Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Партия небольшого бизнеса

В последнее время в СМИ неоднократно появлялись рассуждения о возможности срочного создания к предстоящим выборам в Госдуму некоего левоцентристского блока. Поскольку в списке партий, призванных составить его, постоянно называется партия СЛОН, мы обратились к лидеру партии Вячеславу Игрунову с просьбой разъяснить ситуацию.

- Вячеслав Владимирович, сейчас постоянно пишут, что будет создана новая партия, либо предвыборный левоцентристский блок, который должен перерасти в партию. В списке возможных участников называют партии Селезнева, Горбачева, Миронова, Игрунова, Райкова… Что Вы по этому поводу скажетe?

- Спектр ожиданий значительной части населения страны явно сдвинулся влево. Растут симпатий к коммунистической партии, уменьшаются симпатии к правым. По последним данным ВЦИОМ, который обычно чуть-чуть завышает показатели по сравнению с результатами выборов, в суммарной оценке «Яблоку» и СПС принадлежало всего одиннадцать, хотя на последних выборах они взяли почти четырнадцать процентов голосов избирателей.

Следовательно, электорат правых уменьшается. Куда он уходит? Очевидно, он уходит влево. Люди, голосовавшие в 1999-м году за демократов сместились дальше к левому флангу.

- Но в «Единую Россия», думаю, они не попали.

- Скорее всего. Бывшие сторонники СПС и «Яблока» вряд ли пойдут в «Единую Россию». Голосовать за Путина, да, пожалуйста, идти в «Единую Россию» - вряд ли.

В итоге создалась как бы зона, сконцентрировавшая до 20% избирателей и ставшая полем нового передела. За эти голоса будут бороться «яблочники» коммунисты, «Единая Россия». Хотя уже сегодня очевидно, что многие из них точно за «Единую Россию» голосовать не будут точно.

Поэтому естественным образом возникает идея: создать партию, которая бы могла получить если не все эти голоса, то хотя бы их часть. Когда мы два года назад заговорили о необходимости построения политической партии между «Яблоком» и коммунистами, над нами слегка даже и посмеивались, говорили, что никаких перспектив нет, на этом поле ничего собрать невозможно.

Прошло всего два года, и все убедились, что это пространство действительно может быть плодотворным для строительства политических партий. Я думаю, что в данном электоральном сегменте будут иметь успех те партии, которые внутренне ориентированы на достижение целей, которым симпатизирует эта часть избирателей: признание демократического характера нашего государства, конкурентной рыночной экономики, но с очень сильной социальной составляющей.

Кроме того, это поле, где идеалистические убеждения имеют смысл. На поле правых идеализма немного, там материализм: платишь и получаешь. В этой же части пространства есть этические ценности, патриотические - забота о будущем России, о сохранении неамериканизированного образа жизни. И партия, стремящаяся завоевать доверие этих людей, внутренне должна быть согласна с ценностями их среды.

По большому счету, на этом пространстве сегодня остается только одна ярко выраженная социал-демократическая партия - это СЛОН. Это - феноменальное явление, на которое мы сами не рассчитывали. Мы полагали, что будем здесь в толчее между многими мелкими политическими партиями. Оказалось нет: по большому счету это пространство не занято. Оно открыто для роста.

У СЛОНа есть все внутренние предпосылки для этого роста. В СЛОНе есть много милых молодых лиц - это перспективная партия. Поэтому СЛОН является хорошей основой для создания партии левоцентристского толка.

Сможет ли СЛОН самостоятельно двигаться по этому пространству в Государственную Думу? А присутствие в Думе очень важно для политической партии. Увы, то, что является плюсом - незаезженность лиц, является и огромным минусом. Ведь нашу партию не знают. Тот же ВЦИОМа показывает, что знают нас только 2% избирателей (половина из них готова за нас проголосовать). Но в таких условиях люди будут скептически относиться к перспективам партии на выборах. СЛОНу придется доказывать, что он может преодолеть 5% барьер, а такой скепсис преодолеть почти невозможно.

- Вот и встает вопрос о предвыборной коалиции.

- Вопрос о коалиции. У левоцентристского блока конфигурация достаточно зыбкая. Можно всех пригласить и сказать: объединяйтесь. А на чем мы согласимся? Проблема же в этом. Как мне кажется, наиболее перспективным в этом направлении, при прочих равных условиях, является СЛОН. Но я могу еще себе представить, как Миронов садится на равных с Михаилом Сергеевичем и разговаривает (хотя вряд ли они договорятся). Я могу с Горбачевым говорить на равных. Но я не уверен, что смогу оказаться за одним общим столом с Мироновым: он - третье лицо в государстве, а партия СЛОН возникает ниоткуда, и какой-то отдельно взятый депутат не является для него партнером.

Проблемы СЛОНа - найти партнеров, с которыми можно двигаться вперед на равных. Это очень сложная задача.

- Я помню, как, встречаясь с объединением предпринимателей, Вы на вопрос, как идти на выборы, ответили: если все в стране будет спокойно, надо объединяться.

- Я и сейчас не отрицаю, что готов объединяться, но я рассказал о ситуации, в которой трудно искать союзников. Наша партия открыта для союзов. Но это не союз любой ценой.

Хотите, скажу парадоксальную вещь? Лучшим союзом был бы союз с «Яблоком», если из него уходит Явлинский. Такой союз может получить 10% на выборах. Тогда можно объединить несколько сильных политических фигур и двигаться вперед. Я не исключаю возвращение в такую коалицию таких людей, как Оксана Дмитриева, несмотря на то, что в свое время они с Грачевым ушли из «Яблока». Я могу назвать еще целый ряд политических фигур, кто вошел бы в такую коалицию.

- А с Вами кто-нибудь из администрации Президента говорил о коалиции?

- Таких разговоров у меня не было.

- Между тем есть люди, кричащие, что Игрунов продался…

- Говорят. Очень много говорят. Что чуть ли не Павловский за моей спиной стоит, хотя я никогда не получал от него никакой поддержки. Более того, иногда мне кажется, что он делает все, чтобы я не достиг определенных успехов, а слухи о его помощи мне исходят их ФЭПа.

Другие говорят, что я куплен администрацией. Я не скрываю: есть целый ряд направлений, по которым я работаю с администрацией Президента. Вот на стене висит благодарность Путина за мою роль в проведении года Украины, и я горжусь ролью, которую сыграл в этой программе. Я участвую в ряде других программ, выдвигаю какие-то идеи, которые администрация использует. Согласие в стране, ее спокойствие являются необходимым условием нормального политического развития. И я в этих вопросах сотрудничаю с администрацией.

Но администрация к моим партийным планам не имеет отношения. Мне кажется, что наличие такой политической партии очень важно для стабильности в стране, и администрация Президента могла бы это учесть. Но она этого не хочет.

- Есть еще один вопрос: отношения партии с бизнесом. СЛОН провозглашает опору не на тот бизнес, который дает большие деньги, а на малый и средний.

- Мы работаем с крупным бизнесом, и часть денег, пошедших на строительство партии, получена от него. Но ориентация наша все-таки на малый и средний бизнес.

Для того, чтобы хорошая сильная партия могла успешно существовать, ей надо 100 000 долларов в месяц. Тысяча людей в стране, которые могли бы дать по сто долларов в месяц, безусловно, есть. Это - малый и средний бизнес. Я абсолютно убежден, что финансовая опора для такой партии, как СЛОН в малом и среднем бизнесе абсолютно достаточна. И мы будем на него ориентироваться.

Это, правда, трудная задача, и, конечно, мы не откажемся от денег, если их предложит нам крупный бизнес. Более того, при создании партии крупный бизнес больше смог помочь, но и вклад малого бизнеса тоже значителен. Он помогал, особенно в регионах.


Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости