Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Антон Блинов: Неинтересно жить в таком мире

Совсем недавно на нашем сайте появилось новое имя – Антон Блинов. Вполне успешный бизнесмен решил попробовать себя в новой роли – эксперта НИСИПП. Почему? Именно с этого мы и начали беседу.


- Почему Вы решили пойти экспертом в НИСИПП?

- Это не самый простой вопрос. Долгое время я с компаньоном и с нашей командой работали совершенно отдельно ото всех, вели свой маленький бизнес и совершенно не интересовались, что происходит вокруг. У нас многопрофильное предприятие, мы начинали с того, что занимались вторичным золотом. Потом перешли на технические газы, сейчас очень много производим и продаем ацетилена, кислорода, углекислоты. Параллельно ведем различные компьютерные направления на востоке Москвы, в Новогиреево: компьютерный магазин, компьютерный клуб, внутрирайонная компьютерная сеть.
Совсем недавно мы пересеклись с ассоциацией «Защита и развитие», соответственно и с институтом…

- Как я полагаю, на вас «наехали»…

- Да. И мы начали искать какую-то возможность защищаться относительно официальным образом. Можно защищаться тысячью разных путей, различными знакомствами и тому подобным. Но нам это в данном случае неприятно. Мы решили искать официальные пути и познакомились с «Защитой и развитием». Люди здесь занимаются делом, которое мы, может быть, хотели бы делать и сами, но у нас нет ни опыта, ни, честно говоря, времени: ведь защитой предпринимателей заниматься надо всерьез.

-И вот вы появились здесь, депутат Игрунов написал запрос, может быть, не один, и вам как-то удалось решить свои проблемы, как вы и хотели, официальным путем.

- Да, у нас были неприятности с компьютерным магазином. Но для того, чтобы стать экспертом НИСИППа был другой более важный повод. Я пытаюсь приобрести какой-то опыт общественной деятельности. Какая это будет деятельность, я сейчас не готов сказать. Но ею надо заниматься, в противном случае к нам, и не только к нам, будут приходить все время.

- Что Вы подразумеваете под общественной деятельностью?

- Я сейчас не могу это сказать: не имею достаточно опыта, для того, чтобы об этом всерьез говорить. В конечном итоге, будем честными, мне хотелось бы поучаствовать в политической жизни. Насколько это удастся, даже не так важно, я не ставлю обязательным условием непременное достижение цели.
Что касается политики, то недавно была у Клуба предпринимателей объединения «Защита и развитие» встреча с госпожой Хакамадой. Она посмотрела в зал, где сидели предприниматели, и сказала, что им не надо идти в политику, во власть. Ну, разве что на муниципальном уровне. А в остальном – поддерживайте профессиональных политиков.

Вы не готовы последовать ее совету?

- На самом деле с ней трудно не согласиться. Беда в том, что я не нашел для себя политика, которого мог бы безоговорочно поддержать.

- А почему вообще людей занимающихся бизнесом, тянет к политике?

- Меня совершенно не тянет к политике. Она всегда была занятием для меня малопривлекательным. Я не люблю общаться с малознакомыми людьми, а политика этого требует. Я не люблю общаться ради общения. Я люблю общаться по работе. Единственная причина, по которой я сюда пришел, и сказал, что хочу попасть в политику, это, как говорил один малоприятный исторический деятель: если ты не интересуешься политикой, она очень скоро заинтересуется тобой. Она мною уже заинтересовалась. Я бы охотно жил без этого.

- В каком виде заинтересовалась?

- Понимаете, когда к тебе приходят однажды и начинают вымогать взятки, начинают давить на тебя, это пустяки – чисто текущий рабочий вопрос. Но это становится устойчивой системой. У нас семь различных подразделений, и на одно из них раз в неделю обязательно кто-нибудь да придет. И невозможно же со всеми «договариваться», надо как-то переделать систему.

- У вас появляется пожарник, за ним СЭС, потом РУБОП…

- Да. И нам надоело, что они все ходят. Дело не в том, что я надеюсь стать большим политиком типа Хакамады, когда ко мне будут бояться приходить. Сделать, чтобы они боялись, можно и так. Но мне неинтересно жить в таком мире.
У меня сын. Мне непонятно, как я буду передавать ему дело. Сказать: вот, Ванечка, я тебе передаю дело, у нас тут статья в бухгалтерии – «отстежка» бандитам, пожарникам… Мне противно это говорить. Это другая, если хотите, более возвышенная сторона дела.

- Можно поинтересоваться, кто Вы по образованию?

- Своим образованием я вправе гордиться: я окончил Московский физико-технический институт.

- Почему человек, окончивший МФТИ, в итоге оказался в малом и среднем бизнесе?

- Есть хочется. На момент окончания института у меня уже была семья, был ребенок. Никаких надежд на то, что о нас позаботятся какие-то родные, близкие и так далее, не было: они сами люди бедные.
Я проработал недолго в известном академическом институте, и тут началось такое, что не только не стало, на что есть, не стало, на что работать. Я по образованию физик-экспериментатор, мне листа бумаги и карандаша недостаточно.

- И сколько лет Вы уже в бизнесе?

- Свое дело у меня 8 лет. До этого года три-четыре я проработал в должности генерального менеджера у людей, с которыми в свое время учился. Они были старше, раньше окончили институт, раньше завели свое дело.

- И Вы никогда по физике не тосковали?

- Тосковал. Я очень многими вещами интересуюсь, и иногда приходится себя сдерживать, а то бизнес начинает падать.

- Сейчас все кому не лень говорят о помощи малому бизнесу. Более того, утверждают: не разовьем – погибнем. Нефть кончится… Союз промышленников и предпринимателей пытается толкать интересы малого бизнеса (хотя не имеет к нему отношения), как он их понимает. Им кажется, что некуда деться: кто вокруг них инфраструктурой будет заниматься, к кому пойти тем, кого они будут увольнять. А что, по-вашему, может поднять малый бизнес?

- Чем помочь развитию вожделенного малого бизнеса, среднего класса и так далее? Строго говоря, ничего не нужно. Это вещь естественная, она разовьется сама собой. И он развивается. Мне трудно говорить о регионах, хотя я сам не в Москве родился, у меня много связей с Тулой. Тем не менее, я не могу с уверенностью сказать, что происходит в России. Москва, конечно, не Россия. Но вот двое моих сотрудников ушли заниматься самостоятельным бизнесом. И занимаются этим не в Москве, а в Казани, и достаточно успешно.
Я думаю, что поколение, которое сейчас растет, таких проблем иметь не будет. Мне кажется, что значительная часть проблем сидит в самих предпринимателях, да и в людях вообще. В потенциальных предпринимателях, если угодно.
Есть простые проблемы: долгие годы у нас «торгашество», «делячество» считалось явлением постыдным. У меня были знакомые, которые честно выращивали цветы и торговали ими, но никогда никому в этом не признавались. Эту проблему можно в себе преодолеть, просто сказав: это дело хорошее. Некоторые вещи преодолеть очень трудно. Мы постоянно живем в разных плоскостях. Например, когда я что-то говорю своему партнеру, своим менеджерам в частной беседе - это одно. Совсем другое дело, когда мы начинаем публично выступать.
У меня ощущение, что это происходит и с людьми, которые профессионально занимаются политикой. Со всеми: одно дело – сказать вам, другое – при широкой аудитории. Это трудно преодолеть. Это нарушает здравый смысл, которого и без того очень не хватает.
Третья проблема: мы не самостоятельны. Мы сейчас пытаемся развивать не только свой собственный бизнес, пытаемся выступать как инвесторы, учредители предприятия. Мы его создали, ставим во главе директора. Когда мы начинали, мы точно знали, что у нас денег нет. Любая ошибка означала, что я уезжаю к родителям в Тулу и становлюсь механиком автосервиса. Как только людей хоть как-то поддерживаешь, они расслабляются. Чем лучше ситуация в стране, тем меньше шансов, что появится малый и средний бизнес. Лучше, я имею в виду, не с точки зрения политического климата, а с точки зрения доходов населения.
Если бы когда-то мне было, что есть, если бы платили зарплату долларов сто (большие деньги по тем временам), очень может быть, что как бизнесмен я бы не состоялся.
И еще проблема: мы привыкли ко всему отвратительному. Коррупция – она уже в нас. Когда ко мне приходит пожарник и говорит: давай сто долларов, мне жалко сто долларов, но я не удивляюсь этой ситуации. А ведь я бы должен удивиться и сказать: «Мужик, ты чего? Ты пожарник или бандит? Ты чего пришел-то?». Мы несем в себе очень много того, что носить не надо. И все время ищем причину всех бед на стороне. Я не верю, что есть какие-то «инородцы», которых надо из России выгнать, и все зацветет. Не верю, что есть какие-то бюрократы, которым надо петлю на шею, и все изменится. Измениться должны мы сами.

- Не часто услышишь человека, говорящего, что все мы виноваты. Гораздо чаще говорят: виноваты бюрократы, виноваты законы…Список можно продолжить, но самого себя виноватым никто не признает.

- Дело не в том, что я признаю себя виноватым. Я не хуже и не лучше других. Каково сейчас мнение большинства – что нужно изменить? Нужен «красный директор». Как сейчас говорят: мы будем работать по капиталистически, Распределять – по социалистически. То есть большинство хочет власти, которая у всех отберет излишки, неимущим раздаст, всех заставит работать и наведет порядок. Я не сторонник этой идеи, но это – идея большинства.
Есть коммунистическая идея: давай вернем все, как было, и начнем по-честному работать. Это – не коммунисты, но это люди, верящие в то, что порядок можно навести большой сильной властью.
Недавно в интервью одного из столичных руководителей высокого ранга проскочила такая мысль: «Я не люблю мелкий бизнес». Я не знаю, как можно его любить или не любить, но выражает это простую идею: мелкий бизнес разводит беспорядок и суету, все толкаются, один туда тянет, другой сюда. Гораздо проще взять десяток - два крупных политиков и предпринимателей, построить, наконец, мир, как он должен быть.
Проблема только одна: видение мира, как он должен быть, у людей несколько другое, чем у этого чиновника. Увы, все ищут простые решения.


Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости