не стал, однако пояснил, что ЦБ должен быть обязан законом мотивировать свои действия в рамках надзора при отзыве лицензии. При этом господин Емелин уточнил, что попытки добиться от ЦБ такой информации даже в судебном порядке не дали результата».
Статья Ольги Романовой в «Ведомостях» называется «О чем молчит Френкель»:
«…Поговорите с любым практикующим банкиром — он вам расскажет, что за последние три года цена карманного банка (представляющего собой коробку с документами) поднялась в 10 раз. Если раньше «рублевый» банк (без валютной лицензии) можно было купить за $200 000-300 000, то теперь такой стоит минимум $3 млн. Такой рост случился не за год и не с сентября, когда убили Андрея Козлова. А уж как с этого момента выросла стоимость обналички, знают теперь даже дети.
Беспощадная борьба ЦБ с обналичкой представляет собой очень странный случай. Откуда вообще банки берут наличные? Им выдает ЦБ. И он же, по идее, должен заметить неладное максимум через месяц, а уж месяца через три это заметит слепоглухонемой капитан дальнего плавания, бросивший якорь неподалеку от какого-нибудь Дредноут-банка. Когда учреждение снимает ежедневно наличных в несколько раз больше, чем валюта его баланса, ежу понятно, что происходит, это кассовая операция, а не бином Ньютона. Сергей Игнатьев в свое время говорил, что ЦБ не может не удовлетворить банковскую заявку. А, собственно, почему? Что мешает работникам ЦБ уже на третий день обналичивания приостановить заявку, поехать в банк и выяснить, какие такие колхозники снимают на аграрные цели огромные суммы наличных? Одна из версий — что мешает — изложена в письме арестованного Френкеля.
…Совладелец VIP-банка Френкель пишет, что в момент отзыва лицензии его банк был отмыт и вычищен до белизны, о чем и гласил отчет проверяющих ЦБ.
…Правда, Френкель не написал, кто и как выдал его банку восхитительный акт проверки. Зато написал, что в систему страхования вкладов принимались банки, которые ничем не лучше тех, у кого отзывались лицензии. Прокуратура говорит, что это защитное письмо. Что мешает это проверить? …Вполне возможно, что прокуратура после проверки возбудит дело о масштабной клевете в адрес сотрудников ЦБ: сейчас-то рассказывают, что «Нефтяной» и группа карманных банков под его управлением были лидером рынка обналички, но их якобы прикрывали в ЦБ до тех пор, пока глава «Нефтяного2 Игорь Линшиц не увлекся политикой, и, когда кто-то очень могущественный оказался этим недоволен, в ЦБ разбушевались, а в банковских кругах появился афоризм: «Банкир не может отказаться платить, лишь бы у него не отказались брать».
Как человек, который больше 20 лет был знаком с Андреем Козловым, я всегда буду уверена, что он был чист перед людьми, перед законом и перед своей совестью — каких бы баек о нем ни рассказывали до и после. Кто бы его ни заказал, убила его существующая и процветающая система: черный бизнес, помноженный на интересы вовсе не частных лиц. И далеко не факт, что он наступил на хвост банкиру или его клиенту. Возможно, что он увидел и что-то еще».
Какие еще истории всплывут, дополняя «список Френкеля»? Возможно, об этом нам совсем скоро расскажут отечественные СМИ.

Никитченко Алексей Анатольевич
Ильинов Евгений Викторович
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет
Семинар «Использование модели стандартных издержек как инструмента сокращения административных издержек».

Поделиться

Подписаться на новости