Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Владимир Прибыловский, президент ИИЦ «Панорама»: «Крыша» важнее собственности...

Начиная с понедельника 19 апреля отечественные и зарубежные СМИ начали активно обсуждать новый поворот в антиолигархической компании, проходящей в нашей стране с лета прошлого года. Резкое выступление главы Счетной палаты России Сергея Степашина заставило говорить об очередном этапе действий российской власти против представителей крупного бизнеса.

Этому был посвящен обзор прессы «Буду резать, буду бить», помещенный на нашем сайте.

С просьбой прокомментировать ситуацию мы обратились к президенту Информационно-исследовательского центра «Панорама» Владимиру Прибыловскому.


- Владимир Валерианович, в одной из иностранных газет я неожиданно нашел ссылку на Вас по поводу последних событий нашей антиолигархической компании. Как известно, руководитель Счетной палаты Сергей Степашин, глава РСПП Аркадий Вольский и примкнувший к ним нобелевский лауреат, бывший главный экономист Всемирного банка Джозеф Стиглиц одновременно заявили, что наши олигархи мало заплатили за приватизацию и не худо бы доплатить, а у кого-то вообще стоит отобрать собственность.

Из Вас дали короткую цитату о том, что у нас начинается новый этап войны за передел собственности.


- В общем начался, я бы сказал, около года тому назад, с прошлого лета, как минимум. Но это не столько передел собственности, сколько передел так называемых «крыш».

Хотя дело в том, что в русском капитализме распределение марксова прибавочного продукта идет не обязательно через дивиденды, даже меньше через дивиденды. Поэтому не очень важно бывает, чья формально собственность. Тем более, что установить ее через цепочку оффшоров практически невозможно. Во всяком случае, без согласия бенефициаров установить, кто владеет собственностью, очень трудно.

У нас распределение прибавочного продукта идет через зарплаты, через беспроцентные кредиты, через дань черным налом. Поэтому формальное право собственности не так важно. Более важно, в чьей сфере влияния ты находишься. Это было и при Ельцине: у Березовского было не 51% акций ОРТ, но он ОРТ владел и получал с него политические дивиденды.

И сейчас я слышал, например, версию, она, по-моему, в печать пока не проникла, что Алекперов был вынужден отдать все кроме 5% своих оффшоров. Отдать народу в лице указанных ему господ. За это он был оставлен управляющим, владельцем 5% оффшоров, которые владеют Лукойлом. Если это правда, то это – передел собственности. Если неправда, если он просто платит дань другим лицам, значит, «крышу» переделили. Хотя у него достаточно давно чекистская «крыша».

Или, например, не известно, кому принадлежит, «Сургутнефтегаз». С очень большой вероятностью он принадлежит людям, которых традиционно связывают с именем президента. Их имена во время предвыборной компании назвал Иван Петрович Рыбкин. То есть «Сургутнефтегаз» принадлежит не Богданову, который является его гендиректором, а посредникам из киришского конгломерата, который торгует сургутским газом.

Сейчас ЮКОС делят победившие группировки. Судя по всему, большой кусок ЮКОСа достается Абрамовичу.

- Но на Абрамовича сейчас тоже вовсю наехали.

- Наехали, но мне это не кажется серьезным: якобы наехали, а на самом деле Абрамович от всего этого имеет пока хорошее прикрытие - якобы на него наехали. На самом деле он имеет только прибавку. Не так давно Юлия Латынина хорошо написала, что все эти наезды на Абрамовича вполне платонические, а куски собственности, которые ему достаются и, возможно, еще достанутся, вполне реальные.

Идет передел «крыш» и передел собственности. Это такая совмещенная вещь. Просто нашему капитализму «крыша» важнее, чем акции.

- Но сейчас олигархам предлагается, чтобы кроме передела «крыш» и передела собственности они еще и официально платили государству что-то, что по закону не должны платить. Я не говорю уже о том, что господин Стиглиц предлагает всех обложить налогом в размере «10% совокупного дохода от первоначальных вложений» и взимать этот налог при продаже активов компаний.

- Скажем так: я считаю, что даже самый несправедливый налог, если он прозрачен и введен законным путем, лучше, чем теневая феодальная дань. И я, в отличие от суперлиберальных экономистов, ничего страшного не вижу в установлении более высоких дифференцированных налогов на право добычи полезных ископаемых. Пока цены на нефть высоки, государство имеет право оперативно повысить этот налог. Это то, что Глазьев называет изъятием природной ренты, и это можно делать в законном порядке. Кроме того, государство должно было отслеживать ситуацию: такой налог на добычу нефти надо было ввести не сейчас, а год или два назад. Сейчас, может быть, уже поздно: может быть, через год цены на нефть уже упадут. Главное – успеть его снизить, когда цены упадут, потому что есть опасность: повысить то повысят, а потом не снизят. Это вопрос оперативного управления экономикой.

Что же касается рекомендации господина из Всемирного банка, то, с одной стороны, они, может быть, и не лишены резона. Но теория и практика у нас в России далеки друг от друга. И я боюсь, что рецепты и здравые предложения Всемирного банка будут приняты в сильно искаженном варианте и ничего хорошего не принесут.


Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости