Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Дело Ильича живет и побеждает...

О Владимире Ильиче Шахтине мы писали много. Его, обвиненного бывшим руководством Республики Коми во всех смертных грехах, сумели защитить от сфабрикованных обвинений Ассоциация «Защита и развитие» и ряд депутатов Государственной Думы, прежде всего, Вячеслав Игрунов.

Сегодня Шахтин – мэр Инты, у него новые планы, он вновь готов к самой тяжелой черновой работе, к решению самых непростых задач.


- Владимир Ильич, как Вы, ныне глава города можете кратко сформулировать свое нынешнее кредо?

- Знаете, есть такая формула: делай, что должен, и будь, что будет. В Инте я прожил тридцать лет, поэтому как-то представлял себе, что такое наше городское хозяйство. Правда, разумеется, не весь комплекс проблем, но сейчас я его уже более-менее изучил и все глубже погружаюсь в стоящие перед городской администрацией проблемы.
А вообще у меня была предвыборная программа, на ее базе сегодня формируется программа реальных дел, которую мы и будем выполнять.

- Положение в Инте должно быть очень сложным. Угольная отрасль в регионе, насколько это известно, в тяжелом положении. А Инта – угольный город.

- Да, в Инте тяжело, хотя в Кузбассе или в той же Воркуте угольная отрасль находится сейчас в гораздо лучшем положении. В Кузбассе все приватизировано, везде есть крепкие хозяева, которые и развивают свое производство, и в основном платят налоги, поддерживая таким образом местные бюджеты.
У нас же вовремя не занимались реформированием угольной отрасли. Этот процесс находится еще где-то в начальной стадии, хотя, по всей видимости, приватизация скоро начнется. Она должна как-то решить накопившиеся в отрасли проблемы, правда, городским властям это в чем-то добавит головной боли, поскольку появится очень острая социальная проблема.
Лично мне, человеку, тридцать лет проработавшему на шахте, проблемы угольные понятны. Я думаю, это мне поможет эффективно взаимодействовать с будущим собственником. Уже сегодня мы ставим вопросы, которые завтра должны стать основными. Нужно, чтобы бизнес, который завтра придет на шахты, действовал цивилизовано. Это значит, что, во-первых, необходимо выстроить нормальные отношения его с городской властью, во-вторых, обеспечить социальные гарантии населению, которое окажется с переходом угольных предприятий в частные руки в абсолютно новых условиях.
Мы много не требуем от будущих собственников: плати налоги и спи спокойно, а вопрос социальных гарантий встанет там, где будут ликвидироваться какие-то предприятия.

- А такой вопрос будет стоять?

- Еще как. Сейчас уже мы подготовили по нему свои предложения, надеюсь, с ними согласится будущий собственник: необходимо все-таки обсудить с нами возможное развитие угольной компании.
Понимаете: можно закрыть все, а можно многое сохранить. И здесь вопрос целесообразности. Конечно, для будущих хозяев – экономической, для нас – социальной. И здесь мы должны найти разумный компромисс.

- Крупнейшее предприятие города – объединение «Инта-уголь», состоящие из нескольких шахт и других, связанных с угледобычей предприятий. Приватизировать объединение будут целиком, или его разобьют на отдельные части?

- Я боюсь, что будут компанию дробить. Это хуже.
Задача моя как – оптимизация бюджета, развитие промышленности, причем не только угольной. У нас есть горнорудная промышленность, есть неразведанные нефтяные месторождения. Одна скважина показала нефть, надо разведывать дальше, и мы получим еще ряд отраслей, на которые можно будет опереться городу и городскому бюджету.
Но ведь есть еще одна острая и очень сложная проблема. Сегодня во главу угла правительством республики ставится вопрос о переселении избыточного населения. Теоретически можно говорить о том, что половину населения нужно переселить. Деньги на переселение выделяются: на сегодня обозначена цифра - 3 миллиарда рублей на Инту и Воркуту. На полтора года деньги нам выделили. Очевидно, еще потребуется денег, если эта программа будет и дальше активно выполняться.

- А в самой Инте новых рабочих мест открыть, тем более, что Вы говорите, там может быть нефть…

- Мы наверняка создадим новые рабочие места, и их будет, может быть, не одна сотня, но на самом деле мы не сможем сегодня обеспечить работой всех. У нас сегодня 60 тысяч населения, примерно 30 тысяч человек окажутся в самое ближайшее время лишними. Обеспечить их адекватными рабочими местами здесь в Инте маловероятно. Да и из оставшихся работоспособное население меньше – 20 – 25 тысяч. Остальные - дети, пенсионеры. Реальных рабочих мест после приватизации предприятий останется немного.
Но на фоне сложных проблем переселения я все-таки ставлю перед собой и перед администрацией Инты задачу развития не только города, но и района. К этому есть определенные экономические предпосылки. Мы сейчас работаем над программой, чтобы развитие
нашего района вписать в программу развития Северо-Запада России.

- Кроме добывающей промышленности можно что-то сделать? Вы член руководства партии СЛОН, которая хочет поднимать образование, науку, высокие технологии. Или пока время для этого не пришло?

- Все относительно. Во-первых, можно и нужно развивать и перерабатывающее производство. Надо стараться все перерабатывать: угольная, горнорудная промышленность, оленеводство – все может получить дальнейшее развитие. При этом переработка на месте может быть, конечно, на уровне каменного века. Но может быть и на уровне высоких технологий. Причем это не абстрактные высокие технологии – не просто зал с компьютерами, а люди конкретно работающие на какую-то отрасль. Вот этого мы будем добиваться. Чтобы все технологии на стадии добычи, разработки по всему циклу были максимально современными, максимально технологичными.

- Но это опять же капиталовложения.

- Да, это все капиталовложения. Но, если наши недра, наши полезные ископаемые, которые в этих недрах находятся, будут востребованы, а я надеюсь, что они будут востребованы, мы создадим определенную инвестиционную привлекательность, насколько это можно будет сделать в рамках муниципального образования. Мы даже думаем над тем, чтобы создать свои муниципальные институты, чтобы молодежь могла учиться у нас.

- Сейчас очень много говорят о налоговой реформе. Совсем недавно на нашем сайте было опубликовано интервью с Павлом Кузнецовым - одним из руководителей рабочей группы по экономическим реформам при правительстве. Он сказал, что речь пойдет о снижении налогов уже в 2004 году. Причем за счет снижения НДС, самого собираемого, как мы знаем, налога. Всего снижение будет на 1,3% ВВП, из которых 0,3% потеряет федеральный бюджет, а 1% - потеряют региональные бюджеты. И тем не менее, речь идет о том, что это надо делать, чтобы освобождать бизнес от налогов.
Там есть еще одно предложение: уменьшить ставки ЕСН, причем регрессивно: чем больше вы платите своим работникам, «в белую» соответственно, тем меньше у вас налог. Как Вы на это смотрите?


- Думаю, что все это правильно. Это перспективное направление. Но с другой стороны, я думаю, нужно говорить о комплексном перераспределении налогообложения. Все-таки у нас регион, где добываются полезные ископаемые. Нужно говорить о природной ренте. Расширяя возможности малого и среднего бизнеса, нужно все-таки немножко обременить крупные компании. Я считаю, что тут стесняться пока не надо. И второй аспект – регистрация: я считаю, это нонсенс – если ты добываешь в конкретном районе нефть, газ, уголь, вообще что-либо, то ты должен быть …

- Зарегистрирован не в Москве..

- Разумеется. Ты должен быть зарегистрирован у нас, а не в какой-либо другой области. Эти два момента и есть для нас более серьезная доходная часть бюджета. Она может скомпенсировать те потери, о которых Вы говорите.

- А у Вас много компаний, зарегистрированных не в Коми?

- В нашем районе?

- Да.

- Много – не много, но есть. И дело в том, что это как раз наиболее прибыльные компании: одна добывает нефть, другая – марганцевые руды. Если бы они платили налоги в наш бюджет, картина была бы иная.

- Когда Вы говорите о марганцевых рудах, имеются в виду люди, которым отошел Ваш рудник?

- Да. В том числе.

- А вернуть то, что было потеряно в ходе провалившегося дела по обвинению Вас в смехотворных преступлениях, уже нельзя?

- Маловероятно. Адвокат все еще работает, но я в это не верю. Более того, я к этому уже совершенно спокойно отношусь.

- Это сложно вернуть даже для района, для республики?

- Это сложно вернуть в рамках уже принятых решений арбитражных судов. Вы знаете, как они не любят признавать, что где-то была допущена ошибка.
Вместо шахты, которой я руководил, было создано новое предприятие. Оно года не проработало, как его руководители поставили вопрос о ликвидации. Я не хочу говорить, что это вредительство, но то, что это некомпетентное руководство…

- Собрали сливки и решили все бросить?

- Похоже на то. Надо какие-то решения принимать на серьезном уровне. По крайней мере, предотвращать подобные эпизоды. Их у нас еще столько.
Но сейчас и без этого работы много: ЖКХ, муниципальная собственность, развитие бизнеса, увеличение доходной части, сокращение расходной – нормальная черновая работа. Я надеюсь, что удастся сделать немало, что вместе с людьми, которые меня избирали, мы сможем как-то улучшить жизнь в нашем городе.

- Удачи Вам.

- Спасибо.

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости