Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Сергей Генин, завуч «Российской международной школы»: Образовательный бизнес

Частные школы, привычные за рубежом, появились у нас лишь в начале 90-х годов. За сравнительно небольшой период времени их стало достаточно много, но и число людей, желающих отдать своих детей учиться платно, растет не меньшими темпами.

Что такое частные школы, за счет чего они существуют, что они могут дать своим ученикам, почему с такой охотой пользуются их услугами представители российского среднего класса? С этими вопросами я обратился к Сергею Павловичу Генину, человеку, не один год отдавшему работе в частных школах. И первое, что услышал в ответ: частные школы – это нормальный бизнес, к тому же не требующий на начальной стадии вложения значительных средств.


- Сергей, мы с тобой в свое время работали в частной школе. И, по-моему, ее тогдашний хозяин ничего с этого не имел.

- Да, только вкладывал. Но это было начало 90-х годов.

- Он вкладывал средства, заработанные другими видами бизнеса, зато там учились дети нужных ему людей.

- Прежде всего – его собственные.

- Да. Его собственные дети и дети его знакомых.

- Вся затея была тогда ради его собственных детей.

- Потом я работал в еще одной очень небольшой частной школе, которую тоже создал некий крупный по тем временам бизнесмен, потому что его сын ни в какой другой школе учиться не мог.

И хотя в этой школе за обучение уже платили 200 или 300 долларов в месяц, но львиную долю денег вкладывал сам хозяин школы.

Это был 95 год.


- Но с тех пор все изменилось. Ситуация изменилась очень заметно. Возьмем школу, в которой мы с тобой начинали, которая тогда называлась «Линия», а теперь – «Линия – плюс». Людмила Николаевна Позняк, которую ты знаешь и которая оказалась в итоге во главе школы, сначала взяла в аренду детский сад. Теперь это помещение у нее уже в собственности, и она уже взяла второе помещение, через дорогу от первого.

- С чего такая прибыль?

- Во-первых, плата за обучение достаточно существенная. Сегодня московские частные школы (не загородные) предоставляют, как правило, стандартный набор образовательных услуг в соответствии с базовым компонентом, с государственным стандартом. На это накладывается еще какой-то свой школьный компонент: иностранные языки, какие-то развивающие занятия и обязательно какой-то там спорт. Желательно, чтобы школа обладала своим спортивным залом, своим бассейном и так далее. В такой приличной московской частной школе обучение стоит минимум 800 долларов в месяц.

- Прости, но я плачу за обучение сына в институте всего 1100 евро в год.

- Правильно. А здесь – в месяц. При этом дети обеспечиваются трех, а то и четырехразовым питанием. Это – школы полного дня – с 9-ти до 6-ти, а то и до 7-ми.

Отдельная статья дохода, причем немалая – это транспорт. Обычно такие школы предоставляют транспортные услуги: забирают утром детей вместе с охраной, вечером по окончании занятий их развозят по домам.

- И это за отдельную плату?

- Это дает возможность поднять плату, поскольку ясно: транспорт, его содержание, бензин. Но совершенно ясно, что в этих случаях оплата может доходить и до 900 долларов в самых престижных школах. А теперь умножь эти 900 долларов в месяц хотя бы на 100 человек.

- 90 тысяч долларов.

- Да, 90 тысяч в месяц. А теперь умножь еще на 9 месяцев. Получатся уже миллионы.

- Но ведь и затраты немалые.

- Затраты немалые, конечно, но, тем не менее, это вполне себя оправдывает. Если эти средства разумно распределить и разумно все посчитать (а бывают еще всякие спонсорские взносы, благотворительные взносы, которые дают возможность получить какие-то налоговые преференции), получается очень выгодное дело.

Скажем, есть такой лицей «Столичный». Его возглавляет человек, являющийся одновременно президентом Ассоциации негосударственных школ России. Году в 92-м или 93-м он пришел из какого-то НИИ, кандидат наук, то ли завлаб, то ли старший научный сотрудник. За 10 с небольшим лет он развернулся так, что основал три школы в Москве, одну загородную, плюс к ним несколько школ в других городах России и в СНГ.

Явно, что это – бизнес. Если бы это не было прибыльно, если бы это не давало отдачи, вряд ли бы он сумел за 10 лет так разрастись.

Безусловно, только с прибыли можно делать такие инвестиции в расширение дела.

- Моя жена, отработавшая больше 20 лет в школе, мне только что говорила: не мучь Сергея вопросами о частных школах как о бизнесе. Это – не бизнес, это – не прибыльно.

- Я тоже когда-то так думал. Но это – прибыльно, это – бизнес. Сейчас это стало бизнесом. Причем это бизнес, который не требует больших первоначальных вложений.

- Как это?

- Очень просто. Ты получаешь лицензию. Сначала она дается даже не на содержание образования, не на то, чему ты собираешься их учить, а, в соответствии с законом об образовании Российской Федерации, на условия обучения.

- На условия обучения?

- Да. Лицензирование предполагает, что ты обладаешь какими-то помещениями, которые СЭС признала подходящими для обучения детей. Соблюдены противопожарные требования, достаточное количество умывальников и туалетов на определенное количество детей, достаточная освещенность в люксах. На это дается лицензия – на условия обучения.

Ты не можешь открыть школу в подвале, тебе сразу скажут: нет, извините.

- Ты помнишь, как открывалась школа «Линия»?

- Она открывалась, когда еще закона об образовании не было. Ее регистрировали как ТОО, потому что это было летом 91 года. Закон об образовании приняли позже. И, когда мы получали лицензию, она была у нас за номером 4 или 5.

А сейчас нужно решить вопрос с помещением. Но если ты с кем-то договоришься хотя бы об аренде по разумной цене на год или на два, то дальше ты прикидываешь примерно штат, и тебе надо набрать контингент. И все. И уже с родительских проплат начинаешь работать. Особенно, если у тебя еще хватит ума брать плату сразу за первый и за последний месяц учебного года, чтобы родители не соскакивали, как делают во многих школах. Сейчас сразу берется плата за сентябрь и за май. И ты имеешь уже определенный бюджет, который позволяет тебе начать учебный процесс.

А дальше уже ты должен рассчитываться по арендным платежам, по коммунальным платежам, выплачивать зарплату, тратить деньги на развитие – на приобретение пособий (что на первых порах делается очень ограничено), оргтехнику. Остальное – твоя прибыль.

Организация небольшая – типичный малый бизнес. Сколько в школе может быть сотрудников: сто, сто пятьдесят – понятно, что всем оперирует все равно один человек – директор, в крайнем случае – бухгалтер.

Очень показателен пример известной в Москве частной школы «Премьер». Эта школа, начав где-то в центре, в приспособленных помещениях, через 10 лет имела в собственности здание недалеко от метро «Домодедовская», на Шипиловской улице. Бывшее здание детского сада, перестроенное, реконструированное, со спортзалом, с начатым строительством бассейна. Плюс рядом, на улице Генерала Белова было отдельное здание детского сада для начальной школы. Плюс они успели начать строительство «Российской международной школы», которую вынуждены были отпустить в «свободное плавание». Но там оказались сложности, с школьным бизнесом не связанные.

Конечно, чтобы так развернуться, надо было иметь хорошие финансовые возможности. Но это явно был бизнес.

- Хорошо. Но любой бизнес должен привлекать клиентов. В начале 90-х все было ясно: у частных школ была более-менее оригинальная программа, знаний они давали больше и преподавали лучше. У них были дополнительные предметы. В «Линии», по-моему, преподавали экономику или право.

- Там было право. Этим сейчас не удивишь.

- И при этом классы были гораздо меньше…

- Небольшое наполнение.

- Да, небольшая наполняемость классов, где, в общем, каждому ученику можно было уделить больше внимания, чем в обыкновенной школе.

