Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Эксперты не верят в чудо

Что ждет страну в ближайшие год – два? Этот вопрос активно обсуждают эксперты, а в самые последние дни и СМИ.

«Нового чуда не будет» - эту статью Сергея Куликова опубликовала 29 июня «Независимая Газета»:
«Зависимость отечественной экономики от мировых цен на углеводороды, и прежде всего на нефть, сохраняется, и предпосылок к тому, что она в ближайшее время снизится, попросту нет. Как считают аналитики Bank of America Securities – Merrill Lynch, цена в 70 долл. за баррель обеспечит удобные условия для развития, однако чуда, подобного тому, что произошло в начале 2000-х, уже не будет. Независимые эксперты считают, что российская экономика продолжает свое падение, на что не сможет повлиять даже рост нефтяных цен – хоть 80, хоть 90 долл. за баррель.
…По мнению аналитиков, цены на нефть обладают ограниченным потенциалом роста: в среднесрочной перспективе цена на марку нефти Urals составит 70 долл. за баррель, что значительно меньше пикового уровня цен. Конечно, это не 140–150 долл., отмеченные в прошлом году, но и 70 долл. за баррель обеспечат удобные условия для экономического развития. Однако новое экономическое чудо в России они спровоцировать не смогут. «Правительство вряд ли изыщет объем средств, достаточный для стимулирования экономики и процесса модернизации, – считают западные эксперты. – Дополнительными барьерами роста являются недостаточная эффективность государственного сектора экономики и полностью исчерпанный потенциал «легкой добычи» нефти, которую некоторые компании практиковали после распада СССР».
По мнению Merrill Lynch, для того чтобы Россия восстановилась от кризиса, необходим рост цен на нефть. …России вряд ли удастся повторить экономические успехи последнего десятилетия и поддерживать высокий уровень продуктивности, так как такие результаты были достигнуты за счет активизации производственных мощностей – потенциалом, на данный момент полностью исчерпанным.
Выводы западных аналитиков неутешительны: модель экономического развития России практически не подвергнется изменениям, и отрасли экономики, ранее демонстрировавшие интенсивный рост, и в 2011–2020 годах сохранят ведущие позиции.
Руководитель департамента стратегического анализа ФБК Игорь Николаев в принципе согласен с основными выводами своих западных коллег. «Все эти анализы несколько опровергают утверждения отечественных чиновников о том, что Россия из нынешнего кризиса выйдет с обновленной, инновационной экономикой, – отмечает эксперт. – Проблема в том, что она просто не сможет перестроиться, поскольку структурно деформирована. Так что все разговоры об инновациях – это лукавство». На период в три–пять ближайших лет мы просто обречены иметь сложившуюся структуру, и еще раз – ни о какой инновационной экономике речи быть не может».

В тот же день интернет-журнал «Новая политика» помещает статью Ерлана Журбаева «Кризисные инновации»:
«…В целом, девять кризисных месяцев уже ликвидировали результаты предшествовавшего девятилетнего экономического бума. Структура российской промышленности в кризисное лихолетье стала еще более "сырьевой" и "металлической", чем десятилетие назад, не говоря уже о советских временах. Даже нефтяные гиганты почти не использовали затяжной период высочайших цен на сырье для обновления нефтеперерабатывающих мощностей, не говоря уже о строительстве новых НПЗ. Россия в нарастающих объемах импортирует качественный бензин, продукты питания, изделия из древесины. Автопром из года в год получает господдержку в самых разных формах, но остается притчей во языцех. В антикризисной программе на 2009 год в графе дополнительного финансирования числятся еще 90 млрд. руб. на "поддержку проектов автомобилестроения и сельскохозяйственного машиностроения".
…Какова на практике сегодняшняя логика антикризисных мер? Подождем, пока глобальные рынки начнут подниматься, и за счет спроса на сырье и полуфабрикаты выкарабкаемся из кризиса вместе с ними. То есть локомотив – где-то там, за рубежами России, в европах, америках и китаях. А до этого будем размазывать накопленные резервы тонким слоем по десяткам позиций …И все бы хорошо, но как модернизировать и диверсифицировать реальную экономику, почти лишенную собственных оборотных средств и возможности взять кредит? Только вручную, на самом высоком уровне: "Автовазу" обещано 20 млрд. руб., НПО "Сатурн" (газотурбинные двигатели) – 5,2 млрд., компенсация ОАО "РЖД" (по антикризисной Программе) за снижение темпов роста тарифов – целых 50 млрд. руб.
А как запустить модернизацию и диверсификацию страны в целом? Отвечая на вопрос китайских тележурналистов о путях снижения зависимости от цен на энергоресурсы, Дмитрий Медведев заявил: "Нужно, с одной стороны, заниматься развитием нашей энергетики как базовой отрасли, которая формирует экспортный потенциал, дает основной приток денежных средств, но в то же время в целом реформировать, диверсифицировать структуру экономики нашей страны, делать ее более разнообразной". То, что дорожим тем, что имеем, уже хорошо. Но вот, как разнообразить дряхлую (износ основных фондов достиг 70 %), ослабленную кризисом экономику – в этом и состоит высший пилотаж реформирования России, утратившей управляемость благодаря десятилетиям тотальной коррупции.
Учитывая тяжесть болезни, очевидно, что "лекарства" понадобятся радикальные – комплекс системных реформ.
…Так или иначе, чтобы действительно модернизировать громадную и, прямо скажем, теперь уже отсталую страну, нынешнему президенту придется круто поменять правила игры в российский капитализм и для крупного бизнеса. Прежде всего, в части, касающейся распределения природной ренты, цены труда, диверсификации налогов по отраслям, ответственности чиновников за коррупцию и бездействие.
…Для крупного капитала вкупе с крупным чиновничеством до сих пор важны лишь захват и удержание сокращающихся природных ресурсов и полуфабрикатов. Для того, чтобы они включились в поиск высокотехнологических ниш, нужно, во-первых, налогами, экспортными пошлинами и иными сборами и платежами в достаточной мере снизить действительную (в том числе латентную) норму и массу прибыли в добывающей сфере и производстве товаров с низкой степенью обработки. В разумно отстроенном обществе за малый риск непозволительно получать высокую прибыль. Во-вторых, нужно железной рукой разрушить преступный симбиоз крупных бизнесменов и госаппаратчиков. Так, чтобы наконец-то установилась добросовестная острая конкуренция, подстегивающая топ-менеджеров к новому, к переменам (отстал – значит, проиграл).
…На первом заседании новообразованной Комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики президент Медведев объявил о предстоящем создании пяти рабочих групп (подкомиссий), курирующих проекты по модернизации в сфере энергосбережения, ядерных, космических, медицинских и информационных технологий. Однако успех или неуспех в создании экономики знаний будет определяться вовсе не способностью всех этих комиссий-подкомиссий накачивать бюджетными деньгами отдельные корпорации типа "Роснано", "Росатом" или "Росавиакосмос", не от педалирования отдельных проектов. России нужен общий базис обновления, имея который, можно запускать сколько угодно комиссий по направлениям и прорывных проектов – тогда они будут работать, а не "числиться". Этот базис новых экономических реалий подразумевает сужение возможностей извлекать ренту из простого обладания ресурсами (рыночное принуждение к инновациям) плюс поощрение к извлечению инновационной ренты.
Без этого мы обречены на благие намерения и очередные разочарования – внизу и наверху.
…Так что, от падения цен на сырье до построения инновационной экономики России предстоит пройти длинный и, возможно, неспокойный период изменений, который предполагает заполнение пробелов в существующем законодательстве и выработку новых правил игры».

