Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Встретились, поговорили

Антикризисный саммит «двадцатки» вызвал такую волну откликов, прозвучавших еще до его открытия, что мы включили в обзор лишь публикации последних двух дней.

«Газета.Ru» поместила 2 апреля статью директора проекта «Экономика» Центра исследований и документации Луиджи Эйнауди Джорджио Арфареса «Один кризис на всех»:
«… «Если кризис глобальный, то и решение его должно быть глобальным» – уже заранее можно сказать, что заключительное заявление саммита G20 в той или иной форме будет варьировать эту продиктованную здравым смыслом идею. К ней, разумеется, добавится заявление о том, что «протекционизм не может быть решением проблемы», как и «соревнование в девальвации». Будет сказано, что Международный валютный фонд должен располагать более обширными инструментами и полномочиями, а в заключение всех призовут во имя выхода из кризиса способствовать налоговым (читай: увеличение бюджетного дефицита) и монетарным (читай: низкие процентные ставки и приобретение центральными банками государственных и частных ценных бумаг) стимулам.
Призовут-то всех, но в какой степени? Страны с менее развитой сетью соцобеспечения (например, США) вынуждены будут залезть в дефицит глубже, чем страны в развитым вэлфером, вроде Германии. Страны, пенсионная система которых вращается вокруг акций и облигаций, как в США, стремятся к скорейшему росту рынков в отличие от экономик, где рынки играют менее важную роль в соцобеспечении, поскольку пенсии выплачиваются из кармана трудоспособного населения, – как опять же в Германии. Иными словами, даже если согласиться с тем, что проблемы у всех одни и те же, остается различие в степени их серьезности. Кроме того, существует проблема регламентации финансовых рынков и «налоговых райских уголков». Некоторые страны (та же Германия) требуют жесткого регулирования первых и исчезновения вторых, для других же исчезновение в никуда части налогооблагаемой базы особой роли не играет. Большой разницы в общих намерениях не наблюдается, а вот приоритетность их весьма различна.
…США (и Великобритания) будут испытывать трудности не только с финансированием собственного бюджетного дефицита (по прогнозам, порядка 10% ВВП), но и дефицита торгового баланса в размере около 5% ВВП. Суммы немалые. Что касается дефицита бюджета, то, если частный сектор не пожелает приобретать весь предлагаемый госдолг, его придется покупать ЦБ. Что касается торгового баланса, то малопонятно, как можно привлекать зарубежных инвесторов и не увеличивать при этом процентную ставку. Не стоит забывать, что с некоторых пор Китай и Россия перестали покупать долгосрочные казначейские обязательства США и облигации полугосударственных компаний, финансирующих ипотеку (Fannie Mae и Freddie Mac), переключившись на казначейские бумаги с коротким сроком истечения. На них китайцы и русские зарабатывают мало или даже совсем ничего, но, по крайней мере, не рискуют потерять.
То, о чем говорится лишь «вскользь», – стратегия США и Великобритании по выкарабкиванию из ямы госдолга, в которую они провалятся в ближайшие годы. Долг этот будет принадлежать их собственным гражданам, их собственным ЦБ и иностранным покупателям. Как выйти из спирали постоянного накопления долга?
…Саммит G20, на котором все пришли бы к согласию по основным вопросам, может стать реальностью только при одном условии: если все признают, что за большими расходами сегодня последует большое затягивание поясов завтра».

Сегодня, 3 апреля, «Независимая Газета» посвятила интересующей нас теме статью Владимира Скосырева «Бизнесу отказали в свободе»:
«Саммит «двадцатки» самых влиятельных экономик мира принял вчера в Лондоне декларацию, представляющую собой отказ от модели экономики, основанной на саморегулировании и полной свободе действий бизнеса. Подобную модель, отвергающую государственное вмешательство в экономическую жизнь, часто называют англо-саксонской.
Согласно тексту финальной декларации, который стал известен еще до окончания встречи «двадцатки», ее участники согласились с требованиями, выдвинутыми, в частности, Германией и Францией, о введении строгого наднационального контроля над мировыми финансами. Будет усилен контроль над гигантскими хедж-фондами, МВФ получит новые ресурсы. Создается Фонд финансовой стабильности, куда войдут все члены G20, включая Россию. Его задача – наблюдать за мировой финансовой системой и выявлять нарушителей правил.
…Как и ожидалось, наибольшее внимание СМИ и публики привлекли высказывания президента США Барака Обамы, в которых он излагал свое видение путей преодоления всемирной рецессии. Обама заверил, что разногласия с Германией и Францией несущественны. Вашингтон тоже стоит за то, чтобы мировая финансовая система подвергалась более жесткому регулированию.
…Стоя плечом к плечу рядом с Обамой в старинном здании, где размещается МИД Англии, Браун провозгласил, что саммиту удастся реформировать глобальную экономику.
Однако «единый фронт» англо-американцев, казалось, не поколебал решимость президента Франции Николя Саркози и канцлера ФРГ Ангелы Меркель не отступать ни на шаг от своих требований. Они настаивали на том, чтобы регулирование рынков было усилено. Это касается прежде всего «налоговых убежищ» и хедж-фондов. То есть экономические тяжеловесы континентальной Европы ополчились на те элементы англо-саксонской модели капитализма, которые, по их мнению, несут основную вину за нынешние бедствия. «Если мы не договоримся о регулировании здесь, то никакого согласия на этот счет не будет в следующие пять лет», – заявила Меркель.
Германия и Франция также решительно выступали против чрезмерного вливания государственных средств в экономику, поскольку это может привести к росту инфляции и тем самым затормозить восстановление. Демарш континентальных партнеров поставил конференцию на грань раскола.
…Китай заявил, что пока не готов пойти на дополнительное увеличение расходов и снижение налогов для бизнеса. Однако премьер-министр Индии Манмохан Сингх призвал продолжать фискальное стимулирование в следующем году. Южная Корея заявила, что предложение МВФ о том, чтобы государства выделили 2% ВВП на стимулирование, – это лишь минимум. В результате делегаты, заседавшие в выставочном зале Эксель на востоке Лондона, приняли документ, который стал плодом упорного торга между его участниками. На момент выхода газеты в свет декларация еще не была опубликована. Но ее основное содержание стало известно из высказываний участников форума. «Германо-французскому блоку» удалось записать в документе, что ни один финансовый продукт, ни один участник финансового рынка не останется вне системы контроля. В проекте декларации указывалось также, что «эра банковской секретности» закончилась».

Из двух статей, опубликованных сегодня «Ведомостями», мы остановимся на редакционном материале, озаглавленном «О пользе собраний»:
«Аналитики не ждут глубоких последствий от решений саммита G20 в Лондоне, как не ждали и особых достижений... У разных стран разные, порой противоположные, проблемы, консенсус возможен по слишком общим вопросам, противоречие глобального и национального снова сработает против решений «двадцатки», как только лидеры вернутся домой. Ведь именно так случилось после ноябрьского саммита в Вашингтоне, правда? Все мы помним, что тогда лидеры G20 торжественно поклялись не принимать протекционистских мер, а вернувшись домой, стали принимать их наперегонки. При этом продолжая говорить о верности идеалам вашингтонской встречи.
…Институт международных организаций и международного сотрудничества ГУ-ВШЭ вместе с исследовательским центром «группы восьми» Университета Торонто с 15 ноября 2008 г. по 25 марта 2009 г. проводили мониторинг исполнения странами — членами G20 обязательства об отказе от мер протекционизма, зафиксированного в Вашингтонской декларации. Нарушением обязательства считались действия по ограничению свободной торговли, несовместимые с правилами ВТО. В отношении России применялись правила ВТО с учетом обязательств, принятых в рамках присоединения к этой организации.
Мониторинг показал, что 17 из 20 подписантов ввели антикризисные меры, ограничивающие свободу торговли (данные по Саудовской Аравии, Южной Корее и Турции не приведены). Практически все страны ввели специальные режимы государственного содействия предприятиям национальной экономики, в том числе для экспортеров промышленных и сельскохозяйственных товаров. Развитые страны использовали экспортные субсидии, развивающиеся страны — меры налогового стимулирования экспорта, экспортные пошлины и изменения экспортных квот.
Но несмотря на обширный набор принимаемых мер, все страны практически удержались в пределах обязательств, накладываемых членством в ВТО. …То есть вполне вероятно, что и лицемерие ссылок на Вашингтонскую декларацию было ограниченно. Если бы страны «двадцатки» не давали известного обещания, протекционизма могло быть больше.
…Конечно, важная часть таких встреч на высшем уровне — самоутверждение лидеров. Появление подробной «конституции» выхода из кризиса представить себе трудно.
Но и бесполезным их общение назвать нельзя. Саммит — как встреча выпускников: увеличивает количество и точность информации о происходящем в сообществе. Или как кратковременные курсы повышения квалификации: общие решения будут расплывчатыми или не будут строго соблюдаться, но появятся новые модели для решений национальных».