- Это и сохранилось.

- То есть это и сейчас – козыри?

- Сейчас если это и козыри, то уже шестерки и семерки. В принципе это можно сейчас найти и в хорошо организованных муниципальных школах, имеющих дополнительное финансирование.

- А чем тогда притягивают частные школы?

- Частные школы притягивают, во-первых, тем, что в них гарантировано собирается какая-то корпоративная публика. Родители ценят то, что их дети общаются с равными себе, с представителями своего круга. Здесь исключены случайные контакты непонятно с кем.

Большое значение имеет также проблема безопасности. Хотя сейчас во всех школах сидит охранник, какой-нибудь дед в камуфляже, это – пародия на охрану. А в лучших частных школах охрана организована достаточно серьезно. Даже если она организована недостаточно серьезно, сам по себе вид охранников в форме, с рациями, уже настраивает родителей на определенный лад. Тем более, что проблема безопасности сейчас очень актуальна.

Она актуальна и сама по себе, и потому, что нередко возникает необходимость детей прятать, скрывать их по каким-то причинам. Иногда родители прячут их друг от друга. Иногда боятся, что их в заложники возьмут. Поэтому гарантировано, что территория частной школы охраняется. И это тоже привлекает.

Плюс, конечно, большой набор разнообразных дополнительных услуг. Потому что муниципальная школа, какой бы хорошей она ни была, не в состоянии выполнять пожелания родителей. А в частных школах, где берутся деньги, если хотят дети заниматься, например, японским фехтованием на деревянных мечах, ради бога, можно и это организовать. Здесь выполняются многие прихоти. Идея-фикс родителей – хотят, чтобы ребенок непременно занимался вот этим. Это вполне возможно реализовать в условиях частной школы. И это тоже привлекает.

- Но, с другой стороны, поскольку частная школа, как мы говорим, это бизнес, то во всяком деле есть фирмы надежные и ненадежные. Как их отличить, если речь идет о школе?

Первый реальный критерий – наличие или отсутствие собственного помещения. Если школа функционирует в арендованном помещении, это одно: понятно, что в любой момент ее оттуда могут выкинуть. Если она имеет договор аренды на 49 лет с последующим правом выкупа, то это другое дело. Если здание находится вообще в собственности, да и земля под ним в долгосрочной аренде – это самый надежный вариант.

Второе – наличие так называемой государственной аккредитации. Именно она дает право выдавать документы государственного образца. Это, естественно, тоже является свидетельством надежности, солидности школы. А если школа дважды прошла государственную аккредитацию, дающуюся на 5 лет, то это лишний раз говорит о том, что школа существует давно и у нее есть какие-то определенные традиции. Она стабильна.

Следующий существенный момент – наличие прямых договоров с вузами.

Частные школы имеют такие договоры. Они не афишируют их характер, но в основном это гарантированное поступление на платное отделение. Однако, поскольку родители – люди состоятельные, они чаще всего и не настаивают на том, чтобы ребенок обязательно учился на бюджетном отделении. Их вполне устраивает и этот вариант. А с платными отделениями договориться о почти стопроцентном попадании не очень сложно.

Вот это – критерии надежности школы.

Конечно, очень ценится всегда сам характер помещения: как выполнен ремонт – это евроремонт или нет, пластиковые ли окна. Если школа с проживанием, то каковы условия пансиона. Допустим у нас в середине февраля был коммерческий директор школы «Милфилд». Это одна из самых известных частных школ Англии, в рейтингах она обычно занимает третье-четвертое место после «Харрэус» и «Винчестера». Но те существуют по 200 с лишним лет, а «Милфилд» всего 75 лет, а потому считается относительно молодой школой. Тем не менее, там обучается полторы тысячи детей со всего мира. Там немыслимая по возможностям материальная база. Я не говорю о том, что там есть свои конюшни с полноценным набором лошадей. Там не один плавательный бассейн, там спортивные поля, крытые корты.

И вот этот человек, попав к нам в «российскую международную школу», был приятно удивлен, когда увидел, что при комнатах для проживания (они на 4 человека) есть свой туалет и своя душевая кабина. У них такого нет.

И такие вещи, естественно, производят на родителей очень сильное впечатление.

Но в плане материальной оснащенности вне конкуренции сейчас в Москве школа, которая называется «МЭШ» («Московская экономическая школа»). У них свое многоэтажное здание в районе Красной Пресни, плюс еще загородная территория с шикарной материальной базой. Она вне конкуренции. А на втором месте по внешней привлекательности, наверное, «Российская международная школа»: 4 гектара территории в сосновом лесу – по территории, месторасположению, условиям проживания с ней трудно конкурировать. Достаточно сказать, что в десяти минутах езды – загородная резиденция Президента России «Бор».

- Обучение, разумеется, зависит от квалификации учителей. Не секрет, что в государственных школах педагоги получают копейки. А в частных?

- У нас, например, оплата дифференцированная: одна учительница, у нее ставка минимальная, за 18 часов получает 9 тысяч рублей. Обычно же у нас ставки порядка 12 тысяч. При этом в школах с полным днем всегда есть возможность дополнительного заработка: различные индивидуальные занятия, кураторство, которое обязательно освобожденное, ночные воспитатели – это все оплачивается дополнительно. Поэтому иногда люди получают и по 20 тысяч.

Вообще сейчас складывается определенный круг учителей. Многие, кто привык работать в частных школах, они так по кругу и ходят. У нас в школе достаточно много преподавателей, которые лет по 10 работают в частных школах, уже третью, четвертую школу меняют по разным причинам. Но складывается какой-то свой контингент преподавателей, в который тоже не так просто проникнуть.

- Чем наши школы, наши частные школы, которым самое большее по 10 – 13 лет, отличаются от частных школ на Западе?

- Прежде всего, отсутствием традиций. Западные частные школы существуют достаточно долго – там относительно молодой школе 75 лет. Там не проблемы с детьми: при поступлении ребенока, его родителей знакомят с подробнейшим распорядком, правилами поведения. Иногда эти правила поведения – практически тюремные. Мне недавно рассказывали родители, которые забрали ребенка из частной школы в Швейцарии, там запрещено куда-то ходить после отбоя. Если ты пошел после отбоя в туалет, ты платишь штраф 200 франков. Причем там интересная система: сама оплата не очень большая, но штрафы и всякие дополнительные услуги учитываются отдельно. Трусы отдал в стирку – тебе счет выставляют. Кружку разбил в столовой – тебе счет выставляют. Стенку оцарапал – счет выставляют. Так и набегает. Но при этом в этих школах есть сложившиеся за десятилетия какие-то традиции, правила и нормы.

И у руководства школы в принципе нет необходимости подлаживаться под родителей. Они говорят: нет, у нас существует вот такой порядок. Хотите – платите, и мы учим в соответствии с этим порядком. И вы ни во что не вмешиваетесь, потому что мы вас изначально с этим познакомили. Не хотите – идите в другую школу, у нас своя очередь за воротами стоит.

Наши школы этого себе позволить не могут и в очень большой степени продолжают зависеть от родителей, от их желания, от их кошелька, от их капризов. Чем школа моложе, тем более она зависит от родителей.

- И, тем не менее, у нас все время открываются частные школы.

- Они как открываются, так и закрываются. Они же прогорают. Вот пример школы «Премьер», которая была одной из самых успешных, стояла достаточно высоко в рейтингах, а сейчас оказалась на грани краха.

Но это еще связано и с колебаниями рынка. Ясно, что после дефолта 98 года какие-то школы закрылись. Сейчас экономическая ситуация чуть-чуть налаживается, уровень среднего класса чуть-чуть поднимается, сразу же рынок на это реагирует, и появляются новые частные школы.


Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости