Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Павел Кузнецов, первый заместитель руководителя Рабочего центра экономических реформ при Правительстве РФ: «Дисбаланс недопустим»

Известие о том, что концепция предстоящей налоговой реформы принята, было неожиданным. Долгое время споры, шедшие в правительстве и выплескивавшиеся на страницы газет, не давали поводов для ожидания столь быстрого решения проблемы. Поэтому мы обратились за комментариями к специалисту.

- Павел Владимирович, уже с полгода очень много говорят о налоговой реформе. По поводу снижения налогов для малого и среднего бизнеса выступали депутаты, вносил свои предложения РСПП, правительство заседало, много раз этот вопрос обсуждался, переносился, но, вроде бы, сейчас все пришло, наконец, к общему знаменателю. Каково Ваше мнение о том, чем все-таки закончилось дело с налоговой реформой? Какое сокращение налогов будет производиться в ближайшее время, какое откладывается? Чего на самом деле нужно ждать?

- Если отвечать кратко, то рассмотрение этого вопроса еще не закончено. Окончательное решение еще не принято.
23 апреля состоялось внеочередное заседание Правительства, где первым стоял вопрос «Об основных положениях налоговой реформы в 2003 – 2005 годах».
Докладывало Министерство финансов, наш «законодатель мод» в изменении налогового законодательства. Именно оно должно инициировать в рамках Правительства все изменения касательно налогов. Затем его предложения уже проходят через Правительство, утверждаются в Думе и Совете Федерации, а затем Президентом. Таким образом, позиция Министерства финансов является очень важной в проведении налоговой реформы.
Если Минфин будет изначально сопротивляться изменениям, то достаточно сложно что-то сделать. И если другое влиятельное ведомство, например, Министерство экономического развития и торговли, придерживается другой точки зрения, все равно им нужно достичь консенсуса, когда учитывается точка зрения Министерства финансов, потому что в России инициировать изменения налогового законодательства, как мы уже сказали, имеет право Минфин.
Долгое время, я имею в виду прошлую осень и январь-февраль этого года, у Минфина была точка зрения, отличная от премьер-министра. Поэтому вопрос о налоговой реформе слушается на правительстве в третий, если не в четвертый раз за последние полгода. Всякий раз мнения Минэкономразвития и Минфина расходились. И то, и другое министерство говорили: да, надо снижать налоги. Но вот какие и когда, что тоже очень важно, в этом согласия не было.
Подход Минфина до марта нынешнего года был такой: в конечном итоге мы должны прийти к тому, чтобы ставку ключевого налога – НДС понизить с нынешних 20% до 18%, а, может быть, еще ниже. Но это произойдет не ранее 2006 года. То есть в плане налоговой реформы с 2003 по 2006 год все основные мероприятия сдвинуты на самый последний год. Реально ни о какой реформе речь не шла: под видом снижения налогов – никакого снижения налогов.
По моему мнению, у Минфина были разумные опасения. Сейчас ситуация с доходами неплохая в связи с высокими ценами на нефть. Экономический рост есть, предприятия налоги, в том числе и социальные, платят. Граждане налоги платят. Пусть не в тех объемах, на которые можно было бы рассчитывать (всегда есть возможность для улучшения), но ситуация, скажем так, умеренно неплохая. Однако Минфин боится, что ситуация может измениться. К примеру, ухудшится внешнеэкономическая ситуация, как это было в 98-м году, и тогда бюджет страны резко похудеет.Это позиция разумного консерватизма, согласно которой они не торопятся снижать налоги. Это - естественная логика министерства финансов в любой стране, в том числе и в России. Ведь они отвечают за бюджет. Не за экономический рост, а за то, чтобы сводились доходы и расходы.
Позиция Минэкономразвития изначально была совсем другой. Хотел бы ее прокомментировать – это очень важно. Один из основных инициаторов налоговых перемен, который был содокладчиком у Минфина еще в феврале месяце, - Аркадий Дворкович, заместитель Министра экономического развития и торговли. Его логика такова: если мы посмотрим на рейтинг России среди других стран с точки зрения привлечения инвестиций, то наша страна окажется там в последних рядах. У нас плохая инфраструктура, у нас плохо исполняются законы, слабая судебная система и много чего еще. Чтобы передвинуть Россию в этом рейтинге на более привлекательное место у нас очень мало инструментов. Один из этих реальных инструментов, рассуждает Дворкович, – снижение налогов.
Его мысль очень проста: давайте попробуем все дефекты инвестиционного климата России компенсировать низкими налогами. Мы не можем все быстро преодолеть. В один момент мы не можем построить в России хорошие дороги. Мы не можем резко изменить судебную систему, чтобы суд был быстрым и справедливым, а правоохранительные органы действительно охраняли бы право. Но мы можем снизить налоги. И пусть одни плюсы покрывают другие минусы.
Таким образом, Россия в целом улучшит свое положение в международной конкуренции за деньги инвесторов. А это нам крайне необходимо для устойчивого роста экономики: пока же у нас тот рост, который в этом году есть, а в следующем может и не быть.
Я абсолютно согласен с Дворковичем, что Россия должна конкурировать за средства на международном рынке. Это очень важно, чтобы в формальном или неформальном инвестиционном рейтинге мы постепенно продвигались вперед. Но я считаю неправильной идею, что одно достоинство может компенсировать другие недостатки. Мы можем снизить налоги до нуля, вообще отменить все налоги (идея, конечно, абсурдная), но при этом мы никоим образом не привлечем инвесторов. Какие бы нулевые налоги ни были, все равно остальные недостатки никуда не исчезают. Здесь очень ограниченная логика.
Поэтому у Министерства экономического развития и торговли, в отличие от Минфина, с его позицией разумного консерватизма, прямо противоположная идея: как можно быстрее снижать налоги, практически с 2004-го года.
Такое идейное противостояние продолжалась достаточно долго, но достаточно неожиданно, и об этом говорил Председатель Правительства, в начале марта у Минфина несколько смягчилась позиция. Там решили, что не стоит ждать отдаленных лет, а стоит перейти уже в 2004 году к серьезным мерам - снизить ставку НДС с 20 % до 18 %.
При этом, если вы знаете, у нас еще существует пониженная ставка для ряда социально значимых товаров и услуг. Она составляет 10 %, и такой остается.
Это очень серьезная мера, очень серьезное послабление для предприятий, потому что НДС – это один из ключевых налогов.

- А главное – он наиболее собираем.

- Да, он составляет основу налогового бремени на предприятия, поскольку от НДС достаточно сложно уклоняться. Налог на прибыль – это «как договоримся»: налоговая база может сужаться – расширяться. А НДС – наиболее собираемый налог. Это – первая мера, которую Минфин стал продвигать, то есть практически он встал на позиции, если не те же самые, то близкие к позиции Минэкономразвития.
Другая мера, которую предполагается реализовать, это снижение не с 2005 года ставки ЕСН до 26%…

- С 36-ти…

- Да. Причем снижение до 26% будет при выплате работникам до 300 тыс. рублей на одного работника, если работникам выплачивается от 300 тыс. рублей до 600 тыс. рублей то ставка составит 10%, а если больше 600 тыс. рублей, то вообще 2%. Так что речь идет о достаточно сильном снижении ЕСН.

- То есть, чем больше вы платите своим работникам, тем меньше ставка ЕСН.

- Да, регрессивная ставка. Вообще, в целом предполагается, что снижение налогов в 2004 году составит 1,3% ВВП по консолидированному бюджету. На самом деле это очень много: 0,3% ВВП по федеральному бюджету и 1% ВВП от бюджетов субъектов Федерации. Здесь учитывается и то, что с 2004 года предполагается отменить и небезызвестный налог с продаж. Тоже достаточно существенная мера.
Предполагается принять и некоторые технические меры. Они улучшат налоговое администрирование и сделают более легким принятие к зачету тех сумм НДС, которые были уплачены налогоплательщиками – поставщиками товаров при осуществлении капвложений еще до окончания сроков ввода объектов в эксплуатацию. Раньше нужно было ждать, пока крупный объект войдет в эксплуатацию, и только после этого можно было представлять документы с тем, чтобы вам НДС вернули. Теперь это можно будет сделать уже в процессе. Для капитального строительства это означает опять же снижение налогового бремени. Но из всех мер я бы выделил две: снижение ставки НДС и снижение ставки ЕСН. Это два наиболее болезненных сейчас налога.
Вот ситуация на сегодняшний день. В принципе Правительство достигло некоего консенсуса на заседании 23 апреля. Теперь дело уже за конкретными проектами законодательных актов по внесению изменений в Налоговый кодекс, которые в скором времени будут представлены Правительством в Государственную Думу.
Хотя, конечно, как вы понимаете, между принципиальным решением на заседании Правительства и моментом, когда проект закона попадет в Государственную Думу, возможны всяческие изменения. И я не могу гарантировать, что будет представлено все именно в том виде, как я вам сейчас описал.

- Павел Владимирович, как Вы считаете, что сейчас нужно для того, чтобы идеи Дворковича могли воплотиться в реальность и государство не слишком пострадало, как этого хочет Минфин.

- Я считаю, что нужен разумный компромисс. Налоги можно снизить достаточно сильно, можно ставку НДС снизить с 20 до 16, до 15 % - бумага стерпит все. Но ведь это – с одной стороны - налоговое бремя для предприятий, а с другой стороны – это пенсии наших пенсионеров, это деньги, которые идут на финансирование армии, на содержание чиновников на федеральном и региональном уровне. И необходимо, чтобы никто не пострадал, чтобы общество в целом выиграло.
Поэтому не только доходная, но и расходная сторона должна быть реформирована. Сейчас Минфин одновременно пытается организовать работу по более оптимальному механизму расходования бюджетных средств, в частности федерального бюджета.
Еще один важный вопрос – армия: военная реформа и переход на контрактную основу.
Увы, планы снижения налогов, с одной стороны, и необходимость изыскания средств на военную реформу, неопределенность с финансированием чиновного аппарата, с другой, – все это не увязывается. Политика в сфере доходов не совсем увязана с политикой в сфере расходов, последствия этого могут быть весьма и весьма серьезными.
Дисбаланс, если мы резко понизим налоги, но в то же время нам потребуется как минимум столько же, а, может быть, еще больше средств для бюджетных расходов, создает потенциально опасную ситуацию. В определенный момент, например, при резком понижении цен на нефть, это может привести к взрыву. Хочется «постучать по дереву», чтобы эти три компонента (снижение налогов, необходимость повышения расходов, снижение цен на нефть) никоим образом не совпали. А чтобы этого не произошло, нужно уже сейчас четко увязывать налоговую реформу с грядущими расходами.

Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости