Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Как определить свою систему среди чужих? Тренинг системного мышления

По дороге к пропасти

3 декабря в британской «The Financial Times» появилось интервью, данное совладельцем «Альфа-групп» журналистке Кэтрин Белтон.
Поскольку российские СМИ не стали перепечатывать полный текст интервью, обратимся к его пересказу на сайте «Инопресса»:
«…«В интервью нашей газете Авен сказал, что российский бюджет все больше напоминает годы накануне распада СССР: траты на соцсферу раздули бюджетные расходы до 38% ВВП», - пишет журналистка Кэтрин Белтон. По оценкам Авена, теперь государство может наполнить бюджет за счет нефтяных доходов лишь при цене нефти выше 100 долларов за баррель, меж тем как до 2007 года требовалась цена 20-30 долларов за баррель.
«Когда к власти пришел Горбачев, у страны тоже были колоссальные инвалютные резервы и маленькая задолженность при высоких ценах на нефть. Но через 3-4 года денег не стало, а внешний долг стал колоссальным», - сказал Авен…
…Объемы вывоза капитала за границу, намного выросшие по сравнению с летом, продолжали расти, пишет газета. Авен сказал, что инвесторы выводят деньги, так как на других развивающихся рынках доходы выше. Инвесторы не считают, что у России есть колоссальный потенциал роста, пояснил он. «Главные причины - отсутствие конкурентной среды, коррупция и не совсем адекватная юридически-правовая система», - сказал Авен. Ситуацию также омрачают бюджетные расходы, подогревающие инфляцию, и перспектива повышения налогов на российский бизнес ввиду того, что бюджет зависим от цен на нефть».

В тот же день свой вариант комментированного пересказа беседы с Авеном под заголовком «Авен: инвестклимат в России ухудшается» представила на сайте газеты «Ведомости» Татьяна Сейранян:
«…По словам Авена, структура российского бюджета все больше напоминает то, что было до развала Советского Союза. Траты на социальные программы увеличились до 38% ВВП.
…Отток капитала из России продолжает увеличиваться. Статистика Центробанка свидетельствует о том, что чистый отток частного капитала достиг $3,9 млрд за неделю, закончившуюся 19 ноября. По данным Goldman Sachs, этот отток составлял $3 млрд в месяц в июле и августе этого года. Впрочем, за прошлую неделю он снова опустился до $2,2 млрд. Инвесторы, по словам Авена, выводят наличные активы, потому что другие развивающиеся рынки предлагают большие прибыли.
…Рост госрасходов разгоняет инфляцию, которая в этом году достигнет 8%, а в следующем предвыборном году ее рост может быть еще выше. Растущая зависимость бюджета от цен на нефть делает рост налогов на бизнес практически неизбежным, что, в свою очередь, еще ухудшит перспективы экономического роста.
По мнению Авена, самый неблагоприятный фактор, ограничивающий рост, — продолжающееся угнетение конкуренции на рынке из-за вытеснения частного бизнеса крупным бизнесом, связанным с государством, особенно в банковской сфере. «[В России] по-прежнему верят, что государство способно правильно определять эффективные отрасли инвестиций, и что госбанки бывают эффективнее частных», констатировал Авен. Программу приватизации 2011 года он считает шагом в правильном направлении.
По мнению Авена, правительству надо сфокусировать свои усилия на усилении конкуренции и стимулировать рост частных инвестиций. «К сожалению, придется жертвовать интересами сегодняшнего дня, может быть даже (повышением) пенсий. Если вы неспособны создать работающую систему частных пенсионных фондов, вам приходится жертвовать текущим уровнем потребления. Рост инвестиций должен стать приоритетом, иначе Россия потеряет свое место в мире», — резюмировал Авен».

В понедельник, 6 декабря «Ведомости» продолжили тему статьей Алены Чечель и Дениса Шолохова «Дорога к пропасти»:
«Российскя экономика все больше напоминает советскую, считает президент Альфа-банка Петр Авен. Тому виной неразвитость конкуренции и коррупция. Сейчас задача номер один, по Авену, привлечение в страну инвестиций.
…Растущая зависимость бюджета от нефти делает увеличение налогов на бизнес практически неизбежным, а рост госрасходов разгоняет инфляцию, объясняет Авен. Эти факторы в сочетании с низким уровнем конкуренции, коррупцией и не до конца адекватной правовой системой ухудшают среду для ведения бизнеса в стране и перспективы экономического роста. В результате инвесторы выводят наличные активы на другие развивающиеся рынки, туда, где есть уверенность в большом потенциале роста.
«Угнетению» конкуренции Авен отводит особое внимание…
…Правительству стоит сменить приоритеты и сфокусироваться на усилении конкуренции, советует Авен…
… «Так и есть», — комментирует председатель совета директоров МДМ-банка Олег Вьюгин. Нынешняя структура бюджета напоминает бюджет Советского Союза второй половины 70-х гг., когда расходы были серьезно перекошены в сторону социальных и военных. Эти две строки — крупнейшие и в современной России. В 2011 г. на социалку будет потрачено 3 трлн руб. (27,7% расходов бюджета), на оборону — 1,5 трлн руб. (14,1%). В 2013 г. эти показатели возрастут до 3,5 трлн руб. (28,2%) и 2,1 трлн руб. (16,4%).
В 2007 г. бюджет был бездефицитным при цене нефти в $35 за баррель, в 2008 г. — $60, напоминает начальник аналитического отдела BNP Paribas Юлия Цепляева. В 2009 г. по бюджету серьезно ударили антикризисные меры, правительство выделило на поддержку экономики 2 трлн руб., в результате бюджет пришлось сводить с дефицитом (5,9% при цене нефти $61 за баррель. — «Ведомости»). В 2010 г. серьезно выросли пенсионные расходы — трансферт в Пенсионный фонд увеличился с 800 млрд руб. до 2 трлн руб. «Продолжаем жить не по средствам», — отмечает Цепляева.
Структурно экономики Советского Союза и России все-таки отличаются, замечает замдиректора ИМЭМО РАН Евгений Гонтмахер. Доля импорта в СССР была существенно меньше. С одной стороны, это приводило к дефициту, с другой — существовало собственное производство одежды и потребительских товаров. Российская же экономика, напротив, зависима от импорта. Но беспокойство Авена можно понять, главными характеристиками российской экономики, как и в советское время, остаются неэффективность производств и деградация, связанная с коррупцией и низким уровнем конкуренции, считает Гонтмахер.
«Мы действительно все больше централизуемся, зависим от нефти и государственного регулирования», — соглашается председатель «Деловой России» Борис Титов. Сегодняшняя экономика во многом государственная, развивается по ресурсной модели, ее основу составляют 40-50 сырьевых компаний. А запланированное повышение ЕСН способно добить многие производства, говорит Титов.
Чиновники разделяют озабоченность из-за разросшегося госсектора, который мешает развиваться частному бизнесу, говорит помощник президента Аркадий Дворкович: «Во многом из-за этого были объявлены планы масштабной приватизации до 2015 г.».
«Авен, безусловно, прекрасный экономист», но всего лишь высказал свою точку зрения, замечает пресс-секретарь премьер-министра Дмитрий Песков. Проблемы с конкуренцией в стране существуют, но они некритичны. Когда же в кризис государство увеличивало участие в экономике, спасая компании и банки, ни у кого это не вызывало нареканий, продолжает он. «Петр Олегович имеет в стране успешный бизнес, этот бизнес, как мы знаем, развивается, значит, все не так страшно», — указывает Песков. Высокие социальные расходы бюджета — мера, вызывающая дискуссию не только у экспертов, но и в правительстве, но социальная ориентированность бюджетных расходов была и остается главным приоритетом правительства Владимира Путина, заключает Песков».

Одной из поднятых Авеном проблем посвящена статья Владимира Милова «Коррупционное бесстыдство», появившаяся также 6 декабря на сайте «Газета.Ru»:
«Дмитрий Медведев в послании Федеральному собранию коснулся темы коррупции лишь вскользь – не сравнить с прошлогодним антикоррупционным пафосом. Несмотря на «дело «Транснефти» и новое катастрофическое падение России в мировом рейтинге восприятия коррупции.
…Должны быть немедленно инициированы не просто уголовные дела, но гласные проверки с участием общественности и НПО по всем известным подозрениям в коррупции высокопоставленных должностных лиц. Будь то «дело «Транснефти», взаимоотношения государственных нефтяных компаний с Gunvor, лоббирование федеральными министрами продукции «Фармстандарта», истории обогащения Елены Батуриной, Урала Рахимова, Алексея Ткачева (брата кубанского губернатора). Инициатором публичного расследования всех этих историй должно стать именно государство. Во власти необходимо жестко бороться с конфликтами интересов – сделки в сфере регулирования чиновников должны попадать под особый контроль, если в них участвуют его родственники или давние знакомые.
У каждого чиновника должна появиться «коррупционная история» – по аналогии с кредитной историей в банковском секторе, в которую должны заноситься сведения обо всех отношениях и сделках подозрительного свойства. Никакое продвижение по службе не должно быть возможным, если по подозрительным случаям не было проведено проверок и подозрения не были бы развеяны.
Например, в ходе расследования прошлогодней аварии на Саяно-Шушенской ГЭС выяснилось, что замминистра экономического развития Станислав Воскресенский вместе со своим отцом владеют ООО «Гидроспецпроект», дочерние компании которого получали ремонтные подряды от «Русгидро». При этом Воскресенский-младший по должности курирует сферу регулирования тарифов на продукцию «Русгидро», а его прямые подчиненные входят в состав правления Федеральной службы по тарифам, устанавливающей эти тарифы.
…Именно такие случаи должны попадать под пристальные гласные проверки и составлять «коррупционную историю» чиновников. Более того, убежден, работа на госдолжностях с полномочиями по регулированию бизнеса, в котором работают твои родственники, должна быть прямо запрещена законом, равно как и переход на работу в компаниях, входивших в сферу твоего регулирования, после ухода с госслужбы. Отец возглавляет Ленгидропроект? Жена занимается девелоперским бизнесом в Москве? Иди работай в министерство сельского хозяйства Курганской области, а в Минэкономразвития или московской мэрии тебе делать нечего. Выдаешь лицензии на месторождения компании N? Потом не сможешь пойти туда работать.
Чиновники, хоть раз уличенные в коррупционных сделках, должны получать пожизненное поражение в правах – запрет занимать руководящие госдолжности среднего и высшего звена.
Именно доминирование на госслужбе крепко окопавшихся там воровских династий формирует вязкую прокоррупционную среду.
…Ключевая проблема – открытое и бесстыдное богатство чиновников. Россия отказалась ратифицировать статью 20 Конвенции ООН против коррупции «Незаконное обогащение», приравнивающую наличие у чиновников крупных активов и другого богатства, происхождение которых они не могут объяснить, к уголовному преступлению. Всю Конвенцию ратифицировали, а эту – нет. Понятно, почему.
…Функции аудита бюджетных расходов, эффективности использования госимущества, проверки богатства чиновников и их коррупционной истории необходимо полностью передать в ведение неправительственных организаций, причем никакие монополии здесь недопустимы.
Нужно всячески поощрять СМИ вытаскивать коррупционные истории наружу и, напротив, стимулировать суды рассматривать дела о коррупции по существу, а не руководствоваться принципом корпоративной солидарности.
…Власть должна сформулировать четкие критерии оценки масштабов коррупции в стране. Ненормально, когда такую методологию предлагает только частный сектор, будь то ИНДЕМ или Transparency International.
Нужны методики оценки коррупционной емкости тех или иных сфер регулирования – и особое внимание к потенциально наиболее коррумпированным сферам вроде выдачи квот на вылов краба или лицензий на разработку нефтегазовых месторождений. Нужна открытая объективная статистика по взяточничеству, объему рынка откатов, судебной практике рассмотрения дел о коррупции. И ключевую роль здесь должны играть независимые СМИ и НПО, деятельность которых власть должна не гнобить, а поощрять.
Но главное – для победы над коррупцией нужна твердая политическая воля».

8 декабря, опять же «Ведомости» публикуют статью Ольги Кувшиновой «Хуже застоя»:
«В отличие от позднесоветских времен цена нефти в $70-80/барр. уже недостаточна для бездефицитного бюджета (надо более $100), а в мире, который рискует погрузиться в «японский сценарий», на докризисные темпы роста цен рассчитывать не приходится. Текущий счет платежного баланса через 3-5 лет уйдет в минус, резервный фонд закончится в 2011 г. Очень сомнительно, что Россия продолжит существовать в мире иллюзий, характеризуемом как политическая стагнация, пишет экономист Merrill Lynch Иван Чакаров в исследовании «Анти-70-80». Ситуация побудит власти улучшать бизнес-климат для привлечения капитала, полагает он, ряд шагов уже предпринят: объявлена приватизация, впятеро сокращен список стратегических предприятий. Вступив в ВТО, Россия импортирует правила, которые улучшат структуру экономики за счет повышения конкуренции, а ЧМ-2018 приведет к модернизации инфраструктуры и, что важнее, — к росту патриотизма и сплоченности, необходимых для реализации реформ, с «осторожным оптимизмом» заключает Чакаров.
Обычно кризис создает предпосылки для реформ, но что-то напора не видно, обеспокоен главный экономист ЕБРР Эрик Берглоф: в России все не так плохо, чтобы граждане разозлились и возмутились, но и не настолько хорошо, чтобы были дополнительные доходы для финансирования реформ. …Почти год назад в колонке для «Ведомостей» ректор РЭШ Сергей Гуриев и профессор Йеля Олег Цывинский назвали этот путь «сценарий 70-80» (см. врез) — застоя, как в 1970-1980 гг. Эта концепция — предупреждение, что нужно двигаться в лучшую сторону, говорит Гуриев: это реально, если власти будут реагировать быстро. Нужны необратимые изменения, продолжает он. Например, приватизация контрольных пакетов госкомпаний, но пока об этом не объявлено, вступление в ВТО — другой необратимый шаг — ежегодно готовится «в следующем году». Инерционный сценарий более вероятен, заключает он. За вычетом прежних факторов роста — дешевых денег и дорожающей нефти — остается только деловая активность, но ее низкий уровень не обеспечит темпов роста, необходимых для реформ, которые требуют институциональных инвестиций, говорит научный руководитель ГУ-ВШЭ Евгений Ясин: «Все инициативы, которые должны убедить бизнес в надежности перемен, носят двойственный характер, и в какую сторону будет поворот — не ясно».

Наконец, сегодня, 9 декабря «Газета.Ru» поместила статью Георгия Осипова «Забег из России»:
«…Информационные сообщения последних недель складываются в мрачноватую картину.
Глава ЦБ Сергей Игнатьев сообщает, что чистый отток капитала из России за десять месяцев 2010 года составил $21 млрд. И добавляет, что ему неизвестны причины увода денег.
Немецкая компания E.ON избавляется от акций «Газпрома» (3,5%), выручив за них $3,4 млрд. Перед этим потомок Ruhrgas, лучшего друга российских энергетиков по крайней мере с середины девяностых, исключает «Газпром» из своих ключевых активов, как бы давая понять, что не слишком верит в будущее гордости российской энергетики. Это-то не страшно: на обозримую перспективу российский газ найдет покупателей. Но сброс акций заставляет сомневаться в верности традиционного немецкого союзника в борьбе с англичанами против либерализации европейского газового рынка, которая может стимулировать ненавистное снижение цен.
Совладельцы российского концерна «Вимм-Билль-Данн» в рекордно короткие сроки договариваются о продаже своих акций компании PepsiCo за $5,8 млрд. Невнятные объяснения Давида Якобашвили о сугубо коммерческой составляющей сути сделки, не убеждают. Вряд ли даже $5,8 млрд стали основным фактором для принятия совладельцами решения о продаже компании, которую они создали в 1992 году, акции которой через десять лет вывели в Нью-Йорк и которая имеет серьезный потенциал для роста. Но тот же Якобашвили пытался противостоять закону о торговле, введению элементов госрегулирования цен и прочих новаций власти последнего времени. Может быть, он и его партнеры поняли бессмысленность сопротивления вертикальному правительству. Может, это и не так. Но факт есть факт – едва ли не единственная российская компания, научившаяся делать деньги не на торговле сырьем, а на производстве конечного продукта, спешно продана иностранцам, а вот акции сырьевой корпорации, напротив, скупаются у E.ON госбанком.
Вот это уже нехороший тренд и жесткий урок для всякого рода мечтателей организовать в России какое-то выгодное производство, а не просто качать ценные жижи из выделенных участков недр.
…Это не ново: примерно о том же и теми же словами говорили экономисты и пять, и пятнадцать лет назад. Деньги сегодня уйдут, а завтра подкатят под выгодные месторождения или проекты с госгарантиями. Однако тот самый климат, та самая коррупция и «не совсем адекватная юридически-правовая система» как раз к сегодняшнему дню стимулировали другое бегство – людей, а вот это уже трудно восполнимо, если вообще восполнимо.
Речь не о крупном капитале. Большая часть его представителей давно уже работают в стране вахтовым методом, обустраивая очаги в далеких странах без коррупции и с адекватными юридически-правовыми системами.
И даже не о малом и среднем бизнесе, недобитые остатки которого тоже норовят переехать из России. Политолог Марк Урнов на недавнем круглом столе в ИНСОРе говорил, что усиливается «тенденция бегства бизнеса за рубеж. Уезжают самые образованные и честолюбивые. Из Красноярского края (идет) эмиграция в Китай, где дают три года налоговых каникул. Из Перми – в США».

Обзор подготовил Владимир Володин

Никитченко Алексей Анатольевич
Ильинов Евгений Викторович
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет
Семинар «Использование модели стандартных издержек как инструмента сокращения административных издержек».

Поделиться

Подписаться на новости