30 июня в «Ведомостях» появляется заметка Ольги Кувшиновой «Цитата недели»:
«Сделать по году 6-8% при сегодняшних 10% — это героический поступок для нашей экономики».
Андрей Клепач, заместитель министра экономического развития
…Незавидная доля у этого валового внутреннего продукта. Все падал, падал и пал так низко, что превратился в ежедневных новостях в абстрактное нечто среднего рода. «Вы опять, что ли, про дно?» — вздыхает в телефонную трубку чиновник в ответ на вопрос о ВВП.
«Не знаю, что там с ВВП, — задумывается один банкир, — а мы стараемся зарабатывать и во время кризиса».
…Если не путать государство и бизнес, то именно государство имеет не только возможности, но и обязанности выстраивать систему взаимоотношений экономических агентов так, чтобы их естественная корысть относительно ненасильственно способствовала бы достижению и общегосударственного блага тоже.
Все последние годы роль государства бизнес сводил к умоляющему «помогать не надо — просто не мешайте». Но если оно и мешало, то все нивелировалось дорожающей нефтью и дешевыми зарубежными займами.
…А когда «гламурный налет отлетел», вдруг стало понятно, что экономическое развитие, оказывается, все-таки зависит от экономической политики. А она такова, что способна быть эффективной, оказывается, только в «ручном режиме». Ручной режим может восстановить работу пары-другой предприятий, продавить кредиты еще десятку, но сокращению экономики на 10% воспрепятствовать никак не в силах: не тот масштаб.
Вывести эффективность точечных «ручных» решений на системный уровень было бы героическим поступком. Но такой подвиг в прогнозе реалистичного замминистра не учтен».

Статья Инги Воробьевой «Навстречу второй волне» опубликована в газете «РБК Daily» 1 июля:
«Антикризисные меры правительства, по мнению экспертов, остаются неэффективными. Как было отмечено на заседании «круглого стола» «Вторая волна экономического кризиса» под эгидой Института политических исследований, политическая воля появилась, однако технологических решений — как с толком влить деньги в экономику — по-прежнему нет. Более того, с сентября прогнозируется новый виток напряженности в металлургическом секторе — под угрозой остановки 35% предприятий. …Несмотря на новые программные заявления правительства, реальных подвижек в борьбе с кризисом в пользу реального сектора экономики так и не произошло, считают эксперты. «Этот кризис принято называть финансовым, однако он системный и в первую очередь касается реального сектора, — заявил директор Института комплексных стратегических исследований Олег Виханский. — И там ситуация запредельно плохая: с одной стороны, власть дала негласный запрет на увольнения сотрудников предприятий, с другой — не дала внятного механизма по реструктуризации долгов».
Ситуация в реальном секторе, по прогнозам аналитиков, будет только ухудшаться.
…Точечная поддержка реального сектора экономики, по мнению экспертов, оказалась неэффективной. «Решение о поддержке системообразующих предприятий было бы понятно, если бы власть наряду с ними поддерживала и другие, — говорит вице-президент РАН Александр Никипелов. — Один топ-менеджер зарубежной компании как-то сказал мне, что Россия — самая ортодоксальная страна с точки зрения отстаивания абстрактных принципов». Если правительство не запустит эффективный механизм поддержки реального сектора сейчас, то в будущем, как считает г-н Никипелов, придется прибегать и к вовсе экстраординарным методам. «Нисколько не сомневаюсь, что экономика выйдет из кризиса и без вмешательства государства или при его негативном вмешательстве, однако вопрос в том, не придется ли все отстраивать с нуля?» — опасается он.
…Директор по макроэкономическим исследованиям ГУ-ВШЭ Сергей Алексашенко считает, что правительству в борьбе с кризисом не хватает аккуратного и неполитического анализа ситуации, только в процессе которого может быть выработан системный подход».

В тот же день материал Али Алиева «Кризисное половодье» посвятил этому же обсуждению сайт «Эксперт Online» :
«Последствия второй волны кризиса, которая, по мнению некоторых аналитиков, вот-вот должна обрушиться на российскую экономику, могут оказаться весьма серьезными.
…Депутат Госдумы Валерий Зубов призвал определиться с приоритетами и понять, какую экономику мы хотим иметь. Он привел в пример Китай, экспорт машиностроительной продукции которого в Россию, по его словам, вырос за последние годы более чем вполовину. Говоря о конкретных мерах, которые необходимо принять, депутат предложил на государственном уровне пересмотреть стоимость (сильно завышенную, по его мнению) активов по всей производственной цепочке. «Государство обязано это сделать», – считает Зубов.
Более оптимистичную точку зрения высказал Иосиф Дискин, сопредседатель Совета по национальной стратегии. Он считает, что кризис не углубляется, и говорить о том, что все рушится, неверно. «Да, был отток внешних инвестиций, но уже весной он прекратился. Цены на нефть и газ растут и будут расти», – заявил он. По мнению Дискина, российскому Минфину надо не зажимать расходы и создавать механизм авансирования по госзаказу. Аналитик уверен, что в условиях кризиса банки неизбежно будут реструктурировать долги, поскольку им совершенно не нужны неликвидные активы, которые можно получить с должников по суду. И вообще, по его словам, оценки ситуации в прессе и правительстве гораздо хуже того, что есть на самом деле. «У нас идет какая-то торговля страхом – я имею в виду позицию Алексея Кудрина, который рисует ситуацию в черных красках, – сказал Дискин. – Однако мне ближе позиция Центробанка, замглавы которого Алексей Улюкаев считает, что дно уже пройдено». На что директор по макроэкономическим исследованиям ГУ–ВШЭ Сергей Алексашенко довольно ехидно добавил: «Копаем еще глубже».
Впрочем, он согласился с коллегой, что даже если вторая волна кризиса и придет, то ничего страшного не случится. «Ничего похожего первой волне не будет. Гораздо хуже, если вторая волне не схлынет, а останется», – сказал Алексашенко. По его словам, нет более верного способа разрушить экономику, чем пустить в нее государство. «Наша экономика проела не только все нефтяные доходы, но и многомиллиардный приток иностранных инвестиций, – напомнил он. – Правительству не хватает оперативности в принятии решений в условиях быстро меняющейся ситуации. При этом нет и системного подхода – разовые акции, вроде разруливания в Пикалево, яркий тому пример».
… После бурной дискуссии, в ходе которой высказывались и прямо противоположные точки зрения, участники круглого стола все же сошлись во мнении, что оптимальным вариантом для обеих сторон – и кредиторов, и заемщиков – должно стать достижение консенсуса исходя из конкретных обстоятельств. Тем более что законом и без того предусмотрен обязательный досудебный порядок урегулирования конфликта. И только если этого добиться не удалось, стороны имеют право на помощь государства, обратившись в суд.
Как резюмировал итоги дискуссии директор ИПИ Сергей Марков, конечно, прийти к консенсусу по всем затронутым проблемам невозможно».

Наконец, сегодня, 2 июня, «Газета.Ru» публикует статью Рустема Фаляхова «Власть гонит волну»:
«Если правительство будет последовательно исполнять антикризисную программу, то есть сокращать госинвестиции, отказываться от стимулирования спроса и повышать налоговое давление на бизнес, то второй волны кризиса не избежать. Такой прогноз обнародован институтом «Центр развития» и Центром анализа экономической политики ГУ-ВШЭ.
Прогноз экспертов ГУ-ВШЭ основан на анализе макроэкономических показателей за второй квартал. Период был отмечен существенным улучшением внешних условий: цены на нефть выросли до $60-65 за баррель по сравнению с $40-45 в первом квартале. Это привело к заметному укреплению курса рубля (на 11% к уровню начала февраля) и снижению годовой инфляции до 12,8% по итогам мая.
Однако благоприятная внешнеэкономическая конъюнктура не привела к улучшению ситуации в реальном секторе российской экономики: безработица продолжает расти, совокупный спрос падает, промышленность и экономика в целом «не демонстрируют возможностей «к отскоку», а продолжают медленный «спуск по склону». Банковская система продолжает копить «плохие» долги, сокращает кредитование населения, а займы корпоративному сектору не снижаются только благодаря активности госбанков.
Таким образом, антикризисная программа правительства до сих пор не оказала какого-либо значимого влияния на динамику основных макропоказателей, делает вывод директор по макроэкономическим исследованиям ГУ-ВШЭ Сергей Алексашенко.
Если правительство и дальше будет последовательно ее исполнять, то экономику не спасет даже растущая в последнее время в цене нефть. По итогам 2009 года можно ожидать сокращения ВВП более чем на 10,5%.
Прогноз на 2010 год: ВВП упадет еще на 4,3% относительно 2009 года. При условии, что госинвестиции, как следует из намерений властей, будут сокращены примерно 1 - 1,2 триллиона рублей.
«Планируемое на 2010 год снижение расходов федерального бюджета способно драматически изменить ситуацию в экономике и инициировать «вторую волну» спада», делают вывод эксперты ГУ-ВШЭ.
Даже сохранение расходов федерального бюджета в следующем году на уровне 2009 года не способно вывести российскую экономику на траекторию роста, полагает Алексашенко.
…Эксперты ГУ-ВШЭ полагают, что корень проблемы – в непоследовательности действий правительства. Российские власти не сформировали единое представление об источниках роста экономики и методах его стимулирования.
«Пускай власти проводят любую бюджетную политику, но она должна быть последовательной и непротиворечивой», – говорит Алексашенко. Сейчас же принимается набор правильных по отдельности, но абсолютно парадоксальных в совокупности решений. Например, ставится задача снижения инфляции и при этом в рамках социального контракта в бюджет-2010 закладывается 40%-ный рост пенсий.
Фактически сейчас происходит «проедание резервов», когда социальные непроизводительные расходы растут в ущерб расходам производительным (госинвестиции и услуги). Рост выплат населению несомненно приведет к разогреву инфляции, что поставит под вопрос целесообразность жесткой бюджетной политики.
Кроме того, решение властей о повышении с 2011 года налогов на фонд оплаты труда вместо комплексной реформы пенсионной системы несомненно дестимулирует многие компании бороться за выживание в 2009-2010 годах.
…Но кризис заставит правительство рано или поздно определиться с приоритетами. Придется выбирать из двух возможных вариантов. Первый вариант – сохранение мягкой бюджетной политики. Но в этом случае антикризисные меры и бюджетные расходы должны быть ориентированы на поддержание спроса.
Второй вариант: жесткая бюджетная политика и борьба с инфляцией. Снижение уровня инфляции приведет к оздоровлению банковской системы, снижению процентных ставок и восстановлению кредитования экономики.
Для этого нужно удержать дефицит бюджета в пределах 5% ВВП (совпадает с проектом бюджета на 2010 год) и ограничить масштабы повышения пенсий, а высвобожденные бюджетные ресурсы направить на финансирование инвестиций и госзакупки. Однако в краткосрочной перспективе (2009-2010 годы) такая политика может существенно замедлить восстановление экономики.
…По данным ГУ-ВШЭ, во втором квартале промышленность попыталась адаптироваться к сокращению спроса и падению оптовых цен за счет снижения издержек. Это происходило по двум направлениям: за счет снижения численности занятых в среднем на 8% (относительно прошлого года) и благодаря сокращению зарплаты на 25-30% в валютном выражении.
Некоторая часть промышленности даже достигла положительной рентабельности. Но укрепление курса рубля существенно снижает конкурентные преимущества российских производителей, которые должны искать пути дальнейшего снижения издержек либо сокращать объемы производства.

Рекомендации ГУ-ВШЭ:

– сохранить объемы бюджетных расходов на 2010 год не ниже уровня текущего года,
– стимулировать непосредственно совокупный спрос, а не просто повышать доходы бюджетников и пенсионеров,
– развивать конкуренцию, особенно в торговле и производстве стройматериалов для предотвращения роста цен в случае восстановления экономики,
– отказаться от повышения налогов на бизнес,
– ужесточить надзор в финансовой сфере, а не ослаблять его, принуждать банки к расчистке балансов, а не к откладыванию проблем на завтра,
– не препятствовать сокращению неэффективных занятых и части зарплаты, беря заботу о безработных (и их переквалификации) на государство,
– не допускать укрепления курса рубля даже в условиях растущих мировых цен на энергоресурсы».