Сегодняшняя статья Надежды Красиловой в «Новых Известиях» называлась «Двадцатка» не стала трогать доллар»:
«…Финансовый саммит открылся рабочим завтраком, который после перерыва на фото плавно перетек в рабочее заседание. Президенты и премьеры двадцати держав за несколько часов успели обсудить проблемы макроуровня, финансовое регулирование, реформу международных финансовых организаций, восстановление экономики после кризиса и будущее ее развитие. Дмитрий Медведев сконцентрировался на вопросах макроэкономического развития, эту тему накануне он затрагивал также и во время устроенного в честь участников «двадцатки» ужина. Президент Медведев отметил, что Россия поддерживает своих соседей по ЕврАзЭС, в частности, с помощью создания специального антикризисного фонда в размере 7,5 млрд. долларов. Отдельно упомянул он и содействие Белоруссии. Г-н Медведев высказал идею предоставить МВФ кредит в размере 1 трлн. долларов (другие страны предлагают ограничиться 500–700 млрд.) под обязательство реформирования структуры фонда. Он также настаивал на необходимости более полного присутствия в МВФ развивающихся стран, что адекватно отразило бы их возросшую роль в мировой экономике. В том, что фонд необходимо реформировать, не сомневался почти никто. Разногласия проявились только в том, какими методами и насколько глубоко это нужно делать.
Некоторое разногласие с другими участниками встречи выявилось у президента Франции Николя Саркози. Накануне саммита он не сошелся во взглядах с американцами по вопросам регулирования финансовых рынков и институтов. Но затем по мере подготовки итогового документа все-таки согласился его поддержать. Как заявил помощник президента РФ Аркадий Дворкович, многие российские предложения нашли свое место в этом документе. Правда, из поля обсуждения совершенно выпала тема новой резервной валюты. Это предложение России и Китая оказалось затронуто только в диалогах лидеров на «полях» мероприятия».

«Газета» опубликовала на своих страницах статью Константина Смирнова «Дело на триллион долларов»:
«В Лондоне завершился саммит «двадцатки». Руководители стран согласились прежде всего создать всемирный регулятор - Совет финансовой стабильности (Financial Stability Board, FSB) на основе Форума финансовой стабильности. Ему будет предоставлено право отслеживать выполнение всеми странами так называемых глобальных стандартов регулирования надзора в финансовом секторе. Впрочем, соглашение и о стандартах, и о регуляторе еще предстоит разработать.
Международный финансовый спецназ пополнится и реформированным МВФ и Всемирным банком, которым «двадцатка» выделит $1,1 трлн. Всего же, согласно коммюнике саммита, страны-участницы до конца 2010 года выделят дополнительно на борьбу с глобальным кризисом до $5 трлн. …Каждый мировой лидер отчитался на саммите о своих антикризисных мерах. По подсчетам Дмитрия Медведева, в относительных величинах вклад России в антикризисную программу, включая рекапитализацию банков, «один из самых больших в мире - 12% ВВП».
Медведев предупредил, что «серьезным риском для преодоления кризиса является отсутствие цельного представления обо всех программах стимулирования, предпринимаемых в странах мира, а также от степени их влияния на глобальный бюджетный дефицит». Поэтому российский лидер предложил «полностью раскрывать текущую информацию и организовать тесную координацию на международном уровне национальных макроэкономических политик». Необходимо, предлагает Медведев, принять стандарты в области макроэкономической и бюджетной политики, которые были бы при этом обязательны для ведущих мировых экономик, в том числе для стран - эмитентов резервных валют.
Трудно, правда, себе представить, как США будут снижать астрономический госдолг ($1,3 трлн) и дефицит бюджета до приемлемого, например, в Евросоюзе в докризисные времена 3% ВВП. Тем не менее можно считать, что лидеры договорились о нежелательности отрицательного влияния той или иной национальной бюджетной политики на остальной мир. …Накануне лондонского саммита премьер Франции Николя Саркози грозился «хлопнуть дверью». Его не устраивало, что в первоначальном проекте итогового коммюнике округло формулировалась идея о необходимости создания мирового финансового регулятора. Однако в среду вечером на официальном ужине на Даунинг-стрит, 10 британский премьер Гордон Браун пошутил: «Ну куда он уйдет, вот он же спокойно ужинает».
…Правда, международный регулятор FSB реально заработает только при условии международного соглашения, в котором будут определены глобальные стандарты регулирования и надзора в финансовом секторе, построенные как на уже существующих стандартах ОЭСР, так и на новых правилах финансовой отчетности. В частности, в коммюнике G20 отмечается, что новые правила финансовой отчетности должны предполагать открытие всеми компаниями информации, например, о выплатах бонусов по итогам года своему руководству.
Как известно, в США и в Евросоюзе уже приняты ограничения на выплату бонусов руководству тех компаний, которые получили государственную антикризисную помощь.
Медведев в четверг заявил, что аналогичные меры он предложит по возвращении из Лондона в Москву российскому правительству, а также руководству крупнейших компаний.
Усилится регулирующая роль МВФ и Всемирного банка. …Саммит «двадцатки» согласился с давней российской идеей, которую разделяют практически все развивающиеся страны, - существенно пересмотреть распределение квот в уставном капитале МВФ. От их размера зависит число голосов при выработке решений фонда.
Например, сейчас квота США - 17%, России - 2,8%. Предлагается к 2011 году пересмотреть эти квоты с учетом современного экономического веса стран - членов МВФ. В результате страны БРИК (Бразилия, Россия, Индия, Китай) могут получить право на блокирование решений фонда.
Накануне саммита российская делегация максимально попыталась сблизить свои позиции с ведущими державами «двадцатки». Но одну тему на саммите официально Медведев поднимать не стал, ограничившись лишь двусторонними обсуждениями. Речь идет об увеличении числа региональных резервных валют (естественно, имеется в виду не только юань, но и рубль), а также о работе над учреждением новой мировой наднациональной валюты, роль которой могли бы сыграть SDR (специальные права заимствования - единица учета МВФ). Но, впрочем, от самой идеи российская делегация не отказалась и предложила МВФ исследовать эти предложения».

Завершим мы наш обзор опубликованным в сегодняшнем «Коммерсант» экспресс-анализом Дмитрия Буртина «Что решили лидеры G20»:
«Коммюнике саммита G20, опубликованное вчера вечером, традиционно не содержит большого числа принципиальных решений — новостями является согласие всех стран на упоминание там некоторых тезисов и, напротив, невключение отдельных инициатив. Наиболее резкой сменой стилистики документов G20 можно назвать обсуждение перспектив офшорной индустрии, в рамках которой лидеры "двадцатки" подписались под сверхжестким утверждением "Время банковской тайны (banking secrecy) закончилось" и заявлением о публикации ОЭСР в ближайшие дни списка юрисдикций, не отвечающих требованиям G20 о сотрудничестве по вопросам уклонения от налогов и "отмывания денег".
…Главным финансовым событием G20 стал отказ "двадцатки" от выработки новых единых принципов регулирования финансовых рынков, экономполитики и т. д. и перенос регулирующих воздействий на систему "МВФ—Всемирный банк—многосторонние банки развития" (MDB, в их числе ЕБРР, Азиатский и Африканский банки развития). МВФ получит на текущие программы развития от своих участников $250 млрд, лимит его заимствований для финансирования по программе NAB увеличен до $500 млрд, для его пополнения МВФ будет обращаться к членам, продавать имеющееся у фонда в резервах золото, занимать средства на рынке. Одобрена новая программа экстренных заимствований МВФ нуждающимся странам FCL, G20 одобрила действия фонда, намеренного помочь по этой программе Мексике. MDB получат от участников еще $100 млрд на программы развития национальных экономик.
Наиболее интересные решения подготовили к G20 экспертные группы 27-31 марта (они опубликованы вчера). В отчете по реформе МВФ в одной из них раскрыта цель преобразования Форума финансовой стабильности (ФФС), превращающегося с принятием в него всех не состоявших в ней членов G20 (в том числе РФ), а также Испании и ЕС как института, в Совет по финансовой стабильности (СФС). СФС будет совместно с МВФ работать над определением объектов помощи МВФ, в том числе по программам предотвращения кризисов в национальных экономиках».

Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет
Семинар «Использование модели стандартных издержек как инструмента сокращения административных издержек».

Поделиться

Подписаться на новости