Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

В результате недавней авиакатастрофы погибли наши друзья и коллеги.
Для поддержки семей погибших публикуем номера банковских карт.

Банковская карта супруги Алексея Никитченко: 4622 3530 1913 3381
Карта ВТБ-24, Анна Никитченко.

Банковская карта супруги Евгения Ильинова: 4627 2914 7928 2832
Райффайзенбанк, Марьяна Зазулина.

Бум во время чумы. Обзор мнений некоторых экономистов, высказанных в Интернете и радио эфире

Второго января, когда большинство обывателей еще отходило от новогодней ночи, известный экономист Андрей Илларионов поместил в своем блоге материал под заголовком «Экономический бум, почти не замеченный обществом»:
«Слушатели и читатели задают вопросы и пишут недоуменные комментарии, связанные с моими заявлениями на пресс-конференции в Независимом пресс-центре 29 декабря и в интервью на Эхе Москвы 30 декабря о продолжающемся последние несколько месяцев бурном росте российской экономики.
…Вопросы касаются того, где именно идет экономический рост, что говорят по этому поводу власти, как объяснить иные позиции других экономистов…
…Напомню, что развернутое сообщение о прекращении кризиса в промышленности было сделано мною еще в апреле прошедшего года:
http://aillarionov.livejournal.com/88530.html.
В настоящее время наилучшим ответом на задаваемые вопросы и комментарии являются статистические данные о росте производства в российской экономике в течение 2009 г.
Представленные данные говорят о том, что в промышленности кризис завершился в феврале 2009 г., в марте начался рост промышленного производства. В целом для экономики кризис завершился в мае 2009 г., в июне начался рост ВВП.
За прошедшие месяцы темпы прироста в пересчете на среднегодовые составили: по ВВП – 13,1%, по промышленности – 18,9%, по экспорту – 68,7%.
Сравнение выходов из двух кризисов – 1997-98 гг. и 2008-09 гг. – показывает, что нынешний экономический подъем является в целом гораздо более мощным, чем десятилетие назад, и за исключением инвестиций и строительства представляет собой настоящий экономический бум».

4 января тот же автор там же публикует два материала. Первый - «ЧЗВ об экономическом буме»:
«Некоторые вопросы и комментарии к постам об итогах 2009 года и экономическом буме в России озадачили и даже опечалили. Хотя по-своему и подтвердили название последнего поста – нынешний российский бум для многих остается незамеченным даже тогда, когда к нему специально привлечено внимание.
…Заранее приношу извинения, если читателям что-то (или все) в нем покажется самоочевидным.
…Источником подавляющего большинства исходных данных об экономическом развитии страны для разных организаций является Росстат. Существенный недостаток в публикациях Росстата – отсутствие сезонно и календарно выровненных рядов показателей. С этой задачей справляется – на уровне самых строгих международных стандартов – Аналитический центр при правительстве России, в котором этими проблемами занимается эксперт мирового уровня В.А.Бессонов. Данными этого центра и пользуется Институт экономического анализа.
…Качество данных Росстата не идеально, но оно существенно выросло за последние годы, в части статистики производства оно является вполне приемлемым. Руководитель Росстата В.Л.Соколин ушел в отставку в октябре 2009 г., прекращение кризиса в промышленности статистикой было зафиксировано за 8 месяцев до этого – в феврале 2009 г. С тех пор каждый месяц статистика приносит новые подтверждения происходящего в нашей стране экономического роста.
С 1992 г. Росстат ни разу не был замечен в фальсификации данных по запросу властей.
…Указанные цитаты ссылаются на данные об изменении объемов производства нарастающим итогом – например, за январь-ноябрь 2009 г. по сравнению со значением в январе-ноябре 2008 г. Такого рода данные производятся Росстатом и широко известны. При всех достоинствах у них есть серьезный недостаток – они не способны зафиксировать точку перегиба – месяц, когда происходит переход от роста к спаду или же от спада к росту. Такую задачу можно решить лишь прибегая к данным, рассчитываемым по месяцам – например, ноябрь 2009 г. к февралю 2009 г. Расчет таких темпов роста сопряжен с трудностями устранения сезонной и календарной составляющих. Но именно такие данные и представляют наибольшую информативную ценность, именно их рассчитывают в АЦПР и именно на их динамику в предыдущих постах обращено внимание уважаемой публики. Различия же в базах сравнения – нарастающим итогом против помесячных данных – приводят к кажущимся на первый взгляд противоречиям, но на самом деле таковыми не являющимися.
Например, помесячный спад промышленного производства во время последнего кризиса в России начался в феврале 2008 г. и продолжался 11 месяцев из 12 месяцев 2008 года вплоть до декабря, причем осенью 2008 г. он происходил темпами, беспрецедентными в мирных условиях. Тем не менее по итогам всего 2008 г. был зафиксирован (и правильно зафиксирован) рост годового объема промышленного производства на 2,1%. В 2009 г. помесячный объем промышленного производства сокращался лишь один месяц – январь, в феврале его объем не изменился, а с марта начался рост продукции промышленности, ускорявшийся с каждым месяцем. Однако по итогам года статистика покажет сокращение годового объема промышленного производства примерно на 10%.
Помесячный ВВП в России сокращался с августа 2008 г. по май 2009 г. – всего в течение 10 месяцев. При этом в течение 5 месяцев 2008 г. ВВП сократился на 8,0%, а в течение 5 месяцев 2009 г. – еще на 5,4%. Однако по итогам всего 2008 года статистика отметила рост годового ВВП на 5,6%, а в 2009 г. она покажет его сокращение приблизительно на 9%.
…Экономический рост в целом и экономический бум в частности многими неспециалистами воспринимаются как явление, немедленно транслируемое в:

- рост зарплат и в целом доходов,
- снижение цен,
- повышение качества товаров,
- расширение предложения товаров и услуг,
- рост спроса,
- сокращение социальной дифференциации,
- рост инвестиций.

В то же самое время экономический рост воспринимается как явление несовместимое с:

- более медленным ростом доходов или даже его отстутствием,
- ростом цен,
- снижением качества товаров,
- сокращением предложения товаров и услуг,
- сокращением внутреннего спроса,
- увеличением социальной дифференциации,
- сокращением или неувеличением инвестиций.

Вынужден огорчить авторов этих цитат: экономический рост означает лишь увеличение объемов производства товаров и услуг. Он может сопровождаться, а может и не сопровождаться изменением значений указанных выше показателей. Отсутствие изменений, ожидаемых одновременно с экономическим ростом, в результате экономического роста, в качестве последствий экономического роста, не означает, что экономического роста нет.
…В настоящее время хотел бы лишь отметить, что связь российской экономической динамики – как кризиса, так и роста – с динамикой мировой цены на нефть, не является столь значительной и столь определяющей, как об этом заявляли и заявляют некоторые экономисты.
…Экономический кризис и экономический рост, с одной стороны, и их психологическое (индивидуальное и массовое) восприятие, с другой, могут серьезно различаться. Читателям этого блога предлагается информация, позволяющая в максимальной степени избегать мифологических представлений об экономической динамике.

Второй материал этого дня озаглавлен «ЧЗВ о деловом цикле»: «…Деловой (экономический, хозяйственный) цикл имеет 2 основные стадии – экспансию (рост) и рецессию (спад). С учетом переходов от одной стадии к другой (с учетом точек перегиба на кривой деловой активности), а также особенностей самого экономического роста можно выделить 5 стадий делового цикла:

- пик (peak) – период, в течение которого достигнуты максимальные объемы деловой активности (производства) в рамках данного делового цикла;
- рецессия, кризис (recession, contraction, crisis) – период, в течение которого происходит сокращение объемов деловой активности (производства) по сравнению с уровнем, достигнутым во время пика. По договоренности, достигнутой в NBER, рецессией считается сокращение деловой активности, продолжающееся не менее 6 месяцев подряд;
- дно, стагнация (through, stagnation) – период, в течение которого объемы деловой активности (производства), снижавшиеся во время рецессии, более не сокращаются, но еще не растут;
- восстановление (recovery) – период, в течение которого происходит увеличение объемов деловой активности (производства) с уровня, достигнутого на дне, до уровня пика, достигнутого накануне рецессии (кризиса). По аналогии с договоренностью, достигнутой в NBER относительно рецессии, восстановлением можно считать расширение деловой активности, продолжающееся не менее 6 месяцев подряд;
- экспансия (expansion) – период, в течение которого происходит увеличение объемов деловой активности (производства) с уровня, соответствующего предыдущему пику, до уровня нового пика.

И период восстановления и период экспансии являются разновидностями более общего явления – экономического роста. По своей скорости экономический рост может быть:

- вялым – с темпами роста ниже средних,
- обычным, нормальным – с темпами роста на уровне средних или близких к средним,
- быстрым – с темпами роста выше средних.

В последние 60 лет среднегодовые темпы увеличения мирового ВВП составили 4,0%, а среднегодовые темпы прироста ВВП на душу населения – 2,3%. Такие параметры характеризуют средние (обычные, нормальные) темпы роста в среднем для современной мировой экономики. Их отклонения в ту или иную сторону характеризуют более медленный или более быстрый рост. Нормы для стран, находящихся в различных условиях, в том числе на разных стадиях экономического развития, также различаются. Как правило, для менее развитых стран нормой считаются более высокие темпы роста, для более развитых стран – менее высокие.
Экономический рост с темпами увеличения объемов производства, обеспечивающий в течение десятилетия их удвоение (приблизительно 7,2% в год) и выше, традиционно называется экономическим бумом (экономическим чудом).
…Поскольку рост промышленного производства с марта 2009 г. происходит темпами, существенно превышающими обычные (нормальные) для России, то есть все основания считать такой рост бумом.
…Поскольку бум в российской промышленности продолжается уже 9 месяцев, а в целом в российской экономике – 6 месяцев, то осознание этого факта зависит теперь исключительно от способностей наблюдателей видеть очевидное. Рост промышленного производства уже привел к тому, что его месячный объем в ноябре 2009 г. превысил показатель февраля 2009 г. на 12,2%, а ноября 2008 г. – на 1,5%.
Через две недели – в середине января – Росстат обнародует данные о промышленном производстве в декабре 2009 г., объем которого (внимание! это прогноз, точность которого очень скоро можно будет проверить), очевидно, окажется на 6-8% выше, чем в декабре 2008 г. Через полтора месяца Росстат опубликует данные о развитии российской экономики в январе 2010 г., согласно которым объем продукции промышленности, вероятно, превысит январские показатели 2009 г. на 10-13%, а индекс выпуска товаров и услуг по базовым видам экономической деятельности – на 3-4%».

5 января свое мнение высказал Владимир Милов, опубликовавший в своем блоге на сайте «Эха Москвы» материал «Экономический бум» в России?»:
«…Давайте разберемся, как обстоит ситуация с посткризисным восстановлением в экономики на самом деле. Проблема в том, что в периоды кризисов для оценки того, достигла ли экономика «дна», часто используются сравнения месячных или квартальных показателей с предыдущим периодом - например, ноября 2009 года с октябрем 2009 года, или III квартала со II-м. Если взглянуть на эти данные, то там вовсе не такой ужас-ужас-ужас, который получается при сравнении с аналогичными периодами предыдущего года (скажем, 11 месяцев 2009 г. против 2008 г. - здесь все совсем плохо). Оценка к предшествующему периоду действительно необходима, в кризис она помогает понять, началось ли восстановление.
Однако эту оценку надо применять чрезвычайно аккуратно, поскольку такой анализ не учитывает влияния сезонных факторов. Надо ли говорить, что для российской экономики сезонные факторы являются существенными.
Давайте посмотрим, что же получается, если показатели российской экономики очистить от влияния сезонных факторов. Для этого не нужно делать самостоятельные «кумулятивные расчеты» - такую оценку уже произвел Росстат…(иллюстрации в обзоре опускаются)
…Российский ВВП с исключением сезонного фактора в I-II кварталах 2009 г. замер примерно на уровне конца 2006 года и в III квартале практически не вырос. Мы четко видим так называемую L-образную кривую - когда вместо предположений экспертов о том, что после спада сразу же «обязательно начнется рост» (предполагающий V-образную или U-образную кривую на графике) на деле на неопределенный период мы получаем стагнацию или очень медленный рост, который уж точно никак нельзя назвать «бумом».
Иными словами, наша экономика сейчас «зависла» на уровне 2006 года, и никакого восстановления и тем более «бума» нет и в помине.
…Промпроизводство, тем не менее, вроде бы действительно демонстрирует некую тенденцию к восстановлению. Правда, оно мало напоминает «бум», скорее зигзаг - за ростом февраля, июня-июля и сентября следовали падения марта-мая, августа и октября. Но некоторый интегральный рост и вправду есть.
Надо ли обманывать себя по поводу природы этого роста, экстраполируя его на всю экономику и объявляя о «буме»? Конечно, нет. Конечно, это лукавство.
...Вторая история, превращающая «восстановление» промышленности во втором полугодии 2009 года в мираж, - резкое падение суточной добычи газа в первом полугодии 2009 года, обусловленное не столько кризисом, сколько неумением «Газпрома» торговать на европейском газовом рынке. Из-за отсутствия в Европе достаточного спроса на сверхдорогой газпромовский газ и переключения европейских потребителей на норвежский и импортный сжиженный газ «Газпром» был вынужден искусственно сокращать добычу газа, его суточная добыча упала в марте 2009 г. более чем на 20% против среднего уровня последних лет, в июне - почти на 35%. Однако во втором полугодии экспортные цены на газпромовский газ снизились, отражая падение мировых цен на нефть в конце 2008 г., и суточная добыча восстановилась до прежнего уровня. Но теперь все, дальше суточной добыче расти некуда – запуска каких-то новых месторождений газа не ожидается. В 2010 г., когда провальные показатели первого полугодия 2009 г. будут отыграны, этот локальный «бум» закончится.
Красоты показателям «восстановления промышленности в ноябре» добавляет еще и тот факт, что в ноябре 2009 года производство электроэнергии в России «месяц к месяцу», по сравнению с октябрем, выросло на 6,1%, а теплоэнергии – на 34,9%. Однако это объясняется, конечно же, наступлением русской зимы, а вовсе никаким не «экономическим бумом».
…Откуда же шум про «бум»?
Понимаете, экономисты такие люди - сколько экономистов, столько и мнений. Судить о том, кто в большей степени прав, читатели могут сами - анализируя цифры, факты, аргументы.

7 января Илларионов ответил в своем блоге материалом «Дискуссия об экономическом буме»:
«Мои заявления о происходящем в настоящее время в России экономическом буме, включая и посты в этом ЖЖ, вызвали комментарии. Судя по тем откликам, какие попались на глаза, не все с этими заявлениями согласны.
…Однако многие из сделанных возражений как по существу, так и по горячности своего изложения вновь и вновь подтверждают справедливость названия, данного одному из вышеупомянутых постов: «Экономический бум, почти не замеченный обществом». Общество в лице своей активной пишущей и комментирующей части, похоже, действительно не заметило радикальных изменений экономической конъюнктуры последних месяцев. Тем более значимым, следовательно, является сам факт начала данной дискуссии – привлечение внимания общественности к тому, на что ранее она не обращала внимания.
…Был бы признателен за содержательное обсуждение этого определения, включая, естественно, и его критику, а также за альтернативные определения экономического бума».

8 января в полемику статьей «К вопросу об экономическом буме в России» вступил Евгений Гонтмахер:
«Дискуссия о том – есть в России экономический бум или его нет, заставляет меня грустить.
Уважаемые мною специалисты приводят многочисленные цифры и графики, которые потом пытаются интерпретировать фактически исходя из своих идеологических установок, которые как раз цифрами никак не описываются.
Статистика в экономике – по крайней мере в российской – вещь очень непростая.
Во-первых, она просто неполная.
Чуть ли не 30-40% (как раз точных данных по этому поводу и нет) нашей экономики – это неформальный сектор: от хозяйственной деятельности, которая проводится мимо налогообложения до «черного» сектора (например, коррупционные потоки, которые, как показывают снова же только очень примерные оценки насчитывают уже чуть ли не сотни миллиардов долларов год). Поэтому строить какие-то количественные модели у нас в стране и тем более делать какие-либо принципиальные выводы – очень рискованно и для профессиональной репутации, и просто для принятия каких-либо управленческих решений.
Во-вторых, очень заманчиво оперировать только стоимостными показателями.
…В-третьих, в России динамика ряда статистических показателей, даже если их правильно посчитали, административно регулируется.
Возьмем, например, уровень безработицы.
Как только правительство почувствовало год назад, что здесь дела резко ухудшаются, были предприняты меры абсолютно невозможные в демократических странах с настоящей рыночной экономикой. Так, губернаторы строго-настрого стали приказывать работодателям не увольнять людей, что не портить статистику. Взамен кое-где власти стали выделять бюджетные деньги на фактическое проведение общественных работ по месту официальной занятости (уборка территории предприятий, покраска заборов и т.п.).
А работодатели продолжают держать чуть ли не 2 миллиона человек (кстати, тут тоже нет достоверной статистики) в режиме неполной занятости или в административных отпусках. И всё в ажуре: рост официально зарегистрированной безработицы остановился – можно трубить в фанфары, что на рынке труда худшее позади.
…Все эти три приведенные мною обстоятельства делают, как мне представляется, во многом бессмысленной дискуссию о цифрах и экономических показателях.
Проблемы нашей экономики – и всего общества – лежат намного глубже. Они – в отсутствии нормально функционирующих институтов, таких как конкуренция (не только экономическая), инвестиционный процесс, рынок труда, судебная система, частная собственность и т.д. и т.п. Вот об этом надо думать и дискутировать».

9 января Илларионов публикует материал «Что росло во время бума?». Поскольку его основа – таблицы и графики, читатели могут сами ознакомиться с ним по сноске.

В воскресенье, 10 января Илларионов и Гонтмахер получили возможность для дискуссии в эфире «Эха Москвы»:

«…Е.ГОНТМАХЕР: …В чем прав Андрей Николаевич? Он взял и это есть у него на сайте, он взял динамику последних месяцев. Действительно, если пересчитать за несколько месяцев те приросты, которые дает наша статистика, допустим, ВВП, то в годовом исчислении получается более чем 7,2%. Здесь никаких, так сказать, вопросов к Андрею Николаевичу у меня-то нет. Но вопрос в другом. Вопрос в том, что экономика, все-таки, это не только приборы. И, вот, понимаете, я считаю так. Если экономист является только прибористом, который там где-то посмотрел вот это, вот это, вот это, он напоминает летчика, который летит, знаете, в каком-то тумане. И на самом деле, ситуация-то может быть часто намного другой, намного более рельефной.
Вот, собственно, суть моих вопросов к тому же Андрею Николаевичу, потому что я, например, знаю, что в США, когда, действительно, у них идет экономический рост устойчивый, который, действительно, длительное время, он выражается прежде всего, конечно же, в оживлении внутреннего спроса. Кстати говоря. Да. Он выражается в оживлении внутреннего спроса, когда люди срочно бегут в магазины и начинают что-то покупать, входят в те же жилищные программы, автомобили. Почему так много у них говорят? У нас это есть? Вопрос.
…А.ИЛЛАРИОНОВ: …Алексей Алексеевич, и вы, и Евгений Шлемович спрашивали и говорили о том, собственно, какой показатель учитывать прежде всего. Я говорил, что, прежде всего, надо смотреть на динамику валового внутреннего продукта, потому что этот показатель включает все другие отрасли, все другие сферы в качестве своих составляющих. Поскольку Евгений Шлемович заинтересовался развитием отдельных отраслей, о которых он сказал.
Е.ГОНТМАХЕР: И неформальной экономикой, Андрей Николаевич.
…А.ИЛЛАРИОНОВ: Но к этому я должен добавить, что некоторые показатели, действительно, растут не так быстро. Например, инвестиции растут не очень быстро, розничный товарооборот растет не очень быстро. Они растут, но не очень быстро. Что касается автомобилей, вот, меня спросил Евгений Шлемович, я сейчас посмотрел данные, я вижу. Значит, в январе 2009 года в России было произведено 23 тысячи автомобилей всех видов. В ноябре 2009 года, то есть через 10 месяцев произведена 71 тысяча автомобилей, то есть произведено в 3 раза автомобилей больше.
…В 3 раза больше, чем было произведено в месяц, который является дном кризиса в автомобильной промышленности. Понятно, что эта величина, 71 тысяча автомобилей, которые произведены в ноябре 2009 года, ниже пика производства автомобилей, который наблюдался в апреле 2008 года – тогда их было произведено 170 тысяч. И даже этот пик оказывается вдвое, даже более, чем вдвое ниже, чем тот пик, с какого российская экономика спустилась вниз.
Тем не менее, для краткосрочной динамики необходимо наблюдать за тем, когда экономика идет в пике, когда она сокращает объемы производства. И это происходило – мы видели – это происходило с января-февраля 2008 года по январь-февраль 2009 года. С марта 2009 года начался подъем, в том числе начался подъем и в автомобильной промышленности».

Полемика в эфире не удовлетворила Гонтмахера, и он в тот же день отметился статьей «Еще раз об экономическом буме имени Андрея Илларионова».

Наконец, сегодня, 11 января, Владимир Милов попытался подвести итоги дискуссии в материале «Странности про «бум»:
«… Вкратце суть истории такая: господин Илларионов в интервью «Эху» и в блоге на сайте «Эха» начал высказывать очень странные и абсолютно несоответствующие действительности суждения о том, что в России якобы «экономический бум».
Я в своем блоге на сайте «Эха» как бы ответил на это все, мягко объяснив, по сути, 3 пункта:

1. Если считать с исключенной сезонностью, никакого роста ВВП в России нет.

2. Если разобраться, то и промышленный рост в России зигзагообразный и минимальный, даже если тупо считать "месяц к месяцу" (например, ноябрь-2009 к октябрю-2009 - 2%, октябрь-2009 к сентябрю-2009 - 0,8% - мягко говоря, это не бум).

3. И вообще вся эта дискуссия о "буме" беспредметна без анализа общего контекста происходящего в экономике - падение внутреннего спроса, стагнация доходов населения, кредитное сжатие, отток капитала и т.п.

…В эту дискуссию слегка включился Евгений Гонтмахер, который, в общем-то, ничего в нее не добавил, кроме известного соображения о том, что на российской статистике строить анализ не комильфо, потому что сама эта статистика не комильфо. Я с Евгением Шлемовичем в этом плане согласен, только дело в том, что если уж начинать с анализа статистики, то надо ее использовать корректно и помнить про необходимость, если уж некоторые предпочитают изъясняться на английском, seasonal adjustment. Элементарное, в общем-то, соображение.

…А дальше происходит интересное. Венедиктов организует на "Эхе" дебаты по поводу «бума» между Илларионовым и Гонтмахером.

…Сухой остаток в том, что несколько последующих постов Илларионова и его передача с Венедиктовым и Гонтмахером никак не ответили на заданные мной вопросы по существу.
…У меня нет ни малейшего желания продолжать подогревать общественный интерес к очередным экзотическим выкладкам г-на Илларионова, довольно далеким от действительности, как уже не раз бывало раньше - я уже дал в виде намека легкую ссылочку на двухлетней давности горячую дискуссию Илларионова с Гайдаром, которые спорили о том, будет рецессия в мировой экономике или нет, и упадут ли мировые цены на нефть. (Гайдар говорил, что будет и упадут.)
Я не вижу необходимости в продолжении раскручивать эту тему».

Никитченко Алексей Анатольевич
Ильинов Евгений Викторович
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет
Семинар «Использование модели стандартных издержек как инструмента сокращения административных издержек».

Поделиться

Подписаться на новости