Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Вот он, кризис. Часть первая

Обрушившееся на Россию мировое поветрие получило, наконец, свое истинное имя – финансовый кризис. И меры для его обуздания были приняты точно такие же, как в развитых странах. Это и стало важнейшей темой материалов СМИ.

«0,5 трлн руб. стабильности» - статья четырех авторов под таким заголовком появилась 22 сентября в «Ведомостях»:
«Федеральный бюджет выделит 250 млрд руб. на покупку акций ведущих российских компаний в 2008-2009 гг., при необходимости сумма удвоится, объявил премьер-министр Владимир Путин. «Будем смотреть прежде всего на предприятия, где есть уже госпакет, но не только», — объяснил вице-премьер Алексей Кудрин. В качестве примеров таких компаний с госучастием он назвал ВТБ, «Роснефть», «Газпром».
…Кто займется инвестированием 500 млрд руб., пока не определено. «Это проще простого: отдать деньги любому госбанку, например Внешэкономбанку, он и инвестирует», — не видит проблем председатель совета директоров МДМ-банка Олег Вьюгин. Правительство отберет агентов для интервенций, это может быть и ВЭБ, сказал Кудрин.
Доходы бюджета-2008 будут выше, чем предполагал Минфин еще в июле, из них и можно взять 500 млрд руб., полагает первый зампред бюджетного комитета Госдумы Виталий Шуба. Профицит за январь — август достиг 8,8% ВВП (при плане в 4,6% ВВП по итогам года). Скорее всего, будут задействованы нераспределенные средства бюджета, говорит чиновник.
…Скупка акций государством поможет спекулянтам, а не компаниям, испытывающим финансовые трудности, возражает Сергей Моисеев из Центра экономических исследований. Правильнее было бы покупать не акции, деньги за которые уходят иностранным инвесторам, а облигации, тоже упавшие в цене, чтобы облегчить долговую нагрузку компаний, советует экономист «Тройки диалог» Евгений Гавриленков. Более предпочтительный механизм поддержки — предоставить через ВЭБ целевые кредиты госкомпаниям на льготных условиях для покрытия разрывов ликвидности, считает гендиректор государственного «Технопромэкспорта» Сергей Моложавый.
Помощь могут получить компании, для которых банкротство или продажа по символической цене были бы закономерной расплатой за слишком рискованную игру, опасается профессор Российской экономической школы Константин Сонин. Правительство дает сигнал, что в дальнейшем будет поддерживать «заигравшихся», хотя хорошим дополнением к вбросу денег была бы пара-тройка громких банкротств и вынужденных слияний и поглощений в банковском секторе, говорит Сонин».

В том же номере «Ведомостей» под заголовком «Не все еще осознали, что кризис настал, поэтому активы пока дороги» публикуются ответы ряда ведущих предпринимателей страны на вопрос «Хватает ли российским компаниям кредитных ресурсов сейчас, когда в стране разворачивается финансовый кризис, как они справляются с новыми трудностями и пересматривают ли свои стратегии»:
«..Вагит Алекперов, Президент нефтяной компании «Лукойл»:
Для всех компаний кризис означает осложнение доступа на финансовые рынки, но мы чувствуем себя уверенно, денег нам хватает. К тому же решение о снижении экспортной пошлины не с 1 ноября, а с 1 октября позволит «Лукойлу» сэкономить около $280 млн. Это перекроет дефицит средств, который у нас есть. Хотя из-за снижения цен на нефть инвестпрограмма компании может быть пересмотрена, ведь «Лукойл» рассчитывал инвестиции с учетом цены на уровне $105 за баррель, а сейчас она может достигнуть $90.
Андрей Донских, Председатель правления ФК «Уралсиб»:
С точки зрения событий на фондовом рынке высокая волатильность есть фактор кризисного явления. Учитывая, что мы оперируем не собственными деньгами, а деньгами более 3,5 млн человек частных вкладчиков и более 200 000 юридических лиц, играть на волатильном рынке уже нерационально. И мы сократили вложения в портфель акций практически до нуля.
Александр Булыгин, Гендиректор UC Rusal:
Мы не испытываем проблем с привлечением финансирования. Все проекты, включенные в нашу инвестиционную программу [около $2,5 млрд в год], обеспечены финансированием и будут реализованы в ранее намеченные сроки.
Леонид Меламед, президент АФК «Система»:
Уверен, что мы сможем привлечь необходимые средства в рамках запланированных инвестиционных программ. Финансовые показатели у корпорации сильные, уровень долга низкий. В этой связи кредитный рейтинг «Системы» был совсем недавно повышен. Поэтому мы чувствуем себя достаточно уверенно.
Корпорация работает в обычном режиме. Хотя сегодня мы имеем предварительную информацию от банков о возможном росте ставок заимствований. Кроме того, аналитики поднимают для России стоимость капитала, а это означает снижение целевых значений стоимости наших публичных компаний. Но в целом изменения на финансовых рынках не отражаются на поведении потребителей.
Сергей Галицкий, основатель и совладелец сети «Магнит»:
С наступлением финансового кризиса люди не прекратили есть и пить, они продолжают ходить в магазины, покупать продукты, поэтому нашего бизнеса кризис практически не коснулся. Планы по выручке мы выполняем. Наблюдаем лишь некоторый рост процентных ставок по кредитам, но и то банки ужесточают условия в основном для компаний с высокой долговой нагрузкой, когда показатель долг/EBITDA превышает 3.0-4.0.
Давид Якобашвили, Председатель совета директоров «Вимм-билль-данн»:
В целом по рынку чувствуется напряжение, но нам денег хватает, хотя излишеств нет. У «Вимм-билль-данн» большой запас прочности, маленькие долги. Пересматривать стратегию развития не будем, напротив, планируем дополнительные приобретения. Что касается непрофильных активов, то в угольном бизнесе наблюдаем рост платежеспособности партнеров, а в девелоперском пока очень мало строим и проекты в основном находятся в стадии согласования. Думаю, что рынок восстановится через полгода-год при правильных шагах со стороны государства — у нас от одного слова зависит многое».

Приложение к «Ведомостям» - «SmartMoney» опубликовало в тот же день (скажем сразу: эту часть обзора составили материалы, опубликованные только в этот день) статью четырех авторов «Жертвы будут»:

«Кризис, заставивший финансовые власти прервать торги на биржах, расползается. Финансовые рынки давно страдают от оттока западного капитала. Казалось, к нему уже можно было приспособиться. Но ситуация все-таки пошла вразнос. На минувшей неделе индекс РТС за два с половиной дня торгов потерял 21%, индекс ММВБ — 25%. Сперва в минус сыграли проблемы ведущих финансовых компаний США, потом стало известно о неисполненных сделках ряда российских банков. «Черным» за последние 15 лет по нескольку раз называли любой день недели, но с августа 1998 г. ни один не заслуживал почетного звания так, как среда, 17 сентября. Котировки «голубых фишек» в тот день опускались более чем на 30%, инвесторы в панике бежали с наших бирж.
Техническая приостановка торгов на площадках ММВБ и РТС позволила Минфину и ЦБ принять меры: крупнейшим банкам обещали 1,5 трлн руб., еще 500 млрд руб. государство готово потратить на скупку подешевевших акций.
…Инвестиционным банкам, или, проще говоря, брокерским конторам, будет хуже всего. Первым, кто попал под раздачу, оказался банк «КИТ Финанс». Почти одновременно стало известно о проблемах банка «Союз», который входит в империю Олега Дерипаски. Первый был спасен за счет средств Газпромбанка и ВТБ, которые выдали их управляющей компании «Лидер», второй поддержали структуры самого Дерипаски.
…Но все это, в сущности, побочный бизнес. Главное направление — покупка и продажа акций — задыхается. «Мы сегодня находимся в точке, в которой вообще нет никакого бизнеса, — рассуждает председатель правления Renaissance Investment Management Андрей Мовчан. — Цены резко изменились: сейчас никто не хочет продавать, никто не хочет покупать. Рынка как такового не существует, поэтому говорить о брокерском бизнесе очень сложно». Может быть, Мовчан и сгущает краски, но не очень сильно.
Что могло бы порадовать российские инвестбанки, так это уход со сцены крупных американских коллег вроде Merrill Lynch (сейчас его купил Bank оf America). Раньше, выполняя заказ на IPO, крупный американский банк мог гарантировать клиентам: если что пойдет не так, он сам выкупит часть выставляемого на биржу пакета акций предприятия-эмитента. В этом заключалось их конкурентное преимущество. Сейчас оно исчезло. Нашим, у которых не хватает денег, впрочем, от этого не сильно легче.
…Несмотря на то что еще в июле Центральный банк да и все финансовые власти получили высокую оценку рейтингового агентства S&P за свои превентивные действия по поддержанию банковской системы (Россию из-за этого даже переставили в почетную 7-ю группу), саму систему это пока не спасает. Международные резервы, казавшиеся бездонными, потеряли всего за месяц чуть менее $40 млрд, то же агентство в пятницу пересмотрело прогноз по долгосрочному суверенному рейтингу России с позитивного на стабильный. При этом в комментариях к своему решению эксперты S&P указали, что пересмотр обусловлен «растущей неопределенностью по поводу экономической политики», «сокращением лимитов мировых банков на российских заемщиков», «вероятным дальнейшим снижением международных резервов». При «разумном пессимистичном сценарии» условные бюджетные обязательства могут достичь 20% ВВП. Это около $100 млрд.
…Констатация того факта, что большая часть проблем в Россию экспортирована, так как причиной всех бед стал именно отток капитала, успокаивает слабо. Глава компании «Ингосстрах» Александр Григорьев вообще считает, что наша проблема заключается как раз в отсутствии фундаментальных экономических факторов кризиса. То есть влияние на ситуацию властей (которые были похвалены S&P буквально полтора месяца назад) весьма ограничено, и в этом смысле мы мало отличаемся от какой-нибудь банановой республики. «Есть один глобальный макроэкономический фактор — это мировой и не мировой (американский) фондовый кризис и кризис капитализации западных банков. И ненадежность активов. Это вызвало возврат ликвидных средств с развивающихся рынков. Индия, Бразилия, Китай — все падают очень сильно. В том числе и Россия. Западные инвесторы, которые формировали значительные спекулятивные позиции на фондовом рынке, стали уходить, и это в совокупности с падающей ценой на нефть вызвало, по сути, эмоциональный, психологический кризис инвесторов», — говорит Григорьев. Управляющий директор ГК «Тройка Диалог» Андрей Шаронов считает, что российские причины повлияли скорее на скорость оттока средств из России…
Банкиры согласны, что ситуацию подкосило решение ЦБ повысить ставки отчисления в фонд обязательных резервов 1 сентября (принятое, кстати, еще в начале лета, когда Россия продолжала называть себя «островом стабильности»). В августе банки еще держались, а в сентябре, направив в ФОР дополнительно около 100 млрд руб., начали «пылесосить» денежный рынок, взвинчивая ставки на МБК. Теперь главное — не допустить падений в Tор-50 российских банков, чтобы они не начали требовать возврата выданных ранее кредитов.
…Правда, проблемы на банках не закончатся. По словам Андрея Шаронова, уже начинают всплывать ситуации и проблемы у компаний реального сектора, у которых подходит время рефинансирования их задолженностей. Это практически все девелоперы и строители, которые уже объявили о приостановке большого объема своих программ. Менее проблемные отрасли — отрасли с большой денежной выручкой. «Сейчас возникает ситуация, когда выигрывают, становятся привлекательными компании не с хорошим балансом, а с хорошим денежным потоком. Можно будет стать свидетелем ситуации, когда будут попадать в тяжелое или даже предбанкротное положение компании с очень хорошим балансом, но с паузой в получении денежных средств», — говорит Шаронов».

Из статей, опубликованных в тот же день в журнале «Эксперт» (№37), мы выделим две. Редакционная статья называется «Неслучайный кризис»:
«Финансовый кризис в России удалось погасить. По крайней мере, очевидно, что своевременное и массированное вмешательство властей предотвратило наихудшие сценарии развития событий. Какие-то локальные сложности в ближайшем будущем, наверное, неизбежны — на фоне глобального финансового обвала, — но угроза полномасштабного кризиса отступила. Теперь важно сделать из произошедшего правильные выводы.
Прежде всего нужно точно определить причины кризиса. Простые объяснения тут не годятся. Очевидно, что списывать все на войну в Грузии и общее обострение отношений с Западом — значит грубо упрощать картину. Можно подумать, что, если бы Россия проиграла войну Грузии, это сильно подняло бы котировки российских компаний. Но неправильно все объяснять и только лишь влиянием зарубежных рынков. Влияние это, безусловно, было очень большим, однако встает закономерный вопрос: а почему наша финансовая система настолько подвержена внешнему влиянию?
Ведь эта система возникла не из воздуха, как некая данность. Она является в том числе результатом работы финансовых властей. Например, зависимость отечественных компаний от западных заемных рынков и слабость российской банковской системы суть следствие упорно проводимой Минфином и ЦБ линии на складирование валютной выручки экспортеров на западных же рынках.
…Вторая ошибка, которую легко допустить, — свести все исключительно к рассмотрению ситуации на финансовых рынках. Дело же не только в финансах, но и в нарастающих кризисных явлениях в российской экономике, и речь идет не только и не столько о падении цен на нефть. Если смотреть на российскую экономику через призму показателей госфинансов, то все действительно выглядит замечательно. Однако государство — это далеко не вся экономика, точнее, лишь ее четверть. В оставшихся же трех четвертях ситуация гораздо менее благостная — темпы прироста инвестиций нулевые, промышленное производство падает, рентабельность компаний опасно сократилась.
…А ведь именно частный бизнес создает львиную долю рабочих мест, обеспечивая социально-экономическую стабильность в стране.
По итогам кризиса финансовые власти вроде бы показали готовность поддержать бизнес. Но объявленные стимулирующие меры вновь касаются в основном нефтегазового сектора. Вопросы о снижении НДС и ЕСН — а именно это больше всего волнует бизнес — вновь отложены в долгий ящик. Можно ли таким образом добиться декларируемой цели — диверсифицировать экономику и снизить зависимость от нефтедолларов? Госбюджет, три крупнейших банка и пять нефтегазовых корпораций — это далеко не вся страна.
…Демонстрируемые госфинансистами приоритеты заставляют задуматься о том, что будет, если цены на нефть вдруг продолжат падение, а бюджетные показатели и внешнеторговый баланс начнут ухудшаться. Устоит ли в таком случае правительство от соблазна повысить налоги? Российская экономика сегодня нуждается в масштабных инвестициях, без них она не может продолжать рост. Чрезмерная же концентрация на бюджетных показателях при нынешнем состоянии российской экономики может сыграть роковую роль».

В этом же номере «Эксперта» помещена и статья Сергея Журавлева «Драма, но не катастрофа»:
«Финансовый кризис в России пока развивается в управляемой фазе. ЦБ в состоянии отбить полноценную спекулятивную атаку на рубль. Тем не менее кризис показал, что нормально работать без постоянной подпитки капиталами извне у нашего финансового сектора все еще не получается
Ситуацию на финансовых рынках сейчас в основном определяет паника. Однако выраженные в цифрах масштабы явления вовсе не ужасающи.
…Отток капитала — главный источник напряженности — …не катастрофичен. Конечно, сама по себе цифра сокращения валютных резервов ЦБ за первые две недели сентября (почти 22 млрд долларов) — шок для слабонервных. Но это номинальный итог, в значительной мере обусловленный переоценкой недолларовой составляющей резервов из-за укрепления американской валюты — ее курс вырос с 1,48 за евро на начало августа до 1,39 на момент последнего подсчета резервов. …С учетом вероятного положительного сальдо по текущим операциям чистый отток капитала за две недели месяца составляет примерно 10–12 млрд долларов. …Конечно, для прогнозирования развития ситуации гораздо продуктивнее попытаться оценить не цифры движения капитала постфактум, а то, как они будут складываться дальше, хотя бы в ближайшие несколько месяцев. Поскольку опыт и предыдущих эпизодов оттока капитала (в августе-сентябре прошлого года и в первом квартале нынешнего), и особенно последнего эпизода показали, что работать нормально без постоянной подпитки капиталами извне у нашего финансового сектора все еще не получается — почти как и десять лет, и четыре года назад. И это несмотря на валютные резервы, потенциально способные заместить утечку капитала даже при худшем сценарии развития событий …
…Прежде всего, что представляет собой нынешний отток капитала? По опыту двух предыдущих эпизодов в ситуациях нестабильности он складывается главным образом из двух составляющих — перевода денег нашими банками на валютные депозиты за рубежом и резкого роста так называемой серой утечки капитала — невозвращенной вовремя экспортной выручки и вывода денег по фиктивным сделкам. В первом эпизоде мирового кризиса ликвидности — в августе-сентябре прошлого года — наши банки вывели на зарубежные депозиты 15,2 млрд долларов, во втором — после январского обрушения фондовых рынков — 5,2 млрд за январь-февраль. «Серый» вывод капитала в период с начала второй половины прошлого года и по первый квартал нынешнего вырос до 15 млрд долларов в среднем за квартал, притом что за все остальное время с начала 2000 года он составлял в среднем 6 млрд долларов за квартал.
…Однако отток капитала именно в этих формах закладывает основы для быстрого восстановления положительного баланса движения капиталов и относительной нормализации кредитного рынка. Средства на зарубежных депозитах банков, очевидно, резервируются ими для расчетов по кредитам, в частности по форвардным валютным контрактам, с помощью которых осуществляется кредитование на трансграничном (офшорном) межбанковском рынке. Такая концентрация средств представляет собой реакцию на изменение доступности и стоимости зарубежных кредитов (обычно непродолжительное). Она, как правило, носит разовый характер и в дальнейшем приводит к «маятниковому» эффекту — росту чистого притока капитала, поскольку необходимость в дальнейшем переводе средств в зарубежные депозиты отпадает. То же касается и «серого» оттока — в значительной части это средства, просто задержанные экспортерами на зарубежных счетах, что называется, «до выяснения ситуации».
…Правда, возникает вопрос: не представляет ли собой такое поведение банков и экспортеров форму непроизвольной спекулятивной атаки на рубль, которая рано или поздно может быть доведена до победного конца? Худший вариант развязки в данном случае будет означать прекращение валютных интервенций ЦБ — чтобы скупкой рублей на ММВБ не ухудшать дальнейшую ситуацию с ликвидностью и не гнать вверх процентные ставки — с автоматической понижательной корректировкой курса рубля. Пока этот сценарий вынужденной девальвации рубля представляется маловероятным. …Ситуация могла бы быть гораздо серьезнее, если бы к атаке на рубль подключились международные «финансовые стервятники» (хедж-фонды и др.), но, похоже, соросам сейчас не до нас — много неотложных дел на их домашних рынках. Кроме того, для атаки на рубль надо его иметь, или по крайней мере иметь доступ к неограниченному рублевому кредиту, что для валютных спекулянтов сейчас также малореально.
…Ну и, наконец, не стоит забывать, что у нас крупнейшими банками и экспортерами руководят отнюдь не соросы, а назначенные государством чиновники.
…Во многих комментариях именно гигантская утечка средств нерезидентов из российских активов, ставшая стихийной (или, в конспирологических версиях, по рекомендациям свыше) реакцией на нашу конфронтацию с Западом, рассматривается в качестве главного источника кризиса. Но здесь надо иметь в виду две вещи.
Во-первых, вывод денег с развивающихся фондовых рынков наблюдается по всему миру по меньшей мере с начала нынешнего лета. По данным EPFR — информационного центра, отслеживающего потоки средств фондов, инвестирующих в активы по всему миру, отток средств с развивающихся рынков за три летних месяца составил 7,3 млрд долларов, из которых на Россию пришлось лишь около четверти миллиарда (до этого с начала года на наш фондовый рынок, наоборот, притекло 2,6 млрд долларов; основная их часть пришлась на май). Новых идей, притягивавших толпы инвесторов на развивающиеся рынки, не видно. Старые идеи — БРИК как стержень глобальной экономики XXI века и даже инфляция, которая якобы заставит центробанки развивающихся стран укреплять национальные валюты в целях борьбы с ней, — полностью исчерпаны.
…Быстро вывести сколько-нибудь приличный с макроэкономической точки зрения объем средств с нашего фондового рынка, пожалуй, нереально. Капитализация рынка измеряется (все еще) триллионами рублей, но реально ликвидных средств прошло через рынок на порядок меньше, соотношение объема торгов и капитализации по мировым меркам маленькое, быстро вывести большие деньги можно (да и то не их, а что от них останется), разве что отдав бумаги за бесценок. По данным того же EPRF, из фондов, инвестирующих в Россию, за первую декаду сентября было выведено 57 млн долларов — это примерно дневной объем трансграничных операций какого-нибудь очень среднего банка.
…Наиболее серьезные последствия для состояния реального сектора экономики будет иметь ухудшение ситуации со стоимостью зарубежных кредитов для российских заемщиков. Общепринятым базовым индикатором (бенчмарком) страновой премии за риск кредитования является стоимость контракта CDS (credit-default swap), представляющая собой страховой взнос, выплачиваемый покупателем такого контракта в обмен на обязательство на тех иных условиях выплатить сумму, указанную в контракте, в случае объявления должником дефолта по своим обязательствам. Агентство Cbonds публикует два таких индекса — по суверенным обязательствам Российской Федерации и для пятилетних кредитов «Газпрома», очевидно, как наименее рискового коммерческого заемщика.
…В целом страновой CDS России, несмотря на кризис, все еще остается на вполне приемлемом уровне — порядка 250 базисных пунктов, это в два с лишним раза меньше, чем у Украины, почти в пять раз меньше, чем у Аргентины, и лишь немного больше, чем, скажем, у Объединенных Арабских Эмиратов. Все это говорит о том, что «кредитное окно» в Россию пока не захлопнуто».


Продолжение следует.

Никитченко Алексей Анатольевич
Ильинов Евгений Викторович
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет
Семинар «Использование модели стандартных издержек как инструмента сокращения административных издержек».

Поделиться

Подписаться на новости