Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Юрий Симачев: Малый бизнес как государственная проблема. Интервью второе

Юрий Симачев, начальник Управления анализа и разработок Института комплексных стратегических исследований.


В первой половине нашей беседы с Юрием Симачевым речь шла о конкретных шагах, предпринятых в последнее время правительством и Федеральным Собранием для развития малого бизнеса. Однако конкретикой дело не закончилось, и наш собеседник высказал целый ряд интересных мыслей, связанных с развитием бизнеса в России вообще и деятельностью в этой связи крупнейших министерств.


- Юрий Вячеславович, Ваше мнение о сомнительности ряда последних решений в сфере, связанной с деятельностью малого бизнеса, не оригинальны. Я вам не первому задаю вопрос по закону о проверках, и ответы абсолютно однозначны: это очень странный и непродуманный ход. Почему принимаются такие решения?

- Видите ли, я бы поговорил о роли Минфина, поскольку в делах, связанных с поддержкой малого бизнеса (а это требует расходов) она первостепенна. Минфин обязан быть консервативным. Он отвечает за бюджет. И у него, к сожалению, среди министерств и ведомств нет сопоставимого по квалификации, по политическому весу и влиянию какого-либо другого ведомства.
Необходимо не менее значимое ведомство, которое могло бы сказать: «У нас есть другой вариант действий. Мы, действительно, все просчитали, вот наши оценки». Понимаете, спорить с Минфином очень трудно, особенно, если ему не предоставлены какие-то иные оценки, иные расчеты того, какими будут последствия, например, от более активного снижения налоговой нагрузки или от более активных мер по поддержке малого и среднего предпринимательства. К сожалению, другие ведомства в такой, как я считаю, конкурентной борьбе проигрываем.
Дело в том, что каждое министерство отстаивает свои задачи. У Минфина есть задача: бюджет должен быть сведен, чтобы был профицит и чтобы с уплатой внешнего долга не было никаких проблем. Причем у него эта задача простирается на уровень среднесрочной перспективы: два – три года не больше. К сожалению, нет какого-то министерства, которое отстаивало бы долгосрочную перспективу.

- А Минэкономразвития?

- Оно плохо отстаивает эту перспективу. Политически плохо отстаивает, проигрывает Минфину. Оно не обладает достаточным весом, да к тому же проигрывает в аргументации. Ведь, если ты предлагаешь сделать что-то иное, что, по общим соображениям, сочетается с некоторым риском, нужно иметь достаточно серьезные аргументы. Нужно провести серьезные исследования и представить соответствующие оценки.
К сожалению, у Минэкономразвития таких оценок мало. На уровне общих слов: если мы вот это сделаем, то всем станет хорошо – да. На уровне серьезных расчетов у них оценок мало.
А Минфин оперирует строгими расчетами. Вот мы сейчас существуем в условиях хорошей мировой конъюнктуры на нефть и газ, вот их цена на столько-то снижается, а это весьма вероятно, никто с ними спорить не будет, тогда у нас вот такая дырка в бюджете. А чем мы тогда будем ее закрывать? МЭРТ должен был бы со своих позиций сказать : «Нет, если мы сейчас эти средства будем использовать, чтобы снизить налоговую нагрузку, расширить существенно программы по поддержке малого и среднего бизнеса, то это обеспечит вот такой прирост ВВП. Это, по нашим оценкам, обеспечит такой-то прирост налоговой базы, такую-то степень выхода из тени». Достаточно аргументировано и оцифровано эти вещи МЭРТ пока не представило. И пока получается, что оно проигрывает конкуренцию по аргументам Минфину. Поэтому побеждает, не скажу, что плохая позиция, но позиция, не позволяющая рассчитывать на какие-то прорывы в изменении структуры российской экономики. Хотя очень многие эксперты скажут: нам прорывы не нужны, у нас все хорошо, мы развиваемся совершенно нормально, и наше государство, если оно куда-то начинает лезть, то только вредит. В известной мере это, действительно, так, особенно в условиях явно буксующей административной реформы.

- С административной реформой, по-моему, вообще что-то невероятное творится.

- Просто она сейчас ушла в какие-то схоластические вещи: вот тут было столько-то функций, давайте сократим две, три, четыре – все это и обсуждается. А у какой-нибудь структуры этих функций меньше десятка, арифметически все прекрасно, но это не означает, что среди них половина - не избыточные. Тем более, что у всех они по-разному описаны.

- Вообще проведение административной реформы руками самих же чиновников – вещь фантастичная сама по себе.

- Конечно, здесь должны привлекаться какие-то внешние структуры, хотя в других странах такие реформы все-таки проводятся руками чиновников. Другое дело, что там развита система независимых административных органов: есть всякие советы, комиссии, которые, не будучи государственными органами, имеют независимый статус по отношению ко всем министерствам и ведомствам.

- У нас, увы, этого нет. А как Вы прогнозируете: что в ближайшее время нашему малому бизнесу светит?

- Ему не светит вообще ничего. Трудно ответить на Ваш вопрос, потому что хотелось бы понять, какому малому бизнесу что светит. Он же у нас очень разный. Какому малому бизнесу – инновационно-активному?

- В первую очередь, о нем. Это то, что нам необходимо.

- Вот инновационно-активному и научно-производственному бизнесу, я считаю, пока ничего хорошего не светит. По той простой причине, что у нас есть принципиальная проблема формирования стартового капитала для создания малых предприятий. На этом этапе государство не оказывает им никакой поддержки. В результате малые предприятия формируются с низким стартовым капиталом и могут заниматься только теми видами деятельности, которые требуют минимальных стартовых затрат на одно рабочее место. Значит, проще открыть еще один ларек, чем заняться какой-то высокотехнологичной деятельностью. Остается только такая ниша для высокотехнологичной деятельности, как IT-технологии, программирование, где стартовые затраты не так велики.
Более того, нет у нас нормальной системы микро-кредитования. Системы, которая позволяла бы действительно малым предприятиям не обеспечивать себя оборотными средствами, потому что оборотные средства проедаются, а получать кредиты для развития. У них есть барьер доступа к банковским средствам, потому что они мелкие. Банкам всегда невыгодно иметь дело с мелкими клиентами.
Во всех странах есть микро-кредитование, которое настроено на то, чтобы фирма, взяв микро-кредит, смогла преодолеть разрыв между собственным и нормальным рыночным заемным финансированием. То есть фирма берет микро-кредит, у нее увеличивается масштаб, и она становится более подходящей для банковского кредитования. А у нас микро-кредиты очень мелкие. Они не позволяют эту пропасть перепрыгнуть. Они используются в основном только на оборотные средства. А это – простое проедание ресурсов.
И административные барьеры наиболее значимы в сфере научно-производственной, в сфере инновационной. Например, есть проблемы с интеллектуальной собственностью. Есть проблемы, связанные со строительством. Есть еще ряд проблем. Малые фирмы обтекают это направление деятельности, потому что барьеры очень высоки. И дело не в общем снижении среднестатистических административных барьеров, а снижении именно тех барьеров, которые мешают заниматься научно-производственной деятельностью.
В том же лицензировании никаких сдвигов нет. Наоборот делаются попытки какие-то очередные виды деятельности запихнуть в перечень лицензируемых. Такая вот помощь малому бизнесу.


Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости