Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Владимир Аверчев, Советник Президента компании «Сиданко»: "Нужно звонить во все колокола..."

- Владимир Петрович, у нас сейчас во взаимоотношениях государства и бизнеса происходят странные вещи. Так неделю назад заместитель министра финансов господин Шаталов неожиданно заявил, что уже в мае Минфин подготовит предложения о восстановлении ЕСН для предприятий малого бизнеса, использующих упрощенную систему налогообложения. Мотивируется такое намерение так: «Мы столкнулись с тем, что, поскольку режим налогообложения очень льготный, малый бизнес используется для того, чтобы снижать налоговую нагрузку крупным и средним предприятиям, и дробление, безусловно, присутствует. Используются и другие механизмы, и их мы знаем. Когда обсуждали на заседании правительства этот вопрос, говорили, что мы хотели бы некоторые схемы перекрыть, и будем готовить такие предложения». Реакция представителей бизнеса была однозначна.

Глава Всероссийской ассоциации приватизируемых и частных предприятий Григорий Томчин заявил: «Предложение Шаталова подрывает саму систему упрощенного налогообложения. Это означает убийство малого бизнеса. Шаталов не понимает бизнеса и его мотиваций. Старая песня: крупные компании дробятся на мелкие, и потому их надо уничтожать».

Президент Ассоциации малого бизнеса «ОПОРа России» Сергей Борисов был не менее резок: «Намерение ввести ЕСН для малого бизнеса -- это очередная провокация Минфина. Если каждый год менять правила игры, то мы никогда в нашей стране не увидим развитого малого бизнеса. Эффектом от такого шага наверняка станет уход малого предпринимательства в тень, где оно по большей части и пребывало до введения упрощенной системы налогообложения и отмены соцналога».

У нас на сайте президент группы компаний «Тезаурус», занимающейся исследованиями проблем малого бизнеса, Владимир Буев заявил примерно то же самое.

- Понятно, что, когда господин Шаталов делает такие заявления, люди, связанные с малым бизнесом, должны реагировать именно таким образом, реагировать энергично и жестко. Другое дело, я думаю, что когда этот документ будет рассматриваться в правительстве, уже там по отношению к нему будет жесткая оппозиция. Я почти уверен, что такая инициатива, по крайней мере, в этом виде, никогда не будет реализована.

Но, тем не менее, я считаю, что это и есть нормальный процесс. И подобного рода попыткам налоговиков заткнуть дыры в бюджете, которые они сами же создают своими инициативами по снижению ЕСН, за счет малого бизнеса надо очень жестко и активно сопротивляться. И нужно максимально мобилизовать малый бизнес, чтобы он звонил во все колокола. Я надеюсь, что его представители будут еще скандальнее, громче и энергичнее протестовать.

- А вообще, что у нас с налогами происходит?

- Я не знаю, что у нас происходит с налогами, но есть очевидные вещи – снижение ЕСН. Понятно, почему это делается, понятно, что это – надежда на выведение из тени огромного количества зарплат. Понятно, что это одновременно попытка стимулировать повышение заработных плат: при новых порогах шкала по-прежнему остается плоской, и у работодателей появляется реальный стимул к повышению белых зарплат. К тому же это является частью решения проблемы бедности, хотя можно задать вопрос: какая она у нас – бедность, если подводная часть доходов населения реально существует. Но опять таки у нас, как всегда, системно проблему никто не просматривает: сжатые сроки рассмотрения, начальство потребовало, и нужно срочно выдать на гора решение. Чтобы посмотреть систему, требуется больше времени, вовлечь в этот процесс гораздо больше заинтересованных сторон.

- Провести необходимые исследования.

- Да, причем не только исследования, но и дебаты с организациями, представляющими интересы малого и среднего бизнеса. Но культуры такой у нас нет, времени на это тоже нет, поэтому какое-то решение будет найдено, но не в ходе нормального процесса, а через скандал, через протесты. Но будет, я думаю, найдено какое-то сбалансированное решение.

Сейчас не та ситуация, чтобы душить малый бизнес. Все-таки есть понимание этого. Во-первых, благоприятная экономическая среда для малого бизнеса неотделима от проблемы диверсификации экономики, от проблемы создания инновационного бизнеса. Весь инновационный бизнес в стартовый момент, как правило, малый. Поэтому душить малый бизнес – это душить будущее экономики, душить ее интеллектуальную составляющую. Никто на это, конечно, не пойдет.

- Вы знаете, создается впечатление, что люди, предлагающие подобные меры, не слишком компетентны в вопросах, которые берутся решать. Шаталов, например, уверен, что проблем вообще не будет, поскольку существует еще единый налог на вмененный доход (ЕНВД), который, по его мнению, не вызывает особых нареканий у бизнесменов. Владимир Буев, услышав об этом, тут же заявил: как это можно – ведь в законе о налоге на вмененный доход подробно записано, на какие виды бизнеса он распространяется, и никто другой перейти на этот вид уплаты налогов не имеет права.

- Проблема компетентности, конечно, существует. Реально существует проблема компетентности кадров, готовящих такого рода решения. Я не говорю, что Шаталов некомпетентен – он компетентный налоговик. Но в ситуации, когда ему нужно отчитаться совсем по другим параметрам, он целый ряд вещей просто проигнорировал. Теперь задача представителей бизнеса – напомнить о себе и заставить интересы малого бизнеса учесть.

Хотя повторю, что это довольно странно выглядит. В стране неизбежно предстоит довольно глубокая реструктуризация экономики и строительство экономики постиндустриальной. Такая реструктуризация неизбежно будет порождать локальные иногда переходные, но довольно значительные всплески безработицы. И никто, кроме малого бизнеса, решить эту проблему не сможет. Во всем мире 80% рабочих мест создается в малом бизнесе. Только малый бизнес обладает необходимой гибкостью, чтобы на локальных рынках обеспечить создание новой занятости. Без этой подушки наша экономика никогда не справится с задачей модернизационной трансформации.

- Но дело в том, что федеральная власть сейчас воюет с крупным бизнесом. Считая, что прижимает крупный бизнес, она с размаху влепляет всем сразу. А уж что делает под этим прикрытием местная власть...

В Интернет-газете «РБК-Дейли» выступил президент промышленной группы «МАИР» Виктор Макушин, который, говоря о региональных властях, заявил:

«…Реально сегодня 90% бизнесменов бизнесменами не являются, это служащие у различного рода чиновников. Чиновниками сегодня фактически подмят бизнес. Но самое страшное другое: создан механизм мощной поддержки неконкурентоспособных бизнесов. Почему? Да потому что конкурентоспособные предприятия, производящие инновационную продукцию, совершенствующие свои технологии, не получают инновационную премию из-за того, что неконкурентоспособные предприятия могут легко восстановить, например, свою ценовую конкурентоспособность, просто поделившись прибылью с чиновниками, что и происходит сплошь и рядом. Я не знаю, какая должна быть прибыльность, чтобы преодолеть этот огромный барьер, который создают чиновники своими постановлениями или своим бездействием. Потому что сегодня «своим» предприятиям возмещается НДС при экспорте, «чужие» – могут ждать годами. «Свои» компании могут не выполнять лицензионные требования, не доплачивать налоги, иметь особые тарифы на энергоносители и т.д. и т.п».

Какая уж тут благоприятная среда для малого бизнеса.


- Я тоже считаю, что, на самом деле, проблемы малого бизнеса - это не проблемы федеральных законов, хотя этот конкретный случай, конечно, глупость. Но основная проблема – на региональном уровне, проблема региональных монополий.

И президент МАИРа говорит о совершенно реальных вещах: там, где в регионах фактическим собственником является местные чиновники, возможность для развития реальной конкурентной среды не то что затруднено, оно просто невозможно. А без этого невозможно и получение инновационных премий, следовательно, нет стимулов к нововведениям.

Мне рассказывал один американец, который занимается российской экономикой, что у него есть знакомый бизнесмен из российской провинции. Очень успешный человек, создавший бизнес с нуля. Этот бизнес очень быстро пошел, стал развиваться, расти. И он стал реальным конкурентом уже существующему предприятию, которое контролировалось местными чиновниками. К нему пришли и сказали: все, парень, это – твой предел: будешь развиваться дальше, у тебя будут проблемы. Что делать предпринимателю, который заработал хорошие деньги и продолжает их зарабатывать? Он берет эти деньги, открывает дело в Германии и вкладывает их там. И развитие бизнеса, которое могло происходить в России, происходит в Германии. Вот – у бизнеса есть альтернатива. Люди уходят вот так. И самая глубокая проблема – это проблема, которая пока не находится в фокусе общественного внимания, - проблема региональных монополий, за которыми стоят региональные власти. Это самая большая проблема.


Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости