Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

ПЛАТЯТ ВСЕ

В России много контролеров, это знают все. И все знают, что «кое-что» в наших контрольных службах не так: прогнило что-то, как говаривал известный датский принц. На страницах сайта «nisse.ru» не раз обсуждались отношения малого и среднего бизнеса с разнообразными контрольными органами. Правда, говорили исключительно бизнесмены.

И вот нам удалось уговорить одного работника одной службы, занимающейся и контролем малого бизнеса, дать нам интервью. Увы, непременным условием была не только анонимность нашего собеседника, но и анонимность самой структуры (хотя о том, что это за организация, догадаться не сложно).


- Как я понимаю, ваша служба наделена контрольными функциями в отношении предпринимателей, работающих на территориях, относящихся к Московскому метрополитену. Причем не только внутри станций, но и рядом с ними.

- Да, существуют соответствующие зоны: 10 метров от входа – контрольная зона и 25 метров – санитарная зона.

- И какие у вас функции? Что у вас за работа?

- Например, ряд предпринимателей, как мы их называем, «торгашей», имеет договор с метрополитеном. Они за это платят, и платят, как правило, немалые деньги. Это – стационарные киоски в подземных переходах, на станциях. Это «Цветы», «Печать», «Аптеки» и тому подобное. У них есть соответствующее разрешение, которое время от времени продляется.

Но вот наступает какой-то определенный момент, например, выборы в Госдуму, или супер-пупер футбольный матч, или какое-то еще общероссийское или московское мероприятие. Из мэрии поступает распоряжение: не продавать пиво в стеклянных бутылках, только в металлических банках. Или вообще изъять все стекло из ларьков, которые занимаются продажей этих дел. И тут-то начинается дурдом. Едем, смотрим. Увидели, оштрафовали, если поймали за руку: раз существует соответствующий запрет, и этот запрет должен неукоснительно выполняться. А если мы пропустим это дело, получим сами.

Далее: у каждого торговца должен быть соответствующий ассортиментный набор. Если у тебя написано: женское белье, а ты торгуешь видеопродукцией, да тем более контрафактной, то это тоже подходит под наши инструкции. Если у тебя есть разрешение на торговлю промышленными товарами, то ты не можешь торговать молоком, колбасой или сыром. Что у тебя отмечено в разрешении, то и должно быть. Есть какой-то ассортиментный минимум, и он должен неукоснительно выполняться. Если нет – приходят соответствующие люди и штрафуют тебя, частенько на хорошие деньги.

- Часто приходится сталкиваться с тем, что предприниматели, именно официальные, имеющие с метрополитеном договорные отношения, не выполняют условия договора?

- Такие вещи, естественно, бывают – они везде бывают. Другое дело, что тот же предприниматель, который имеет разрешение, допустим, на торговлю газетами или книгами на одной из станций метро. У него разрешение на одну точку: станция такая-то, вестибюль такой-то, переход такой-то. Он же организует на этой станции не одну точку, а четыре. Эта ситуация отлавливается, поскольку все все знают, и он попадает под соответствующие санкции.

Как правило, редко бывают проблемы у людей, имеющих стационарные точки, работающих на постоянной основе. А те, у кого лотки или «развалы», или что-то еще, они все время попробуют выставить что-то дополнительно. Например, зимой продают перчатки: у них стоечка с перчатками за бешенные бабки. Кто-то решает продать товар, который купил на Черкизовском рынке. Торгует он с 10 до 19. Подхожу, допустим, я, прошу предъявить разрешение. Смотрю и говорю: у тебя ж товару цена десять рублей за пачку. Тут тоже могут начаться какие-то санкции с изъятием разрешения.

- То есть вы можете проверять, соответствует ли товар тому, который он должен продавать?

- Да.

- А в разрешении записано, какой товар должен быть?

- Обязательно. Не частности, конечно. Допустим, написано: кожгалантерея. Это должна быть именно кожгалантерея, а не что-то еще, пусть и близкое.

Например, ты не можешь продавать нитяные изделия, или из мохера, а именно кожаные.

- А торгуют ли у вас люди, не имеющие разрешений?

- О, это вообще труба. Для них должна быть, по идее.

- Должна быть. Но они ведь встречаются? И я думаю, их много.

- Сейчас уже, даже по сравнению с прошлым годом их стало куда меньше.

- Но есть же люди с игрушками, с лупами, еще с чем-то, которые толпой бегут, завидев вдали милицию.

- Эти полностью подходят под нашу юрисдикцию.

- И что вы можете с ними сделать?

- Штраф до трех с половиной тысяч рублей.

- Но расходитесь, как правило, мирно?

- Расходимся по-всякому. Официально нужно оштрафовать и выставить с территории метрополитена. Желательно – 25 метров от входа. Но понятно: народа мало, и, как правило, такие вещи не практикуются. Обычно – штраф, в зависимости от товара, от наглости продавца: да ты знаешь, от кого я стою, и так далее. Так что можно договориться на штраф в сто рублей, а можно штрафануть и на все две штуки.

- А что значит: ты знаешь, от кого я стою? Они не просто так приходят?

- Некоторые приходят просто так: свои знакомства, завязки какие-то есть. В случае чего - скандал: тебя завтра с работы уволят. Я говорю: дорогая, если меня за день такие, как ты, три раза не увольняют, значит, день прошел зря. Но ведь кого-то «крышует», сам знаешь, кто. У кого-то хозяин может ногой открыть дверь в кабинет нашего начальства.

- А такой вопрос: сколько шансов у этих товарищей попасться? Как я понимаю, станций метро много, переходов достаточно – места полно, киосков – море. Сколько шансов у товарища, который в официальном киоске приторговывает чем-то не тем?

- Того, кто в официальном киоске приторговывает чем-то не тем, если он не наглеет, шансов поймать практически нет. Вот как-то у гражданина, торговавшего видеокассетами вместо женского белья, отобрать разрешение удалось. Но он все открыто делал.

- То есть вы не будете шарить по киоску, чем ты мол торгуешь.

- Если нет какой-то конкретной наводки, нет. Но ведь помимо нас существуют еще и другие службы.

- А сколько всего разнообразных инспекций проверяет предпринимателей в метро?

- Во-первых, администрация станций, милиция на метрополитене, прежде всего, - данной станции. Далее идут вышестоящие милицейские инстанции, там тоже существует инспекторская служба. Эти люди, приехав на станцию, могут вздрючить того же постового или опера, который работает на этой станции: почему у тебя тут торговля. Потом мы, причем основная наша работа – несанкционированная торговля и конкретные проверочные мероприятия по торговле санкционированной.

- Вы получаете указания проверить конкретного предпринимателя?

- Да. Как правило, мы об этом заранее знаем, едем, смотрим, делаем контрольные закупки. После проверки составляем соответствующие бумаги, берем штрафы. Есть у нас утвержденные бумаги, квитанции, которые мы выписываем. Три экземпляра: один в наш архив, его можно в течение 10 лет поднять, поскольку это документ строгой отчетности. Второй экземпляр выдается клиенту на руки, третий еще куда-то.

- А сколько наше государство платит людям, которые имеют право оштрафовать на несколько тысяч рублей?

- Официальный оклад – около 6 тысяч рублей в месяц.

- Грубо говоря, человеку, который должен ловить жуликов, платят 200 долларов? А людей, которых нужно ловить, много?

- Естественно. Но я еще раз повторю: бабка, которая торгует петрушкой, - тоже наш контингент. Но, понятно, я с бабкой связываться не буду: мне бы 100 лет ее не видеть.

Но, когда проходят громкие разгоны, то все попадают. Причем попадают по-крупному. И подчас эта бабка имеет больше, чем человек, у которого два стола стоит. Я таких бабок тоже знаю.

Между прочим, нашу работу облегчает то, что торговцы стучат друг на друга только так. Что такое конкуренция по-русски? Это когда в одном вестибюле два лотка с одинаковым ассортиментом, но один вовсю торгует, а за другим стоит жлоб, у которого не берут товар. Тогда он звонит нам на горячую линию и сообщает, что там-то и там-то такой-то лоточник так-то нарушает правила торговли. Ну, мы и едем разбираться.

- А деньги вам предлагают?

- Сейчас поменьше, но, разумеется, есть неформальное общение. А были у нас люди, три-четыре зарплаты добавлявшие себе.

Но вообще-то у нас есть план по штрафам: контрольные органы должны ведь государство кормить.

- То есть и официально, и неофициально все, кто торгует, должны кроме оплаты разрешений постоянно платить?

- Платить придется всем, потому что у нас контролирующих органов столько же, сколько торговцев. И у всех план по штрафам, у всех проблемы, всем жить хочется.


Беседовал Александр Савицкий

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости