Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Кирилл Смирнов, руководитель научно-исследовательского отдела фонда «Новая экономика»: Направление прорыва. Интервью первое. Очень нужный, но очень маленький бизнес

 Для того, чтобы оказаться в числе экономически развитых стран России необходимо развивать передовые технологии. Об этом знает практически каждый и не говорит только самый ленивый. А что при этом делается на отечественном рынке информационных технологий? Тех самых, что необходимы стране, как воздух. Как обстоят дела у тех представителей российского бизнеса, что решили не попкорном торговать (что тоже дело), не пассажиров возить на изношенных «Газелях», а заниматься компьютерами, программным обеспечением, Интернетом и прочим, что и составляет информационные технологии. Именно об этом мы беседуем с Кириллом Смирновым.


- Когда мы говорим о бизнесе в информационных технологиях, подразумевается, что это не самое сильное место у нас в России.

- Да.

- Так все же, что у нас есть в этом секторе?

- Есть бизнес, в основном малый. Известный Вам ИКЦ «Бизнес-Тезауру» проводил очень интересный опрос предпринимателей, работающих в малом бизнесе, и там видно, что крупных компаний в этом секторе рынка очень мало.

На Западе, правда, компании, занимающиеся ИТ-технологиями, начинались тоже с очень маленьких, как, например, «Майкрософт», но постепенно росли. У нас этого нет. У нас этот бизнес в основном состоит из маленьких компаний. И при этом далеко не все из них являются инновационными.

- Большинство, как известно, занимается покупкой там и продажей здесь. В лучшем случае, что-нибудь паяют.

- Совершенно верно. Но, в любом случае, даже если они просто продают компьютеры, какая-то поддержка им нужна. Потому что, если они продают компьютер, то это несколько иное, чем они продавали бы микроволновые печи.

- Давайте, определим тогда, какова в данном случае разница между микроволновой печью и компьютером.

- И то, и другое – техника. В свое время было приложено немало усилий, чтобы определить так называемые ИКТ-товары, то есть товары, относящиеся к информационно-коммуникационным технологиям. Есть, конечно, целый ряд международных определений: Организации экономического сотрудничества, Международного таможенного соглашения. Когда у нас готовили торговлю ИКТ-товарами, то тоже пытались определить это понятие. Проблема была в том, что в это понятие включать, и в итоге максимально его расширили. Включили товары, которые используются для производства и передачи информации. Таким образом, сюда вошли не только компьютеры, но и ксероксы, телекоммуникационное и сетевое оборудование. Не только материнские платы и процессоры, но и жидко-кристаллические экраны. Сюда же, как ни странно, отнесены калькуляторы, измерительное оборудование.

Короче говоря, список получился очень емким, и сейчас (причем в юридических документах, в документах, на основе которых освобождаются от таможенных пошлин те или иные экспортеры и импортеры) существует предельно расширительное толкование, что является ИКТ-товаром.

В чем смысл разделять компьютер и микроволновую печь? Микроволновая печь имеет вполне конечное использование. Ничего нового, кроме прекрасных продуктов она не готовит. Компьютер же либо создает знания, либо обучает. Он либо способствует обучению дома, чтобы ребенок работал, обучался. Родители этого ребенка могут с помощью компьютера выйти в Интернет и, например, ознакомиться с культурной жизнью: посмотреть рецензии на фильмы и книги, афиши. То есть, так или иначе, идет производство и передача знаний. Естественно, все это имеет отношение к тому, что мы называем «рост человеческого капитала». Сейчас обучение, написание рефератов без этого немыслимо. И, на мой взгляд, прекрасно, что есть поисковая машина, что можно посмотреть рефераты, что человек может прочитать написанное по его проблеме. Другое дело, что не надо этим злоупотреблять, когда рефераты копируются с помощью того же компьютера и сдаются готовые.

- Да. Зашел в Интернет, а там – любые работы по любым предметам.

- Все равно мы предполагаем добрую волю. Что материал будет использоваться для переработки, для создания нового знания.

И когда мы говорили о компаниях, просто продающих компьютеры, которые сами не пишут программы, не занимаются инновационными разработками – они тоже делают важный вклад в широкое распространение этого оборудования.

Однако, как мы уже говорили, этот бизнес в основном маленький. Для этого есть ряд причин: поскольку здесь достаточно невысокие входные барьеры, то заниматься этим бизнесом достаточно просто, начать, по крайней мере. Или, скажем так: не сложнее, чем другими видами бизнеса. Есть, разумеется, своя специфика, связанная с ввозом оборудования, с различными ограничениями на использование двойных технологий. Есть большая неясность в законодательстве относительно того, какое программное обеспечение может продаваться. До сих пор есть проблемы, связанные с вывозом программного обеспечения.

Мы готовили исследование по всем этим вопросам и писали в нем о том, что до сих пор существуют совершенно архаичные нормы, согласно которым программное обеспечение вывозиться с разрешения Федерального агентства по защите интеллектуальной деятельности. Это притом, что контроль вывоза сейчас совершенно неактуален, потому что любую программу можно отправить по электронной почте, и проблем с этим нет. В то же время

Люди, которые хотят все вывозить легально, обязаны соблюдать кучу формальностей, избыточных и ненужных. Например, участники рынка жалуются, что, с одной стороны, официальные процедуры никакой практической функции не несут, с другой стороны, они приносят лишние затраты на оформление документов.

Тем не менее, начинать заниматься бизнесом в сфере информационных технологий, особенно в продаже, не сложнее, чем в других областях. Гораздо сложнее стать крупной компанией. Как правило, крупными становятся лишь компании, имеющие корпоративных клиентов.

Вообще-то, когда я общался с предпринимателями, работающими на рынке ИТ-технологий, выяснилось, что это достаточно конкурентный бизнес. Он появился, когда у нас была уже рыночная экономика.

- Да, где-то в начале 90-х.

- Практически одновременно с ней. И сейчас, в достаточно острой конкурентной борьбе, у нас выкристаллизовались те компании, которые работают успешно.

Причем для этой сферы бизнеса показательно (об этом все очень часто говорят), что в России очень высокий уровень образования, знаний, это – вклад в развитие ИТ-рынка. Констатация этого факта стала уже общим местом, но, тем не менее, не перестает быть правдой. В России люди с высшим образованием, с высокими знаниями в области ИТ входят в этот бизнес. Более того, существует значительный кадровый резерв, который может туда привлекаться. Среда есть для этого бизнеса.

- Это прекрасно, но, насколько я знаю, и проблем на рынке ИТ-технологий хватает. Причем проблем не с самими технологиями, а с тем, что происходит вокруг них.

- Конечно, проблем достаточно, как общих для всего бизнеса, так и специфических для этой отрасли. Лежат они в основном в области правового и налогового регулирования.

Наверное, к общим проблемам я бы отнес неблагоприятные условия деятельности всего малого бизнеса. Затем проблемы специфичные именно для этого бизнеса – прежде всего, противоречивое законодательство, действующее в этой области. Большой парадокс, но отрасль, где законодательство появилось в самую последнюю очередь, оно и меньше всего реформировалось. Взять, например, закон о регистрации юридических лиц - у нас принят новый закон, о лицензировании – у нас принят новый закон. Взять закон о техническом регулировании – тоже. А вот в области ИТ действует уже явно устаревший закон об информации. У нас есть закон об электронно-цифровой подписи, который был принят с нарушением рекомендаций международных организаций. А ведь цифровая подпись могла стать основой ИТ-бизнеса, основой для развития электронной торговли.

Эти законы, хотя они и были приняты в 90-х годах, давно пора менять. Они принимались без учета мировой практики. И до сих пор эти проблемы кочуют по подзаконным актам, по региональным законам. И до сих пор бизнес сталкивается с тем, что на практике законы об информации и электронно-цифровой подписи не действуют: судебной практики по ним нет, и это является лучшим средством индикации.

Совсем недавно на одной конференции была дискуссия: работает или нет закон об электронно-цифровой подписи. Да, он есть, государство продекларировало, что занимается этим вопросом. Но до сих пор не приняты подзаконные акты, которые были предусмотрены. До сих пор нет положения о лицензировании, хотя оно, на наш взгляд, и не является необходимым для того, чтобы заниматься деятельностью с электронно-цифровой подписью. И понимание, что закон нужно изменять, не встретило еще понимания в Государственной Думе. Считается, что лучше жить при таких законах, какие есть. Есть такая точка зрения: лучше никакого закона, чем плохой.

И эти законы до сих пор негативно влияют на бизнес. Причем получается двойной удар: со стороны тех норм, которые вводятся налоговым законодательством (весь бизнес жалуется, что у нас неблагоприятное налоговое регулирование), да к тому же законы и подзаконные акты, которые связаны с ввозом и вывозом программного обеспечения, применением электронно-цифровой подписи, с информационными ресурсами.

Сейчас мы подготовили для госорганов ряд предложений в этой области, надеемся, что наши предложения будут внедряться. В принципе, политическая воля на это есть.

Но есть и другая сторона проблемы: сам бизнес не всегда активен в этой области, чему тоже есть свои объяснения. Вот, например, результаты опроса представители ИТ-бизнеса. Был задан вопрос: кто хочет записаться и на общественных началах раз в неделю собираться обсуждать существующие проблемы бизнеса и готовить предложения для государства. Желающих оказалось мало: когда компания маленькая, то физически нет возможностей участвовать в какой-то общественной жизни, в лоббировании своих интересов. Если же представители какого-либо вида бизнеса не могут этим заниматься, государство их не слышит. Точно также для деятельности крупных компаний сейчас только создаются условия. Появились ассоциации представителей ИТ-бизнеса, такие как «Ассоциация производителей компьютерных и информационных технологий (АПКИТ)».

- А какой крупный бизнес она будет объединять?

- Относительно крупный, во всяком случае, по российским меркам: компании, в основном – системные интеграторы, компании, которые продают компьютерное оборудование, ряд компаний, занимающихся разработкой программного обеспечения. Ассоциация РОССОФТ, которая существовала, как объединение производителей программного обеспечения, вошла сейчас составной частью в АПКИТ. Таким образом, есть объединение крупных компаний, тех, которые в состоянии выделить ресурсы, чтобы содержать такое объединение и общаться с государством. Так что это тоже работа.

Малый же бизнес не может позволить себе в силу отсутствия ресурсов и рабочих, и финансовых, представлять свои интересы на высоком уровне. И получается: если бизнес малый, то его никто не слышит.


Продолжение следует...


Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости