Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Вот он, кризис. Часть вторая

Из других статей, опубликованных 22 сентября (а в этот день их было очень много), нам хотелось бы упомянуть некоторые материалы зарубежной прессы. Так «The New York Times» опубликовала статью Эллен Барри «Экономика пошатнулась, внезапно омрачив перспективы России»:
«На прошлой неделе Москва во всем походила на блистательную финансовую столицу, каковой она жаждет быть.
…Но эти перспективы начинают выглядеть более расплывчатыми. В начале недели фондовый рынок вошел в столь глубокий штопор, что правительство на два дня приостановило торги. В пятницу произошел отскок – акции повысились на 28%. Но и после отскока биржевые индексы почти вполовину меньше, чем в мае.
Цены на нефть – опора российской сырьевой экономики – резко снизились. …Россия, вновь обретшая уверенность в себе при Владимире Путине, – ее успех основан на стабильной политической обстановке, предсказуемом росте экономики и твердом контроле государства над секторами природных ресурсов – теперь выглядит определенно волатильной.
…На первой полосе пятничного выпуска «Комсомольской правды» – бойкого городского таблоида – был всего один заголовок: «Как без потерь пережить финансовый кризис». Он был проиллюстрирован фотографией яппи, в ужасе зажавшего себе рот ладонью.
На прошлой неделе потрясения на фондовых рынках наблюдались во многих странах. А отскок на московских площадках в пятницу – настолько стремительный, что правительство два раза за день было вынуждено приостанавливать торги, ибо рост превышал технические возможности, – демонстрирует, что чрезвычайные меры правительства помогли восстановить доверие инвесторов.
Этой весной Медведев пришел к власти в стране с колоссальными резервами наличности. Он выдвигал программу модернизации: предлагал реформировать институции, дабы создать условия для расширения малого бизнеса и рядов среднего класса, а также «снять» экономику «с иглы» чрезмерной зависимости от нефтедолларов и принять правительственные инициативы для роста отечественной промышленности и высокотехнологичного сектора экономики.
Теперь перед Медведевым стоят более безотлагательные задачи. Российские вооруженные силы, в 1990-е впавшие в упадок, следует модернизировать. Правительство сообщило, что в ближайшем будущем направит 44 млрд долларов на укрепление банков и фондовых рынков, дабы предотвратить кризисы типа того, который в 1998 году парализовал страну. В пятницу президент с вызовом заявил, что Россия не отказывается от своего курса на модернизацию, но признал, что последние события несколько осложнили работу.
…Многие банковские работники в последние дни только и делали, что разговаривали по телефону, пытаясь успокоить встревоженных инвесторов, говорит Павел Просянкин, работающий в финансовом секторе.
«Они занервничали, потому что нервничали наши клиенты», – пояснил 36-летний Просянкин, который прекрасно помнит дефолт 1998 года, когда падение цен на нефть вызвало разруху в российской экономике в целом.
Основы экономики, по словам Просянкина, намного крепче, чем было в 1998 году. Но «в плане поведения инвесторов ситуация очень похожа, – сказал он. – Люди точно так же перестают мыслить рационально».

«Financial Times» поместила в тот же день редакционную статью «Уроки России»:
«На минувшей неделе было множество экстраординарных событий, но первое место среди них занял пятничный взлет российского фондового рынка на 30%. Помощь в размере 130 млрд долларов, которая была выделена после прекращения торгов на два дня, достигла своей непосредственной цели. Тем не менее, российское падение 2008 года, как и более крупный кризис десятилетней давности, будет иметь долгосрочные последствия.
…Кризис показал, что Россия неразрывно связана с глобальной экономикой. Она не может избежать влияния внешних факторов вроде изменения курса доллара или цен на нефть. А за внешнеполитическую конфронтацию пришлось заплатить подорванным доверием и бегством капитала. Возможно, это ограничит агрессию в будущем. Но важнее всего то, что Россия хочет занимать место за столом переговоров по важнейшим мировым вопросам, а ее претензии основаны на достаточно крупной экономике».
23 сентября в «Коммерсанте» появляется статья Игоря Орлова «Банкам подали на борьбу с кризисом»:
«…Сегодня Минфин разместит на депозитах 22 коммерческих банков бюджетные средства в размере 330,7 млрд руб. Это рекордный объем средств, предоставленных банкам с начала проведения депозитных аукционов. Кредитные организации подали заявки в ходе вчерашнего аукциона, на котором им было предложено 600 млрд руб. Средневзвешенная процентная ставка составила 8,81% годовых. Банки должны будут вернуть деньги 24 декабря. На сегодняшнем аукционе Минфин предложит средства уже на пять недель — 200 млрд руб. по ставке 8,25%, на завтрашнем аукционе будут распределены еще 300 млрд руб. по ставке 8% с возвратом 2 октября.
Столь крупный объем средств государство предоставляет банкам в рамках программы масштабной поддержки ликвидности банковского сектора. Ранее Минфин заявлял, что готов предоставить банкам 1,5 трлн руб. Причем ранее эти средства планировалось разместить на депозитах Сбербанка, ВТБ и Газпромбанка, которые затем должны были перераспределить их по банковской системе. Однако затем Минфин решил расширить список до 28 кредитных организаций.
Участники рынка отмечают, что вливание средств оказало желаемый эффект на ситуацию с ликвидностью в банковском секторе.
…Ситуация стала менее напряженной и на рынке междилерского репо, однако о полной стабилизации говорить рано, отмечает начальник отдела операций репо МДМ-банка Алексей Базаров. Процесс урегулирования неисполненных требований по сделкам репо пока продолжается, а ставки репо остаются на уровне 12-25% годовых. «Доверие между участниками рынка подорвано,— говорит господин Базаров.— Для восстановления необходимо не только решить проблемы по текущим задолженностям, должно пройти несколько месяцев».
…Несмотря на готовность государства предоставлять банкам значительные средства бюджета, некоторые из них уже в ближайшее время снова могут испытать их нехватку. «Есть вероятность, что на вчерашнем аукционе банки, для которых максимальный лимит установлен в 15%, его выбрали и таким образом лишились запаса ликвидности»,— говорит аналитик Райффайзенбанка Антон Плетенев.
Соруководитель аналитического департамента Дойче Банка Ярослав Лисоволик убежден, что проблема не в количестве денег, а в том, как они распределяются. Бюджетные средства не дойдут до небольших банков, испытывающих проблемы, подчеркивает эксперт.
…«Вероятность дефолтов и банкротств сохраняется у организаций, бизнес-модель которых была сконцентрирована на одном инструменте привлечения средств»,— дополняет Антон Плетенев».

В тот же день «Ведомости» публикуют целый ряд статей по теме нашего обзора. Материал Ирины Малковой и Анны Бараулиной называется «Кому звонили банкиры»:
«…На российском рынке оказалось много займов, обеспеченных акциями компаний, констатирует аналитик Standard & Poor's Елена Ананькина. Поэтому margin cаlls (требования увеличить залог при падении его стоимости) стали распространенной проблемой.
К примеру, 17 июня 2008 г. «Роснефть» заложила 3,9% своих акций (412,86 млн шт.) пулу международных банков по сделке репо, получив $2,35 млрд по ставке 5,76% на год. Стоимость акций в соглашении с банками была привязана к котировкам на ММВБ, а в случае отсутствия торгов — на LSE, говорит близкий к компании источник.
Вскоре рынки пошли вниз, а в сентябре падение превратилось в обвал. Утром 17 сентября капитализация «Роснефти» на ММВБ скатилась до $53,4 млрд (на LSE в тот день она падала до $49,81 млрд). Если 17 июня 3,9% акций «Роснефти» стоили на ММВБ $4,9 млрд (по курсу доллара на этот день), т. е. размер обеспечения был вдвое больше ссуды, то 17 сентября этот пакет стоил уже на $2,8 млрд меньше. 18 сентября, когда ММВБ была закрыта, на LSE «Роснефть» стоила $61 млрд.
У «Роснефти» «прозвенело» несколько margin calls, говорит менеджер одного из банков, участвовавших в сделке. При каждом из них компания должна либо досрочно погасить кредит, либо увеличить размер пакета в залоге, либо компенсировать падение его стоимости деньгами, говорит он. По словам банкира, компания получила margin calls трижды и каждый раз доплачивала. Источник, близкий к «Роснефти», подтверждает, что ограничения срабатывали несколько раз. По его словам, компания компенсировала разницу как деньгами, так и акциями.
…До конца года «Роснефти» еще придется занимать, чтобы финансировать инвестпрограмму, говорил «Ведомостям» один из ее менеджеров. А в IV квартале предстоит гасить еще около $800 млн долга, сообщал в конце августа вице-президент «Роснефти» Питер О'Брайен.
«Роснефть» это переживет, уверена Ананькина из S&P: $3-миллиардный краткосрочный долг компании сопоставим со свободным денежным потоком за полгода. Но вот margin сalls — общая проблема для российских бизнесменов, свидетельствует аналитик Lehman Brothers Павел Мамай. Он напоминает, что UC Rusal взяла $4,5 млрд под залог акций «Норникеля», АФК «Система» закладывала акции МТС, а Altimo — акции «Вымпелкома».
…На прошлой неделе сотрудники инвестбанков обсуждали информацию о том, что margin calls возникли по бумагам «Норникеля» у Олега Дерипаски и Владимира Потанина. В случае с Потаниным их объем составил до $3 млрд, утверждает источник, близкий к акционерам «Норникеля».

Вторая статья этого номера «Ведомостей» - материал профессора Российской экономической школы Константина Сонина «За счет граждан»:
«Операции по спасению российской банковской системы и фондового рынка, предпринятые на прошлой неделе Министерством финансов и ЦБ, не просто обойдутся российским гражданам в миллиарды долларов. Они создают исключительно плохой прецедент на будущее. Это не означает, что их не нужно проводить, — возможные потери в случае банковской паники могут оказаться очень значительными.
…Идея помощи банковской системе с помощью масштабного вбрасывания денег не нова. …В XIX в. и в первой половине XX в. операции спасения проводились частными банками, которые скидывались, чтобы поддержать систему в целом, а начиная с 1930-х гг. основным источником предоставляемой ликвидности стало государство. …Это значительно усложнило политические проблемы, связанные с подобными операциями, как это всегда бывает, когда деньги граждан используются для поддержки влиятельного меньшинства — банкиров и финансистов.
Происходящее в эти дни в США — еще один пример массированного спасения тех, кто заигрался на рискованном рынке. План сохранения стабильности финансовой системы, экстренно предложенный администрацией Буша, подразумевает наделение министерства финансов чрезвычайными полномочиями по выкупу плохих ценных бумаг у банков и предоставление на эти цели $700 млрд. Идея состоит в том, чтобы позволить банкам очистить балансы, избавившись от плохих активов, не опасаясь панического бегства вкладчиков и инвесторов самого банка. Однако то, насколько плохим является актив, зависит от цены, которую собирается платить за него министерство финансов. А если рынок не оценивает этот актив высоко, то почему его должно высоко оценивать государство? Неудивительно, что предложение уже вызвало негативную реакцию значительной части конгрессменов — огромные даже по американским меркам деньги граждан будут потрачены по усмотрению чиновников.
…Хотя происходящее в России напоминает американскую ситуацию, информации о действиях и планах государственных органов гораздо меньше. Общественное обсуждение этих действий и планов сведено к минимуму — и это при том, что речь идет о расходовании огромного объема средств граждан: с учетом предоставляемых гарантий уже обещанная сумма может достигать $100 млрд. В отношении инвестбанков позиция правительства кажется правильной: никто не собирается напрямую спасать их акционеров. Но это по-прежнему оставляет возможность того, что государственные деньги будут использованы для покрытия долгов банкротов.
От Центрального банка, отвечающего за банковский надзор в нашей стране, требуется более избирательное отношение к тем, кому он помогает пережить кризис, — иными словами, максимальное внимание к балансам банков. Вчера «Ведомости» сообщили о том, что Связь-банк, у которого заложен в ЦБ значительный объем ценных бумаг, ведет переговоры с ВТБ о поглощении. Правильно, что ЦБ не предоставляет кредита Связь-банку, — это позволило бы ему продлить жизнь, продолжая, по существу, делать ставки на рискованном фондовом рынке на то, что находящиеся в залоге акции подорожают.
В книге «Спасение капитализма от капиталистов», написанной Зингалесом вместе с другим профессором Чикагского университета — Рагхурамом Раджаном, авторы проводят и иллюстрируют многочисленными примерами следующее рассуждение. Экономическое развитие невозможно без частной инициативы и свободных рынков. У участников рынка есть стимулы разрушать конкурентную среду, коррумпируя, например, регулирующие органы с тем, чтобы весь выигрыш от рискованной стратегии доставался им, а за проигрыш расплачивались все граждане вместе. В этом случае граждане до какого-то момента пассивно терпят, а потом вводят такое государственное регулирование, что никакой свободы не остается. Способы усиления госвмешательства могут быть разными — где-то это просто победа дирижистов на выборах, а где-то военный переворот или кровавая революция. Поэтому, говорят Зингалес и Раджан, лучше с самого начала регулировать рынки. В нашем конкретном случае — не дать пережить кризис тем, кто этого не заслуживает».

24 сентября в интернет-издании «Газета.Ru» появляется статья Георгия Осипова «Здесь играют только одолженными долларами»:
«Кредитуя банкротов, государство не борется с причинами кризиса, а финансирует фондовое казино за счет граждан.
Под российским фондовым рынком в частности и под всей экономикой в целом тикает бомба с адской смесью чиновничьего произвола, жадности, властолюбия и просто тупых амбиций. Она начинена еще силовыми «гвоздями» для большего эффекта поражения. Действует как противопехотная мина. Пока есть давление – поступают увесистые мешки с заемными деньгами, бомба спит. Но стоит снять с нее ногу, убрать вес – сразу бабахает.
Казенные деньги в финансовую систему России впрыснуты.
…Полезно поинтересоваться, откуда деньги на впрыск взялись. И узнать, что их просто напечатали в нужном объеме. Нехотя сознались денежные власти, что в результате инфляция вырастет на процент-другой. В переводе на русский язык, с учетом знания того, как Росстат вычисляет рост цен (туда входит, например, «рытье могилы в новом месте»), с учетом опыта проживания в стране, это значит, что примерно пятую часть годового дохода средний москвич, к примеру, потеряет.
…Любопытно, кстати, кому и зачем отдавать?
В данном случае – на спасение игроков, которые в пух и прах проигрались на биржах. Зачем? Хочется пояснений.
…По официальной версии все так. Деньги давали не на покрытие проигрышей биржевых игроков, а на решение куда более серьезной проблемы с нехваткой ликвидности. Если ее «не расшить», как они выражаются, сегодня, то завтра наступит страшное, начнутся невыплаты зарплат и закрытия предприятий.
На самом деле невыплаты зарплат никогда и не прекращались, и РФ остается единственной, кажется, страной в мире, где госстатистика регулярно дает графу по объему задолженности по зарплатам. Закрытия предприятий могут быть и на пользу экономике, если эти предприятия только долги и производят.
…Но самое печальное, что никаким впрыском ничего «расшить» нельзя, только отложить беду можно.
Деньги не снимают причин кризиса. Как не отменяют их, скажем, заклинания, что у нас все «зашибись», как они выражаются, а гадкая инфекция занесена из Штатов.
Потому что мы имеем дело с системной проблемой. А именно – с банальной пирамидой, известной советским школьникам по популярной книге Перельмана «Занимательная математика», а новому поколению – по кризису 98-го года.
…Есть одно мерзопакостнейшее сходство. И это в данном случае главное. И тогда, и сейчас кризис стал результатом падения финансовой пирамиды.
В 98-м с энтузиазмом, унаследованным от освоителей казахской целины, строили пирамиду ГКО, в 2008-м соорудили пирамиду корпоративных долгов.
Кризис-98 научил многому. В частности, тому, как действовать в подобной ситуации. ЦБ и Минфин сейчас действительно сработали по высшим мировым стандартам. Еще тот кризис научил, что нельзя стране жить в исключительно долг и беспрестанно этот долг множить. Что ж, с тех пор у нас и бюджет профицитный, и даже запасы делать научились.
Не научились только одному: как же так вот взять и жить не в долг. А раз нельзя, как в 90-х, – приспособились занимать не от имени державы, а для корпораций.
Как оказалось, вся биржевая игра велась почти исключительно на заемные деньги. Как правило, это были «короткие» деньги на «длинные» обещания прибыли той или иной корпорации. Деньги по весне подорожали из-за того, что там, за океаном, лопались ипотечные пузыри. И другие факторы сработали на понижение курса акций российских компаний, они стали в сентябре часто стоить дешевле, чем сделанные под них долги.
…Известен закон отечественного бизнеса: в дело никогда нельзя вкладывать собственные средства.
…Судя по всему, ненадолго хватит выданной наличности, так как желания бизнеса инвестировать свои средства дома не прибавилось. Средства кое-какие имеются, ведь когда страна рапортует о привлечении иностранных инвестиций, то всегда оказывается, что большая их часть – с Кипра. То есть – российские же деньги.
…Вот в чем фундаментальная проблема российской экономики – бизнес не доверяет власти.
Это подтвердил и последний ежемесячный опрос российских бизнесменов в рамках совместного проекта Ассоциации менеджеров и ИД «Коммерсантъ» по расчету индекса деловой активности.
64% опрошенных считают, что большее влияние на ситуацию на российском фондовом рынке оказывают «внутренние», нежели «внешние» причины. Только 32% придерживаются иного мнения. 68% опрошенных отмечают, что увеличивается степень вмешательства государства в экономику. Лишь 28% этого не заметили, но вообще никто не увидел, что госвмешательство уменьшается.
Получается, что кризис стал логичным продолжением государственной экономической политики. Чем больше командуют чиновники – тем меньше желания рисковать своими деньгами. Довмешивались – платите. Что дальше? Дальше – поиск новых впрыскиваний.
При удачном стечении обстоятельств запасов ЦБ и Минфина хватит, чтобы дождаться резкого подорожании углеводородов. Тогда в Россию могут прийти западные инвестфонды. Беда только, что предсказать цены никак никому не удается.
…При неудачном – надо успеть вытащить деньги из банков, купить ЖК-телевизор в детскую, продать квартиру, свободный остаток средств перевести во франки, спрятать под подушку, расслабиться и научиться получать удовольствие».
Наконец, последний материал этой части обзора – выступление бывшего главы ЦБ Виктора Геращенко по «Эху Москвы» 25 сентября (http://www.echo.msk.ru/programs/razvorot/542587-echo/):
«…В. ГЕРАЩЕНКО: Я думаю, что тот вопрос, который должен волновать массового слушателя, массового зрителя, массу населения, всего лишь один – будет что-либо с его вкладами в банковской системе? Потому, что большинство населения свои сбережения, если имеют, держат в банках. Кое- кто начинает покупать акции каких-то компаний, которые, предположим, на бирже торгуются, но это небольшая часть населения. Большинство же держат деньги в банках. В этом случае я бы со 100-процентной уверенностью сказал бы, что населению ничего не грозит, потому, что созданная система страхования вкладов в 2004 году полностью покрывает вклады населения до 700 тысяч рублей. А если у тебя больше, пойди и вторую часть размести в другом банке.
…Если есть норма в 700 тысяч, а у тебя миллион, то 300 тысяч возьми и отнеси в любой соседний банк. И все.
…И это нужно только в том случае, если банк рухнет. А банк, по идее, рухнуть не может, потому, что население, в основном, держит деньги в тридцатке самых больших банков, все они члены, естественно, этой системы страхования вкладов. Все они, в общем, серьёзные банки. Хотя, конечно, и большие банки, как мы видим в США, могут влететь в историю, когда сложный кредитный портфель. Но в любом случае, если даже банк погорит, то система страхования деньги вернет.
…Естественно, у банков наиболее сложное положение, чем раньше, поскольку поджимаются их партнёры в своих странах, они будут меньше размещать депозиты, которые помогали им держать ликвидность или предоставлять кредиты в валюте, если клиент хотел в валюте. Это может сказываться на определенном замедлении у нас промышленного или хозяйственного развития, лучше так сказать, чтобы не трогать бедную промышленность.
Отсюда могут испытывать трудности те или иные хозяйственные субъекты и тот, кто там работает. Инфляция будет иметь место, а повышение зарплаты будет идти в более медленном темпе.
Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Про инфляцию сегодня выступил Дворкович со своим прогнозом, что инфляция не удержится на той цифре, которую прогнозировали ранее – 11,8, а превысит 12%.
В. ГЕРАЩЕНКО: Это частично, естественно, есть следствие, хотя это так называемая базовая инфляция. Я думаю, что большинства населения базовая инфляция не очень трогает.
Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А какая инфляция трогает?
В. ГЕРАЩЕНКО: Инфляция предметов потребления, особенно предметов продуктовой корзины. А вот за шесть месяцев у нас цены на необходимую корзинку питания выросли на 20%.
Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Есть ещё один аспект, который касается напрямую простых граждан. Это рынок недвижимости. Все очень беспокоятся, как кризис отразится на недвижимости.
В. ГЕРАЩЕНКО: Вы знаете, я вчера участвовал в одной передаче интересной «Народ хочет знать» Третьего канала, которая будет завтра показываться. И там есть два пикирующихся между собой выступающих, эксперта, которые высказывают разные мнения. У нас рынок недвижимости не такой развитой, как в других странах ещё. Он, во-первых, дорогой, он не для основной массы населения пока. Но, естественно. Рынок недвижимости может иметь несколько разных факторов движения.
Сейчас говорят, что цены на недвижимость в Москве стали понижаться, поскольку, видимо, понижается спрос.
Л. ГУЛЬКО: Кстати, Николай спрашивает, что не так делает правительство? Хороший вопрос.
В. ГЕРАЩЕНКО: Я не могу сказать, что не так делает правительство. Когда говорят про какую-то компанию, и потом всё на рынке рушится… Так не надо делать. Не надо грозить кулаком. Нужно разобраться. Почему держит компания монопольные цены, как она оказалась в монопольном отношении, раз на нее жалуются. Но не публично. Вот это правительство делает не так. Я думаю, в данном случае не надо было дожидаться обострения кризиса у них, с тем, чтобы у нас президент и премьер-министр начали выступать. Я думаю, что достаточно было г-ну Игнатьеву сказать, что у нас банковские системы испытывают определенные сокращения ликвидных средств. Мы уже обсуждали на Совете директоров и в ближайшее время при необходимости понизим резервные требования и впрыснем ликвидность на рынок.
Турбанов мог выступить, который возглавляет агентство по страхованию вкладов. Сказать, что у нас достаточно средств для того, чтобы основная часть населения, если банки будут банкротится, свои средства получила бы. И это бы не вызывало ненужный ажиотаж, хотя лишало бы СМИ такой интересной работы».
Прочитать полностью объемную стенограмму передачи можно, воспользовавшись данной нами сноской.
Увы, но в связи с тем, что финансовый кризис продолжается, мы не завершаем сегодня и наш обзор, хотя и пишем с надеждой:

Окончание следует.

Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет
Семинар «Использование модели стандартных издержек как инструмента сокращения административных издержек».

Поделиться

Подписаться на новости