Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Павел Поручиков: "Усилия никогда не пропадают даром..."

Постоянным читателям нашего сайта имя Павла Поручикова знакомо: директор медицинской фирмы «Перинатальный центр» из подмосковного Фрязино, он не один год ведет отчаянную борьбу с местным главой администрации, «положившим глаз» на помещение, занимаемое центром. При этом союзниками фрязинских чиновников, как правило, выступают чиновники областные, на стороне же Поручикова – МАП «Защита и развитие» (организация чисто общественная и административного ресурса не имеющая) да депутат Государственной Думы Вячеслав Игрунов. И тем не менее «Перинатальный центр» держится, несмотря на то что против него применяются все мыслимые и немыслимые средства борьбы – от административных предписаний до бутылок с зажигательной смесью.

- Павел Валерьевич, Вы – директор медицинской фирмы, как я знаю, достаточно популярной. А по образованию Вы врач?

- Нет. Я заканчивал Физико-технический институт, защитил диссертацию... А потом началась перестройка, и я ушел в бизнес...

- А почему тогда Вы выбрали именно эту область деятельности? Почему это – медицинская фирма с непривычным названием «Перинатальный центр»?

- Здесь история достаточно давняя. Она связана с моими научными интересами. Когда я еще работал по специальности, то занимался в разработкой медицинских приборов, так называемой «КВЧ техники» (КВЧ – крайне высокие частоты, например, приборы «Явь», которые выпускали во Фрязино). Когда началась перестройка, я увидел, что хорошая вещь, которую мы делали (а «КВЧ приборы» дают потрясающий результат при лечении многих заболеваний) перестала быть нужной кому бы то ни было. Вот тогда я вместе с несколькими единомышленниками и создали наше предприятие. С одной стороны мы занимаемся работами с «КВЧ оборудованием», а с другой стороны – наша цель – помочь в обеспечении нового здорового поколения.
Предприятие мы создали в 93-м году, когда в стране был самый большой демографический провал. Во-первых, очень низка была рождаемость, во-вторых, рождалось очень много больных детей. Мы думали, что сможем сказать в этой области что-то новое. По большому счету, сказали, конечно, может быть, не так громко, но настолько, насколько были способны. Занимались мы сначала только детьми, отсюда и название «Перинатальный центр».

- Что это все же значит?

- «Пери» – это около, «натальный» – это детский период. То есть «около родов». Отсюда пошло название. Есть еще, насколько я знаю, «перинатальный период» – во время беременности, но это немного другое. Хотя мы теперь занимаемся не только периодом рождения, а работаем в гораздо более широком диапазоне.
Шло все постепенно: сначала мы занимались проблемами деторождения. Потом оказалось, что здоровые дети рождаются только у здоровых мам. Потом – что не только у здоровых мам, но и у здоровых пап. Причем не у тех здоровых пап и мам, что уже зачали ребенка, а у тех, которые только собираются это сделать. А потом оказалось: люди предродового периода не слишком сильно отличаются по своим болячкам от людей других периодов. И мы можем помогать просто людям, страдающим хроническими заболеваниями.
И сейчас наше направление – хронические заболевания и вопросы деторождения. Так что наше название уже несколько не соответствует направлению.

- Вы, видимо сам из Фрязино? После того, что Вы там пережили, по-моему, должно быть желание бросить все и уехать? Вас не подмывало это сделать, или Вы очень привязаны к городу?

- Да, я сам из Фрязино и по-своему привязан к городу. Что же касается «бросить все», скажу честно: подмывало. Были предложения. И в Москву предлагали переехать с бизнесом, и в Электросталь.

- Зачем тогда Вам выдающийся глава местной власти господин Ухалкин, который все не может успокоиться, что не отнял у Вас помещение?

- Он мне не нужен. Но, кроме всего прочего, я понимаю, что те силы, что были за десять лет вложены в этот бизнес, сейчас превратились в изрядную сумму денег. Чтобы просто переехать надо понести изрядное количество затрат, которые в настоящий момент просто неподъемны.
Когда мне сейчас говорят, что хотят создать подобные предприятия, зная, что я прошел (даже не касаясь конфликтных ситуаций, а просто говоря о самом развитии), я считаю, что те люди, которые собираются это делать, должны в свое дело отчаянно верить и очень много вложить. Только так сегодня может появиться фирма подобная моей.

- А «КВЧ приборы» до сих пор выпускаются или уже нет?

- Приборы выпускались, потом их прекращали выпускать, мы работали на старых запасах, покупали по фирмам, где они еще оставались. Сейчас их опять начали выпускать, правда, в несколько урезанном виде: не в том, в каком выпускались последние образцы, а в самом начальном. Но, я думаю, все вернется на круги своя. Благодаря работе нашего предприятия, других фирм, занимающихся этим направлением, подтверждена актуальность КВЧ-терапии и ее потрясающие возможности. Так что выпуск аппаратуры будет развиваться.

- Но с Вами воюют до сих пор?

- Да. Но, я надеюсь, что это сейчас пройдет. У нас были военные действия с официальной медициной: время от времени оттуда раздавались утверждения, что мы плохо работаем. Но это было связано исключительно с тем, что мы являемся для них конкурентами. Причем конкурентами, которые находятся в тяжелых условиях. У нас с одной стороны все платно, и пациент должен выбирать между бесплатным и платным. Вот такая конкуренция. С другой стороны, те льготы, которые даются государственным предприятиям, на нас не распространяются.
Я всегда, когда разговаривал с главным врачом фрязинской больницы, объяснял ему, что мы не являемся конкурентами: больница в основном занимается острыми заболеваниями, а мы – хроническими.
Больница не может заниматься хроническими заболеваниями – это для нее очень затратно. В рамках обязательного медстрахования она это не потянет.
Мы же лечим амбулаторно, стараясь предупреждать обострения, которые у хроников проявляются в известное время – весна и осень. Мы говорим своим пациентам: у вас ожидается по осени обострение, придите к нам за неделю, за две. Вместо того, чтобы сидеть на больничном, придите на профилактику, а потом нормально работайте.

- Какие болезни вы лечите?

- Заболевания мужской и женской половой сферы, желудочно-кишечного тракта, щитовидной железы – список не очень большой, но туда входит очень много болячек, включая очень распространенные сейчас дизбактериозы.
Надо сказать, что спектр специалистов у нас достаточно широко представлен. Кроме специалистов в наших областях у нас для постановки точных диагнозов есть и терапевт, и офтальмолог, и невропатолог, есть ультразвуковые исследования, лабораторная диагностика.

- Лечатся у вас только жители Фрязино, или вы уже вышли на более широкий круг пациентов?

- Жители Фрязино составляют порядка 30-40 % наших пациентов (точнее не скажу, поскольку мы не берем у них адреса), затем идут Щелково, Ивантеевка, Подлипки, Москва. Есть и публика из более дальних мест: Волоколамск, Домодедово, Красногорск – у нас раньше были рекламные публикации, а затем одни пациенты направляют к нам других. В итоге дети, родившиеся с нашей помощью, есть в Костроме, Ярославле, Перми, на Урале.
Причем, понимаете, были пары, с которыми приходилось работать не один и не два месяца.

- И все-таки, почему Ухалкин, уперся в ваше здание?

- Поначалу хотелось отдать его городскому БТИ, а потом на принцип пошел. Больше никаких мотивов я не вижу.
Понимаете, того, что мы даем и городу, и Щелковскому району, нет нигде. Мы прижились в городе: есть остановка «Перинатальный центр», маршрутное такси идет до «Перинатального центра».

- Ему бы радоваться надо...

- Это какая-то зашоренность. Дело в том, что в наших услугах люди нуждаются везде. Методики, которые мы наработали, уникальны. Во всяком случае, в Московской области у нас нет соперников. Есть фирмы, работающие так же серьезно и хорошо, но у них несколько иная специализация: они работают с язвой желудка, с косметическими вопросами. Даже за рубежом наш опыт востребован. И наш центр мог бы привлекать в город. Это было бы хорошо и с рекламной, и с деловой точки зрения. Но, увы...

- А теперь другой вопрос. Вы являетесь не только предпринимателем, но и членом Политсовета Московской областной организации партии «Союз людей за образование и культуру (СЛОН)». Что Вас подвигло вступить в эту партию и более того – занять партийную должность?

- Мечты о будущем.

- То есть Вы верите...

- Да, я верю.

- Что, во-первых, такое счастливое будущее может быть, а, во-вторых, что партия СЛОН может его приблизить.

- Верю. Я считаю, что усилия никогда не пропадают даром.

- Вы, человек, различными бюрократами битый и даже дважды подожженный. Что может сделать партия СЛОН для таких, как Вы?

- Дело в том, что в настоящий момент я как предприниматель вижу: наша жизнь зарегулирована настолько, что дальше некуда. В период, когда мы уходили от светлого социализма и переходили к светлому капитализму (в конце 80-х годов), был принцип: можно делать все, что не запрещено, а чиновник должен был делать только то, что разрешено. Сейчас все поменялось. Свободы никакой, потеряна идеология дальнейшего развития. Надеяться на то, чтобы малый бизнес процветал, по поводу чего кричат сейчас хором все, кому не лень, особенно – в преддверии выборов. Такое впечатление, что ищут не там, где потеряли, а там, где светло.
Это – один момент. И изменить положение можно только с помощью той политической силы, которая работала именно в том направлении, не забывала малый бизнес. Ничего нового я здесь не скажу: малый бизнес является именно тем фундаментом любого общества, который позволяет появляться свободным людям. Это может, конечно, не нравиться власть предержащим, но я считаю, что только так может быть создано счастливое светлое будущее: если все люди будут свободными.

- И Вы считаете, что партия СЛОН сможет этому помочь. Мне кажется, до сих пор Вы ни в какую партию не вступали.

- Нет. Не вступал.

- Не был. Не состоял. Не участвовал.

- Я человек аполитичный... Для меня само решение вступить в какую-то партию давалось не просто. Но, в силу того, какие цели были провозглашены СЛОНом, как они мне близки, мне захотелось участвовать в их реализации.
Были моменты, когда я симпатизировал «Яблоку», СПС... Выступления Сергея Глазьева тоже местами близки. Все каким-то боком...

- Но помогал только Игрунов.

- Да, помогал только Игрунов. И, безусловно, его помощь сыграла в моих делах большую роль. И не только я увидел, что есть люди, которые готовы, не просто говорить о поддержке малого бизнеса, а реально работать для реализации поставленных задач. Поэтому я и многие мои знакомые – предприниматели и пришли в эту партию. Это – наша партия.


Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости