Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Бюджет или кризис?

Две тесно связанные между собой темы – преодоление финансового кризиса и проект бюджета на следующие три года активно обсуждаются в российских СМИ.

Статью Ольги Кувшиновой и Евгении Письменной «Двойная цена нефти» «Ведомости» опубликовали 4 июня:
«Вчера правительство одобрило прогноз развития экономики на 2011-2013 гг. До этого Минэкономразвития и Минфин почти месяц спорили о цене нефти: экономическое ведомство предлагало $76 за баррель, финансовое настаивало на $70. В итоге сошлись на $75. Чем дороже нефть, тем больше объем экономики, доходы бюджета и, соответственно, возможность увеличить расходы. Но если доходы получаются больше плановых, то надо снижать дефицит бюджета, а не наращивать расходы, подчеркивал министр финансов Алексей Кудрин.
При цене $70/баррель в 2011 г. Минфин планировал дефицит бюджета 4% ВВП, или 1,9 трлн руб. При цене $75 дефицит должен быть снижен до 3,4% ВВП, или примерно на 280 млрд руб., сообщил вчера «Ведомостям» высокопоставленный чиновник Минфина. Таким образом, каждый лишний доллар цены нефти должен снижать дефицит на 56 млрд руб.
…Дополнительные $5 за баррель за год приносят бюджету около $10 млрд дополнительных доходов только от нефти и газа, при прогнозном курсе 29,3 руб./$ это около 290 млрд руб., подсчитала начальник аналитического отдела BNP Paribas Юлия Цепляева: «Очевидно, именно за нефтегазовые доходы бьется Кудрин». Но есть еще дополнительные доходы от большего роста экономики, не являющиеся конъюнктурными, хотя они тоже обусловлены более высокой ценой нефти: ее рост на 10% добавляет росту ВВП примерно 0,9 процентного пункта, говорит Цепляева.
Закон о бюджете на 2010 г. и последующую трехлетку впервые предполагает номинальное сокращение расходов — с 9,9 трлн руб. в этом году до 9,3 трлн в следующем, или на 600 млрд. «Но по уже принятым обязательствам видно, что те же 600 млрд руб. могут быть добавлены», — замечает главный экономист «Тройки диалог» Евгений Гавриленков».

7 июня в «Газете.Ru» появилась статья эксперта Центра экономических и политических исследований (ЭПИцентр) Алексея Михайлова «Мечты в виде прогноза»:
«Минэкономразвития подготовил сценарий развития российской экономики на 2011–2013 годы. Правительство его приняло, Минфин приступил к разработке бюджета на его основе. …Даже в пессимистическом варианте ожидается выход ВВП на уровень 2008 года (по терминологии прогноза – «докризисный»). И только в самом пессимистическом из 4-х сценарии ожидаются проблемы (отток капитала, падение рубля и т. п.), но только в самом конце периода, в 2013 году, уже после цикла выборов Госдумы и президента. Но поверить в благостную по-маниловски картинку будущего трудно — дьявол, как всегда, спрятался в деталях прогноза.
…Рост ВВП на 2010 год ожидается в размере 3,1–4,5% к прошлому году. Но если смотреть поквартальную динамику со снятой сезонностью, то с удивлением обнаруживается, что это совсем не рост. А скорее стабилизация ВВП на уровне примерно IV квартала прошлого года. Неожиданно?
За счет чего же обеспечивается этот рост-стабилизация? В первую очередь за счет роста запасов. То есть производства продукции, которая не имеет своего конечного потребителя. Это работа экономики, если можно так выразиться, в «холостом режиме», и означает фактически, что конечное потребление будет падать и в этом году.
…В последующем, уже с 2011 года, ожидается замедление роста даже в самом оптимистическом варианте в связи с исчерпанием вклада этого источника — роста запасов.
…Следующий парадокс прогноза — предполагается рост без инвестиций. Во всех вариантах прогноза восстановление ВВП происходит раньше, чем восстановление объема инвестиций. Это весьма необычная ситуация.
Инвестиции — это «дрова» экономического роста, без них этот «костер» гореть не может. Чем больше инвестиции — тем больше, при прочих равных, экономический рост. В кризис инвестиции падают сильнее, чем производство.
…Но и восстанавливаться инвестиции должны в первую очередь — иначе это не оживление и не переход к стадии экономического роста, а вползание экономики в длительную стагнацию с минимальными и неустойчивыми темпами роста.
Увы, заметного опережающего роста инвестиций после столь значительного их спада не предполагается даже при максимальном оптимизме. В пессимистическом варианте вообще предполагается рост ВВП в 2013 году по отношению к 2008-му в 2,1%, притом, что инвестиции будут оставаться ниже уровня 2008 года на 8%.
…Вообще-то, МЭР должен был бы бить тревогу по поводу низких инвестиций, разрабатывать специальные программы их стимулирования. Но ничего такого правительство не делает и не планирует.
Тогда за счет чего будет происходить рост? Может, за счет экспорта? Но Минэкономразвития считает, что физические объемы экспорта нефти и газа находятся сейчас практически на своих максимумах и в ближайшие годы расти не будут. Может расти только их цена (это и прогнозируется), что приведет к росту стоимости экспорта.
Это выглядит правдоподобно. Хотя, конечно, остается простой вопрос — для чего же тогда строятся все эти газо- и нефтепроводы, ценой в десятки миллиардов долларов, если роста экспорта нефти и газа не ожидается?
…Но самое удивительное в этом прогнозе – это динамика импорта. В 2009 году Россия сохранила достаточно большой торговый профицит. Несмотря на падение экспорта, импорт упал еще больше — за счет сокращения инвестиционных поставок и введения многочисленных заградительных ввозных пошлин. Поэтому рубль и укреплялся в течение года. На ближайшее будущее прогнозируется сокращение торгового профицита даже в самом оптимистическом из вариантов. В консервативных – это достаточно быстрое сокращение, которое приведет в конце периода к падению рубля.
Вообще, отношение к динамике курса рубля как к некоей прогнозируемой, неуправляемой величине я считаю в корне неправильной. Россия вполне может управлять динамикой своего валютного курса и при этом не иметь особых инфляционных последствий. И если задуматься, то крепкий рубль России совсем не выгоден, т. к. он угнетает развитие собственной промышленности и экспорта. Российские же власти предпочитают относиться к курсу рубля как к некоей неуправляемой стихийной силе, данной извне. …Никакой сознательной политики государство в отношении валютного курса не планирует.
Но понятно, что укрепление рубля делает импорт дешевле на внутреннем рынке и сокращает конкурентоспособность российского производителя. Это элементарные законы экономики. Однако Минэкономразвития решило просто проигнорировать их. И одновременно прогнозирует и рост курса рубля, и вытеснение импорта российским производителем.
Вот так и рисуется благостная картина будущего российской экономики — вплоть до откровенного игнорирования экономических закономерностей».

Вопрос о пути сокращения социальных расходов, столь популярном ныне в Европе рассматривается в статье Евгении Письменной «Нет денег на социализм», напечатанной «Ведомостями» 8 июня:
«Велика вероятность, что с 2011 г. зарплаты бюджетников и социальные пособия будут индексироваться только на размер инфляции, сообщил «Ведомостям» чиновник аппарата правительства. Это обсуждалось на совещании у Путина на прошлой неделе, подтвердил сотрудник Минфина: «Надо отдавать себе отчет, что искусственно накачивать бюджетную сферу средствами возможности больше нет».
Чтобы увеличить платежи бюджетникам, нужно сократить их количество, говорит сотрудник Минфина: «Это хороший резерв для индексаций». …Индексация пенсий, пособий и зарплат бюджетникам — особая гордость власти. В других странах их замораживают и даже снижают, а мы этого практически не делаем, отчитывался Путин перед Госдумой: Россия точно единственная страна в мире, которая существенно повысила пенсии в кризисный год.
В 2009 г. их повысили четыре раза. Среднегодовой рост в реальном выражении, т. е. за вычетом инфляции, составил 10,7%, подчеркивал Путин, в 2010 г. среднегодовой размер пенсии вырастет еще на 45%.
С декабря 2008 г. на 30% увеличен фонд оплаты труда в федеральной бюджетной сфере. Осенью, обещал премьер, с учетом состояния бюджета будет рассмотрен вопрос о повышении зарплат бюджетникам: «Нужно вести честный диалог с людьми и исходить из реальных возможностей экономики».
…Если социальные пособия и компенсации пересчитают только по уровню инфляции, без дополнительной индексации, у бюджета появится источник дополнительных денег, считает сотрудник аппарата правительства. В следующем году экономия может составить 37,3 млрд руб., говорится в предварительных расчетах Минфина (есть у «Ведомостей»), а в 2012 г. — 46,6 млрд руб. Речь идет о ежемесячных выплатах, материнском капитале и пособии неработающим гражданам по уходу за ребенком.
Минфин также предлагает сократить численность работников федеральных органов власти за три ближайших года на 20% — это 120 507 человек, расчетная экономия для бюджета составит 43,4 млрд руб. А чтобы стимулировать министерства и ведомства сокращать штат, половину сэкономленной суммы (21,7 млрд руб.) можно оставить им.
…Схему сужения социальных выплат Минфина главный экономист «Тройки диалог» Евгений Гавриленков считает мягким компромиссом: «Я бы советовал действовать гораздо жестче — несмотря на предвыборное время». У власти нет выбора: надо резко сокращать инфляцию, чтобы избежать курсовых потрясений, иначе Россия войдет в новый кризис, уверен он».

10 июня «Независимая Газета» поместила статью Игоря Наумова «Нынешний провал приравняли к дефолту 1998 года»:
«Вчера институт Егора Гайдара (Институт экономики переходного периода) опубликовал результаты сравнения нынешнего кризиса с последствиями дефолта 1998 года. Причем сравнение не в пользу сегодняшней ситуации. Кризис-2008 не только более глубокий, но и затяжной.
…Сравнивая два кризиса, аналитики Института экономики переходного периода (ИЭПП) отмечают первую принципиальную разницу: в кризис 1998 года российская промышленность втягивалась постепенно. Точнее, она пребывала в кризисе все 90-е годы прошлого века и в 1998 году лишь вышла в локальный минимум.
…В 2008 году индекс начал падать с июля и за шесть месяцев потерял 49 пунктов. Только за ноябрь показатель оптимизма руководителей предприятий упал почти на четверть. Причем этот обвал опросы ИЭПП зарегистрировали 18 ноября, хотя первые официальные признания кризиса в российской экономике появились месяцем позже. Промышленность в 2008 году рухнула в кризис довольно быстро – считает заведующий лабораторией конъюнктурных опросов ИЭПП Сергей Цухло.
По его словам, характеристики дна кризисов 1998 и 2008 годов, по оценкам руководителей предприятий, практически совпадают. …Зато траектории выхода из кризисов 1998 и 2008–2009 годов различаются принципиально. В 1998 году промышленность буквально «выскочила из кризиса». Это случилось уже в ноябре, что стало максимальным месячным изменением индекса промышленного оптимизма за весь период мониторинга. Уже в феврале 1999 года индекс превысил преддефолтный максимум. А положительные значения были зарегистрированы в мае 1999 года – на предприятиях впервые возобладали оптимистичные оценки ситуации.
Что же касается нынешнего кризиса, то экономика России выходит из него трудно, с паузами и откатами.
…Другие эксперты признают, что кризисы 1998 и 2008 годов имеют существенные различия. Первый носил локальный характер, сильная девальвация рубля резко повысила конкурентоспособность российских товаров по сравнению с импортом, говорит аналитик по металлургии и машиностроению компании RMG Илья Макаров. Кризис-2008 – глобальный. Доходы России – страны, ориентированной на экспорт, зависят от спроса на мировых рынках на нефть, газ, металлы, сырье. Единственным драйвером в прошлом году был Китай, отметил Макаров. Однако сейчас возникли опасения перегрева китайской экономики. Добавились и проблемы, переживаемые Евросоюзом. Это значит, что спрос на сырье – основу российского экспорта – снизится, что к концу года может негативно сказаться на темпах выхода экономики РФ из кризиса, считает аналитик».

В тот же день в «Газете.Ru» появляется статья директора департамента стратегического анализа компании ФБК Игоря Николаева «Россия на мелководье»: «…Все спорят о новой волне кризиса: то ли она уже прошла (Греция), то ли все еще только начинается, то ли не было этой волны и не будет.
А ведь волны — те, что морские — бывают разные. Если соотнести это с теорией, что в обществе, в экономике действуют законы природы, то аналогии могут оказаться небезынтересными.
Что такое нынешний мировой экономический кризис? Крах спекулятивной модели экономики.
…На что это больше всего похоже? Самое подходящее сравнение, прямо-таки идеальное — цунами, сейсмические волны.
Действительно, смена модели экономического развития — чем не землетрясение? Это ли не тектонический сдвиг?! Да еще какой! Потому что смена модели экономического развития по праву является сдвижкой самих фундаментальных основ экономики.
…Именно сегодня в практическую плоскость переводятся меры по снижению спекулятивной перегретости экономики, по решительной трансформации модели экономического развития.
Прежде всего следует выделить усилия Китая и США. Но если в США это пока только намерения, то Китай вовсю практикует: с января 2010 года там было запрещено платить агентам по недвижимости комиссионные вознаграждения за привлечение клиентов по ипотечному кредитованию, повышаются нормы резервирования для банков, вводится запрет на выдачу ипотечных кредитов и т. п. В США вот-вот окончательно будет принят закон по реформированию финансовой системы страны.
…Активизировались международные организации. Еще в марте 2010 года председатель Еврокомиссии Баррозу заявил, что страны ЕС могут рассмотреть возможность запрета «чисто спекулятивных» операций с CDS по суверенным обязательствам. Россия, увы, в этом плане активности не проявляет.
…Если снова вернуться к поведению морских волн, то известно, что цунами наиболее опасны на мелководье: там скорость и длина уменьшаются, а высота увеличивается. Россия — это мелководье в море рыночной экономики. Многие важные структурные, институциональные реформы оказались проваленными или даже не проводились в тучные нулевые годы. Вот и результат: минус 7,9% по ВВП в 2009 году, и это худший результат среди стран G20.
Есть еще одна очень важная особенность цунами. Они, как правило, проявляются в виде серии волн. Но волны эти длинные, между ними может пройти несколько часов. И в экономике (как и в жизни) это означает одно: не надо сразу же «бежать на берег» после ухода первой волны.
Что мы сделали в прошлом году? Мы «побежали к океану». При уже упомянутом сильном падении экономики основные фондовые индексы России выросли в 2009 году в 2,3 раза. Реальная экономика валилась, а виртуальная — стремилась ввысь? Ну что это, если не поспешное возвращение на берег после ухода первой волны?
…Какие выводы можно и нужно сделать? Во-первых, негоже стоять в стороне, когда другие страны прилагают усилия к снижению спекулятивности экономики. Уже набирается достаточно большой пакет мер, задействовав которые, переложив их на российские реалии, можно охлаждать спекулятивную перегретость и российских рынков.
Во-вторых, опасность существования рыночного мелководья должна быть осознана. Значит, требуется не профанация, не фактический отказ от той же пенсионной реформы, а реформирование по существу. Уход от сырьевой направленности (сколько же еще говорить об этом придется?!) должен перестать быть красивым лозунгом.
Инновационная экономика — это далеко не только нанотехнологии, не светодиодные лампочки, не суперкомпьютер, не гибридные авто «от Михаила Прохорова» и тем более не Сколково. Это конкуренция, порождающая спрос на инновации.
И требуется еще много чего сделать и наконец осознать, что развитая финансовая система — это не потуги по созданию в России международного финансового центра.
Сделаем все это — избавимся от рыночного мелководья, и будет у нас побережье с закрытыми бухтами, и никакие цунами нам будут не страшны».

Наконец, сегодня, 11 июня, целый ряд СМИ вновь обратился к бюджетной теме. Для нашего обзора мы выбрали статью Вячеслава Леонова в газете «РБК Daily» «Красиво жить не заверстаешь»:
«Рост цен на энергоносители позволил правительству скорректировать бюджет на 2010 год: дефицит уменьшится на 500 млрд руб., с 6,8 до 5,4%. Сверхдоходы в основном пойдут на социалку и частично инфраструктуру. При этом, вопреки первоначальным замыслам, Резервный фонд не будет полностью израсходован, а траты из Фонда национального благосостояния будут чисто символическими. Вчера Белый дом утвердил долгожданные поправки в бюджет на текущий год. Расчеты Минфина, в основе которых вместо преж¬них 58 долл. за баррель российской нефти заложена цена 75 долл., позволили правительству уменьшить бюджетный дефицит с 2,9 до 2,4 трлн руб. (с 6,8 до 5,4% ВВП).
Доходная статья бюджета до конца года увеличится на 833 млрд руб., а расходы — на 325 млрд, уточнил министр финансов Алексей Кудрин. Большая часть поступлений — 549,6 млрд — традиционно приходится на нефтегазовые отрасли, а вторая по величине статья доходов — прибыль ЦБ по итогам прошлого года (113 млрд). Новые расходы прежде всего пойдут на выполнение социальных обязательств, подчеркнул председатель правительства Владимир Путин. Так, 150 млрд руб. направят на покрытие дефицита Пенсионного фонда. Еще 13,1 млрд пойдет на федеральные и региональные доплаты к пенсиям, а для военных пенсионеров выделят 7,9 млрд — это позволит увеличить прибавки для отставников с 240 до 1 тыс. руб.
…Кроме того, 15 млрд руб. направят на покрытие дефицита Фонда социального страхования, все пенсионеры будут получать не меньше прожиточного минимума (8,79 млрд дополнительных выплат), а на жилье для нуждающихся милиционеров потратят 1,3 млрд, дополнил картину социальной справедливости г-н Кудрин.
Из других расходов примечательны 16 млрд руб., выделяемые на строительство новых городских дорог, и 7,8 млрд — на соз¬дание системы транспортной безопасности.
В скорректированном виде бюджет будет внесен в парламент «в ближайшие два-три дня», сообщил глава Минфина.
…Дополнительные доходы и сэкономленные средства внутри бюджета позволят сберечь национальную «копилку»: в Резервном фонде, который намеревались опустошить до копейки, планируется сохранить 304,2 млрд руб., эти деньги пойдут на покрытие дефицита в следующем году. А Фонд национального благосостояния, откуда предполагалось достать 385,8 млрд руб., трогать, по сути, вообще не будут.
…И хотя ситуация в экономике постепенно улучшается, власти пока не планируют выйти на бездефицитный бюджет в более короткие сроки. «Конечно, с учетом более высокой цены на нефть было бы правильно скорректировать наш первоначальный прогноз по дефициту — 4% в 2011 году, 3% — в 2012-м, 2% — в 2013-м, — отметил глава Минфина. — Но это решение будет принимать правительство, когда будет вносить бюджет на следующую трехлетку».
На этой нарочито оптимистической ноте мы завершаем наш обзор.

Обзор подготовил Владимир Володин