Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Юрий Симачев, руководитель управления анализа и разработок ИКСИ: НДС-счета, и не только они...

Вопрос о введении НДС-счетов активно обсуждается в средствах массовой информации, и наш сайт не стал исключением. Мы уже публиковали интервью с бухгалтером, пожелавшим остаться анонимным, а также обзоры СМИ. Сегодня мы обратились к Юрию Симачеву, одному из признанных экспертов в области малого и среднего бизнеса.


- Юрий Вячеславович, министерство по налогам и сборам просто насмерть бьется за НДС-счета, утверждает, что без них все помрем. Каково Ваше мнение на сей счет?

- Мое личное ощущение, что в данном вопросе мы сталкиваемся с несколькими заблуждениями. Первое из них связано с заниженными оценками собираемости НДС. В свете этого и говорится, что нам надо срочно принимать меры по повышению собираемости этого налога путем введения НДС-счетов. Второе заблуждение – что именно путем введения НДС-счетов эта проблема может решаться. И третье – что сама система компенсации, которая, по крайней мере, изначально предлагалась, справедлива.

Сначала о первом: есть мнение, что собираемость НДС у нас на уровне 50-55%. Но, по нашим оценкам, эта собираемость все-таки на уровне 65-70% - ненамного ниже, чем в ряде развитых стран, например, в той же Италии.

- То есть НДС и за рубежом трудно собирать?

- Почему? В ряде стран собирают под 90% и даже более.

Второй момент: возникает вопрос, почему надо начинать именно с НДС? Есть совершенно четкое ощущение, что собираемость того же ЕСН существенно ниже, потому что очень распространена практика выплаты зарплат «в конверте». И вообще говоря, теневой оборот, безусловно, связан с выплатой теневой зарплаты. Но на самом деле, я уверен, возможны некие меры по снижению официально уплачиваемого ЕСН и без осуществления теневого оборота. Почему все бросать в сторону НДС?

Наконец, третий вопрос: почему мы идем именно таким путем. Есть и другие способы борьбы с деятельностью фирм-однодневок, с деятельностью фирм, обслуживающих теневой оборот. Это – не обязательно НДС-счета. Соответствующий опыт есть только у единственной страны – Болгарии. И сам этот опыт, его результативность многими экспертами ставятся под сомнение. Ведь там были иные условия, которые повлияли на внешне позитивную оценку введения НДС-счетов. Для бизнеса введение НДС-счетов было выгодно по одной простой причине: возврат НДС осуществлялся очень длительное время. Они выиграли за счет того, что НДС стали возвращать быстрее.

- А у нас ведь речь идет о том, что на НДС-счетах будут просто замораживаться деньги.

- По сути – да. И тогда предприятия будут вынуждены брать соответствующие кредиты в банках, и процент за пользование этими кредитами – это и есть реальные потери предприятий от такого замораживания. Эти потери можно по-разному оценивать, они могут получаться и не сверхграндиозными. Но дело в том, что сами по себе эффекты от этой затеи очень невыгодно будут распределены в экономике, и это очень сильно может ударить по среднему и малому бизнесу, прежде всего, в силу дополнительных административных издержек. Потребуется изменение программных средств, на основе которых сейчас осуществляется вся работа. Понадобится доступ к кредитным ресурсам, а мы знаем, что малый бизнес, особенно в регионах, как раз испытывает наибольшие трудности при получении каких-либо кредитов. Потребуются дополнительные издержки на привлечение дополнительных сотрудников в бухгалтерию. Причем в случае малых предприятий эти издержки на ведение бухгалтерской и налоговой отчетности получаются высокими.

Более того, складывается ощущение, что в случае введения этой системы, мяч на стороне МНС. Возможны какие-то ошибки, какие-то сбои в системе. Как может тогда предприятие защитить свои права? Обратившись в суд. Но мы знаем, что как раз в плане обращения в суд за защитой своих прав малые предприятия оказываются опять же в невыгодном положении. У них нет ресурсов для найма достаточно квалифицированных адвокатов или оплаты услуг серьезных юридических фирм. И в отношении этих налогоплательщиков ошибки МНС будут де-факто трактоваться в пользу налоговых органов.

- Другой вопрос, лишь частично связанный с предыдущим. Владимир Буев на страницах нашего сайта выдвинул идею создания некоей государственной структуры, которая занималась бы поддержкой малого и среднего бизнеса в области защиты его прав в судах. Сотрудники этой организации, юристы, составляли бы иски для малых предпринимателей, отстаивающих свои права в споре с государственными структурами, и защищали бы их в судах.

Это предложение уже обсуждалось на нашем сайте, и все участники обсуждения выступили практически с одних и тех же позиций: идея хорошая, но структура не должна быть государственной. Что Вы думаете по этому поводу?


- Конечно, все выскажутся, что это замечательно, если какие-то издержки берет на себя государство. Но есть, например, результаты исследований, проведенных в рамках проекта, который выполнялся по заказу Московского общественного научного фонда. Там в частности анализировался спрос на арбитражные инструменты урегулирования споров. И первый вывод, который можно сделать: да, действительно, малые предприятия в существенно меньшей степени рассчитывают отстоять свои интересы, обратившись в суд. Причем разница сногсшибательная: если 70-80% представителей крупного бизнеса говорят, что для отстаивания своих интересов они будут обращаться в арбитражный суд, то среди малых предприятий на это указывает только 30% опрошенных, или даже еще меньше.

Почему? Первое предположение – высоки издержки, оплата услуг, и именно это сильнее всего отвращает малые предприятия от обращения в арбитражный суд. Но по данным этого исследования четко подтвердить такую зависимость не удалось. Малые предприятия в той же пропорции, что и крупные, ссылаются на затратные издержки. То есть процент предприятий, отмечающих, что издержки по обращению в суд очень высоки, примерно такой же, как у крупного бизнеса.

На самом деле, проблема в исполнении судебных решений. Все представители предприятий отмечали эту проблему. Но крупные предприятия, обладают необходимым весом, влиянием, инфраструктурой, чтобы продавить исполнение судебных решений. В условиях какого-нибудь корпоративного конфликта они могут нанять частных охранников (и не частных) для исполнения судебного решения. Очевидно, что этого не может себе позволить малый бизнес.

- Ему это недоступно.

- И также очевидно, что вряд ли исполнением судебных решений займется эта госструктура, о которой говорит Владимир Буев.

- Да, про исполнение судебных решений у него не было ни слова.

- У малого бизнеса еще есть проблема. В разрешении споров и в отстаивании интересов для него крайне незначительную роль играют различные ассоциации, которые оказывали бы помощь в разрешении этих споров.

Сначала предприниматели стараются разрешить спор мирно, потом обращаются в суд, могут обратиться за помощью к третьим лицам, в государственные органы. Крупный бизнес заметно чаще обращается в ассоциации, чем малый. Это означает, что серьезных и влиятельных ассоциативных структур в малом бизнесе так и не создано, в отличие от того же крупного бизнеса.

Для малого бизнеса естественную проблему составляет еще и длительность рассмотрения споров в суде. У крупного предприятия – большие ресурсы. Там может быть не такая оборачиваемость средств. А малое предприятие, не получившее своевременного разрешения спора, может погибнуть. У него почти нет жирка. И это тоже может отвращать от обращения в арбитражный суд.

И еще я должен отметить: очень часто права предприятия нарушаются не только каким-то контрагентом, а государством: местными и региональными органами власти. Особенно в сфере конкуренции. И вот в этих условиях, если предприятие обращается в суд и суд принимает решение в его пользу, возникают дополнительные проблемы в плане его исполнения. И я слабо себе представляю, как могла бы помочь просто государственная структура, находящаяся в системе исполнительных органов.

- Но идея Буева в том и состоит, что это должна быть структура, занимающаяся исключительно конфликтами малого и среднего бизнеса с госорганами.

- Идея нормальная, но, по сути, Буев говорит тогда о том, что нужно предусмотреть какой-то специальный механизм разрешения административных споров. И он прав, потому что за последнее время по очень резко нарастает волна именно административных споров (это – за исключением налоговых споров). Понятно, что арбитражные суды перегружены такого рода исками. Звучат иногда предложения: давайте создадим административные суды или придумаем какие-то внесудебные процедуры разрешения административных споров.

- Вы знаете, к тому, что мы с Вами сейчас говорим, отталкиваясь от идеи Буева, приходят все.

- Правильно. Это давно известно, это необходимо - чтобы не все споры переходили на уровень рассмотрения в судах. Должны быть какие-то инструменты урегулирования административных споров. В этом направлении надо продвигаться. Я считаю, что вот в таком виде это – хорошая идея.


Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости