Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

Капитал идет за климатом

Две достаточно тесно связанных темы в последнее время интересуют отечественные СМИ, уделяющие большое внимание теме экономики: вывод из России капитала и нежелание иностранных инвесторов вкладывать средства в нашу страну.

Так 22 ноября «Независимая Газета» публикует статью Игоря Наумова и Михаила Сергеева «Россия выходит из моды у иностранных инвесторов»:
«…По данным Росстата, иностранные инвестиции в Россию в январе–сентябре 2010 году составили 47,488 млрд. долл. Это на 13,2% меньше их притока в аналогичном периоде прошлого года. Прямые иностранные инвестиции за девять месяцев 2010 года составили 8,196 млрд. долл., что на 17,8% меньше по сравнению с январем–сентябрем 2009 года.
Объем портфельных инвестиций составил 866 млн. долл. – на 15% меньше, чем за тот же период годом ранее. Прочие инвестиции поступили на сумму 38,426 млрд. долл. – на 12,2% меньше по сравнению с притоком в январе–сентябре 2009 года.
По словам научного руководителя Высшей школы экономики Евгения Ясина, общая ситуация с инвестициями в мире неважная. Российская экономика, несомненно, сохраняет привлекательность для западного бизнеса. Однако у иностранцев существуют опасения по поводу инвестиционного климата, взаимоотношений государства и бизнеса. Ясин напомнил и о продолжающемся оттоке российского капитала. «Такое поведение отечественного бизнеса – сигнал для властей, что нужно четко выдерживать политическую линию, создавать комфортную для бизнеса среду», – подчеркнул эксперт.
…«Россия одна из немногих развивающихся стран, которая испытывает отток капитала», – говорит ведущий экономист Центра развития Валерий Миронов. По его мнению, происходит отток в силу того, что изменилась ситуация и внутри стран, и в мире в целом. До кризиса Россия привлекала иностранных инвесторов не только возможностью получать прибыль от вложений в конкретные экономические проекты, но и за счет растущего курса рубля. Сейчас же очевидно, что рубль скорее всего будет ослабевать, следовательно, этот фактор ближайшие годы не будет работать. Старая модель сломалась, а новой пока не создано, отметил Миронов. Кроме сырья, у нас нет источников экономического роста. Поэтому в борьбе за инвестиции Россия не может конкурировать с Китаем, Индией и Бразилией, которые обладают, например, огромными резервами дешевой рабочей силы.
…Заметно отличается Россия от других стран и по уровню инфляции – и не в лучшую сторону. В сентябре годовой уровень накопленной инфляции в России составил 7%, тогда как в Бразилии только 4,7%, в Китае – 3,6%, в США – 1,1%, в Германии – 1,3%. И только в Индии инфляция оказалась выше российских показателей – 9,8% в сентябре 2010 года к сентябрю 2009 года».

В тот же день журнал «Деньги» (№46) поместил ответы ряда экспертов, на вынесенный в заголовок материала вопрос «Почему Россия больше не в моде у инвесторов?»:
«…Павел Теплухин, экс-глава УК «Тройка Диалог»:
— Ажиотажа вокруг России действительно больше нет. Спрос и предложение пришли в уравновешенное состояние, Россия капитализировалась. В Бразилии состояние ажиотажа продолжается. Нам, чтобы получить дополнительные иностранные инвестиции, надо сделать дополнительные усилия, а просто так они не придут.
…Владимир Щербаков, председатель совета директоров ГК «Автотор», в 1991 году — первый заместитель премьера СССР:
—…Россия и Бразилия не одно и то же. Бразилия в моде, потому что там условия лучше, прежде всего администрирование, независимая судебная и правоохранительная система. У нас администрирование упрощают, как Греф трактовал: отменим то-се, но тогда качество ухудшается. В Бразилии все лицензируется. Подаешь стандартную заявку и получаешь лицензию. А у нас лицензию надо выпрашивать, а у всех свой интерес. Причем дело не только в коррупции, а каждый мелкий чиновник показывает, в какой зависимости от него предприниматель.
…Джон Хэммонд, глава международной юридической фирмы CMS в России:
— Уровень прямых иностранных инвестиций в России остается неизменно низким, и для этого существует много причин. Во-первых, имидж России в глазах Европы и Северной Америки остается весьма отрицательным. Главные лица, принимающие решения от имени потенциальных инвесторов, все еще задают нам вопрос об уровне риска экспроприации их инвестиций в России или о том, возможно ли вести бизнес в России, избегая ужасов коррупции. России необходимо создавать положительный имидж в глазах остального мира, сообщать об историях успешного инвестирования, о рыночных возможностях, предоставлять финансовые стимулы для инвестиций и, главное, заверить инвесторов в неприкосновенности частной собственности. Также, разумеется, необходимо что-то делать с коррупцией, что требует резонансных отставок высокопоставленных чиновников».

24 ноября «Ведомости» публикуют статью Екатерины Кравченко, Филиппа Стеркина и Наталии Бияновой «Загадка Игнатьева»:
«За 10 месяцев чистый отток капитала из России составил $21 млрд, сообщил председатель Центробанка Сергей Игнатьев в Госдуме. Это почти совпадает с недавно уточненным прогнозом ЦБ — $22 млрд по итогам года. Осталось — $1 млрд, при том что за сентябрь — октябрь чистый отток, по данным Игнатьева, составил $8 млрд.
Причину осеннего ускорения бегства капитала глава ЦБ назвать не смог, обратив внимание на то, что она связана с ростом иностранных активов нефинансового сектора. Речь идет прежде всего о приобретении имущества и остатках средств на счетах в иностранных банках, отметил Игнатьев. «Пока у меня полной информации нет, исчерпывающий ответ я пока дать не могу, но меня это тоже беспокоит», — сказал он. Отток средств из России, квалифицируемых как инвестиции (прямые, портфельные, кредиты и т. п.) в III квартале, по данным Росстата, составил лишь $4,8 млрд против $28,4 млрд во втором и $22,7 млрд в первом ($82,6 млрд — в 2009 г.).
Поводов для опасений нет, соглашаются чиновники и независимые эксперты. В III квартале чистый отток капитала всегда усиливается — это сезонный эффект российской экономики, добавляет Олег Солнцев из ЦМАКП: по данным ЦБ, в III квартале 2007 г. он составил $7,4 млрд, в 2008 г. — $19,3 млрд, а в прошлом — $33,8 млрд.
Это не всплеск, это вялотекущий отток, который не компенсируется притоком, напоминает сотрудник ведомства экономического блока: «Капитал не идет в страну».
…В росте чистого оттока виноваты банки и население, считает Солнцев. Чистые иностранные активы банков за октябрь выросли на $3,2 млрд, еще на $1,8 млрд увеличились средства российских компаний на счетах иностранных банков, на $1,1 млрд — прирост валютных депозитов населения, отмечает он. «Население наконец отреагировало на ослабление курса рубля и перевело новые доходы в валюту, к игре на ослабление курса подключились и банки», — объясняет он.
…Макроэкономических факторов для роста чистого оттока капитала нет, резюмирует Владимир Тихомиров из ФК «Открытие».
«Главный двигатель потоков капитала — цены на нефть росли», — сказал Тихомиров. Urals с сентября прибавила 7,5% до $81,28 за баррель (данные Reuters). Чистый отток может в ближайшее время сократиться до минимума, в первую очередь благодаря традиционному предновогоднему ралли на фондовом рынке, уверен Тихомиров.
Главный фактор чистого оттока — ослабление рубля выглядело странным, отмечает Солнцев: «В III квартале мы предсказывали cнижение курса из-за провала в сальдо текущих операций, но в октябре — ноябре оно выправилось». По словам Игнатьева, положительное сальдо счета текущих операций за 10 месяцев составило $66 млрд ($39 млрд — за аналогичный период 2009 г.).
«Я тоже удивлен [ослаблением рубля]», — заявил на прошлой неделе первый зампред ЦБ Алексей Улюкаев (цитата по Reuters)».

Сергей Журавлев (zhu_s) в тот же день поместил у себя в блоге пост под заголовком «Заплати налоги и вывози спокойно»:
«В связи с распространившейся информаций о якобы резко увеличившимся с приходом осени оттоке капитала из России, наши многочисленные борцы с напилом и развалом поторопились представить недавние предложения Минфина по упорядочению контроля внешнеторговых операций как спешное воздвижение барьеров, призванных удержать тут хоть какие-то остатки наворованного. Что касается масштабов «вывода капитала», то тут, пожалуй, никаких дополнительных слов не нужно... В двух словах, выражаясь в лапидарном стиле нынешнего премьера, – его нет. (Ошибка там, если и есть, то микроскопическая, на тренд не влияющая. А в ноябре, по предварительным представлениям, подкрепляемым и движением курса рубля, бывший отток вообще поменялся на чистый приток – что, в общем-то, тоже, не слишком весело, так как заставляет ЦБ думать о рычагах, с помощью которых нам, как и всему миру, возможно, вскоре предстоит бороться с ним – т.е. за профицит счета текущих операций.)
…Предложения Минфина касаются, в общем-то, не вывода капитала как такового – никаких валютных ограничений у нас нет и пока не предвидится - выводи и переводи, что угодно и куда угодно (уведомив налоговиков), а двух достаточно популярных схем уклонения от налогов, связанных с внешнеторговыми операциями – невозвращения валютной выручки и фиктивного импорта по поддельным таможенным декларациям. В платежном балансе они, естественно, проходят как утечка капитала, но по сути, как неоднократно отмечалось многими, главное их назначение – вывод денежных потоков из-под национального налогового контроля. В дальнейшем деньги обычно снова возвращаются в экономику России через прямые инвестиции и займы из оффшоров (между двумя этими потоками инвестиций отсюда и сюда существует значительная корреляция). Страдающей стороной при этом оказывается бюджет.
Приведем некоторые оценки количества денег, которые таким способом народ России ворует у своего правительства. В нынешнем году с помощью незаконных внешнеторговых операций будет выведено за границу примерно 28 млрд. долл., если принять, что доля потенциальных доходов бюджета в нем, как в ВВП в целом, составляет порядка 35%, то размер украденного таким способом у бюджета можно оценить в 300 млрд. руб., или 3.4% суммарных налоговых сборов на этот год (их соберут примерно 8.7 трлн. руб.). Хватило бы, чтобы сократить бюджетный дефицит нынешнего года примерно на четверть. С учетом того, что реально доля недоплаченных налогов в выводимых суммах может заметно отличаться от средней, 95%-ный доверительный интервал оценки недобора по данной схеме, я думаю, находится где-то в диапазоне 2-5%.
…Попробуем сравнить это с другой массовой схемой уклонения – обналичкой через фирмы-однодневки и специализирующиеся на этом виде хищений банки. По двум видам налогов, НДФЛ и Страховым взносам на обязательное соцстрахование (пенсионное и проч.), поступления в бюджет в этом году составят примерно 1.65 и 2.2 трлн. соответственно. На каждый получаемый работником рубль правительство хочет иметь себе 42.4 коп. (с будущего года – 51.4 коп.), или примерно 30 коп. с каждого рубля, издержанного нанимателем на рабсилу. Итого, исходя из прогнозируемого ВВП 2010 года в 45 с небольшим трлн. руб., и доли в нем затрат на оплату труда, которая может составить около 50%, получается недобор только по этим двум видам налогов порядка 2.9 трлн. руб. (примерно те же соотношения выходят из среднемесячной з/п «по народному хозяйству», получаемой на руки, в 18.7 т.р. и 70.5 млн. занятых). Вроде бы - на порядок больше, чем по внешнеторговым схемам.
Но, конечно, это довольно липовый расчет, поскольку из всего массива занятых в экономике - в штате организаций состоит только половина, 34.9 млн. чел., а остальное – всевозможные формы самозанятости и малый бизнес, ждать от которых уплаты налогов по полным ставкам – нереально. В большинстве случаев такого понятия, как «белая зарплата», там (т.е. для половины занятого населения) просто нет.
…Однако даже если принять, что страховые вносы платят только организации (не относящиеся к малым), то и тут получается недобор в 300 млрд. руб. (регресса ставок страховых сборов, насколько я понимаю, в нынешнем году нет, да?). Правда, по потенциальному НДФЛ, если сравнивать его с общим объемом – переплата в 400 млрд. руб., но он как раз платится отнюдь не только с зарплаты работников организаций. Поэтому не будет большой ошибкой (по сравнению с остальными допущениями) оценить недоплату НДФЛ с занятых тут примерно пропорциональной уклонению от страховых сборов (недобор 12-13%), а всего – примерно в 450 млрд.руб. Конечно, неизвестно, какую долю в ней составляет обналичка через банки, а какую – наличные, «генерируемые» на месте, особенно – если это предприятия типа небольших магазинов или бензоколонок, для которых часто стоит обратная задача - «обезналички» или «обеления» получаемых доходов. Но в целом видно, что две эти схемы уклонения – внешнеторговая и банковская – примерно сопоставимы по масштабам, и в сумме могут составлять 5-10% недополученных налогов».

Статья Глеба Климентьева «Вывод активов из банка в тюрьму» появилась 25 ноября в «Газете.Ru»:
«…Глава Центробанка Сергей Игнатьев предлагает внести поправки в законодательство, которые смогут помешать выводу активов собственниками и высшим менеджментом банков и предотвратить преднамеренные банкротства кредитных организаций. С такой просьбой он обратился к депутатам на заседании комитета Госдумы по финансовому рынку. «Единственный шанс – это реальная угроза уголовного наказания. Мы можем констатировать факт (вывода активов) в актах, а схватить за руку не можем...
Если собственник и менеджеры решили украсть, то они это сделают и никакой надзор не поможет... Эти дела очень сложные, очень запутанные: с той стороны тоже грамотные люди. У них интерес украсть так, чтобы их потом не привлекли и не посадили», – цитирует Игнатьева РИА «Новости». …В качестве примера Игнатьев привел ситуацию с Межпромбанком, который принадлежит сенатору Сергею Пугачеву. Проверка ЦБ показала, что Межпромбанк активно занимался выводом средств. Основная часть кредитов предоставлялась компаниям, которые не вели реальной производственной деятельности. Таких компаний было около ста с капиталом в 10–20 тысяч рублей.
…«Очевидно, что риск был сосредоточен фактически на самом банке, но формально было правильно», – признает Игнатьев.
«Сейчас в Уголовном кодексе существует статья о преднамеренном банкротстве, однако вывод активов с юридической точки зрения не то же самое. Это лишь один из этапов банкротства, отдельно за который действующим законодательством уголовная ответственность не предусмотрена, – соглашается с инициативами властей партнер адвокатского бюро «Корельский, Ищук, Астафьев и партнеры» Константин Астафьев. – Именно поэтому за подобные действия при необходимой юридической сноровке банкиров к уголовной ответственности привлечь сейчас невозможно». Исправить такую ситуацию могут лишь изменения в действующем законодательстве, причем не только в уголовно-правовом, но и в корпоративном, говорит юрист.
«При выводе активов банки пользуются легальными инструментами. И, если говорить о возможности введения ответственности за это, нужно ставить вопрос о придании таким инструментам незаконного характера», – говорит старший юрист юридической компании «Налоговик» Антон Кротин. Но, даже если удается возбудить дело по факту экономического преступления, перед следователями стоит не менее важная задача – доказать не только событие преступления, но и вину банкира.
…«Я буду просить Госдуму предоставить право комитету банковского надзора выносить мотивированное суждение относительно связанности тех или иных участников бизнеса», – сказал Игнатьев. По его мнению, это отобьет у банков охоту концентрировать риски в обход нормативов и кредитовать своих хозяев. У некоторых банков кредиты связанным заемщикам достигают 425% капитала, что в 17 раз превышает норматив, поделился Игнатьев».

1 декабря в «Независимой Газете» печатается статья Сергея Куликова «Интерес инвесторов к России улетучивается»:
«…Опубликованные на днях Росстатом данные о динамике иностранных инвестиций за девять месяцев текущего года явно указывают на исчезновение интереса иностранных инвесторов к России. Причем эта тенденция наблюдается с начала 2008 года.
…Как поясняют в опубликованном бюллетене «Новый курс» аналитики «Центра развития» ГУ-ВШЭ, хотя иностранные инвестиции составляют в РФ всего около 10% от общего объема вложений, с учетом их технологического превосходства и сопровождения менеджерским капиталом они могли бы стать драйвером роста. Но, похоже, российская экономика не оправдывает надежды зарубежных инвесторов. Видимо, не случайно во время своей открытой лекции, состоявшейся 25 ноября в Политехническом музее, главный экономист Citigroup Уиллем Баутер недоуменно отметил, что иностранные инвесторы «просто не понимают, как российская экономика умудряется восстанавливаться столь медленно на фоне достаточно мягкой и денежной, и бюджетной политики».
Как отмечает аналитик «Центра развития» Ольга Пономаренко, по отраслевой разбивке инвестиций видно, что иностранные вложения в отечественную обрабатывающую промышленность выросли, несмотря на нестабильность производства – с 15 млрд. в январе–сентябре 2009 года до 18,9 млрд. долл. за аналогичный период года текущего. Также, что и неудивительно, растут инвестиции в топливный сектор – с 5,715 млрд. в прошлом году до 8,645 млрд. долл. в нынешнем. Однако при этом резко снизились инвестиции в торговлю и транспорт. Положительную динамику по итогам трех кварталов 2010 года показывают лишь наименее рискованные торговые – плюс 23,6%, и краткосрочные кредиты – рост почти на 40%.
…По мнению экспертов, значительная часть российских и зарубежных инвесторов сегодня просто не готова брать на себя какие-либо политические риски и предпочитает дожидаться завершения парламентских выборов 2011 года и президентских 2012 года.
Впрочем, замдиректора департамента оценки компании «СВ-Аудит» Андрей Пашарин отмечает и другие причины. «Существуют безусловные риски, связанные с недостаточностью защиты прав собственности, слабой судебной системой, коррупцией, частыми сменами налогового режима. Отсутствие прогнозируемости и стабильности – основное препятствие для инвестиционной деятельности, – поясняет он. – При видимом согласии и нацеленности руководства страны на реформы и экономическое развитие Россия остается крайне труднопрогнозируемым рынком для инвесторов, что и находит отражение в снижении уровня инвестиций. Основной объем поступающих вложений – кредиты, то есть более ликвидный и краткосрочный инструмент. При этом доля кредитов на срок до 180 дней увеличивается по сравнению с более долгосрочными, что может свидетельствовать о снижении горизонтов прогнозирования при принятии инвестиционных решений».

Наконец, сегодня, 3 декабря на сайте газеты «Ведомости» появился материал Татьяны Сейранян «Авен: инвестклимат в России ухудшается»:
«Инвестиционный климат в России ухудшается по мере того, как связанный с государством бизнес подавляет конкуренцию, а наращивание госрасходов создает «очень опасную» ситуацию для бюджета, предупредил в интервью Financial Times президент Альфа-банка Петр Авен.
По словам Авена, структура российского бюджета все больше напоминает то, что было до развала Советского Союза. Траты на социальные программы увеличились до 38% ВВП. Цена на нефть, при которой государство может сводить баланс бюджета, достигла более $100 за баррель, хотя еще до 2007 г. она не превышала $20-30 за баррель. «Экономически мы снова приходим к советским временам. Когда Горбачев пришел к власти, в стране были огромные [золотовалютные] резервы, низкий уровень долга и высокие цены на нефть. А через каких-то три-четыре года деньги кончились и появился огромный внешний долг», — вспоминает Авен (цитаты по FT).
Отток капитала из России продолжает увеличиваться. Статистика Центробанка свидетельствует о том, что чистый отток частного капитала достиг $3,9 млрд за неделю, закончившуюся 19 ноября. По данным Goldman Sachs, этот отток составлял $3 млрд в месяц в июле и августе этого года. Впрочем, за прошлую неделю он снова опустился до $2,2 млрд. Инвесторы, по словам Авена, выводят наличные активы, потому что другие развивающиеся рынки предлагают большие прибыли.
…По мнению Авена, самый неблагоприятный фактор, ограничивающий рост, — продолжающееся угнетение конкуренции на рынке из-за вытеснения частного бизнеса крупным бизнесом, связанным с государством, особенно в банковской сфере. «[В России] по-прежнему верят, что государство способно правильно определять эффективные отрасли инвестиций, и что госбанки бывают эффективнее частных», констатировал Авен. Программу приватизации 2011 года он считает шагом в правильном направлении.
По мнению Авена, правительству надо сфокусировать свои усилия на усилении конкуренции и стимулировать рост частных инвестиций».

Обзор подготовил Владимир Володин

Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет
Семинар «Использование модели стандартных издержек как инструмента сокращения административных издержек».

Поделиться

Подписаться на новости